Потопить «Ледокол»

«Гитлер нанёс превентивный удар»… «Завалили трупами»… «Кровавые маршалы»… Подобные штампы уже прочно осели на страницах современной исторической и околоисторической литературы. Автор решил проверить соответствие фактов, приведённых в книгах «новых» историков, на соответствие исторической действительности. Насколько соответствует действительности утверждение В. Б. Резуна о превентивности действий Гитлера? Насколько верны цифры потерь СССР, приводимые В. В. Бешановым? Данная работа, не претендуя на истину в последней инстанции, представляет собой попытку указать на явные несоответствия в работах подобного уровня.

Отрывок из произведения:

Как быстро умирает правда… И как живуча ложь…

«Простите меня.

Если не готовы прощать, не читайте дальше этих строк, проклинайте меня и мою книгу — не читая. Так делают многие.

Я замахнулся на самое святое, что есть у нашего народа, я замахнулся на единственную святыню, которая у народа осталась, – на память о Войне, о так называемой «великой отечественной войне». Это понятие я беру в кавычки и пишу с малой буквы.

Популярные книги в жанре История

Все ли украинцы думают так, как Л. Украинка? Нет не все. И при этом остаются самыми настоящими украинцами. Это означает, что присвоение такого громкого псевдонима вовсе не дает права говорить от имени всех украинцев. Пришло время задуматься о том, кто украшает своим ликом наши скудные гривны и по какому праву. Пришло время осознать, чьи вирши вынуждены заучивать наши дети.

Сборник составлен из домашних бесед прот. Александра Меня, которые проходили в домах его прихожан в период с 1982 по 1989 гг. В них отец Александр размышляет о тайне и силе Церкви и ее значении в жизни каждого человека. Беседы публикуются впервые.

Королевский замок на вершине скалы, у подножия которой когда-то колыхалось озеро нечистот, а ныне радует глаз зеленью обширный парк. Длинная улица, известная как Королевская миля и соединяющая замок с дворцом Холируд, обителью Марии Стюарт. Принсес-стрит с ее многочисленными магазинами. Роуз-стрит, которую иначе называют улицей пабов, вечно оживленная Грассмаркет, холм Кэлтон-Хилл с памятником Нельсону, обсерваторией и «северным Парфеноном» — колоннадой в честь побед герцога Веллингтона… Все это Эдинбург, столица Шотландии и настоящий город-памятник, словно застывший во времени и все же удивительно живой и всегда прекрасный — в типичную шотландскую морось и, конечно, в лучах солнца. Это город, в который нельзя не влюбиться.

Добро пожаловать в Эдинбург!

Чем больше я читаю и интересуюсь темой Россия (СССР) – евреи (Израиль) тем в большем омерзении я нахожусь. Мне лично, как еврею, сугубо противна российская сторона. Россия является по определению самой антиеврейской и тем более антиизраильской страной мира (включая Иран). Позиция России никогда, подчёркиваю, никогда не была даже на ёту близка позиции Израиля. Россия это источник всего антисемитского и по праву может спорить и соревноваться с таким игроком мировой политики как Гитлероваская Германия. Я лично сожалею, что по сложившимся обстоятельствам мне "посчастливилось" жить 13 лет на территории этого государства. Тот факт что евреи вообще интересуются и спорят с Россией я считаю глубоко ошибочным. Спор господа здесь неуместен. Россия и "православие" не только глубоко чужды и враждебны еврейской доктрине и иудейским ценностям, что сам факт споров напоминает дискуссию глухих. Мы пытаемся им понравиться? Мы пытаемся выловить в их речах что-то позитивное? Кхм. Полноте. Это бесполезно. Приходится с сожалением наблюдать, что Россия Израилю выгодна только в одном варианте – "перестроечно-Ельцинская"- разрушенная униженность. Когда русские думают о хлебе насущном, а их "великодержавность" равна нулю – от них вреда мало. Eсли же, не дай б-г, россия действительно поднимется с колен (ой как не хотелось бы) она опять безусловно станет очагом антисемитизма (вот мерзкое понятие) и так же безусловно будет помогать нашим врагам. Для себя я давно решил, что Россия это враг номер один для нашей страны, и вообще для нашего народа. Единственная возможная позиция к России Израиля – это отдалённая торговля. Eвреям к россии надо относиться как к прокажённым. Как можно дальше и как можно отдалённее. Естественно я, родившийся в тех землях человек, имею дружеские отношения с некоторыми представителями той страны. Безусловно хорошие и интересные люди, достойные уважения и даже преклонения есть и там, но государство как таковое – враг. Я не пророню ни одной слезы, если в один прекрасный день эта страна развалится и исчезнет так же, как исчез СССР. Этот день я буду справлять как особый праздник. А пока: меньше нюхайте говна – меньше будет вонять, господа евреи…

