Посмертные комментарии

Фома Евграфович Топорищев

Посмертные комментарии

Да простит мне господь мои

творения!

Ф.Т.Топорищев

ЗАМЕЧАНИЯ К ОТКРОВЕНИЯМ

Не вера священна, но писание...

Ф.Т.Топорищев

----

Земля же была безвидна и пуста, и тьма

над бездною; и Дух Божий носился над водою.

Бытие 1.2

На вопрос о том, что поделывали Отец с Сыном, следует отвечать уклончиво...

----

И сказал Бог: да будет свет. И стал

Другие книги автора Фома Евграфович Топорищев

Фома Евграфович Топорищев

Недоумения и недоразумения, с присовокуплением ответов

На всякий вопрос задавай

хороший ответ!

Ф.Е.Топорищев

Ужель и вправду мир не вечен?!

Мир еще вечен, но вопрос уже дискутируется на самом верху.

----

Наступит ли конец света, и когда именно?

Думаю, конец не наступит, пока все не соберутся на том свете и не решат, что со всем этим пора кончать.

----

Фома Евграфович Топорищев

Плоды усердия и бдений

Есть в моей книге хорошее.

Кое что слабо. Немало есть и

плохого. Других книг не

бывает, мой друг...

Марциал

----

----------

----

ПРИМЕЧАНИЯ К ЛАТИНСКИМ ПЕРЕВОДАМ

Латынь придумана в назидание

потомкам!.

Ф.Е.Топорищев

----

Или бог, или природа.

Должно быть, все же природа, ибо Господь скромен от природы.

Фома Евграфович Топорищев

Избранное

МОРАЛИСТ

(вместо предисловия)

Российские почвы хороши, оттого,

что удобрены талантами.

Ф.Е.Топорищев

Просвещенному читателю многие фразы и афоризмы, помещенные в настоящем сборнике, вероятно, покажутся хорошо знакомыми. Действительно, часть из них уже была опубликована в небольшом сборнике с довольно непритязательным названием: "Раздумья". Тем не менее, издание сие с удивительной быстротой разошлось в оригиналах и рукописных списках по всем городам и весям России.

Фома Евграфович Топорищев

Эпиграфы к примечаниям, (замечания к европейцам и прочим)

Чужие мысли все время

путаются в голове!

Ф.Е.Топорищев

----

Ранят все - последний приканчивает.

Латинская надпись

на старинных часах

Еще раз повторю: время не гладит - оно стирает...

----

Все люди равны по своей природе.

Гоббс

Люди как лошади: равны шеями, но рознятся хомутами.

Фома Евграфович Топорищев

Мысли о себе

С мыслями о себе очень

трудно расстаться.

Ф.Е.Топорищев

Не столь давно обнаружил в себе некоего занятного господина в цилиндре и при монокле. На вопрос о том, что он во мне делает, сей господин ответствовал: "Я, собственно, здесь по ошибке. По моему званию и способностям мне надлежало быть в теле первого министра или, на худой конец, начальника департамента. Впрочем, вам-то что до того?.."

Фома Евграфович Топорищев

Примечания к Евангелиям и Житиям

Писание не подвержено правке!

Ф.Т.Топорищев

Ангел Господень явился ему во сне и

сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся

принять Марию, жену твою; ибо родившееся в

Ней есть от Духа Святаго.

Матфей 1.20

Относительно непорочности сомнения излишни, ибо Дух Святой не обладает необходимой твердостью.

----

Родит же Сына, и наречешь Ему имя:

Фома Евграфович Топорищев

Мысли и размышления

О вещах непонятных следует

говорить постепенно...

Ф.Е.Топорищев

О СУЩНОСТИ ВЕЩЕЙ

Об истине нельзя говорить без внутреннего содрогания...

----

Думаю, истина состоит в том, что в мире нет ничего лишнего, а ежели чего и недостает, то лишь потому, что мы еще не все успели обнаружить.

----

Реальность - это то, за границами чего нет уже ничего пригодного для изучения.

Фома Евграфович Топорищев

Апокрифические истории

Мы лишь дрова в камине истории...

Ф.Е.Топорищев

Господь - сатане:

- Ты посмотри, что они творят! Боже мой, неужели все мои усилия пошли насмарку? Ведь они ни во что не верят!

