Правда о Кларе Цеткин

Клыпа Петя

Правда о Кларе Цеткин

КЛАРА ЦЕТКИH - ТРАHСГАЛАКТИЧЕСКИЙ ОБОРОТЕHЬ

------------------------------------------

ПРЕДИСЛОВИЕ

Я работал над этим трактатом в жутком состоянии духа, обливаясь слезами ярости и периодически проливая водку на свои кожаные штаны. Опубликован он был в альманахе "Ptitzefabriken und Grosse Jajtzen" в 1939 году, но актуальность свою, я уверен, не утратил. Все факты соответствуют действительности. В 1943 году, когда мной был пущен под откос эшелон фашиствующих латиноамериканских феминисток, многие из них, корчась под обломками локомотива, подтверждали под присягой все нижеизложенное. "Да, - кряхтели они, - Твой трактат великолепен!" И умирали, умирали...

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Мисилюк Валерий Олегович

Сказка про Анну Каренину

Сказка для взрослых

Доктор Левашов, он вообще, со всеми готов спорить. Это у него после того, как от пьянства закодировался. Пить перестал, спорить начал.

- Только у Льва Толстого, - говорит, - Анна Каренина на железной дороге путь своей жизни завершила. Я знавал одну девушку, со сходными паспортными данными, так у той с железной дороги все началось. Не буду утверждать, что фамилия ее точно - Каренина, но похожая. А зовут однозначно Анна.

Бранислав Нушич

Ослиная скамья

Фельетоны, рассказы

Перевод с сербохорватского

Составление, вступительная статья и примечания А. Xвamова

СОДЕРЖАНИЕ

А. Хватов. Бранислав Нушич

ФЕЛЬЕТОНЫ

Автобиография. Перевод А. Хватова

Ослиная скамья. Перевод А. Хватова

В Калемегдане. Перевод А. Хватова

Мое первое интервью. Перевод А. Хватова

Перепись населения. Перевод А. Хватова

Марианна Орлова

КТО СТУЧИТСЯ В МОЗГ КО МHЕ

ИЛИ

КОЕ-ЧТО ОТHОСИТЕЛЬHО ОБЩЕHИЯ С СУЩЕСТВАМИ ИHЫX МИРОВ

Пункт 1. Об основных типах гостей.

a) Одержание. Появление обычно спонтанное, подчинение сознания максимальное. Появление одержащего бывает обычно кратковременное или одноразовое, если, конечно, он не ставит себе целью подчинить именно это сознание. Так как при одержимости хозяин сознания не может или почти не может контролировать действия гостя (хотя одержащие могут быть не только плохими, но и хорошими), подобные контакты опасны уже хотя бы тем, что чужая личность, лишенная контроля твоего сознания, может навредить тебе уже тем, что заставит делать то, что тебе не свойственно или непроизвольно поменяет энергетику организма. Отсюда вывод: играться с одержимостью можно только в самом крайнем случае и то лучше под присмотром какого-нибудь, условно говоря, специалиста, чье сознание в данный момент свободно.

Андрей Попов, Сергей Василько, Сергей Куликов

Зевнул и Слух

Как-то серым утром, в котором серым было все, кроме темноты, когда болшим серым Пентюхом был объявлен официальный утр, но природа (в т.ч. и первое солнце, их было два) об этом еще не знала, в своей теплой кровати проснулся некто Зевнул Слонько. Так его назвали предродители, ибо именно таков он и был. Он потянулся и зевнул, т.е. широко открыл свой рот, а вовсе не он сам, и по-утренненему громко хрюкнул. На этот громкий утреннений хрюк из под кровати выползло небольшое мохнатое существо и, устремив на Зевнула Слонько преданные выпуклые глазки, хрюкнуло в ответ:

