Практиканты

Практиканты

Анатолий Бурак. Практиканты

Аннотация:

Принцип "Инь-Янь" должен свято соблюдаться. :))))

Практиканты.

Пародия.

Оригинал Дежурная медсестра написала Чистякова Е.Л. по прозвищу Белка

- Слав, я тебе сказать должен... - Смущаясь произнёс Петька, нервно

затягиваясь сигаретой.

Слава взглянул на сокурсника.

Круг света от настольной лампы, освещавший стол, не захватывал лиц

беседующих, и выражение Петькиного сталось неясным. От стальной кюветы, стоящей на электроплитке и время от времени пыхавшей белыми клубами, пахло вожделённым Джефом. Что очень согревало, если не физически, то, по крайней мере, духовно. Впрочем, в помещении было довольно жарко, так что даже такие задохлики как два интерна не рисковали замёрзнуть.

Другие книги автора Анатолий Бурак

Фантастика. Попаданцы в будущее, в 22-й век. Приключения «на земле, на воде и в космосе»…

Текст сырой. Возможны ляпы и нестыковки. В общем, бета версия.

Их реакция — молниеносна. Их физическая сила — фантастична. Их потенциал — огромен. Для них не существует ни времени, ни пространства, они не знают препятствий, они могут всё: опуститься на дно Мирового океана и взлететь к звездам. Они вершат правосудие, когда Закон бессилен. Их закон — Справедливость. Они — Химеры, сотрудники самой секретной из организаций, когда-либо существовавших в мире. До Отдела Химер далеко разным НАСА, ФБР и ФСБ. И даже таинственное и страшное ГРУ не идет ни в какое сравнение с обыкновенным с виду Санаторием, возглавляемым таинственным Магистром…

Таинственные инопланетяне ходят по Земле в облике обыкновенных людей. Для нас это привычный мир, для инопланетян — место тяжелой мучительной ссылки. Правда, попадают сюда только выродки и преступники. Их еще называют вампирами. Эти существа простым прикосновением руки могут выпить из живого организма «жизненную силу» и память.

Приходит время, и хозяева далекой планеты решают расширить свое жизненное пространство за счет Земли и землян. Но, на помощь людям приходят ссыльные инопланетяне…

Лавры Дункана Мак-Лауда всё время не давали мне покоя. Нет, конечно, я прекрасно понимал, что бессмертие — штука, недостижимая в принципе. Ибо сила человечества в преемственности поколений. Да и умение махать мечём оставляло равнодушным. Подумаешь, тоже мне. Элементарные навыки, да плюс долгие-долгие тренировки. В общем, ни на минуту не сомневался, что, буде соответствующие обстоятельства — и тоже смогу точно так же.

Но вот эта небольшая особенность… Та, что позволяла киношным долгожителям чувствовать приближение потенциального врага. Или давнего друга. Умение, являющееся чем-то сродни эмпатии бесило неимоверно и порой заставляло в отчаянии кусать локти.

Сформировав штурмовые отряды СС, укомплектованные вампирами, Германия победила в великой войне.

В наше время Европа превращена в огромный «Консервационный лагерь», где содержатся доноры для высшей расы.

Граница СССР проходит по линии «Архангельск — Астрахань».

Столица — Владивосток.

Противостояние продолжается.

Вот, написал первый самостоятельный рассказ. Предполагается, что "городская фэнтези".

«Сентиментальное путешествие в Россию» — это ироничный приключенческий роман с элементами детектива в двух частях.

Молодая американка, не сказать чтобы красавица, но точно — умница, только что окончившая колледж (изучала русскую культуру), получает приглашение от русского знакомого приехать погостить в Москву.

Может она бы и не поехала, но тут ей попалось объявление о вакансии. Торговому представительству требуется сотрудник для работы в России. И девушка соглашается…

Краткое содержание первой части ("Белка в колесе"):

Сидишь на вечеринке, пьянствуешь с друзьями. Выходишь на кухню покурить, и вдруг оказываешься в незнакомом месте. Природа, берег реки и ни души вокруг. Естественно, паникуешь, и тут же назад!

