Повседневная жизнь импрессионистов, 1863-1883

В книге известного искусствоведа Жана-Поля Креспеля занимательно повествуется о повседневной жизни художников, творчество которых составило целую эпоху в мировой живописи. Художники-импрессионисты (а к их числу автор относит Э. Мане, К. Моне, Йонгкинда, Сислея, Писсарро, Сезанна, Дега и др.) предстают перед читателем не в ореоле своей неувядающей славы, а в суровой повседневности будней, в периоды безденежья, неприкаянности, бездомности. Мы узнаем, как и кто покупал у них картины, как складывалась их личная жизнь, из-за чего они ссорились и как дружили.

Отрывок из произведения:

В апреле 1874 года состоялось событие, знаменательное для непризнанных художников Парижа. То была первая выставка их картин, выстраданная в результате долгих мытарств и многих сомнений. Развеской более полутора сотен работ — картин, этюдов, рисунков — руководил художник Огюст Ренуар, а его брат Эдмон взялся за составление каталога. Эдмон брюзжал. Ему не нравилось, что от одних экспонентов не приходили обещанные работы, другие же, напротив, предлагали слишком много похожих одна на другую работ. Взять, к примеру, Клода Моне — какая монотонность названий! «Вход в деревню», «Выход из деревни», «Утро в деревне»… Ну что еще за «Утро в деревне»?.. Моне терпеливо объяснял: этот этюд он написал в Гавре, глядя из своего окна, на восходе солнца. «Так при чем здесь «Утро в деревне»?» — недоумевал Эдмон. Моне, пожав плечами, спокойно отвечал: «Что ж, поставьте другое название, скажем, «Восход солнца»; или еще лучше: «Впечатление. Восход солнца» (Impression. Soleil levant

Рекомендуем почитать

Иван Грозный давно стал знаковым персонажем отечественной истории, а учреждённая им опричнина — одной из самых загадочных её страниц. Она является предметом ожесточённых споров историков-профессионалов и любителей в поисках цели, смысла и результатов замысловатых поворотов политики царя. Но при этом часто остаются в тени непосредственные исполнители, чьими руками Иван IV творил историю своего царствования, при этом они традиционно наделяются демонической жестокостью и кровожадностью.

Книга Игоря Курукина и Андрея Булычева, написанная на основе документов, рассказывает о «начальных людях» и рядовых опричниках, повседневном обиходе и нравах опричного двора и службе опричного воинства. Читатели смогут представить облик и почувствовать атмосферу опричных резиденций, где происходили пытки и молитвенные бдения, пиры и потехи опричного «братства», узнать о значении зловещих символов — метлы и пёсьей головы и истинной подоплёке кровавых погромов и казней.

В истории России дороги всегда были чем-то большим, нежели простая линия между двумя пунктами на карте. А потому и бездорожье — одна из двух главных бед нашей действительности — воспринималось и воспринимается особенно болезненно. («В России нет дорог — только направления», — острили по этому поводу иностранцы.) Вся наша история — это история бесконечных передвижений по громадным пространствам Евразии — порой вынужденных, порой добровольных, — и не столь важно, путешествуем ли мы по бездорожью жизни или по гладкому асфальту шоссе. «Повседневная жизнь русского путешественника в эпоху бездорожья» (а какая эпоха в России может быть названа иначе?) — это, по сути, книга о познании нами собственной страны и собственной истории — ибо иного способа познать страну, кроме как вдоволь поездить по ней, не существует. И не случайно книгу эту написал историк — один из лучших специалистов по истории средневековой Руси, автор многих книг, человек, вдоль и поперек исколесивший Россию. Две эпохи, выбранные им в рамках книги, — эпоха Николая I, когда зародился и расцвел жанр «дорожной» прозы, и наше время, — во многом схожи. Духовное «бездорожье», утрата ценностных ориентиров одинаково характерны и для второй четверти XIX века, и для наших дней. А потому и тогда, и сейчас, путешествуя — в кибитке ли, в тарантасе или за рулем собственного автомобиля, — мы пытаемся отыскать ту единственную дорогу, на которую когда-то звал русского человека Гоголь, заклинавший его «проехаться по России». А о том, как «ехалось» и ездится по вечным ухабам русских дорог, что сопровождало и сопровождает путешественника во все времена, без чего он не может обойтись, а что проклинал и проклинает по сей день, — и рассказывается в книге.