Романов Сергей

БАЙКИ О ЛЮБВИ, СЕМЬЕ И ТЕЩЕ

ОГЛАВЛЕНИЕ

1.РАЗРЕШИТЕ ПОЗНАКОМИТЬСЯ

ГДЕ МИРОНЫЧ СВОЕ СЧАСТЬЕ НАШЕЛ

ВИДЕНИЕ

СВАТОВСТВО РЫБАКА

ШТАНЫ

ЗАСТОЛЬЕ

КАЙФ

НЕОБЫЧНОЕ ЗНАКОМСТВО

НАСТОЯЩИЙ КАВАЛЕР

МИМОЛЕТНАЯ ЛЮБОВЬ

АВТОГРАФ

НОЧНЫЕ ЗАБАВЫ

АКВАЛАНГИСТ

ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО

ПОВОД ДЛЯ ЗНАКОМСТВА

ПИСЬМО ЗЭКА СУДЬЕ

2.В СЕТЯХ ИМНТИМНЕТА

Лена Самарина

МИЛАГРЕС, ЯСНЫЙ ПЕHЬ!

Рассказ был начат пару лет назад, потом благополучно забыт. Hа днях перечитала, дописала, отредактировала. Решила, что годится для публикации здесь.

Посвящается Милагрес, с любовью.

Вы, конечно, сейчас начнете ко мне пpидиpаться, но двадцать фей вполне могут напиться одновpеменно. Если мы пpедполагаем, что они существуют.

В конце концов, феи что - не имеют пpав, что ли? так вот, если бы двадцать фей одновpеменно не нажpались, вообще никакой истоpии не случилось бы. Ведь тогда у одной из фей сегодня не было бы похмелья, и, как следствие, pасстpойства желудка. Естественно, pасстpойство желудка это не повод для феи не выходить на pаботу, фея так и сделала - в смысле, вышла на pаботу. Фея не могла пpинять мезим или имодиум или какое-то дpугое лекаpство, котоpые пpинимают люди, когда у них болит живот. В конце концов, если бы феи пpинимали лекаpства, они бы жили не так долго, как живут, а pовно столько, сколько живут обычные люди.

Петр Семилетов

ПРЕВРАТHОСТИ СУДЬБЫ

Когда Захар Лыкоимов поднялся на верхнюю ступеньку троллейбуса, его кто-то окликнул со стороны улицы. Вот так: - Эй, мужик! Захар обернулся, и получил плевок в лицо. Причем смачный такой плевок, попавший на нос, в глаза, и даже серебряной росой покрывший тронутые сединой бороду и усы Захара. ПСШШ! Разом закрылись все двери, троллейбус тронулся, оставляя хулигана вне досягаемости. С дикими глазами Захар прошел по салону и плюхнулся на свободное сидение. - Сколько хамов развелось, - обратилась к нему старушка с детским голосом. - Хотите, я вам платок дам? - спросила сидящая рядом пожилая дама в очках и большой бежевой шляпе. - Сволочь, - гневно молвил стоящий у окна мужчина в кожанке и ушанке, имея в виду, вероятно, избежавшего расплаты хулигана. Захар Лыкоимов ничего не ответил. Он принялся расшнуровывать ботинки. Вначале один, потом - второй. Окружающие с удивлением наблюдали за этими нехитрыми манипуляциями. Затем Захар как бы сполз на сиденье, вытянул ноги вперед, и задергал ими, стараясь сбросить башмаки. Это ему удалось - один ботинок полетел через весь салон и упал, другой угодил в пустое сиденье на задней площадке. - Что вы делаете? - поинтересовалась дама в шляпе, совершенно не радуясь соседству с Захаром. Лыкоимов стащил с правой ноги носок, и, помахав им перед носом дамы, проблеял на какой-то арабский мотив: - Висяаааачие сады Семирамииииды! Дама отмахнулась рукой, и повернулась к окну. - Идиот! - пошептала она. Захар тем временем согнул ногу в колене, и попытался достать ею до своего лица. При этом он одновременно наклонял туловище, опустив голову. Однако, расстояние между его лицом и пяткой никак не становилось меньше десятка сантиметров. Тогда Захар с помощью руки задрал ногу на уровень лица, и начал пяткой вытирать плевок. - Свят-свят... - забормотала старушка с детским голосом. Лыкоимов проделывал свои дикие действия с особой тщательностью - водил пяткой туда-сюда, доставал даже до лба. Hаконец, завершив их, он опустил ногу, обвел глазами присутствующих, и произнес: - Зо! Видимо, этого ему показалось мало, поэтому он добавил: - Да, зо! Видя недоумение в глазах пассажиров, Захар встал с сиденья, топнул ногой, взялся руками за бока, и, раскачиваясь в стороны, завел песню:

Друзьям-писателям с просьбой: «Пишите!». Ну, и не обижайтесь на нас, читателей.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ричард Кнаак — достойный ученик «профессора Толкина». Человек, который сумел воспринять принципы толкиновской школы фэнтези практически дословно — и создать на их основе свой собственный, личный мир.

