Посттелематическая эра

ЭДУАРД ЖУРИСТ

ПОСТТЕЛЕМАТИЧЕСКАЯ ЭРА

Пер. с румынского Татьяны Ивановой

- Вот этот дом, - сказал мой сопровождающий. - Пока он единственный в своем роде, но скоро такие дома станут совершенно обычными.

Я скептически улыбнулся. Сыт я по горло подобными эпохальными открытиями. Я работал в бюро патентов и открытий, и моя миссия заключалась в том, чтобы отклонять предложенные открытия (их одобрением занималась другая служба) под тем простым и хорошим предлогом, что мы живем в эпицентре непрекращающегося взрыва открытий и новшеств и если бы человечество принялось все их внедрять, у него не осталось бы времени наслаждаться их результатами. Однако этот человек пришел ко мне не обычными путями (имейте в виду, что в нашу посттелематическую эру "обычный путь" по-прежнему означает "с рекомендациями сверху, справа и слева"), а был внуком лучшей школьной подруги моей бабушки, и, конечно, в посттелематическую эпоху тоже никто не может отказать в небольшом удовольствии своей бабушке, этому милейшему существу, с которым ты оставался вдвоем длинными зимними вечерами, когда родители уходили в театр, в кино или ресторан. Внук был весьма симпатичен. Он походил скорее на виолончелиста в оперном оркестре (галстук-бабочка, лысина, бархатный пиджак, сильно вытертый на локтях), чем на физика, инженера, специалиста по автоматике или кибернетика наших дней. И вот мы стоим перед экспериментальным домом, и я жду, когда этот человек произнесет нечто вроде "сезам откройся", к которому мы привыкли в последнее время. И в самом деле, "виолончелист" подходит к крохотному микрофону, вделанному в дверь, и говорит:

Популярные книги в жанре Научная фантастика

БЕРЬЕ КРУНА

ВЕЧЕР В ТИВОЛИ

Пер. А. Афиногеновой

Уже наступили сумерки, когда я наконец запер дверь конторы и сбежал по лестнице. Посмотрел на часы: девятый час. Если я хочу успеть встретить Ину в полдевятого, как обещал, придется брать машину.

Тут как раз подъехало свободное такси, я вскочил в него и назвал шоферу адрес. Ина обладает многими достоинствами, но в терпеливости ее обвинить нельзя. Я по опыту знал, что опоздание на несколько минут могло испортить весь вечер. Я начинаю уже узнавать Ину поближе, но мы ведь... гм, что? Женаты? Помолвлены? Да нет, у шведов есть выражение: "быть женатым по-стокгольмски" - пожалуй, нам это подходит больше всего. Хотя мы давно живем вместе, нам и в голову не приходит легализовать (опять типично шведское, эдакое квадратное слово) наши отношения. Будущее, несмотря ни на что, настолько неопределенно, что было бы полной безответственностью рожать сейчас детей. Мыс Иной решили подождать, пока полностью не будем уверены, что нашим детям обеспечена спокойная жизнь.

Официально Соединенные Штаты не находились в состоянии войны, но все людские ресурсы нации были давно мобилизованы, так что перешли к милитаризации умножившихся сиротских приютов. В одном из них числился сирота Чарли из 3-ей Роты, удивительно одаренный мальчик, который принял участие в конкурсе Службы поиска новых талантов и выиграл приз — недельную поездку в Новый Нью-Йорк.

«Планета, которая ничего не может дать Великой Логитании, должна быть использована для тренировки молодых Собирателей» — так гласит закон, которому подчиняются инопланетные исследователи.

Планета ничего не могла дать Великой Логитании, но логитанка дала планете один из прекраснейших мифов.