Отмечаемый в 2007 году 170-летний юбилей российских железных дорог вновь напоминает о той роли, которую эти пути сообщения сыграли в истории нашего государства. Протянувшись по всей огромной территории России, железные дороги образовали особый мир со своим населением, своими профессиями, своей культурой, своими обычаями и суевериями. Рассказывая о прошлом российской железки, автор книги Алексей Вульфов — писатель, композитор, председатель Всероссийского общества любителей железных дорог — широко использует исторические документы, воспоминания ветеранов-железнодорожников и собственные впечатления. Издание проиллюстрировано редкими фотографиями и дополнено отрывками из произведений русских писателей, в творчество которых железные дороги вписали немало ярких страниц.

Сегодня никому не приходит в голову представлять мафию как стихийно возникшую группу благородных разбойников, гордо бросающих вызов обществу, неспособному защитить их от ударов судьбы. Но все же слишком часто мафиози становятся героями книг, фильмов, а детям во многих странах, в том числе в России, родители покупают в магазине игрушек настольную игру «Мафия». Автор книги Фабрицио Кальви — французский журналист, много лет изучавший историю и собиравший документальный материал на родине мафии — Сицилии. Ф. Кальви пытается проникнуть в святая святых этой тайной преступной организации и рассказать о тех обычаях и законах, по которым строятся ее повседневная жизнь и деятельность ее «семей»: как посвящают в члены мафии, как делится между кланами территория, из-за чего вспыхивают войны, кто и как разделывается с неугодными. Книга снабжена хронологией событий, связанных с деятельностью мафии на Сицилии с 1950 по 1985 год.

Книга Ж. Марабини разрушает стереотипы нашего восприятия фашистской Германии и открывает неизвестные широкому читателю страницы жизни немецкой столицы, находившейся в период власти Гитлера под таким `железным занавесом`, приподнять который не смогла даже Олимпиада 1936 года, проходившая в Берлине. Предлагаем познакомиться с повседневной жизнью этого города в самые тяжелые годы его истории. Из отдельных глав, словно из отдельных стеклышек, как в калейдоскопе, перед нами неожиданно складывается общая картина жизни Берлина.

Книга известнейшего французского историка Жоржа Ленотра погружает читателя в обыденную жизнь французских королей, протекавшую под сводами великолепного Версаля. Читатель знакомится с их бытом, причудами, вкусами и пристрастиями, а также узнает об изнанке дворцовой жизни, женских капризах, сплетнях и ветрености, которые порой существенно влияли на внутреннюю и внешнюю политику Франции.

Первая половина XVII века – эпоха Ришелье и Людовика XIII, прозванного Справедливым, – была непростой в истории Франции: заговоры вельмож и мятежи гугенотов, крестьянские восстания и участие в Тридцатилетней войне, недород и эпидемии… И все же, как и в любую другую эпоху, люди трудились, веселились, женились, рожали детей, словом, жили своей обычной, повседневной жизнью. В книге представлена широкая панорама жизни французов того времени – от крестьян и ремесленников до королевских чиновников, придворных и мушкетеров. Читатель узнает, что было в моде при дворе, чем ужинал король, как боролись с чумой, каким святым молились, чему учились в университете, какие платили налоги; побывает на театральном представлении и при осаде Ла-Рошели, в Бастилии и во дворце кардинала.

Вот уже более десяти лет в нашей стране продолжается настоящий бум на книги, в которых рассказывается об обычаях и традициях русского народа, о том, что определяет его характер и душу. И это не случайно, так как отличительной чертой последних лет является стремление возобновить и возродить давние традиции. В этой ситуации обращение к фольклору — это обращение не к прошлому, а к тем резервам души, которые есть в каждом и бывают востребованы в самые сложные, трудные минуты.

В книге, которую вы сейчас держите в руках, автор коснулся одновременно «коммерческой» и очень тяжелой темы ведовства и знахарства, попытался представить общую картину обычаев и обрядов, поверий и суеверий, мифов и легенд русского народа, связанных с колдунами и ведьмами.

Другие книги автора Жан-Поль Креспель

Эта книга посвящена повседневной жизни Монпарнаса, одного из знаменитейших районов Парижа, в самую яркую его эпоху - с 1905 по 1930 годы. В те времена здесь жили и творили, то погибая от нищеты, то утопая в роскоши, такие прославленные писатели и художники, как Аполлинер, Хемингуэй, Модильяни, Пикассо, Шагал и многие другие. Читатель узнает о том, как отапливались и чем украшались их жилища, каково было их отношение к вину и умывальным принадлежностям, как они добывали средства к существованию, ходили в гости, шутили, сплетничали и устраивали потасовки.