Нимт начал умирать давным-давно. Агония могла бы длиться тысячелетиями… но этот мир уже перестал годиться даже для враадов.

Страна-за-Пеленой изменила их жизнь так, как ничто иное за почти бесконечную жизнь враадов. Призрачная держава привлекла их своими пологими холмами и долинами, покрытыми бурной порослью, тем более заманчивыми, что к ним нельзя было прикоснуться…

Ричард Кнаак — достойный ученик «профессора Толкина». Человек, который сумел воспринять принципы толкиновской школы фэнтези практически дословно — и создать на их основе свой собственный, личный мир.

Мир, в котором маг Кейб Бедлам и его супруга Гвендолин снова и снова оказываются втянутыми в войны «меча и магии»…

Мир, в котором в полные покоя, солнцем залитые волшебные земли вторгаются безжалостные волки-рейдеры, не знающие пощады и владеющие ужасными колдовскими секретами…

Мир, в котором отважный Уэллен Бедлам отправляется во главе горстки смельчаков на дальний, легендарный континент, где, как гласит сказание, правит сильнейший из живущих ныне драконов — Пурпурный…

Где-то в стране Пурпурного Дракона таится, сказано, Книга драконов — ключ к тайнам великой волшебной Силы. Однако горе тому, кто дерзнет прикоснуться к Книге драконов, — и трижды горе рискнувшему вмешаться в ход истории Драконьего Царства…

Ричард Кнаак — достойный ученик «профессора Толкина». Человек, который сумел воспринять принципы толкиновской школы фэнтези практически дословно — и создать на их основе свой собственный, личный мир.

Мир, в котором маг Кейб Бедлам и его супруга Гвендолин снова и снова оказываются втянутыми в войны «меча и магии»…

Мир, в котором в полные покоя, солнцем залитые волшебные земли вторгаются безжалостные волки — рейдеры, не знающие пощады и владеющие ужасными колдовскими секретами…

Мир, в котором отважный Уэллен Бедлам отправляется во главе горстки смельчаков на дальний, легендарный континент, где, как гласит сказание, правит сильнейший из живущих ныне драконов — Пурпурный…

Где-то в стране Пурпурного Дракона таится, сказано, Книга драконов — ключ к тайнам великой волшебной Силы. Однако горе тому, кто дерзнет прикоснуться к Книге драконов, — и трижды горе рискнувшему вмешаться в ход истории Драконьего Царства…

Ричард Кнаак — достойный ученик «профессора Толкина». Человек, который сумел воспринять принципы толкиновской школы фэнтези практически дословно — и создать на их основе свой собственный, личный мир.

Мир, в котором лежит, где-то за таинственными Вратами, загадочная, недоступная земля — некогда прекрасная и цветущая, а ныне познавшая кошмар нашествия безжалостных завоевателей, что поклоняются волчьеголовому Разрушителю…

Мир, в котором плетет свои черные интриги полубезумный король магической страны «повелителей коней» и играет в чудовищную, до поры лишь ему одному понятную игру создатель Коня-призрака — демона, вырвавшегося из тысячелетнего заточения…

Мир, которому вновь и вновь угрожает опасность…

И тогда Зеленый Дракон поднимает против врагов магию Стихий…

И тогда могучий Грифон отправляется в смертельно опасный путь, дабы призвать на помощь защитникам Добра великого бога драконьего племени…

И тогда Конь-призрак вступает в битву с Силою, его породившей и готовой овладеть им снова…

Черные времена грядут для Драконьих Королевств.

Дни гнева. Дни Страдания. Дни Мужества…