- Главное - вера в себя, Господи...

----

Господь из пламени куста - Моисею:

- Ну, что же... Завет мы установили, скрижаль оформили... Что еще? Пожалуй, что и все. Не стесняйся, забегай на досуге.

Популярные книги в жанре Юмор: прочее

Промптов А.

Байки от маститого редактора

Как написать любовный роман. "Держи морду по ходу движения", - сказала мне моя девушка, когда мы гуляли в парке. Я загляделся на других девушек, споткнулся и лёг перед ней во весь рост. Её слова поставили на наших отношениях крест. Что ей стоило ничего не заметить? С тех пор я стал редактором. А так как я человек щедрый - нате вам инструкцию. 1. Портрет главной героини. Совсем нетрудное дело, если следовать однойединственной рекомендации. Почаще указывайте, что она "была очень красива", "сногсшибательно красива", "красива так, что вокруг дохли мухи", но никогда не вдавайтесь в подробности. Помните, что груди с футбольный мяч могут выйти из моды (правда-правда!), а вот слово "красота" - оно и в Африке "красота". Одёжку тоже лучше не трогать. Если уж совсем невтерпёж - напишите нейтрально: "она была одета во что-то красивое". Или: "туфли у неё были - не знаю какие. Красивые. Но возможно, это были и не туфли". "Сумочка - то ли жёлтая, то ли зелёная, и красивая до ужаса". 2. Выбор главного героя. Для всех, кто в танке - справка из энциклопедии: "Мужчина - разновидность человекообразной обезьяны. Живёт на диване, питается тем, что найдёт в холодильнике. Иногда способен на т. н. рыцарские чувства, пробуждающиеся после третьей бутылки пива. Настоящие М. находятся на грани вымирания". Добавьте сюда каплю храбрости, кило ваты на плечах, уберите жирок и герой готов к применению. 3. Какой толщины должна быть книжка. Если любовь исчерпывается для вас в двухтрёх раундах в спальне, то большого произведения вы не потянете. Если в вечном пути к гармонии и совершенству, то вы рискуете состариться, не опубликовав ни строчки. Поэтому остановитесь на среднем: знакомство, лёгкий ужин и постель, постель, постель... Набив руку, можно разнообразить сюжет нестандартными поворотами. Например - вернувшимся из командировки мужем. Это позволит добавить страниц сто, да и повышенный интерес издателей обеспечен. 4. Как они познакомились. Даю готовую кальку, потому что новичку этого эпизода не одолеть. Итак: "Я отбил эту девушку у своего коллеги. Она с ним поминутно миловалась и шепталась, а на меня - ноль внимания. Я подстерёг её на обеде и, попивая чай из просяного веника, ненароком проболтался ей, что мой папа - Брунейский султан, а я владею половиной Монако. "Ага", - промелькнуло в её глазах, и она спросила моё мнение о погоде"... etc. 5. Обороты и поэтические сравнения. Фраза "у неё была попа" звучит пресно до невозможности. Смелее используйте прилагательные! 6. Выбор эпохи. Честно признайтесь в предисловии, что вы хотели передать "историю двух сердец", а не "картину мира в период испанской инквизиции" - и жарьте, что только ни придёт в голову. 7. Выбор главного врага. Ну, тут вам есть, где оторваться! Или вы любите своего начальника? Или вам нравится ваш сосед, не вернувший трёшку с 85-го года? Или боров, нагрубивший в автобусе? Или вам понравлюсь я, когда отклоню вашу рукопись? Сложите нас всех, и у вас получится монстр на славу. 8. Какие подвиги должен совершить настоящий М.? Чрезвычайно сложная тема. Проще всего отправить его на необитаемый остров и продержать там 28 лет и 3 месяца. Пусть помучается! Увидите, как Она обрадуется Ему, когда он вернётся. Не менее достойное дело - подраться. Некоторые благородные господа сражаются на дуэлях, но куда дуэли до потасовки в пивной? Скучно жили наши предки! А вообще-то, довольно будет и того, что Он уступит Ей место в троллейбусе (даже из желания украсть кошелёк). 9. Самая эротичная сцена. Вздрогнули? Новичку этого эпизода сроду не одолеть. Потом изольёшься, пока накропаешь что-нибудь достойное этого шедевра: "Моя дача. Июльская безлунная ночь. Мы сидим возле костра на брёвнышке: ногам жжётся, спина медленно стынет. За зыбким, дрожащим кругом света - густая, непроглядная темь. Пламя - оранжевое, белое, синеватое. Оно ворочается, будто сытая ленивая кошка, и норовит уснуть, помигав угольками. Трава - белёсая, стена кирпичного дома - серая, с бездонным чёрным зёвом окна. Силуэты неузнаваемые. Наташка - угревшаяся, сомлевшая - сползает головой с моего плеча ко мне на колени, я теснее прижимаю её к себе - и сердчишко моё отплясывает самбу от восторга. "Ой-йе-йе-е-е-е-ей! - восторженно думаю я. - Ой-йе-йе-е-е-е-ей!" - и чувствую, что я сейчас выше Сократа и Шопенгауэра вместе взятых. Звёзды-светляки висят низко - Большую Медведицу рукой можно ссыпать в пригоршню. Костёр курит в нас дымом. Наташка мычит и отворачивается, и я кутаю её в куртку. От дыма навёртываются слёзы, я часто моргаю, но терплю и ни за что на свете не хочу шевелиться. Земли нет. Есть островок в пустоте, а мы с Наташкой - не разные люди, а одно единое существо, и дышим в одно дыхание, и думаем об одном и том же: "Ой-йе-йе-е-е-е-е-ей!" - думает она. "Ой-йе-йе-е-е-е-е-ей!" - повторяю я. "Ой-йе-е-е-е-е-ей, дорогой ты мой человек!" "Ой-йе-е-е-е-е-ей, лапуля!" Это вам не Достоевский с Гогелем! 10. Как закончить роман. "Рано утром, пока она ещё нежилась в тёплой постельке, он тихонько оделся и удрал к жене и детям".

Промптов А.

Рецепты народной медицины

(советы женщинам от матушки Анны Позолоти-Ручку )

От сглаза. Если вы проснулись утром в хорошем настроении - значит, вас сглазили. Действуйте незамедлительно! Приготовьте картонную коробку, пестик (или небольшой камень) и сито. Достаньте из серванта ваш любимый чайный сервиз. Положите в коробку и тщательно истолките пестиком в порошок. Пересыпьте в сито и рассейте по квартире (лучше всего - на ковёр и на кухонный стол). Трижды произнесите заклинание: "И чего я радостная такая? Всё на свете тлен и тоска" - и снова ложитесь спать. Встаньте за пять минут до начала рабочего дня. Растрёпанная, в разноцветных туфлях, галопом выскочьте на улицу. Потом скорее бегите обратно, потому что вы выбежали в бигудях. Взмыленная, ввалитесь на работу на виду у начальства и от души нахамите ему. Вылейте подруге за шиворот пузырёк с клеем. Познакомьтесь с пьяным сапожником. Вечером сожгите ужин до угольной консистенции. Если скорого улучшения не наступит, повторяйте сеансы одну неделю.

Садовский Александр

Рождественские радости

Колядование на Рождество - хороший способ для детишек подзаработать. Иногда, правда, не денег, а тумаков, и вот почему.

Попытаюсь привести пример. Вы водите машину, да? А теперь представьте, что у вас нет аптечки или, скажем, машина грязная. Вас останавливает гаишник и, как это бывает, вам становится легче, а гаишнику тяжелей на массу нескольких купюр. Все вроде привычно, так? Hо теперь представьте, что этот гаишник, скачав с вас взятку, садится в свой автомобиль и, обогнав вас, снова требует взятку. За то же. И так - трижды. Будьте уверены, этот гаишник окажется либо украинцем, либо в канаве.

Максим Самохвалов

PARTY OVERDRIVE II

Ефим старался не плакать, оставаясь в одиночестве и скидывая повседневную маску цинизма. Способности, коли таковые существуют, это постоянная готовность породить чудо. Ненужное... но чтобы все говорили.

Кто породит чудо для Ефима?

Главное, когда начинает мотать пленку на старом магнитофоне, прижать кассету пальцами.

- Не забыть бы, - упрямо твердил про себя Ефим, откидывая непокорные волосы с глаз, - не забыть бы...

М.Самохвалов

СДЕЛАЙ МHЕ МОHСТРА

Рассказ

Пристают кораблики

Пристают кораблики

К маковке сосны

В. Шаинский

Я стоял на верхней палубе теплохода, следующего по маршруту Калуга - Юхнов.

- Река! - сказал пожилой бакенщик.

Ему было лет шестьдесят: желтый плащ с широкими рукавами, зеленая кепка, черные очки над густой седой бородой, а на ногах рыжие, до колен, сапоги.

- Да... - эхом отозвался я.

Владимир Филиппович Шумейко

Пельмени по протоколу

Вместо предисловия

В "большую политику" я попал в мае 1990 года, став после победы на выборах в Краснодарском крае депутатом I cъезда народных депутатов РСФСР. На этом же, I cъезде был избран в члены Верховного Совета. Осенью 1991 года, получив при тайном голосовании депутатов IV cъезда 720 голосов "за", стал заместителем Председателя Верховного Совета, а в июне 1992 года Указом Президента был утвержден в должности первого заместителя Председателя Правительства России. В декабре 1993 года избрался депутатом Совета Федерации и стал Председателем этой первой в истории России верхней палаты парламента. Два года (1994-1995) был Председателем Совета Межпарламентской ассамблеи СНГ. В начале 1996 года по окончании полномочий Совета Федерации первого созыва ушел из "властных структур".

Роман Шумов

ИКРА АТАКУЕТ

Черная "Волга" с визгом остановилась возле Дворца Съездов. Все четыре двери открылись словно по команде, и на свет Божий появилось четверо мужчин, все в черных фраках и с комсомольскими значками на груди. Hа толстенной шее одного из них, возле массивной золотой цепочки, висел неряшливо повязанный и давно не стиранный пионерский галстук. По-видимому этот мужчина, которому, на вид было около сорока лет, был вожаком этой кучки партийных работников. Внешний вид его дополнял мобильный телефон и здоровенная сигара, торчащая из толстых губ, и дающая ясные понятия о роде деятельности, которым занимался сей муж. Все четверо быстрым шагом направились к недавно построенному Дворцу, поминут но чертыхаясь и с трудом вытаскивая дорогие туфли из непролазной грязи Беговой улицы, на которой, всего несколько месяцев назад коротали свой век останки автомобилей, а теперь стояло огромное, сверкающее тонированными стеклами, тридцатиэтажное здание. Едва шевеля, не привыкшими к такому способу передвижения ногами, "покер" скрылся в темном проеме с козырьком, являющимся входом в святую-святых нынешней Коммунистической партии.

Тэффи

Шарманка Сатаны

Пьеса в 4-х актах

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

А р д а н о в, Н и к о л а й С е р г е е в и ч, земский начальник.

Е л и з а в е т а А л е к с е е в н а, его жена.

С е р а ф и м а А н а н ь е в н а, С в е т о н о с о в а, экономка.

В о р о х л о в, И л ь я И в а н о в и ч, богатый купец.

Г л а ф и р а П е т р о в н а, его жена.

И л ю ш е ч к а, их сын.

А н д р е й Н и к о л а е в и ч Д о л г о в, адвокат.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Фома Евграфович Топорищев

Примечания к эпиграфам, (замечания к грекам и римлянам)

По чистой случайности

Конфуций оказался китайцем, а

многие греки - римлянами.

Ф.Т.Топорищев

----

Все течет, ничто не стоит на месте.

Гераклит

Все течет от потопа до потопа после чего бесследно испаряется...

----

Время - самое драгоценное из всех

средств.

Теофраст

Время, увы, не всем помогает, а многим даже препятствует провести его с пользою.

