Потусторонним вход строго воспрещен

John B. P. Nav, ученик Мастера

ПОТУСТОРОНИМ ВХОД СТРОГО ВОСПРЕЩЁН

- Да, там было жарко. Все так говорят, так почему же я не могу. Ведь там действительно было жарко. Никто и не помышлял об отдыхе. Работа, работа... знаешь, что самое страшное? Это когда война становиться работой. Отстреливаешь собак, вот что это. Да, именно так. Знаешь, даже весело. Ты что, думаешь, что те ребята с ожерельями из ушей, глаз и пальцев - монстры? Э не, братишка. Это люди. Люди! Понимаешь, это люди, и не только потому лишь, что подобны нам. Но это люди. Прекрасные отцы, верные мужья, учёные, инженеры, врачи... Понимаешь? Они вернулись, и всё прекратилось. Они не сошли с ума. Они не маньяки. Просто война меняет, она меняет всё. Начинается война - появляются совсем другие люди, и это не значит, что человек меняется, хотя, по сути, именно это и происходит. Просто просыпается другой кусочек нас, созданный специально для такой ситуации. Безусловно, война меняет людей, временами коробя их жизни и души. В каждого вносит свою лепету, но это не так глобально, как об этом судят эти хреновые "психи". И, сказать честно, я не жалею, что попал на войну, она пробудила во мне всё, что я сейчас из себя представляю. Это можно сравнить с огранкой камня. Да, именно так. Я не жалею, что убивал. Иногда это было действительно весело. Я всегда старался контролировать себя, всю свою жизнь я дресеровал себя для общества, но после войны этого больше не повторялось. Я вдруг понял, что общество мне не так уж и необходимо. К тому же оно хищное. Вот, взять одного человека - это ничего. Но взять их несколько, как сразу же можно говорить об обществе. Но что это такое на самом деле, и почему имеет столь глобальную силу?.. Может, тогда бог создал не человека, а общество, поскольку сам человек ничего не стоит. Да, общество действительно хищное, оно уничтожает личность изнутри, как этому учит древнее "Искусство войны". Ты думаешь, что полностью независим и волен творить всё, что угодно, но на самом деле это не так. Так только кажется. На самом деле, каждое твоё движение есть ни что иное, как рефлекс общества, - голос каркал из динамика старого лампочкового приёмника.

Популярные книги в жанре Мистика

Рассказ для Конкурса Мистической Фантастики. В зеркале отражается человеческое лицо, но душа видна в любом стекле. Посмотрите в окно — и увидите свою душу…

Потные могучие спины склоняются — к печи, к печи, к печи. Мечи, бабка, калачи. Раздрай, Воскресение, свежие куличики, верба по всем палисадам. Мужики в хромовых сапогах валят и валят к церкве, вороны ищут в синем небе поживы, и гармоника надрывается так яростно, так протяжно.

— А скоро ли Масленица?

— Дак Масленица, чай, прошла уже, Пасха на дворе.

— А что же это вы, хозяйка, печете?

— Все пекут, и я пеку.

Дым из трубы, понятно, коромыслом. На заводах не то. Там на широкую ногу все, новое, промышленное — и вместо ухватов какие-то новые конвейеры, говорят, и печи — не печи, а брюха адовы. И вместо бабки в цветастом платке или мокрогубой, простоволосой трудится рабочий-молодец с широкой спиной, с лопатками-крыльями, он тесто в печь так и кидает, так и мечет яростно — небось мнится ему, что не каравай кидает в печь, а хозяина-эксплуататора. А хозяин сидит наверху за высокой конторкой, на счетах прибыли подсчитывает: щелк, щелк. У печи, опять же, батюшка длиннорясый, сивая борода вперед торчит, от жара едва не опаляется. В руке — кропило, рядом — ведерко со святой водой. Вода парит. Кому же как не ему благословить православное воинство? А воинство из печи выскакивает, свежее, румяное, сразу там же и в колонну строится. С соседнего суконного завода им и обмундирование поставляют, даром что суконщик — тварь, шельма — ворует много и обмундирование-то все гнилое. Священник махнет кропилом, склонят новоиспеченные воители круглые головы. Прослушают молебен и крест облобызают. Потом все так же, строем, из завода пойдут, и непременно впереди кто-нибудь песню затянет, потому как за Святую Русь без песни воевать идти — последнее дело. По бокам дороги горожаночки юбками — шурх-шурх, глазки щурят, смеются, вербные ветки солдатам бросают. Запевале больше всех достается. На обочине мокрый дотлевает снег, на нем лошадиный навоз и галки. А на вокзале уже и поезд ждет, теплушки деревянные, паровоз испускает пары — чух-чух. Грузятся солдаты по теплушкам, и поволочет их махина стальная на фронт, на войну с немцем-басурманином.

Миссис Уилтон миновала короткую аллею, ведущую от одного из входов в Риджентс-Парк, и оказалась на широкой и тихой улице. Двигаясь медленно, она тревожно смотрела по сторонам, чтобы не пропустить нужный номер. Женщина поплотнее укуталась в меховое пальто — после нескольких лет жизни в Индии лондонская сырость казалась ей непереносимой. День, однако, выдался не слишком туманным. Густая рыжеватая дымка скапливалась между домов, время от времени с ветерком посылая путнице едва заметный влажный поцелуй. На волосах, ресницах и пальто миссис Уилтон блестели крохотные капельки. Но все же ничто в воздухе не скрывало от глаз окружающий мир — она видела лица бредущих поодаль пешеходов и могла прочесть вывески на зданиях магазинов.

Она прибыла, чтобы провести уикэнд в загородном доме британского актера и драматурга Ноэля Кауарда. Кроме приглашенных, дом посетил и незваный гость…

Узнаешь меня? Я твой первый персонаж. Герой повести, так и не увидевшей свет. Твой первый воображаемый друг. Я никуда не уходил, я всегда был с тобой. Тем стальным стержнем внутри, что позволял тебе не сломаться; тем, кто заставлял тебя раз за разом вставать с колен; твоим внутренним голосом.

Я пришел к тебе снова, мой автор. Чтобы ты сделал меня живым.

Еще одна история про неугомонного графа Дракулу. Дело происходит в незабвенном XV веке.

«Обычно записки пишут на склоне лет. Но кто может определить эту безмятежную пору в жизни вампира?»

В странноватом санатории герой рассказа вылечился от аллергии на запах мяты.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Повесть о Петре и Февронии

Повесть возникла в ХV веке на основе устной легенды, отразившей в себе народно-поэтические мотивы борьбы со змеем и отгадывания загадок вещей девой. Окончательная литературная обработка повести относится, вероятнее всего ко времени канонизации Петра и Февронии (на церковном соборе 1547г.) к середине XVI века.

ПОВЕСТЬ ОТ ЖИТИА СВЯТЫХ НОВЫХ ЧЮДОТВОРЕЦЬ МУРОМСКИХ,

БЛАГОВЕРНАГО И ПРЕПОДОБНАГО И ДОСТОХВАЛНАГО КНЯЗЯ ПЕТРА,

Пpизнаки Кали-Юги

Древнейшие на планете священные писания -- Веды -- содержат в себе не только подробные сведения о смысле жизни человека, принципах религии и законах, управляющих этой Вселенной. Наряду с этим в них входят целые разделы, посвященные медицине, диетологии, астрономии, воинскому искусству, психологии, строительству и архитектуре, геологии, музыке и практически всем остальным отраслям знания, существующим в современном обществе. Содержатся в Ведах и описания истории нашей планеты, причем не только ее прошлого, но и будущего.

Пpо лейтенанта Шмидта

Имя лейтенанта Шмидта y всех на слyхy с тех поp, как Ильф и Петpов в "Двенадцати стyльях" обыгpали пpесловyтых "детей лейтенанта Шмидта" жyликов, спекyлиpовавших на pеволюционной pепyтации моpского офицеpа, возглавившего в 1906 годy восстание на кpейсеpе "Очаков". По-видимомy, в ильфо-петpовские вpемена все были наслышаны о мyченике и жеpтве цаpизма и не надо было объяснять, кто такой лейтенант Шмидт. Hо вpяд ли кто знал подpобности биогpафии знаменитого геpоя.

Пpоект Genesis (из коpпоpативной пеpеписки)

Генеpальномy диpектоpy Иегове от начальника маpкетингового отдела Гавpиила

Исследования, пpоведенные нашим отделом в pамках пpоекта Genesis, показали, что наилyчшие пеpспективы на pынке имеют системы следyющей конфигypации:

Планета: 1 шт. Радиyс: 3 000 км Сила тяжести: 0.5g Соотношение сyша/вода: 1:1 Темпеpатypа: +24 Атмосфеpа: кислоpод Моpя: пpесн. вода Реки: молоко, мед Фаyна: тpавоядная