Оказывается, что сигарета ещё не зажжена. И вообще, только вытащена из пачки. В ходе экспериментов, герой выясняет, что время в пустынном месте течёт в обратную сторону. Людей нет абсолютно. Поиски ни к чему не приводят, тем боле, что отойти от "места" более чем на десяток километров не получается. Конечно, физических препятствий нет. Но, чувство дискомфорта, постепенно нарастая, заставляет вернуться.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Максим Самохвалов

ЛОШАДИНОЕ ЛЕТО

не реалистичное произведение

Лето казалось невыносимым.

Было очень жарко, а отсутствие материализованной мечты в виде благородного коня, которому я мог задавать овса, чистить щеткой, похлопывать по морде - злило меня.

На станции, в покосившемся клубе, часто показывали фильмы, где главные герои постоянно скакали, задавали и похлопывали.

Я ходил на каждый сеанс, разумеется, бесплатно, так как глупо платить деньги за мечту.

Дорогой Гарри!

Как там идут дела в индустрии тушеной фасоли? Уверен, чертовски здорово, как мы обычно говорили в те благословенные времена, когда и ты, и я растрачивали свою юность на лекции по связям с общественностью в нашем старом добром университете.

Спорю, дела должны обстоять чертовски здорово, с твоими-то перспективами и оплаченным «кадиллаком». Второй человек в рекламном отделе «Бостон Бьютиз» у самого Альтшулера. Да, парень, вот это жизнь.

Письмо редактора журнала фантастики начинающему писателю, приславшему дебютный рассказ на тему «Как я попал в прошлое и убил своего дедушку».

— Будь моей женой, прекрасная Микатарра!..

Аммиачный Джо с планеты Абувумба хлопнул клешней и замолчал. Чтобы сказать еще хоть слово, ему теперь требовалось опрокинуть в рот чарку-другую прохладного гидроксида аммония: жители туманной Абувумбы угрюмы и неразговорчивы.

Воспользовавшись паузой, вперед шагнул Малыш Парду.

— Несравненная Микатарра! Неужели я чем-то хуже этого увальня, который издает нечленораздельные звуки, подобные завываниям киквирка в плохую погоду? И мне, сыну радужных миров, не на что надеяться? Выбери меня — и мы вместе уедем на голубую Валгаллу!

Знаменитый преступник Черный Джо похищает формулу секретного сверхоружия.

Небольшой, но оригинальный рассказ начинающего, но уже широкоизвестного писателя.

Вероятно, тоже из «Записок странствующего микрофона».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Альтернативный мир «ВАВИЛОНА 5».

Вы никогда не задумывались от какой случайности зависело прекращение войны Земли с Минбаром. Не задавались вопросом: «А что было бы, если бы минбарцы не остановились?» Эта книга и является описанием такого развития событий. Это мир, в котором Минбар уничтожил Землю, а остатки человечества продолжают безнадежную войну. Тот же самый космос, те же самые войны, те же самые расы и персонажи. Но всё как будто отразилось в темном и кривом зеркале. Враги стали друзьями, друзья — врагами. События развиваются абсолютно непредсказуемо. Над галактикой нависла угроза Великой Войны и непонятно, кто станет на чью сторону.

Издательство «Вече» представляет новую серию художественной прозы «Белогвардейский роман», объединившую произведения авторов, которые в подавляющем большинстве принимали участие в Гражданской войне 1917–1922 гг. на стороне Белого движения.

В данную книгу включена повесть «Купол Св. Исаакия Далматского» Александра Ивановича Куприна, снискавшего себе натурную славу еще задолго до 1917 года. Повесть явилась пением «гатчинского» периода жизни и творчества знаменитого писателя, в основе повести лежат автобиографические сюжеты, которые Александр Иванович черпал из богатой событиями жизни Северо-западной армии.

А. Куприн. Купол Св. Исаакия Далматского. Издательство «Вече». Москва. 2007.

Шотландский писатель Алистер Маклин (Alistair Stuart MacLean) родился в Глазго 28 апреля 1922 года в семье священника. Там же, в горах Шотландии прошло его детство, которое закончилось с началом Второй Мировой войны, когда в 1941 году будущий писатель в 18-летнем возрасте пошел добровольцем в британский военно-морской флот, где служил в качестве унтер-офицера на эсминцах, сопровождавших военные караваны. На море провел 2,5 года, в одном из походов был ранен. После демобилизации возвратился в свой родной город, где по окончании войны, в 1947 году поступил в университет. С отличием окончив его в 1953 году, стал работать школьным учителем, преподавал английский язык и историю.