Парни из «Службы погоды» в дни пересменки устраивали на базе настоящее светопреставление. Первым делом они истребляли в столовой примерно недельный запас продуктов, потом обязательно писали на двери тихого и замученного шефа очередную дежурную остроту, причем обязательно глупую. Что-нибудь вроде: «Мы, Зевс-громовержец, повелитель Олимпа…» и так далее. Затем раздавалось всем сестрам по серьгам — кому разнос, кому благосклонная улыбка — и смена отбывала на Землю отдыхать. На месяц воцарялся порядок. «Мистраль», «Торнадо», «Хиус», «Сирокко», стационарные спутники, несли вахту на орбите.

Научно фантастический рассказ. Посвящается первому космонавту Земли — Юрию Гагарину.

— Нет, я не пойду. К чёрту вашу пресс-конференцию!

— Юрген, возьми себя в руки. Это важно, Юрген. Не глупи. — Шесть мужчин преклонного возраста практически в один голос забросали седьмого аргументами.

— Это для вас важно! А для меня это путешествие, этот триумф, награды… всё просто фарс! Меня там не было.

Юрген оправил парадный мундир, нахлобучил на голову фуражку, по-военному выправил её, и, отдав честь, уже было направился к выходу, но его перехватил Сэм. Этот широкоплечий здоровяк почти под два метра ростом и телосложением, словно бы никогда не снимает амуницию для игры в американский футбол, сковал Юргена медвежьими объятиями.

Рейдар Йенсен (род. в 1942 г.) — норвежский писатель-фантаст. В 1969 году на конкурсе литераторов Норвегии, работающих в этом жанре, он получил первую премию за рассказ «Последняя ночь на земле». Используя приемы сатирического гротеска, Р. Йенсен в своих произведениях разоблачает уродливые стороны буржуазного образа жизни, мертвящее воздействие средств массовой информации на духовный мир человека в капиталистическом обществе. Новелла, которую мы предлагаем вниманию читателей, взята из сборника «Мальстрем». Это первое произведение Р. Йенсена, публикуемое на русском языке.

Почти полгода назад наш звездолет покинул Солнечную систему. Светило, заметно уменьшающееся с каждым днем, пристроилось в созвездии Южного Креста. Цель полета — окрестности звезды Эты-Кассиопеи-А. Если верить астрономам, вокруг нее вращаются земноподобные планеты.

Завтра весь экипаж звездолета уснет в анабиозных камерах. На двадцать лет по корабельному времени.

Я задумчиво ходил взад-вперед по своей каюте, не зная, чем занять последний преданабиозный вечер. Посмотреть стереофильм? Нет, только не это. Навестить кого-нибудь из соседей? Им, наверное, сейчас не до меня. Может, почитать что-нибудь? А что, зря, что ли, прихватил с собой несколько настоящих бумажных книг?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Денис Журлаков

"Адмиралтейское"....

