Посмотри на побеждающего врага

ПОСМОТРИ НА ПОБЕЖДАЮЩЕГО ВРАГА

Н’рхангла добрался до скал и упал в тень. Х’манки гнали его по соляной пустыне уже вторые сутки. Худшее невезение трудно было вообразить: да, он шел убивать х’манков! но как он был наивен, полагая, что в ответ х’манки убьют его. Охрана не подняла оружия; вместо солдат за ним бросились охотники.

Они не торопились, развлекались в свое удовольствие, - время от времени отставали, пропадали в песках, роняя Н’рхангле в душу гнилое зерно надежды, и снова врывались в почти успокоившийся мир, проходя на бреющем прямо над головой. Когда им казалось, что человек идет недостаточно быстро, они стреляли ему под ноги, не из резаков, конечно, иначе ему бы сразу пришел конец, из обычных пулеметов. Соляные кристаллы разлетались от пуль на сотни крохотных лезвий, которые впивались Н’рхангле в ноги.

Рекомендуем почитать

В повести «Ррит Тираи» я вернулась к миру моих первых романов, публиковавшихся под именем Олега Серёгина:) Повесть завершает историю, рассказанную в романах.

Человечество борется с агрессивной расой Ррит не только за политическое главенство, но и за выживание в Галактике. Только симбиоз отдельных людей (в основном, женщин) с полуразумными псевдоящерами-нуктами поможет победить в войне с грозным противником.

Но какова цена победы? Сможет ли главный герой романа Янина Хейнце пройти через битвы, сохранив свою любовь и человечность?

Спой мне, Райская птица! Спой, Белая птица, жизнь, спой удачу в бою, удачу в делах, удачу в любви! Спой, Чёрная птица, беду врагам! Спой, Райская птица, удачу всем нам.

Спой, если сумеешь, удачу себе…

КОМЕНДАНТ ПЛАНЕТЫ ФРОНТИР

- Ну когда же начнется?! – нетерпеливо топала ножкой блондинка. – Зачем нас позвали к машинам так рано? У меня больше нет сил ждать!

- А я думаю, что нам вообще не стоит ехать, - робко отвечала брюнетка. – Я боюсь. Это опасно. И как из этого ухитрились сделать развлечение?

Блондинка в возмущении открыла рот.

- Ты же хотела сюда! Я не хочу одна. Я без тебя не поеду. Ты испортишь мне все удовольствие!

Другие книги автора Ольга Викторовна Онойко

Далеко от Москвы пробудилась новая Сила, которая не делает различий между Светлыми и Темными…

Если вас интересует будущее человечества, то эта книга ваша. Ауренга – автор, который может заглядывать за горизонт. И она увидела, что наше грядущее грандиозно и страшно. Люди, конечно, не останутся жителями только одной планеты. Они заселят всю Вселенную. Наши потомки обживут тысячи планет.

«Я любил острые скалы Циа, – рассказывал о своей планете главный герой «Сферы-17», – его штормовой океан, серебряные пустыни и красные леса, где на тысячи километров вокруг нет ни души и даже спутниковая связь едва ловит. Во всём этом было грандиозное величие и поразительная красота, но не было главного – изменчивости, порыва, движения вперёд. Море и пустыня существовали миллионы лет и будут существовать, покуда на Циа людей не станет столько же, сколько на Сердце Тысяч, и бионебоскрёбы не пожрут всё под собой…»

Однако даже через тысячи лет суть гомо сапиенс не изменится. К сожалению, наши потомки унаследуют все пороки своих предков. И поэтому проблемы останутся те же: борьба сверхмощных корпораций, грязные политические интриги, шпионские игры, экономические блокады, борьба за независимость, вырождение целых империй.

Но сохранится и главная ценность, ради которой человек всегда, во все времена шёл на подвиги и совершал самые отчаянные поступки – это любовь. Классическая космоопера ставит перед нами – представителями нынешней цивилизации – главный вопрос: на что можно пойти ради своей Родины, а на что ради любви?

«Есть такая банальность на Светлой стороне Силы: «высочайшее из искусств – любить людей», – признавалась в одном из своих интервью Ауренга. – Я вижу смысл своего занятия в том, чтобы сделать такой текст, в котором читателю будет хорошо. Хорошо не в смысле «погладить нежным пёрышком», а так… по-настоящему хорошо».

Повесть о событиях, предваряющих действие «Райских птиц»,посвящена проблеме взаимопонимания не так давно воевавших друг с другом представителей различных рас.

Роман-спутник ("приквел") основного романа "Дети немилости".