В книге Ж.-П. Креспеля рассказывается о повседневной жизни художников, писателей, актеров, жизнь и творчество которых были неразрывно связаны с Монмартром, этим легендарным уголком Парижа. Помимо затейливых историй из жизни знаменитостей, среди которых — Пикассо, Утрилло, Аполлинер и другие, читатель узнает о чудаках и оригиналах, населявших Монмартр и внесших свою лепту в создание его легенды.

Популярные книги в жанре История

Общий устав Императорских Российских университетов

Высочайше утвержденный 18 июня 1863 года

Глава первая

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

1. Каждый Университет состоит из факультетов как составных частей одного целого.

2. Факультеты, входящие в состав университетов, суть: историко-филологический, физико-математический, юридический и медицинский.

Примечание. В С.-Петербургском университете полагается факультет восточных языков, но нет факультета медицинского.

Из книги - В. Л. Бурцев "Календарь Русской Революции"

(изд. 1907, 1917г.)

- МАЙ

{119}

MAЙ

1.

1863. Назначение M. H. Муравьева виленским генерал-губернатором.

1878. Первый процесс Н. И. Кибальчича, - после трех лет тюремного заключения Кибальчич был приговорен к 1 месяцу тюрьмы.

1900. Первая уличная демонстрация во время маевки в Харькове.

Майский праздник в России.

Первомайское празднество сыграло в России серьезную роль. На первый взгляд казалось бы, что постановление парижского международного социалистического конгресса о повсеместной майской демонстрации рабочих а пользу 8-ми час. раб. дня совершенно неприменимо к стране насилия и произвола, но оказалось, что именно беспощадный полицейский гнет послужил удобной почвой, на которой первомайская агитация развернулась во всю ширь, и придала всему движению политический и революционный характер. В силу объективного положения вещей, русская маевка должна была на ряду с экономическими лозунгами выдвинуть и требования политического характера, как-то; низвержение самодержавия, всеобщее избирательное право, свобода личности, печати, сходок, союзов, стачек и т. п. И при условиях русской действительности первомайское празднество послужило не только смотром растущей со сказочной быстротой пролетарской армии, но и могучим орудием агитации и возрождения, внушавшим рабочему классу глубокую веру в свои силы и энергично будящим отсталые слои пролетарской массы.

В. Л. Бурцев

"Календарь Русской Революции"

(изд. 1907, 1917г.)

- МАРТ

{63}

M A P T

l.

1881. По приговору Исполнительного Комитета партии Народной Воли убит император Александр II.

- "- Смерть Игнатия Гринивецкого от бомбы, брошенной им в Александра II.

Выросшая из общества "Земля и Воля", "Народная Воля" была, несомненно, социалистической партией, с сильным народническим оттенком Но она откололась от "Земли и Воли" по вопросу о необходимости непосредственной политической борьбы с самодержавием, против которого она решила выдвинуть и народное восстание, и систематический террор. В силу малой подготовленности масс, она должна была, впрочем, фатально перенести центр тяжести своей деятельности на террор, имевший целью, - устранением наиболее выдающихся представителей и слуг абсолютизма, - дезорганизовать способность сопротивления старого режима и вызвать переворот, или же, по крайней мере, вызвать у правительства серьёзные политические уступки.

К. ДМИТРИЕВ

Собрать Русь!

(Не в силе Бог, а в правде)

Роман

Роман К. Дмитриева "Собрать Русь!" ("Не в силе Бог, а в правде") посвящен тому периоду отечественной истории, когда вокруг Москвы объединялись русские земли, было свергнуто иго Золотой Орды.

________________________________________________________________

ОГЛАВЛЕНИЕ:

Глава I. СТАРОЕ ГНЕЗДО

Глава II. ТВОЯ НАВЕКИ

Глава III. В ПУТИ, В ДОРОГЕ

А.Дугин

СУМЕРКИ ТИРАHА

1. Hе вызывающий дождя

Имеет ли право народ убивать своих правителей? Это не праздный вопрос. Человеческая история знает множество примеров, когда данная проблема вставала во всем ее трагическом объеме. Правитель, вождь, царь, деспот, тиран традиционно пользовался особым статусом в человеческом обществе. Он по своему качеству выходил за рамки обычного, одной ногой стоял в таинственных мирах потустороннего. Поэтому к нему относились с благоговением, ужасом, высшим почтением. Hо и спрос был суровый. В самых различных традициях народов земли существовал особый обычай "сакрального регицида", т.е. ритуального "убийства королей", не справляющихся со своей маго-социальной миссией. Множество примеров этого сюжета, обильно сохранившегося в фольклоре, собрал антрополог Фрезер в книге "Золотая Ветвь". В частности, в Древней Корее королей убивали в том случае, если они не могли вызвать дождя, когда засуха становилась нестерпимой. Это не так уж абсурдно. Если суверен почитается как существо высшего порядка, и на этой знаковой природе основывает свой беспрекословный авторитет, то он должен в критические моменты обнаруживать весь свой магический потенциал - в противном случае речь идет об узурпаторе, о фиктивном короле, о подмене, либо об утрате особых королевских функций. И судьба такого короля была страшна.

