Познай себя

Елизавета МАНОВА

ПОЗНАЙ СЕБЯ

Фантастический рассказ

Пусто было в доме. Пусто и знойно. Борис Николаевич включил телевизор и плюхнулся в жаркое кресло. Да что же это, господи? Заболею, обязательно заболею... вот, уже сердце сбоит! Ни Вали, ни Сережки... воды никто не подаст.

Борис Николаевич и впрямь почувствовал себя больным, и жаль ему стало себя до слез. Один... и смотреть нечего. Опять удои! Боже, целый вечер впереди! С ума сойду... если б хоть пивка холодненького!

Другие книги автора Елизавета Львовна Манова

Странный мир на краю гибели: иссыхающая земля, уходящее море, умирающие города… Этот гибнущий мир притягивает к себе вампиров, вечно мёртвых, бредущих дорогами Тьмы.

ОН — один из Проклятых, Безымянный, осудивший когда-то сам себя на многие сотни смертей и давно позабывший, кем ОН был, и за что осудил себя.

ОН появляется, осознает себя лишь ненадолго — до очередной смерти — но однажды ЕМУ приходится задержаться. ОН возник в этот раз в теле юноши, почти ребёнка — и успел как-то вдруг привязаться к нему. И теперь Безымянный не спешит уйти. Всей данной ему силой, опытом множества перерождений ОН старается защитить того, кого неожиданно полюбил. ОН сражается с людьми и с такими, как ОН сам, и с той опасностью, которая грозит этому миру…

Елизавета Львовна Манова — яркий, талантливый, самобытный автор. Только вы, дорогой читатель, вероятнее всего, не знакомы с ее творчеством. Но у вас есть шанс исправить это досадное недоразумение. Данный сборник содержит все произведения Е.Л. Мановой, которые удалось найти в сети. Мрачное средневековье и далекий космос, черная магия и чистая наука, параллельные миры и религиозные фанатики — многообразие романов и повестей Е. Мановой покоряет своим человечным отношением к жизни во всех ее проявлениях. Когда мы в первый раз берем книгу этого автора и открываем ее, то кажется предательством бросить на полдороге роман или повесть, так и не узнав удачно ли завершился «Побег», куда вышел «Легион» и где закончил свое бесконечное существование «один из многих на дорогах тьмы», удалось ли Тиламу Бэрсару переписать историю родной планеты… В сборнике собрана очень гуманная и научная (в лучшем смысле слова) фантастика, тема контакта становится Контактом, социальная критика не устарела и сейчас, экологическая тема подана блестяще в нескольких вариантах. Если вы считаете, что русской НФ нет — прочтите этот сборник, может ваше мнение изменится. Содержание: Дорога в Сообитание (повесть) Один из многих на дорогах тьмы (повесть) Игра (рассказ) Колодец (рассказ) К вопросу о феномене двойников (рассказ) Легион (повесть) Стая (рассказ) Познай себя (рассказ) Побег (роман) Рукопись Бэрсара (роман)

В книгу вошли издававшиеся ранее повести и рассказ («Колодец», «Легион», «К вопросу о феномене двойников»), и публикующиеся впервые повести «Дорога в Сообитание», «Один из многих на дорогах Тьмы…» и роман «Побег». Темы Елизаветы Мановой поражают своим разнообразием: безумный милитаристический ад «Легиона»; сосуществование не находящих взаимопонимания разумных рас в «Колодце»; мистические тайники грешной души некоего бессмертного — и тысячи раз умирающего сверхсущества в «Один из многих…»; совместимость этики людей и коллективного разума далекой планеты; космический детектив (роман «Побег»). Hо во всех случаях герои Мановой вызывают искреннее сочувствие читателя — настолько мастерски они выписаны, настолько человечны и близки нам их желания и помыслы, независимо от того, где происходит действие: в загробном мире, магическом измерении или в неведомой галактике…

Дмитрий Громов

Мрачное средневековье и далекий космос, черная магия и чистая наука, параллельные миры и религиозные фанатики — многообразие романов и повестей Е. Мановой покоряет своим человечным отношением к жизни во всех ее проявлениях. Когда мы в первый раз берем в руки книгу этого автора и открываем ее, то кажется предательством бросить на полдороге роман или повесть, так и не узнав, удачно ли завершился «Побег», куда вышел «Легион» и где закончил свое бесконечное существование «один из многих на дорогах тьмы…»

Содержание:

Легион. Повесть c. 3-54.

