Повелители Тьмы

Он – тот, чьё предназначение было предопределено ещё в час рождения. Тот, кому назначен жребий – великий и тяжкий. Тот, кто приходит из нашего мира человеком и возвращается в мир иной – снова и снова. И – магом! Величайшим из магов. Тем, коему назначено совершить немыслимое. Свершить мечом и волшебством, кинжалом – и песней. Ибо только так будет разрушена неодолимая граница, силою Тьмы и Зла разделившая два мира…

Отрывок из произведения:

Сбивая с ног зазевавшихся прохожих, держа перед собой огромный букет роз, по направлению к городскому Дому Бракосочетания летел молодой человек, одуревший от переполнявшего его счастья. Когда он почти достиг своей цели, неизвестно откуда взявшийся автомобиль обдал его дорогой белый костюм фонтаном грязно-серых брызг, превратив жениховское одеяние в подобие грязного и мокрого коврика для вытирания ног.

Совсем другое дело я. Я никуда не спешил, считая, что обзавестись ярмом, имя которому женитьба, всегда успею. И хотя именно сегодня, буквально через полчаса, я собирался надеть на себя это ярмо, я был само спокойствие.

Другие книги автора Сергей Юрьевич Костин

Не всегда автомобильные катастрофы ставят точку в биографии. У героя романа «Варркан» самое интересное в жизни начинается именно в момент его «гибели». Угодив в пространственно-временную дыру между параллельными вселенными, он оказывается в волшебном мире, где узнает, что должен исполнить свое предназначение, определенное ему еще до рождения. Ему предстоит стать «варрканом» — охотником за нечистой силой, заполонившей планету по приказу Черного Короля.

В нашем мире его ждала бы смерть. В мире, где он оказался, он — избранный. Тот, чье предназначение определено еще в час рождения. Тот, кому назначен жребий великий — и тяжкий. Ибо страшна власть порождений мрака, коим несть числа. Ибо все новых и новых служителей Тьмы посылает загадочный Черный король в волшебные земли — вампиров и упырей, колдунов и оборотней. Силы Зла растут, и лишь один может встать против темного ужаса. Тот, кому суждено любой ценой отыскать могущественнейший из колдовских амулетов этого мира — таинственный Глаз дракона…

Есть у молодых лейтенантов и прапорщиков такое слово — надо. Надо работать, чтобы получать зарплату. Как минимум. Чтобы спасать мир. Как максимум. Хотя и труднодостижимый. Но не для лейтенанта Лесика Пономарева и прапорщика Марии Баобабовой. Оперативные сотрудники Отдела подозрительной информации, в просторечье «Пи», не задумываясь ни на секунду, готовы пуститься в погоню за преступниками хоть через морг в параллельный мир, хоть на джипе сквозь тайгу, а хоть и в канализацию по собачьим меткам. Короче, туда, куда начальство пошлет...

Это – странный мир. Ослепительно красивый. Ошеломительно жесткий. Мир жарких джунглей. Мир, в котором обитает народ черных пантер. Не стаи – но ПЛЕМЕНА. Не звери – но РАСА.

Это – странный мир. Мир, где воины-хищники снова и снова вступают в отчаянный, бесконечный бой с Проклятыми. С нелюдями. С монстрами-"неумершими". С... уж не потомками ли ЛЮДЕЙ?!

Это – странный мир. Мир, что так или иначе станет родным для пришельца с далекой планеты. Для потерявшего память. Для того, что станет здесь величайшим из героев. Спасителем. Приемным сыном. И – ЧОКНУТЫМ...

— Летять утки! Летять утки…, — голос Кузьмича вознесся до непереносимо визгливых высот, — … И-и два-а гуся-я-я!

— Может, хватит, а? — я на секунду вынул палец из правого уха и сделал вежливое замечание Кузьмичу, который развлекал нас песенным образом уже целых четыре часа, — Тошно!

— Тошно, командир, бывает при больших перегрузках, — Кузьмич размял губы, набрал воздух и продолжил: — Летя-ят….

Я заткнул ухо.

В дальних перелетах, конечно, скучно. Но не до такой же степени я оскучнел, чтобы целый день слушать Кузьмичевские завывания. А ему нравится! Голос, видите ли, у него прорезался.

Для обмена опытом между расами потенциально готовыми к Контакту, расой разумных моллюсков была построена специальная планета Мегаклон. На неё перемещались разумы представителей молодых рас и помещались в синтетические носители. Но Создатели не учли тягу молодых рас к решению проблем силой, их гипертрофированную расовую нетерпимость. В первые же годы представители рас, которым некуда было возвращаться, а так же расы, накопившие здесь достаточное количество индивидуумов, попросили о натурализации. То есть попросили предать носителям вид и качество их первоначальных тел. И тогда началась война. Всех со всеми…

Но, однажды на Мегаклон попал молодой землянин — Андрей…

— Дорогие молодожены! Сегодня у вас знаменательный день. Всего через минуту вы станете мужем и женой. Согласно существующему закону. И, надеюсь, вашему обоюдному желанию. Перед вами откроется новая, прекрасная жизнь. Позвольте спросить будущего мужа, — взгляд в мою сторону, — Согласны ли вы, взять в жены эту девушку?

Иногда я совершенно не понимаю, что за люди работают в подобных заведениях? Спрашивается, на кой черт я сюда приперся? На потолок расписной полюбоваться, да послушать музыкантов аликов? Что за вопросы? Люди побросали все дела, явились с самыми чистыми мыслями и желаниями, а их еще и спрашивают. Согласен, не согласен? Еще бы не согласен. Знала б эта толстая тетка с фальшивым, под золото, медальоном на груди, через что мне пришлось пройти, чтобы завоевать Илоннею. Покорить целый мир, это не цветочки из шланга на центральной площади полить.

Если вы чувствуете, что с той стороны экрана, монитора или зеркала за вами кто-то наблюдает, если чувствуете, кто-то с той стороны желает открутить вам голову — позвоните, а лучше приходите в восьмое отделение милиции, что у свалки на краю города. Найдите кабинет отдела «Подозрительной информации» и смело стучитесь. Мы дадим вам толстую кисточку и банку самой лучшей ярославской краски. И, надеемся, вы сами догадаетесь, что нужно сделать с вашим монитором…

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Всё-таки я думаю, что Гоша не умер. Он сжёг себя, но умереть ему, наверное, не так просто — природа не позволит. Потому что Гоша не просто человек, а явление этой самой природы, её вдохновение. Пусть он трижды псих, но он в чём-то — предтеча будущих людей. Обычные смертные не умеют так тратить себя.

Он встал, как всегда, бесшумно, чтобы не разбудить жену. Было около шести по местному времени. В узком осколке слюды, который он прошлым летом оправил деревом, смутно отразилось его большое нескладное тело. «Будто в спешке собирали — из чего придется», — мельком подумал Ким и улыбнулся.

Он жил уже четвертую жизнь — двести сорок восемь лет от первого рождения и немногим больше тридцати от последнего — и каждый раз, меняя износившийся организм, до мельчайших деталей воссоздавал и свою не очень удачную телесную оболочку. Его приверженность к традиционной биоформе другие Импровизаторы считали чудачеством, прихотью мастера, потому что любая стабильность в изменяющемся мире всегда стоит немалых усилий, гораздо проще придумать себе тело более современное и удобное для работы. Он знал, что начинающие Импровизаторы охотно выращивают массу дополнительных органов чувств, дублируют сердечно-сосудистую систему, объясняя все эти приготовления будущими трудностями. Как же, им предстоит воистину божественное занятие — находить безнадежные, потенциально непригодные к самозарождению жизни миры и пробуждать их, оплодотворять сначала устойчивыми органическими соединениями, затем… Словом, каторжный труд генного проектировщика, обученного методам формирования материальных структур при помощи психополя. Всяческие эксперименты с собственным телом Ким считал баловством, пустой тратой сил и времени. По этому поводу он как-то бросил фразу, ставшую впоследствии крылатой: «Настоящий Импровизатор должен быть консервативнее природы; ей что, матушке, она могла экспериментировать миллионы лет, у нас же есть сроки и осознанная цель».

Новый сосед объявился в конце января, поздним вечером. Он вошёл на кухню с чёрного хода. Точнее, даже не вошёл, а влетел. Георгий Петрович, который как раз направлялся в свою комнату с чучелом совы, задержался и с любопытством уставился на молодого человека в чёрном облегающем костюме и необычной дымчатой куртке.

В бассейне реки Магдалены в труднодоступных тропических лесах обнаружено селение Макондо, точь-в-точь соответствующее захолустному мирку, изображённому в романе нашего знаменитого писателя Габриэля… Имена его обитателей и факты их биографий, история городка поразительно совпадают с выдумкой писателя, который, как известно, прототипом Макондо объявил городок своего детства Аракатаку.

Предлагаемые читателю три рассказа известных зарубежных писателей-фантастов рассказывают о том, что понимание многих проблем современной жизни (расовой, этнической, военного противостояния) высвечивает нам пути их решения.

Сборник фантастических рассказов.

Над придорожным кафе объявилось НЛО и задало людям практический тест на сообразительность…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«История России в жизнеописаниях ее главнейших деятелей» — классический труд одного из основоположников русской исторической мысли, Н.И.Костомарова (1817—1885). Неординарный для традиционной науки ХIХ века отбор сюжетов, своеобразная политическая концепция сделали «Историю» значительным общественным событием своего времени. Благодаря выдающемуся литературному таланту и стремлению быть исключительно внимательным к характерным деталям эпохи знаменитому историку, этнографу, писателю удалось создать и живописно изобразить целую галерею русских исторических деятелей. Издание украшают более трех сотен редких иллюстраций.

«История России в жизнеописаниях ее главнейших деятелей» — классический труд одного из основоположников русской исторической мысли, Н.И.Костомарова (1817—1885). Неординарный для традиционной науки ХIХ века отбор сюжетов, своеобразная политическая концепция сделали «Историю» значительным общественным событием своего времени. Благодаря выдающемуся литературному таланту и стремлению быть исключительно внимательным к характерным деталям эпохи знаменитому историку, этнографу, писателю удалось создать и живописно изобразить целую галерею русских исторических деятелей. Издание украшают более трех сотен редких иллюстраций.

Осторожнее с мечтами: иногда они сбываются.

Двое одесских мальчишек — гимназист Кирилл и подмастерье Илья — мечтали об Америке. Начитавшись Фенимора Купера, они рвались за океан, чтобы сражаться с кровожадными индейцами на диких берегах Миссури.

Им было семнадцать, когда волна эмиграции выбросила их на нью-йоркский причал. И здесь, на диких берегах Гудзона, они столкнулись с кровожадными обитателями каменных джунглей. Жизнь не оставила им выбора. Кто не прорвется наверх, тот скатится на дно. Но у парней есть шанс, ведь они — из Одессы…

В популярной форме сборник рассказывает о своеобразном мире собак, их поведении, «языке». Материалы помогут собаководам лучше понять своих питомцев и на основе «взаимопонимания» строить отношения с ними.

Для широкого круга читателей