Колониальная экспансия молодой державы; покоренные земли, полные опасностей, загадок и искушений; таинственная древняя раса; рассуждения об этике и религии; магия как наука в одном ряду с физикой и химией.

История человека, которому выпало родиться в империи, жить в глухой провинции у моря и стать третьим наместником Восточных островов.

Нет ничего более притягательного и в то же время опасного, чем гадать о судьбе человека по приметам бытия. Сегодня место гадалки занял «лайфхакер», который с помощью Интернета может вскрыть Предел любого человека, узнать, ради чего кто-то из нас живет и что ждет нас впереди. Но стоит ли заглядывать в будущее, если ты не готов принять его таким, какое оно есть?..

Герои романа Ольги Онойко «Море имен» работают на крупнейшую информационную корпорацию «Ялик» (в ней без труда угадывается «Яндекс»). Реалии, с которыми приходится сталкиваться молодым специалистам, превосходят самые смелые фантазии. А самые смелые фантазии слишком быстро становятся жизнью…

Cказки Рескидды — дополнение к роману "Дети немилости".

«Дом за пустырем» — о том, где лучше жить. Вопрос квартиры, города и Вселенной.

Рассказ напечатан в журнале «Реальность фантастики» от октября 2007 г.

Зачем магия — движущая сила мира — раз в пятьсот лет сталкивает две сильнейших державы в кровопролитной войне, отбрасывающей цивилизацию на века назад?

Последователи гордого учения арсеитов уверены: магия есть воплощённая воля изначального Зла. Лишь Милосердная мать Арсет способна противостоять этому Злу, но и её божественные силы не беспредельны.

…Ныне войне предстоит разразиться вновь. Королевство Аллендор и Уаррская Империя уже вступили в борьбу за мировое господство.

Аллендорцы делают ставку на новое мощное оружие, уаррские же маги-некроманты дерзнули воскресить из мёртвых величайшего полководца былых эпох. Времени, чтобы отвратить неотвратимое, — всё меньше.

Но Арсет, решившая не допустить новой кровавой бойни, решает наделить могуществом трёх людей — молодого мага Лонси, воинственную деву Юцинеле и юного наследника уаррского престола Морэгтаи…

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Сюжет повести Геннадия Гора «Докучливый собеседник» фантастичен. Одним из главных ее героев является космический путешественник, высадившийся на нашей планете в отдаленные доисторические времена. Повесть посвящена жизни и труду советских ученых, проблемам современной антропологии, кибернетики и космонавтики.

Странная штука – память. Казалось бы, что за тридцать лет можно забыть напрочь дорогу в Дом. Но стоило мне оказаться опять в этом городе, как я вспомнил все.

Конечная станция подземки, выход из последнего вагона. Теперь все время налево – сначала после автоматов с турникетами, потом в туннеле подземного перехода, извивающемся замысловатым зигзагом, и наконец – вверх по левой лестнице, чтобы выбраться на поверхность.

Снаружи изменения есть, но не настолько радикальные, чтобы сбить меня с толку. Вместо старого сквера с буйной растительностью – сверкающий хромом и золотом торговый центр. Вместо киосков, где продавали мороженое, конфеты и газированные напитки, – многоэтажная автостоянка. Вместо старенького кинотеатрика, где когда-то по субботам и воскресеньям было просмотрено столько захватывающих фильмов, – очередной филиал очередного банка.

― Пройдите по тому коридору и подождите меня где—нибудь в холле, ― сказал режиссер и с видом очень занятого человека помчался в буфет покупать сигареты.

Мартын Еврапонтьевич Васильков с уважением посмотрел ему вслед. «Большой человек, ― подумал он, ― небось, кажный день с екрану говорит. Это не то, что картошку в огороде сажать. Большой человек».

Одернув полы старенькой, но еще крепкой флотской тужурки с потускневшими галунами ― как лихо он выглядел в ней лет эдак сорок пять назад! ― Мартын Еврапонтьевич смиренно прокашлялся и отправился в холл. Полосатые брюки «клеш» неслышно подметали пол, укрывая до блеска вычищенные каблуки, и приятно шелестели, будто совсем недавно купленные. Впрочем, Васильков их почти и не носил ― разве что только по большим праздникам…

— Как всегда, Аделаида Петровна запаздывает, — сказала преподавательница физкультуры и бодро закинула левую мускулистую ногу, туго обтянутую синим тренингом, на не менее мускулистую правую. — Прекрасно знает, что педсовет назначен на семнадцать ноль-ноль… — И она метнула быстрый взгляд на директора школы, восседавшего в конце длинного стола, накрытого зелёным сукном в чернильных пятнах. Директор старательно чинил карандаш и не отреагировал.

— Мой Гоша, — погромче сказала физкультурница, — говорит, что Аделаида Петровна приходит в класс после звонка…

Новый председатель колхоза «Светлый путь», что имеется в селе Медведка, сразу же ретиво принялся за искоренение пьянки. Перво-наперво были строго предупреждены самогонщики, а затем ликвидирован винный отдел в местном универсальном магазине. Пром- и продтовары размещались в просторной пятистенке, всем заведовала и торговала Нюся. Закрытие винного отдела она пережила тяжело. Несколько дней ходила с заплаканными глазами и скандалила в сельсовете, требуя снижения плана. Значимый тёмный привесок к товарообороту давали бутылки «бормотухи», разные портвейны и, конечно, водка. Жители Медведки забегали за хмельным больше по праздникам и по случаю приезда родни из дальних мест. Основными же потребителями считались буровики. Который год бурили они в тайге, километров за двадцать от деревни, и в любую погоду навещали Нюсю. Несколько раз даже, к восторгу деревенских ребятишек, прилетали на вертолёте. Товар всегда забирали оптом, сдачи не брали.

Хуршид обрывал с веток листья для гусениц шелкопряда… Странные они, эти гусеницы: едят только листья тутового дерева. Неужели у яблони или винограда хуже?.. Эх, однообразное это занятие. Сиди и готовь корм этим привередам до двенадцати, а то и двух ночи. Какие уж тут домашние задания о них и не вспоминалось. А взять хотя бы мать. Не выдержав бессонных ночей, в последние дни она очень устает. Да разве скажешь людям, что семье не под силу следить за коконами, когда весь колхоз ими занимается… А эти ученые. Неужели же не могут изобрести другой способ получения шелка? — удивлялся про себя Хуршид. Ведь ракеты в космос одна за другой летают, так почему же не придумать какую-нибудь еду посытней этой прожорливой гусеницы?.. С досады мальчик даже махнул рукой…

Войдя в собственный подъезд Нефедов оказался в кошмарном сне. Такого ужаса он, наверное, не испытывал в своей жизни никогда… Но кому и зачем нужно так пугать Нефедова?

Как трудно молодому поколению понять привязанности старшего... А конфликт непонимания повторяется между каждыми новыми поколениями в новом своем витке. И не так важно, что непонятно новому поколению: езда в переполненных электричках на дачный огород или путешествие на глиссере в родной город…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Это – один из самых знаменитых сериалов за всю историю «боевой фантастики». Это – сага о войнах и воинах. Точнее – о войне одной, разбившейся на войны многие, выхлестнувшейся на десятки разных планет. Точнее – о воине одном. О Стэне. О смелом парне, чья профессия – сражаться. Сражаться снова и снова. И каждый новый бой будет чуть более жестоким, более безнадежным, более ненужным, чем предыдущий! Это – очень жесткая фантастика. Фантастика резкая, «мужская», лишенная сантиментов. Фантастика – по-хорошему резкая и масштабная.

Привет... э-э... Анк-Морпорк!

Это музыка, в которой звучит глас Рока, внемлите сейчас, не то потом будет поздно! Она вытащит вашу душу, вытряхнет, как коврик, и повесит сушиться на забор! Она сведет с ума весь Незримый Университет, заставив волшебников сшить себе кожаные мантии и перекрасить стены спален в черный цвет! Она породит гитарную эпидемию в Анк-Морпорке и устроит в Гад-парке самый Бесплатежный Фестиваль, что когда-либо видел Плоский мир!

Для справки: это еще не все проблемы. Смерть тем временем опять пошел в народ...

Филип Хосе Фармер

ВПЕРЕД! ВПЕРЕД!

Отче-искрец недвижно сидел в узкой щели между стеной и воплотителем. Двигались лишь глаза и указательный палец: палец постукивал по ключу, а глаза, серо-голубые, как небо его родной Ирландии, то и дело косились в распахнутую дверь толдильи -- навесика на смотровой палубе. Видимость была паршивая.

Снаружи разгоняла сумерки висящая на поручнях лампа. Под ней стояли двое матросов. А за ними в темноте виднелись яркие огни и темные силуэты "Ниньи" и "Пинты" да ровный горизонт Атлантики, перечеркнувший кровавым и черным медный купол встающей Луны.

Трагизм работы детектива заключается в том, что порой приходится проливать свет на факты, которые ломают жизнь людям. Эту горькую истину еще раз подтвердило расследование, предпринятое бывшим жокеем, а ныне частным детективом Сидом Холли. Ведь главным подозреваемым оказывается его лучший друг, всеобщий любимец, звезда телевидения Эллис Квинт.