Виктор Топоров

Томас Стернз Элиот

От составителя

"За приоритетное новаторство в становлении современной поэзии" - такова была несколько косноязычная формула, с помощью которой Нобелевский комитет объяснил свое решение 1948 года: присудить премию поэту, драматургу и эссеисту Томасу Стернзу Элиоту (Великобритания). К этому времени англоязычный поэтический мир оказался расколот в соотношении три к одному: три четверти стихотворцев творили "под Элиота" или с оглядкой на теоретические положения, выдвинутые им в эссеистике; четвертая четверть замыслила и начала бунт против элиотовской поэзии и, главное, элиотовской поэтики, - однако новой поэтической революции так и не произошло. Не произошло во многом и потому, что англоязычная поэзия традиционно курируется университетской профессурой, а профессура стояла за Элиота (как потом встала за Иосифа Бродского). Оно и не мудрено: Элиот создал не только стихи и поэмы (гениальные или нет, этот вопрос выведен за рамки респектабельной дискуссии), но и канон или, если угодно, шаблон, позволяющий отделять зерна от плевелов, овец от козлищ, а стихи - от их более или менее добросовестной имитации, - и вооружил этим шаблоном как раз профессуру. В частности, введенное им понятие "поэтический коррелат" позволило разрешить вечную дилемму "автор" и/или "лирический герой", преподанный им урок актуализации творческого наследия XVII века - поэтов-кавалеров или, как именовал их сам Элиот, поэтов-метафизиков - задвинул в глубину сцены слывшую до тех пор недосягаемо великой (но по многим параметрам смущавшую профессуру) поэзию романтизма, декларированное Элиотом "единство мысли и чувства" показалось магическим ключом к подлинному поэтическому возрождению. Избранная Элиотом пророческая или псевдопророческая позиция оказалась чрезвычайно выигрышной прежде всего в пропедевтическом плане: как теневой персонаж одной из песен Александра Галича, Элиот, придя в поэзию, произнес магические слова: "Я знаю, как надо!" Знал он - или притворялся, будто знает? Но такие слова "офицерам и джентльменам" из старой Англии, фермерам и учителям из Новой, потомкам аристократов из южных Штатов, чудакам и отшельникам, рассеянным по всему свету, еще недавно именовавшемуся Британской империей, услышать наверняка стоило. Впервые после елизаветинских времен англоязычная поэзия и появившаяся уже в XX веке англо-американская профессура ощутили себя единым целым. Ущербным целым, конечно, но ведь и все, что происходит в Новейшее время, ущербно по определению, не правда ли?

Макс Топорский

ДИАЛОГИ О ЖИВОТHЫХ

Опус 01D4. "В защиту фидошника"

Все случайные упомянания о pеальных

фактах, событиях, лицах можно считать

не случайными, но не имеющими уже

никого pеального значения...

"...- Ка-у-оо-шшш-лек!!

Это подал голос тот, что был с луком. Тот что спpыгнул сзади за повоpотом в болото и целил сейчас копьем в кpуп многостpодальной кобыле, забулькал, пеpеступая с ноги на ногу - тваpи явно не нpавилось стоять по пояс в холодной воде, - чай не лето. "Hичего, потеpпишь..."

Владимир Торчилин

Тени под мостами

Рассказы

Просто короткие и очень короткие рассказы, которым, похоже, полномерными

уже никогда и не стать

Эх, Осип Эмильевич...

В те давние времена на каком-то участке - про отрезок от Яузских до Чистопрудного я помню точно - "А" и "Б" шли по одному маршруту, и мы с приятелем каждый раз, когда трамвай еще не подошел, забивались, какой появится первым, чтобы назвавший именно его и выигравший именно на нем и поехал, дабы первым добраться до "Колизея" и ждать там второго, обреченного ехать позади - по рельсам не обгонишь - на ошибочно выбранной букве. Он всегда выбирал "А" и на нем и ехал. И умер первым, то есть скорее. И во мне навсегда остался вопрос: а что было бы, если бы "Аннушку" называл я и, соответственно, ездил бы на ней тоже я - умер ли бы я первым? То есть была ли смерть внутри каждого из нас сама по себе или же закладывалась трамвайной буквой, независимо от того, кто на этой букве оказался? И так это для всех или только для нас с ним? Как там с остальными пассажирами, которые тоже могли ехать и на "А", и на "Б"? Конечно, абсолютное большинство из них садились то в тот, то в этот, так что роковые свойства "Аннушки" статистически компенсировались благоприятным прогнозом "Бэшки". Но вот если были такие, что из суеверия или еще по каким персональным своим мотивам предпочитали один другому и даже готовы были пропустить нелюбимую букву, чтобы прокатить свои пять остановок на той, что была по душе, то как бы выглядела статистика в их случае? Уходили ли из жизни упорные пассажиры "А" скорее, чем столь же упорные ездоки "Б"? Да или нет? Волнуюсь, спрашиваю, кричу... Нет ответа... Вот до чего поэзия доводит...