Книга посвящена истории малых городов Минской области: Несвиж, Столбцы, Дзержинск, Борисов, Молодечно, Заславль, Марьина Горка, Смолевичи, Жодино, Узда, Копыль, Слуцк, Клецк, Березино, Червень, Смиловичи, Мядель, Вилейка, Воложин, Ивенец, Раков, Логойск.

Книга французского историка Ашиля Люшера представляет собой серию законченных очерков, посвященных культуре и повседневной жизни средневекового общества начала XIII в. Данное издание представляет интерес как для специалистов-историков, так и для широкого круга читателей.

Доклад, читанный на 1-м Всесоюзном Краеведческом Съезде в Абхазии 12 сентября 1924 год. Опыт исторического построения прошлых судеб Абхазии и ее государственного образования, предло­женный в докладе С. М. Ашхацава на Краеведческом Съезде, помимо того, что резко и неустранимо выдви­гает на первый план первоочередных работ вопрос о подлинно-абхазском национальном периоде Абхазского царства, роли в нем абхазского языка и о взаимоот­ношениях иберов, абхазов и картвелов (грузин) и их языков в государственных образованиях иберском, аб­хазском и грузинском, является хорошей сводкой име­ющихся в литературе сведений материального и тео­ретического значения, доступной и не специалистам и было бы желательно его скорейшее появление в пе­чати с тем, чтобы до печатания автор внес опре­деленное указание на древнейшие моменты существо­вания грузинского литературного языка и пополнил сводку применительно к новейшим работам, в самом печатном издании была указана литература с точными ссылками на цитируемые труды и статьи.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Бленде тринадцать лет, Эрику — десять, Тура — мама — воспитывает их одна. Отец, когда дети были еще маленькими, решил отправиться в Америку попытать счастья и обещал забрать семью туда, но вестей от него они больше не получали. Жив ли он, помнит ли он их? Бленда на это надеется и пишет ему письма (которые некуда отправить). Тура же решает попробовать быть счастливой дома и дать детям то, чего они лишились, и поэтому однажды они переезжают жить на маленький остров, к смотрителю маяка. Смогут ли дети найти с ним общий язык? Как примет детей этот человек? Жизнь семьи изменилась, но смогут ли измениться они сами, чтобы жить по новым правилам? Повесть «Маяк и звезды» адресована детям среднего и старшего школьного возраста.

Великий романтик и гуманист Клиффорд Саймак заставляет нас задуматься о непреходящих ценностях, имеющих поистине вселенское значение. Безгранично веря в Человека, его разум и возможности, он заражает этой верой читателей и заставляет их увидеть волшебную красоту мира. Впервые под одной обложкой и в хронологическом порядке издаются все лучшие рассказы Мастера.

Содержание:

Марсианин. (Перевод К. Королева)

Страшилища. (Перевод К. Королева)

Детский сад. (Перевод Д. Жукова)

Разведка. (Перевод Норы Галь)

Театр теней. (Перевод С. Васильевой)

Спокойной ночи, мистер Джеймс. (Перевод А. Горбунова)

Свалка. (Перевод О. Битова)

Изгородь. (Перевод В. Баканова)

Ветер чужого мира. (Перевод А. Корженевского)

Подарок. (Перевод 3. Бобырь)

Мираж. (Перевод О. Битова)

Пыльная зебра. (Перевод Д. Жукова)

Кимон. (Перевод Д. Жукова)

Через речку, через лес. (Перевод И. Можейко)

Эволюция наоборот. (Перевод О. Битова)

Зеленый мальчик с пальчик. (Перевод Н. Колпакова)

На Землю за вдохновением. (Перевод И. Почиталина)

Сосед. (Перевод О. Битова)

Упасть замертво. (Перевод Вл. Романова)

Ван Гог космоса. (Перевод С. Васильевой)

Без своей жизни. (Перевод П. Кириллова)

Однажды на Меркурии. (Перевод Н. Рахмановой)

Куш. (Перевод Д. Жукова)

Отец-основатель. (Перевод Л. Жданова)

Мир, которого не может быть. (Перевод И. Можейко)

Денежное дерево. (Перевод И. Можейко)

Операция «Вонючка». (Перевод Н. Евдокимовой)

Коллекционер. (Перевод А. Корженевского)

Воспителлы. (Перевод Е. Вансловой)

Необъятный двор. (Перевод А. Ставиской)

Торговля в рассрочку. (Перевод И. Гуровой)

Специфика службы. (Перевод Л. Жданова)

Когда в доме одиноко. (Перевод С. Васильевой)

Достойный противник. (Перевод О. Битова)

Поведай мне свои печали… (Перевод О. Битова)

Золотые жуки. (Перевод А. Новикова)

«Сделай сам». (Перевод Д. Жукова)

Сила воображения. (Перевод О. Битова)

Прелесть. (Перевод Д. Жукова)

Дурак в поход собрался. (Перевод Д. Жукова)

Все ловушки Земли. (Перевод С. Васильевой)

Дурной пример. (Перевод С. Васильевой)

Фактор ограничения. (Перевод Н. Евдокимовой)

Игра в цивилизацию. (Перевод Т. Гинзбург)

Дом обновленных. (Перевод Норы Галь)

Мир «теней». (Перевод К. Кузнецова)

Ведро алмазов. (Перевод С. Барсова)

Кто там, в толще скал? (Перевод О. Битова)

Строительная площадка. (Перевод К. Королева)

Грот танцующих оленей. (Перевод А. Корженевского)

Составитель: Александр Жикаренцев

Серийное оформление художника: А. Саукова

Серия основана в 2001 году

Энтони Берджесс — известный английский писатель, автор бестселлера «Заводной апельсин», экранизированного режиссером Стэнли Кубриком, и целого ряда книг, в которых исследуется природа человека и пути развития современной цивилизации.

Роман-фантасмагория «Доктор болен» — захватывающее повествование в традициях прозы интеллектуального эксперимента. Действие романа балансирует на зыбкой грани реальности.

Потрясение от измены жены было так велико, что вырвало Эдвина Прибоя, философа и лингвиста, из привычного мира фонетико-грамматических законов городского сленга девятнадцатого века. Он теряет ощущение реальности и попадает в клинику. Чтобы спастись от хирургического вмешательства в святая святых человека — мозг, доктор сбегает из больничного ада и оказывается среди деградирующих слоев лондонского дна конца двадцатого века, где формируются язык и мышление нового времени.

Сборник «Свобода любви или идол блуда?» — это размышления священников о причинах так называемого «кризиса семьи» и демографической катастрофы, разразившихся в России. Статьи объединены общей задачей — вернуть в российское общество христианскую нравственность как необходимую составляющую его возрождения.

Наши авторы — митрополит Иларион (Алфеев), протоиерей Андрей Ткачев, протоиерей Борис Ничипоров, иерей Владимир Соколов и другие — глубоко и всесторонне изучили тему, при этом каждый из них рассматривает свой, определенный срез этой проблемы. Квинтэссенцией книги по праву можно считать статью митрополита Волоколамского Илариона.

Целью создания сборника послужило стремление содействовать более глубокому пониманию читателями проблемы «эксплуатации человеческой сексуальности с целью наживы» и причин подрыва некоторыми силами авторитета Церкви, вытеснения её из сферы общественной жизни; противостоять вторжению рынка в области, неподвластные ему до сих пор, к коим относятся вера, культура, мораль.

Сборник «Свобода любви или идол блуда?» — это размышления священников о причинах так называемого «кризиса семьи» и демографической катастрофы, разразившихся в России. Статьи объединены общей задачей — вернуть в российское общество христианскую нравственность как необходимую составляющую его возрождения.

Наши авторы — митрополит Иларион (Алфеев), протоиерей Андрей Ткачев, протоиерей Борис Ничипоров, иерей Владимир Соколов и другие — глубоко и всесторонне изучили тему, при этом каждый из них рассматривает свой, определенный срез этой проблемы. Квинтэссенцией книги по праву можно считать статью митрополита Волоколамского Илариона.

Целью создания сборника послужило стремление содействовать более глубокому пониманию читателями проблемы «эксплуатации человеческой сексуальности с целью наживы» и причин подрыва некоторыми силами авторитета Церкви, вытеснения её из сферы общественной жизни; противостоять вторжению рынка в области, неподвластные ему до сих пор, к коим относятся вера, культура, мораль.

УДК 27 1.2

ББК 86-372

С 25

РЕКОМЕНДОВАНО К ПУБЛИКАЦИИ

ИЗДАТЕЛЬСКИМ СОВЕТОМ

РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

ИС 1 1-109-0976

С 25

© Данилов ставропигиальный мужской монастырь, составление, оформление, вёрстка, 2011