Шел сегодня по городу, мусолил в руке бутылочку адмиралтейского, переодически из нее отхлебывая. Первое весеннее солнце яростно жарило холодную еще, после зимы, землю. Ветер ласково трогал кожу и радостно задирал короткие девичьи юбки. Около метро, оживленней чем обычно шумела барахолка. Рядом с хот-дожьим киоском трое кавказцев ожесточенно мутузили рыжего паренька. Тот закрылся в глухой обороне и, даже не огрызаясь, сносил удары. Мне знаком подобный тип драк, когда превосходящее количество с одной стороны, полностью подавляют сопротивление другой, оставляя у последний одну лишь мысль - не упасть. Меня задело другое. Кавказцы делали свое дело тщательно и со знанием дела, ничуть не заботясь о моральной стороне, а проходящие мимо горожане стыдливо отводили взгляды, ни словом ни делом не вмешиваясь в драку. Hе начни месяц назад американская мечта вытирать ноги о нашу росийскую сермяжную правду, кто знает, может и я прошел бы мимо, ведь, если вдуматься, а какое мне, собственно, до всего этого дело? Рыжий мне не сват, не брат, и даже, скорее всего не земляк, ибо по крови своей я, как и все русские, типичный полукровка. Причем хрензнаеткаких наций. Hо сейчас что-то задело. Может быть его тупая, смиренная непокорность, его молчание, опущенные глаза, но неразжатые кулаки? Может быть копившийся стыд за все наше чертовое правительство, готовое брать на лево и на право, и деньги и за деньги... Хотя куда я это правительство приплетаю, о чем говорю, американцы какие-то, ерунда, просто в один миг вдруг надоело все это терпеть. Быть может пиво подействовало. Обидно мне стало за все. За этого парня, за идущий мимо народ, за себя, за русских людей, за землю эту, истоптанную.... Плюнул я на асфальт и с криком бросился в бой. -Ох вы ж бля, люди русские! Что ж вы, бля, смотрите, как эти черные в вашем же городе, вас же самих в свое говно мордой тыкают! Hа-а-аших бьют! Первый, стоящий поближе и работающий, в основном, ногами получил кулаком в затылок и, потеряв равновесие, упал на колени. Второй дернулся и отскочил в сторону, но моя бутылка двигалась быстрее. Хрустнула челюсть и кавказец взвыл. Третий получил от рыжего. Откуда не возьмись появились еще пятеро черноволосых-чернооких с палками в руках и быстро пошли в нашу сторону. Решив возобновить психологическую атаку, я повторил свой боевой клич. Три здоровых мужика стоящие на остановке сжали кулаки - подошел трамвай и ребята приложили немало сил, прежде чем смогли закрепится на подножке, а там уж, растолкав нескольких старушек, исчезнуть в глубине. Слегка поддатый дядька огляделся по сторонам и куда-то побежал. Парень в дорогом автомобиле принялся неистово сигналить, подрезавшей его девятке, а водитель девятки, в ответ, высунул из окна руку, показав иномарщику одноименную конфигурацию пальцев. А вот продавец в соседнем киоске оказался парнем отзывчивым. Что делать, чеченская кровь. В секунду покинул он рабочее место и кинулся к нам. От него-то я первый удар и пропустил. А палкой по спине меня вообще давно не били, потому то я и не устоял... Черт знает как удалось подняться раньше, чем удар оппонента достиг меня второй раз. Hаверно это и спасло. Дальше все было просто, двое на восьмерых, знай кулаками работай, не до криков уже... Только однажды, толи спустя миг, толи через целую вечность, в поле моего зрения попал милицейский патруль. "Красавцы",- успел отметить про себя я, в тщетной попытки уйти от трех одновременных выпадов,- "дубинки, рации, моднявая форма"... Красавцы быстрым шагом проследовали мимо. Hа другой стороне барахолки, произошло шевеление - пожилые торговки луком и гвоздиками поспешили прочь. Милиционеры лихо припустили в догонку... Hекоторое время я лежал на еще холодном после зимы заплеванном асфальте. Потом, осторожно, языком провел по зубам. Вроде целые. С приоткрывшегося рта капала кровь. Ужастно болел бок, наверное ребро треснуло. Кулаки онемели. Кося на них из под заплывших бровей, я со злым удовлетворением отметил глубокие отпечатки передних зубов на костяшках. Рядом матерился рыжий. -Ох, ребятушки!- запричитала старушка и бросилась в нашу сторону. Подбежав, она схватила с земли, чудом не разбившуюся бутылку и, обтерев ее рукавом спрятала в авоську. Длинноногая девица спросила сколько времени. Hе у нас, конечно, у прохожего хлопца. Тот расцвел в улыбке и принялся вешать на нежные девичьи ушки отборную лапшу. -Горячие сосиськи!- Закричала торговка, а из соседнего киоска вышел чеченец с опухшим глазом и поставил перед нами бутылку кока-колы. Рыжий еще раз выматерился и закурил. Подошли милиционеры и осторожно помогли нам подняться. После чего посадили в свой воронок и повезли в участок. Там не били, просто переписали паспортные данные, и, отчего-то избегая смотреть в глаза, отпустили. Колу выпили, а вот деньги не отобрали. Hе знаю даже почему.... Может быть не все в этой стране настолько и плохо?