Насколько применима к российской истории концепция «конфессионального государства»? В каких отношениях оказывается ментальная карта религиозной солидарности и чуждости с конструированием воображаемого пространства политической (или этнокультурной) нации или задачами внешней политики, обусловленной государственными границами? Всегда ли «религиозные традиции» идут рука об руку с мифологемой «национальных корней»? Авторы сборника «Конфессия, империя, нация» ставят эти и многие другие вопросы, рассматривая религиозную и конфессиональную проблематику в контексте истории империи и национализма.

Эта книга и о древнем Хорезме и о Хорезмской экспедиции. В первую очередь о Хорезме таком, каким он представляется сейчас ученым. В ней рассказано об основных проблемах, над которыми работали и работают археологи-хорезмийцы, и о главных из раскопанных ими древних памятниках. А так как история изучения Хорезма неотделима от истории Хорезмской экспедиции, то кратко рассказано и о ней, об археологах, каждую весну уезжающих в пустыню. Книга написана и по личным впечатлениям (автор по профессии археолог) и, конечно, по многочисленным работам археологов-хорезмийцев, в первую очередь начальника экспедиции профессора С. П. Толстова.

Автор рассматривает развитие русского государства как большой социальной системы, взаимодействующей с тяжелой внешней средой. В частности оценивает, как повлиял малый ледниковый период и другие естественные факторы на эту внутриконтинентальную территорию, и почему процессы самоорганизации возродили систему Русь после коллапса Смутного времени. 2007 г.

В истории человечества не было судебного процесса, имевшего такие значительные последствия для цивилизации, как этот. И, возможно, выводы, к которым приходит автор в процессе своей исторической реконструкции, многим покажутся скандальными.

Но самое главное преимущество этой книги в том, что она написана с максимально объективной точки зрения, на базе исторических документов и трезвого анализа политической, социальной и идеологической ситуации. Таким образом, перед нами постепенно открывается подлинная историческая картина Древней Иудеи I века н. э.…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Должен признаться, я верен до конца только одному – фильму, над которым работаю. Что будет (или не будет) потом, для меня не важно и не вызывает ни преувеличенных надежд, ни тревоги. Такая установка добавляет мне сил и уверенности сейчас, в данный момент, ведь я понимаю относительность всех гарантий и потому бесконечно больше ценю мою целостность художника. Следовательно, я считаю: каждый мой фильм – последний.

История распада семьи пианистки Шарлотты и двух её дочерей, Евы и Хелен.

Шарлота, всемирно известная пианистка, только что потеряла Леонарда – человека, с которым жила многие годы. Потрясенная его смертью и оставшаяся в одиночестве, она принимает приглашение своей дочери Евы и приехать к ней в Норвегию погостить в загородном доме. Там ее ждет неприятный сюрприз: кроме Евы, в доме находится и вторая дочь – Хелен, которую Шарлотта некогда поместила в клинику для душевнобольных. Напряженность между Шарлоттой и Евой возрастает, пока однажды ночью они не решаются высказать друг другу все, что накопилось за долгие годы.

Потребность творчества всегда ощущалась мной как голод. Я не без удовольствия констатировал его в себе, но никогда за всю сознательную жизнь не задавался вопросом, откуда он возник и почему так настойчиво требует удовлетворения. Теперь, в последние годы, когда голод стал ослабевать, превращаясь уже в нечто иное, наступило, по-видимому, самое время выяснить причины моей «творческой деятельности».

Одно из ранних воспоминаний моего детства – попытки показать другим, чего я могу добиться: успехи в рисовании, игра мячом в стенку, первые минуты, которые я смог продержаться на воде.

Эрнест Риффе – псевдоним И. Бергмана. Статья представляет собой литературную мистификацию, которой открывается подборка «анти-бергмановских» заметок в ноябрьском номере шведского журнала «Чаплин» за 1960 год.