Сочинение А. С. Грибоедова

Как посравнить да посмотреть

Век нынешний и век минувший:

Свежо предание, а верится с трудом!

Грибоедов. "Горе от ума"

Было время, когда теория искусства представлялась с математической точностию, так что для постижения искусства не нужно было иметь от природы чувство изящного, а следовательно, и развивать его наукою и учением. Стоило присесть на часок да прочесть любую пиитику - и потом рассуждать об искусстве вдоль и поперек. В этих пиитиках основою была - идея искусства, как подражания природе, с приличными, впрочем, украшениями вроде мушек, белил и румян или вроде подстриженных аллей регулярного сада. Объяснив так премудро и так глубоко значение искусства, приступали к разделению его на роды. Поэзия разделилась на лирическую, эпическую, драматическую, дидактическую, описательную, эпистолярную, пастушескую, сатирическую, эпиграмматическую и проч. и проч., - всего не перечтешь. На чем основывалось это разделение? - На внешних признаках, на условной форме, существовавшей отвлеченно от идеи, из которой необходимо должна выходить всякая форма. Что такое, например, драматическая поэзия? Вы думаете, что это вопрос важный, для решения которого требуется время, размышление, изучение, наука, о котором можно написать рассуждение, целую книгу? - Ничего не бывало! не успеете перечесть по пальцам десяти, как вам уже и готов самый точный и самый удовлетворительный ответ. По мнению одних - не слишком бойких, - драматическая поэзия есть театральное зрелище, с некоторым подражанием природе, к наставлению и увеселению служащее; другие - позамысловатее и в пиитических хитростях наиболее искушенные - говорят, что драматическая поэзия есть выражение настоящего времени, как эпическая - прошедшего, а лирическая - будущего. Коротко и ясно! Но, милостивые государи, мужи, ученостию и древностию лет знаменитые! положим, что эпическая поэзия воспевает хриплым голосом дела минувшие, а драма представляет бывшее настоящим; но лирическая-то поэзия как успела у вас забежать вперед самой себя и выражать то, чего и не было и нет, а только еще будет? Напротив, старцы достопочтенные! viri doctissimi atque sapientissimi! 1] лирическая-то поэзия и есть по преимуществу выражение настоящего момента в духе поэта, настоящего, мимолетного ощущения. Подновленные мнимым романтизмом, как белилами и румянами устарелые гетеры, некоторые истые классики заметили эту натяжку и "из глубины сознающего духа" новою нелепостию украсили старую: лирическая поэзия, говорят они, выражает настоящее время; эпическая - прошедшее, а драматическая - будущее, ибо-де (о, неисчерпаемая глубина сознающего духа!) она представляет людей не такими, каковы они суть, но какими должны быть!! Эту новую нелепость вытащил из глубины своего сознающего духа один немец-псевдофилософ - Бахман, которого бестолковая эстетика, к сожалению, прекрасно переведена была, лет десять назад тому, на русский язык. Но об обновленных классиках после: обратимся к почиющим в мире. Разделив поэзию на роды, они приступали к подразделению родов на виды. Что такое трагедия? - Определений они не любили делать, потому что определение должно основываться на разумном начале и заключать в себе, как зерно растительную силу из самого себя, возможность внутреннего (имманентного) развития из самого же себя, - и потому прибегали к описаниям, которые гораздо легче. Итак, опишем, с их голоса, все виды драматической поэзии. Если драматическое произведение писано шестистопными рифмованными ямбами с пиитическими вольностями (необходимое условие!), если его действующие лица - цари и их наперсники, царицы и их наперсницы, механизм действия движется чрез "вестников", которые, красноречиво и с приличною выступкою, на сцене, где ничего не делается, рассказывают, что делается за кулисами, а пятый акт кончится резнею, - то знайте, что это "трагедия"; если же оно писано прозою и содержит в себе трогательное и назидательное происшествие из частной жизни и кончится свадьбою любовников и наказанием разлучников, - знайте, что это "драма", или "слезная комедия", или "мещанская трагедия" - что все одно и то же; если же драматическое произведение имеет в предмете осмеяние пороков и исправление нравов и написано шестиногими тяжелыми ямбами с пиитическими вольностями, возбуждающими смех, а в пятом акте кончится позором негодяев и чудаков и торжеством резонеров, - знайте, это "комедия", с ее отцами и любовниками, с ее субретками и резонерами; если же оно с пением и музыкою - то "опера".