Один из многих на дорогах тьмы. Повесть c. 55-126.

Дорога в Сообитание. Повесть c. 127–216.

Колодец. Повесть c. 217–260.

К вопросу о феномене двойников. Рассказ c. 261–284.

Побег. Роман c. 285–478.

Елизавета МАНОВА

КОЛОДЕЦ

...И пошел из Колодца черный дым, и встал из Колодца

черный змей. Дохнул - и пал на землю черен туман, и

затмилось красное солнышко... И полез тогда Эно в Колодец.

Спускался он три дня и три ночи до самой до подземной

страны, где солнце не светит, ветер не веет...

И что он мне дался, Колодец этот? Дырка черная да вода далеко внизу. Может, он вовсе и не тот Колодец, не взаправдашний? А коль не тот, чего его все боятся? Чего мне бабка еще малым стращала: не будешь, мол, слушаться, быть тебе в Колодце? А спрошу про него - еще хуже запричитает:

Елизавета Манова

Игра

Нас было пять глупцов, пять бабочек, беспечно порхнувших на огонь...

Экая ерунда! Просто пять человек устроилось на работу.

Что нас свело? Эдика - лишняя десятка и перспектива роста, Инну нелады с прежним начальником, Александр отработал по распределению и вернулся в родительский дом, а Ада увидела объявление на остановке. Ну, а я... Как-то даже неловко... Просто потребность начать сначала, переиграть судьбу.

Елизавета МАНОВА

ДОРОГА В СООБИТАНИЕ

Она не спала, когда за ней пришли - в эту ночь мало кто спал в Орринде. Первая ночь осады, роковая черта, разделившая жизнь на "до" и "после". "До" еще живо, но завтра оно умрет, и все мы тоже умрем, кто раньше, кто позже. Жаль, если мне предстоит умереть сейчас, а не в бою на стенах Орринды...

Провожатый с факелом шел впереди; в коридоре, конечно, отчаянно дуло; рыжее пламя дергалось и трещало, и по стенам метались шальные тени. С детских лет она презирала Орринду - этот замок, огромный и бестолковый, где всегда сквозняки, где вся жизнь на виду, где у каждой башни есть уязвимое место, а колодцы не чищены много лет. То ли дело милая Обсервата, где все было осмысленно и удобно, приспособлено к жизни и к войне...

Елизавета МАНОВА

К ВОПРОСУ О ФЕНОМЕНЕ ДВОЙНИКОВ

Секретно

Индекс: ИВК

Шифр: НБО41238

Тема: Феномен двойников.

Сообщения по теме: документ N1

Примечание: копия снята

до вручения адресату.

Рафла-2, Нгандар

кислородный ярус

Генри О.Стирнеру

Дорогой Генри!

Простите, что запросто, но ведь вы, можно сказать, у меня на глазах выросли. Восемь лет я летал с Полем Стирнером, и глядел, как меняется ваша карточка у него в каюте. Так вы до двадцати лет доросли, таким для меня и остались. Не сердитесь за многословие, старики - народ болтливый, а я на три года старше Пола. Имя мое, думаю, теперь вам известно. Александр Хейли, Алек Хейли, системщик с "Каролины", и был я с вашим отцом до самого последнего дня. Почему раньше не написал? Если честно, так и не стал бы писать, не узнай ненароком, что вы прилетели на Старый Амбалор. И - не выдержал. Я ведь знаю, что вы значили для Пола, не могу, чтобы для вас его имя осталось замаранным.

Елизавета МАНОВА

СТАЯ

Будильник задребезжал, и женщина шевельнулась. Она повернулась на спину, не открывая глаз, и мужчина чуть отодвинулся, выпуская ее.

- Холодно, - сказала она. Тихо и жалобно, не открывая глаз, мужчина опять потянулся к ней, но она уже выскользнула из постели в холод и темноту нетопленного жилья, в душный смрад закупоренных наглухо комнат.

Она одевалась в темноте, судорожно натягивала на себя одежду, чтобы сохранить хоть немного тепла, но холодная одежда не согревала, перепутывалась в руках, и мужчина обнял ее за плечи, прижимаясь грудью к ее спине.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Ц.-Е. НАМОРКИН

(Цицерон-Елисей Наморкин)

СУЕТА В БЕЗВРЕМЕНЬЕ

(Палиндром)

Ля фам э ля компань да лем

Амвросии Выбегалло, доктор наук

Струей протекало время. Закольцовывалось пространство, сжималось.

Снова Выбегалло тревожился - тайм-рекогнсциратор-дупликатор клинило.

Дубель возник размытым пятном:

- Привет!

- Привет!

- Знаешь меня, а?

Обнялись.

Стелла фыркнула:

Величка Настрадинова

ПРОДЕЛКИ ДОКТОРА ПРОДЕЛКИНА

Когда в Амарии вспыхнул мятеж, доктор Проделкин находился в джунглях, и потому с полной уверенностью можно утверждать, что не он был его зачинщиком.

Но сначала расскажем о докторе Проделкине, а потом уже перейдем к мятежам.

В сущности, у доктора Проделкина есть прекрасное, длинное и осмотрительно выбранное его родителями имя, но всему миру он известен своим прозвищем или, как он любит сам говорить, - псевдонимом "Проделкин". Ибо вся его жизнь - это непрерывная цепь совершенных им проделок.

Величка Настрадинова

РОДСТВЕННИК МАГРИБИНСКОГО КОЛДУНА

Лежа на берегу озера, Васко с самым беспечным видом наблюдал за рыбками.

В это время к нему и подошел Неизвестный. Он курил диковинную трубку, и в выражении его лица была некая лукавинка. В остальном же он был как все люди, так, ничего особенного. Неизвестный вынул трубку изо рта и сказал:

- А в районе Соломоновых островов скоро будет страшный ураган. Все спешат куда-нибудь укрыться.

Величка Настрадинова

ВЕСТНИК МЕРТВЫХ

Когда над этой пустынной планетой взойдет Светило, вместе с ним на горизонте взметнутся белые язычки пламени. Будто Светило исторгает их из гладкой, словно полированной поверхности. Пламя разгорается, распространяется все дальше и дальше. И приходится отступать...

Вечно я бегу, бегу от этой адской звезды, мечтая о нашем добром солнце, от которого не нужно прятаться на каждый шестой час земного времени.

Елена Навроцкая

ЛИЧНЫЕ НЕБЕСА

Посвящается К.

Я лишь завидую вам, мертворожденные,

Приветствую вас, мертворожденные,

Радуюсь с вами, мертворожденные,

Но не жалейте нас, глядя с той стороны.

Алексей Заев

Пароль? Phileo Ожидайте... Доступ в систему "Инь" открыт. Открой какой-нибудь файл... Уточните запрос. Открой любой файл... Случайный... Ожидайте... Ожидайте... Ожидайте...

Запись 31.

Елена Hавроцкая

ВСЕ ВОЗМОЖHЫЕ ЧУДЕСА...

Запись первая. Решение Купера.

Hикто не знал, что случилось на самом деле.

Это незнание выматывало нас хуже угрозы голодной смерти. Тягостные дни слились в один жуткий кошмар, который не мог отступить из нашего сознания потому, что не был сном. Ожидание постепенно превратилось в отчаяние, отчаяние в безысходность, безысходность в апатию, апатия дышала в лицо могильным холодом. И тогда Дэн сказал те самые слова, определившие нашу судьбу.

Навроцкая Елена

ЗАКРЫТЫЕ

Где этот край,

Край золотой Эльдорадо?

Эдгар Аллан По

1.

Вам нравится смотреть на звезды? Говорят, что они прекрасны и волнуют душу. Hо я не знаю - правда ли это? Если уж говорить начистоту, то я ненавижу их свет. Звезды - мой враг. Звезды - это безнадежная бесконечность и бесконечная безнадежность. Звезды поглощают тебя без остатка, не дают ни малейшего шанса убежать от них и больше никогда не видеть их холодное равнодушное сияние. Они везде. Они вокруг тебя, и в тебе, и в других. Это изматывает, но похоже, что такие ощущения только у меня, иначе бы чудовищный эксперимент давно бы прекратился по причине именно своей чудовищности. Hикто и не подозревает какую неоценимую услугу мне оказали, посадив в этот холодный карцер: по крайней мере я еще несколько дней не буду постоянно натыкаться на звездные пейзажи. Я согласна замерзнуть здесь, и пусть они выкинут мое окоченевшее тело в космос - это будет моим подарком звездам и... Краю. Hесчастные создания, на что они надеются? Сотни лет назад один безумец надул их как малых детей,а они до сих пор верят в Край...Погодите-ка, кто-то открывает дверь. А! Верховный Жрец! Пришел уговаривать. Как обычно в парадной форме - белая куртка, белые брюки, серебристые сапоги, что не идет ни в какое сравнение с моей жалкой одеждой. Он поглаживает свою длинную окладистую бороду и поблескивает своей начищенной лысиной. Хотя Жрецу всего сорок с небольшим лет, он старается выглядеть на все семьдесят, думает, что это придаст ему в глазах окружающих бОльшую значимость. Что-то он мне сейчас скажет?

Валерий Нечипоренко

(Ташкент)

Пересечь Дорогу

Приближаясь к Дороге, Торопов знал, что нарушает одно из основных местных правил. Дорогу категорически запрещалось пересекать по полотну. Об этом ему напоминали раз двадцать. Но Торопов и секунды не колебался. Давно и твердо уверовал: кто-кто, а журналист имеет полное право и даже обязан иной раз рискнуть, нарушить инструкцию, заглянуть за дверь с табличкой "Посторонним вход воспрещен!" Будешь паинькой, послушным и деликатным исполнителем - не рассчитывай раскопать что-нибудь свеженькое.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Дмитрий МАНСУРОВ

Репортаж

(Странные фантазии - 10)

- Добрый вечер, дорогие друзья! - как обычно, жизнерадостный диктор потер ладони и схватил тоненькую кипу бумаги с новостями на разные темы. - В эфире программа "Новости"!

Задумчиво причмокивая губами, он выбрал то, что показалось ему наиболее интересным, и, посмотрев в телекамеру уверенным взглядом человека, привычного ко всему на свете, произнес:

- Итак, уважаемые телезрители, вашему вниманию предлагается материал о сельском хозяйстве. Прямой эфир из колхоза "Заповедник-3"!

Дмитрий МАНСУРОВ

Цикл

Странные фантазии

Страхи

Старое зеркало

Стресс

Пенсионер 2035

Пособие для начинающего инспекторолова

Обо всем для поколения Интернет

Страхи

Дворник у здания снег убирает,

А сверху сосульки тихонько так тают.

Сосульки растают и вниз ломанутся.

И сразу кошмары и ужас начнутся...

Старое зеркало

Солнце выглянуло из-за плывущего в неизвестность облака и осветило пробуждающуюся деревню. Красный петух Громовик взлетел на забор и громко закукарекал, но его мощное "ку-ка-ре-ку!!!" было заглушено не менее мощным испуганным криком из дома. Петух поперхнулся и уставился на крыльцо, куда встал выскочивший из дома побледневший старик, завопивший на всю притихшую деревню:

Дмитрий МАНСУРОВ

Странные фантазии - 2

Кое-что о Терминаторах

Последний герой

Конец Света

Кое-что о Терминаторах

Третья Мировая война, развязанная компьютерным мозгом, подошла к своему логическому завершению. От многочисленных отрядов киборгов почти ничего не осталось, и остатки кибермощи, прижатые к стенке, вознамерились перебросить киборга в прошлое, чтобы он уничтожил мать Джона Коннора.

Именно так и думал будущий отец Джона, отправляясь вслед за Терминатором в прошлое. Он был абсолютно уверен, что после его переброски Машину Времени уничтожили, и не опасался подвоха.

Дмитрий МАНСУРОВ

Странные фантазии - 3

Содержание

Самый лучший писатель Последний пункт Колобок

САМЫЙ ЛУЧШИЙ ПИСАТЕЛЬ

Посвящается Григорию,

который натолкнул меня на идею

этого рассказа.

"Новый рассвет над нашим миром возвещает о том, что наступило 27 апреля две тысячи триста восьмого года!" - торжественно проговорило радио. "Московское время - шесть часов. Вы слушал последние известия!"