Повседневная жизнь времен Жанны д’Арк

Повседневная жизнь времен Жанны д’Арк
Автор:
Перевод: Н. Ф. Василькова
Жанры: История , Культурология
Серия: Clio Cotidiana
Год: 2002
ISBN: 5-8071-0116-2

Книга известного французского ученого Марселен Дефурно посвящена повседневной жизни Франции в эпоху, когда в этом государстве уже долгое время шла ожесточенная борьба против вторгнувшихся на континент англичан, чей король претендовал на корону Франции. Опасность нависла над любым городом, любой деревней. В подобных условиях рушатся старые устои и поведенческие стереотипы, меняется отношение к жизни и к смерти. На поле боя безудержная жестокость соседствует с проявлением галантности к побежденному противнику. Автор показывает отношение во французском обществе к войне, как знати, так и простого люда. Однако не только война попадает в сферу внимания Марселен Дефурно – на страницах его книги предстает сложный и многоликий мир средневекового города, университеты, дворцы знати, купеческие лавки и тюрьмы, игрища с участием жонглеров и менестрелей, проповеди священников, публичные казни и торжественные выезды короля. Мир средневекового французского общества, с его печалями и радостями. Способность автора легко и доступно изложить материал, снабдив его массой интереснейших, ранее не известных отечественному читателю подробностей, делает книгу необычайно увлекательной и доступной самой широкой аудитории.

Отрывок из произведения:

Издательство «Евразия» продолжает серию «Повседневная жизнь» и предлагает читателю книгу французского историка Марселена Дефурно «Повседневная жизнь в эпоху Жанны д'Арк».

Собственно, говоря об «эпохе Жанны д'Арк», автор имеет в виду не столько 1429-1431 гг., на которые пришлась деятельность Орлеанской Девы, сколько вообще первую половину XV в. За эти полвека во Франции произошли значительные изменения. Успехи французской монархии при короле Карле V (1364-1380), который сумел отвоевать почти все земли, захваченные англичанами в ходе первого этапа Столетней войны, сменились параличом королевской власти, исчерпавшей все свои финансовые возможности как во внешней, так и во внутренней политике. Смерть Карла Мудрого явилась своеобразным символом этого бездействия. Новый король Карл VI (1380-1422) был слишком молод, чтобы оказывать реальное воздействие на политику королевства, и поддался влиянию своих дядьев, самым могущественным из которых был герцог Бургундский и граф Фландрский Филипп Храбрый (1463-1404). Каждый из окружавших трон принцев жаждал использовать власть в своих собственных интересах. Борьба за влияние при дворе усилилась после того как Карл VI стал подвержен припадкам безумия, на долгое время сделавших его неспособным править самостоятельно. Именно тогда при дворе появились две основные партии, одну из которых возглавил герцог Бургундский Иоанн Бесстрашный (1404-1419), другую – брат короля Людовик Орлеанский (уб. 1407). В 1407 г. по приказу Иоанна Бургундского Людовик Орлеанский попал в западню и был убит, положив начало долгой цепи политических расправ. Между сторонниками герцога Бургундского (бургиньонами) и приверженцами погибшего герцога Людовика (арманьяками) началась настоящая гражданская война, в ходе которой Париж, столица королевства, то и дело переходил из рук одной враждующей группировки к другой. Перемена власти каждый раз сопровождалась кровавыми репрессиями. В борьбу активно включились городские слои, стремившиеся к проведению реформ и ослаблению налогового бремени. И арманьяки и бургиньоны наперебой просили английскую монархию оказать им поддержку в борьбе за власть. В 1415 г. король Англии Генрих V (1413-1422) высадился во Франции и вскоре разгромил французские войска в битве при Азенкуре. Воспользовавшись непопулярностью арманьяков, большинство из которых были выходцами с юга, герцог Иоанн Бургундский, любимец парижских горожан, захватил Париж, но вскоре был убит арманьяками (1419 г.). В 1420 г. жаждавшие мести бургиньоны заключили союз с англичанами и заставили Карла VI признать Генриха V и его детей наследниками Французской короны. Принц Карл, ставший вождем арманьяков, бежал в Бурж, где основал собственный двор, и после смерти отца Карла Безумного в 1422 г. объявил себя законным королем. Франция оказалась фактически разделена на три территориальных массива – юг, с границей по р. Луаре, где властвовали сторонники дофина; центр (Иль-де-Франс и Нормандия), подчиненный англофранцузскому королю Генриху VI (1422-1461; 1470-1471), сыну Генриха V; северо-восток (Фландрия и Бургундия), где правил герцог Бургундии. Только после долгой и упорной борьбы, ознаменовавшейся битвой при Вернее в 1424 г., где войска дофина потерпели поражение от англичан, и осадой англичанами Орлеана в 1429 г., снятой благодаря Жанне д'Арк и ее соратникам, дофин Карл смог короноваться в Реймсе, заключить мир с бургиньонами и изгнать англичан из Франции, положив конец долгому противостоянию.

Другие книги автора Марселен Дефурно

Современный французский писатель и исследователь Марселен Дефурно, используя художественный прием увлекательного рассказа от имени и глазами очевидца, добивается эффекта читательского присутствия на дорогах, в городах, дворцах, домах и кабаках Испании времен ее золотого века. Яркие зарисовки жизни испанцев всех сословий (любовь, война, поэзия, инквизиция) и остросюжетные коллизии этой богатой на приключения эпохи мушкетеров и авантюристов основаны на тщательно подобранных автором исторических источниках, прежде всего мемуарной литературы.

Книга сопровождена ценным иллюстративным материалом.

Популярные книги в жанре История

Эта книга — о нас с вами. О нашем культурном и историческом «я». О нашем национальном сознании. О нашем прошлом и нашем будущем. Рассмотренными на одном конкретном примере — восприятии русским коллективным сознанием Украины, а если говорить точнее, тех земель, что в настоящий момент входят в её состав.

В монографии показана история и динамика формирования этого восприятия в ключевой для данного процесса период — первые десятилетия XIX века. Рассматриваются его главные нюансы-направления.

Герои этой книги — великороссы и малороссы, поэты и путешественники, консерваторы и декабристы, Пушкин и Рылеев, Алексей Толстой и Гребёнка, Карамзин и Хомяков, Чехов и Маяковский и многие другие лица русской истории. А в центре исследования — фигура Н. В. Гоголя и его вклад в дело формирования русским обществом образа Малороссии-Украины.

Книга сопровождается богатым иллюстративным материалом. Для историков, филологов и всех, кто интересуется отечественной историей и культурой.

Книга «Украина 1991–2007: очерки новейшей истории» предоставляет широкую панораму фактов и событий истории Украины после обретения независимости. Главные сюжетные линии — изменения в политической системе, становление структур государственной власти, формирование нации, проблемы прав человека, масштабные изменения в экономике, социальной сфере, в моделях социального поведения.

Стиль изложения совмещает научный анализ и доступность формулировок и выводов, благодаря чему книга доступна не только для специалистов, но и для широкого круга читателей. Автор — известный как в Украине, так и за ее пределами специалист по истории Украины XX–XXI вв., заведующий отделом новейшей истории и политики Института истории Украины НАН Украины Г. В. Касьянов.

Книга посвящена выдающимся явлениям в жизни дагестанского общества, известным городам и культурным, экономическим и административным центрам, объектам культурно-исторического наследия – памятникам письменной культуры, археологии, архитектуры, видным общественным и политическим деятелям.

Представляет интерес не только для ученых – для всех, кто интересуется историей родного края.

«Ромео и Джульетта» (1575) Уильяма Шекспира предлагает наглядную модель концепции любви Нового времени и иллюстрирует связанный с ней конфликт индивидуального, интимного, любовного желания и политических и социальных практик, посягающих на личную сферу. Одновременно драма Шекспира содержит решение этой культурно-антропологической проблемы: трагическое самоубийство влюбленных утверждает любовь в качестве внутреннего, интимного, абсолютного опыта, сопротивляющегося любым политико-идеологическим, социальным или семейным вторжениям извне. Двум любящим друг друга людям удается, несмотря на все социальные и политические препятствия, утвердить абсолютную ценность любви. Конец драмы, когда враждующие семейные кланы наконец мирятся, кажется одновременно и обнадеживающим, и утопичным, поскольку никакое политико-идеологическое регламентирование не способно конкурировать с хитростью влюбленных. Так что для продолжения традиции политических и социальных связей необходимо, чтобы политическое сообщество воздерживалось от вмешательства в личную жизнь своих участников. Если спроецировать концепцию Никласа Лумана на шекспировскую драму, то можно говорить о процессе становления любви как символически генерализованного медиума в обществе Нового времени. Ролан Барт описывает подобную ситуацию как процесс этаблирования особого «языка любви», который является абсолютным и автономным по отношению к требованиям политического сообщества.

С Евгения Гришковца (р. 1967) начинается новая драма, несмотря на то что он резко отделяет себя от этого течения. Но именно его моноспектакли, прежде всего «Как я съел собаку», создали новую эстетическую конвенцию — новый тип отношений между драматургом и актером, между театром и зрителем, между автором и языком. Иными словами — новую интонацию. Подчеркнуто скромная и ненавязчивая интонация непосредственного общения со зрителем, звучащая в монологах Гришковца, лишенного актерской позы и актерской дикции, на глазах подбирающего слова к тому, что он пытается выразить, оказалась той сенсацией, которая принесла ему, автору, постановщику и исполнителю своих текстов, профессиональное признание и фантастический массовый успех.

В книге описывается многостороннее развитие базовых представлений о прошлом своей страны и Европы в Российской империи второй половины XVIII – начала ХХ века. В отличие от традиционного историографического рассмотрения, сосредоточенного только на эволюции академической науки, авторы исходили из более комплексного подхода, основанного на реконструкции ключевых понятий и механизмов исторической культуры страны (включая сферу образования, деятельность церкви и духовных школ, музеев, исторических обществ и археографических учреждений, региональных сообществ и т.д.). Изучение исторического знания органично дополняется развернутыми очерками об эволюции исторического сознания (с учетом его рецептивных и творческих компонентов), а также о динамике исторического воображения (в русском искусстве и литературе XVIII–IX веков).

Монография подготовлена к юбилею директора ИГИТИ, ординарного профессора НИУ ВШЭ И.М. Савельевой.

Текст монографии подготовлен в ходе реализации проекта «Формирование дисциплинарного поля в социальных и гуманитарных науках в XIX–XXI вв.», выполненного в рамках программы фундаментальных исследований НИУ ВШЭ в 2011 году.

Самолеты Ме-210/410 не сыграли большой роли во 2-й Мировой войне. Не были они также и «секретным оружием» люфтваффе, а в их конструкции не было никаких революционных решений. Однако у этого самолета очень интересная история, охватывавшая всю войну (с 1938 по 1945 год) и оборванная на середине. Проследив эту историю можно составить себе впечатление о развитии конструкторской мысли, самолетостроения и даже политической ситуации в III Рейхе. Влияние этих факторов на военную ситуацию трудно оспаривать.

То, что зовется национальной сущностью — такая же тайна, как душа, как талант, как индивидуальность. У нее нет ни имени, ни определения, ни описания, она выражается в характере, в подвигах, в творениях, и другого способа выражения не имеет. «Кто мог бы облечь в понятия или в слова, что есть немецкое?» — спрашивал Леопольд Ранке. Was ist deutsch? Каутский, обративший внимание на этот вопрос, совершенно законно сближает его с тем, что Фауст говорил Маргарите о Боге: «Чувство — всё»; имя ж — дым и звук пустой». Нация есть величайшая определенность и величайшая неопределенность. Подобно божеству, она не терпит вложения перстов и эмпирического изучения. Испытующая рука хватает пустоту, как при попытке обнять бесплотный призрак. Блок это понимал:

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ион Деген

Стихи из планшета гвардии лейтенанта Иона Дегена

НАЧАЛО

Девятый класс окончен лишь вчера.

Окончу ли когда-нибудь десятый?

Каникулы - счастливая пора.

И вдруг - траншея, карабин, гранаты,

И над рекой до тла сгоревший дом,

Сосед по парте навсегда потерян.

Я путаюсь беспомощно во всем,

Что невозможно школьной меркой мерить.

До самой смерти буду вспоминать:

Лежали блики на изломах мела,

Александр Дегтярев

Начало отечества

СОДЕРЖАНИЕ:

ПРЕДИСЛОВИЕ.

ЧАСТЬ 1. ЯВЬ И ЛЕГЕНДЫ

И ОТ ТЕХ СЛАВЯН РАЗОШЛИСЬ ПО ЗЕМЛЕ...".

ЗЕМЛИ РУСОВ ГЛАЗАМИ АРАБОВ.

ПОСЛЕДНИЕ РОДОВЫЕ ГНЕЗДА.

ЧАСТЬ 2. ВОСХОЖДЕНИЕ И РАСЦВЕТ

СЕВЕРНАЯ ГРОЗА.

БЫЛО ЛИ "ПРИЗВАНИЕ ИЗ-ЗА МОРЯ"?

БЫТЬ СЛАВЯНСКИМ ЗЕМЛЯМ ЕДИНОЙ РУСЬЮ!

ДАНИ И ПОЛЮДЬЕ.

"УРОКИ" И "УСТАВЫ" КНЯГИНИ ОЛЬГИ.

ОТ ЗЕМЛИ ВЯТИЧЕЙ ДО БЕЛОЙ ВЕЖИ.

Б. ДЕХТЯР

ТРЕБУЕТСЯ ДВОРНИК

(юмореска)

Он вошел в мой кабинет, когда стрелки на стенных часах показывали без пяти минут шесть, снял меховую шапку-пирожок и попросил разрешения сесть.

- Садитесь, - буркнул я нелюбезно. Пока он, сидя в кресле, расстегивал пуговицы дубленки и доставал из внутреннего кармана пиджака бумажник из тисненой кожи, я разглядывал его. У него было худое бледное лицо, светлая бородка клинышком в очки в золотой оправе.

Эдсгер Дейкстра

ПРОГРАММИСТКИЕ БАСHИ

Hесколько слов об авторе. Эдсгер Дейкстра (Edsger W. Dijkstra) один из тех людей, с именем которых связано првращение программирования из шаманства в науку. Работы Э. Дейкстры уже сегодня можно назвать классическими.

Одной из форм научной деятельности Дейкстры являются письма, которые он время от времени посылает своим корреспондентам (а также нанимателям: живя в Голландии в г. Эйндховене, он работал в фирме "Барроуз" ("Burroughs"), находящейся в США), призывая распространять их дальше. Сборник, содержащий некоторые из этих писем, был опубликовыан в 1982 г. Когда взгляды Э. Дейкстры стали известны широкому кругу программистов, они вызвали сильную (и далеко не всегда положительную) реакцию. С неоторыми сокращениями приводятся 2 эссе Э. Дейкстры.