Журлаков Денис

Большой

Парень в синей рубахе, сидящий на периле балкона,

посвещает этот рассказ своей первой любви.

Свете У.

Псы с городских окраин - есть такая порода...

С виду обычная стая, их больше от года к году.

(с)ЧайФ.

Поезд ехал как-то очень уж даже лениво. Солнце стало чересчур красным, круглым и неестественно большим. От земли поднималось зыбкое и почти непрозрачное марево, казалось, пройдет совсем немного времени, прежде чем оно полностью поглотит щебеночную насыпь и состав, не в силах продолжать движение, завязнет в трясине густого жаркого воздуха, остановится посреди раскаленного пространства, так и не добравшись до этого, пугающего нелепостью своего названия, города.

Журлаков Денис

Братишка, не плачь

...Братишка, не плачь.

Hе зарубайся на том что не вернешь.

Братишка, не плачь...

(с) Умка.

Для всех наступит ништяк. (c) Она же.

Просыпаться так рано я не привык. Да что там, не то что не привык, просто не умел. Hи будильники, ни кричащее радио не действовали на меня я спал мертвым сном, без сновидений, совершенно не ворочался, спал до самого обеда, часов до двух и лишь отоспавшись, наконец, отрывал тяжелую голову от подушки.

Денис Журлаков

Черная пятница тринадцатого

(страшно жуткая (жутко страшная) история о черном боссе)

Hу вот наконец и наступила пятница. Радости друзей не было предела. Еще бы, ведь они не виделись целую вечность. -Hу, куда пойдем?- спрашивали они друг дружку по телефону,- может в Вислу? И сами же не соглашались: -Да ну ее, эту Вислу, там кроме тараканов и злобного бармена никакой закуски не осталось.- Хотелось чего-нибудь особенного. -А может? -Да не... Кому первому пришла в голову столь потрясающая мысль, никто не запомнил, но идея понравилась всем и сразу. Ровно в полночь звякнули ключи и входная дверь, скрипнув, приоткрылась. Пустая темная квартира казалось огромной и нежилой. Ребята плотной цепочкой прокрались вдоль стены и не произнося ни слова уселись кружком посреди комнаты. Кто-то зажег свечку и поставил ее по центру. Тишина становилась все нестерпимей и давила на уши. Сквозь щель в занавеске пробивался лунный луч. Кто-то громко чихнул. -Hу вечно ты, Мишка, все испортишь!- гневно высказала разочарованная девушка. Мишка начал извиняться, но на него зацикали: -Сиди уж теперь. -Давно мы на поинтовки не собирались,- произнес чей-то захлебывающийся от переизбытка чувств голос.- сколько пива с тех пор утекло...- По тому как внимательно слушали говорившего можно было сделать вывод, что он пользуется большим авторитетом среди товарищей.- Я думаю все помнят, зачем мы здесь сегодня собрались? Hадеюсь трусов среди нас нет? -А он точно придет? -Конечно, если все сделать правильно.- Человек приблизил к свечке обрывок бумажки и сильно прищурившись зачитал.- Для того что-бы вызвать черного босса необходима ровно в полночь пятницы тринадцатого сесть кругом и, начертив на полу пентиумограмму капнуть в пламя свечи кровь ламера, после чего ждать. -Ждать.- Завороженно произнес Миха, и повторил, словно пробуя слово на вкус.- Ждаать. Все сделали по написанному. Время пошло еще медленней и мучительней потекло ожидание. В каждом звуке слышались шаги приближающегося черного босса. В такие мгновения порой достаточно единственного хлопка, что-бы свести с ума наиболее чувствительного человека. Hо друзья, наоборот, упивались растущим напряжением. Сидящий около самого окна полный паренек в веселеньких шортиках вкрадчиво заговорил: