Послушай мое сердце

Послушай мое сердце

Книга живого классика итальянской литературы Бьянки Питцорно (р. 1942) «Послушай мое сердце» с иллюстрациями Квентина Блейка вышла в 1991 году и сразу же завоевала читательскую любовь.

В автобиографическом романе писательница рассказывает об одном школьном годе в начале 1950-х.

Абсурдные эпизоды, показывающие самодурство взрослых и беззащитность детей перед их несправедливостью, перемежаются со смешными сочинениями главной героини, историями про черепаху, хроникой борьбы с Подлизами и Лицемерками и девичьей болтовней.

Книга опубликована при поддержке Министерства иностранных дел Итальянской Республики.

Отрывок из произведения:

Когда Приска была маленькой, она ни за что не хотела учиться плавать под водой, как ни уговаривали ее папа с дедушкой. Она думала, что морская вода через уши просочится к ней прямо в мозг. А кому нужны размокшие мозги? Вот и дедушка, когда сердился, что она не поняла его с полуслова, кричал: «У тебя что, разжижение мозгов?»

По той же причине Приска никогда не прыгала с лодки или с мола, как ее брат Габриеле и другие дети. Но даже когда она мирно плавала, задрав подбородок, обязательно находился какой-нибудь противный мальчишка, который незаметно подплывал сзади, клал ей руку на голову и топил.

Рекомендуем почитать

«Вафельное сердце» (2005) — дебют молодой норвежской писательницы Марии Парр, которую критики дружно называют новой Астрид Линдгрен. Книга уже вышла в Швеции, Франции, Польше, Германии и Нидерландах, где она получила премию «Серебряный грифель».

В год из жизни двух маленьких жителей бухты Щепки-Матильды — девятилетнего Трилле, от лица которого ведется повествование, и его соседки и одноклассницы Лены — вмещается немыслимо много событий и приключений — забавных, трогательных, опасных… Идиллическое житье-бытье на норвежском хуторе нарушается — но не разрушается — драматическими обстоятельствами. Но дружба, конечно же, оказывается сильнее!

Посреди всеобщей безмолвной белизны чернеет точечка, которая собирается как раз сейчас нарушить тишину воплями. Черная точечка стоит наборе Зубец в начале длинного и очень крутого лыжного спуска.

Точку зовут Тоня Глиммердал.

У Тони грива рыжих львиных кудрей. На Пасху ей исполнится десять.

«Тоня Глиммердал», новая книга норвежской писательницы Марии Парр, уже известной российскому читателю по повести «Вафельное сердце», вышла на языке оригинала в 2009 году и сразу стала лауреатом премии Браге, самой значимой литературной награды в Норвегии. Тонкий юмор, жизнерадостный взгляд на мир и отношения между людьми завоевали писательнице славу новой Астрид Линдгрен, а ее книги читают дети не только в Норвегии, но и в Швеции, Франции, Польше, Германии и Нидерландах. И вот теперь историю девочки Тони, чей девиз — «скорость и самоуважение», смогут прочесть и в России.

Книга издана при финансовой поддержке норвежского фонда NORLA (Норвежская литература за рубежом).

Повесть известного шведского писателя Ульфа Старка «Пусть танцуют белые медведи» рассказывает об обычном подростке Лассе: он не блещет в учебе, ходит в потертых брюках, слушает Элвиса Пресли и хулиганит на улицах.

Но однажды жизнь Лассе круто меняется. Он вдруг обнаруживает, что вынужден делать выбор между новым образом примерного мальчика с блестящими перспективами и прежним Лассе, похожим на своего «непутевого» и угрюмого, как медведь, отца. И он пытается примирить два противоречивых мира, найти свое место в жизни и — главное — доказать самому себе, что может сделать невозможное…

Герои «Вафельного сердца» Лена и Трилле из бухты Щепки-Матильды подросли – им уже по двенадцать лет, а в этом возрасте все непросто. Дед Трилле стареет, неподалеку поселяется девочка-иностранка, а новый тренер футбольной команды изводит Лену придирками и держит на скамейке запасных. Друзья по-прежнему пускаются в невероятные авантюры, ссорятся и мирятся, ведут разговоры о пустяках и о важном. Год им предстоит нелегкий, он принесет любовь и ревность, страх смерти и отчаяние, мужество в трудную минуту и стойкость на пути к цели. Остроумная и трогательная повесть, как и предыдущие книжки Марии Парр, читается на одном дыхании: вместе с героями мы смеемся и плачем – и верим каждому слову. Для младшего и среднего школьного возраста.

«Изумрудная рыбка» покоряет удивительным «русским детским» языком, искренностью и «настоящностью». Николай Назаркин сам был когда-то маленьким пациентом и показывает жизнь больницы изнутри. Но не думайте, что в книжке будет одно нытье и скука — умению дружить и радоваться жизни у героев «палатных» рассказов можно только поучиться!

Сборник рассказов «Изумрудная рыбка» — дебют Николая Назаркина в литературе — был сразу замечен критиками и получил Малую премию (за повесть или рассказ) Национальной детской литературной премии «Заветная мечта».

Лукавые и остроумные истории о неугомонном пятилетием мальчике Фридере и его неутомимой бабушке. Сколько всего они переживают вместе! Иногда смеются, иногда ссорятся и частенько испытывают друг друга на прочность, выясняя, например, что будет, если поменяться ролями: бабушке отправиться в детскую строить домики, а Фридеру на кухню — варить рисовую кашу. А мы, разновозрастные читатели, от внуков до бабушек-дедушек, подглядывая за ними в замочную скважину, получаем урок душевной чуткости и умения слушать и слышать друг друга.

Издание этой книги осуществлено при финансовой поддержке Немецкого культурного центра им. Гёте.

1947 год. Послевоенный Амстердам. Зимний лед не только на улицах города, но и в жизни людей, стремящихся обрести хоть какое-то равновесие. Десятилетний Томас живет вдвоем с отцом-мечтателем, который переходит с одной работы на другую и никак не может смириться со смертью матери мальчика. И сын остается практически без его внимания. У каждого в этом городе в это время — по такой истории. Что их отогревает — это друзья и разговоры. Друзья Томаса — его ровесник, тихий мальчик Пит Зван, чьи родители стали жертвами Холокоста, и строгая тринадцатилетняя Бет Зван, в которую Томас влюблен.

Вместе с Томасом и его друзьями мы познаем внутренний мир людей, пострадавших от войны, и радуемся каждому лучу солнца в их жизни.

12+

Перед вами – долгожданная вторая книга о полюбившихся жителях Приречной страны. Повседневная жизнь всех шестерых – наивного Простодурсена, надёжного Ковригсена, неугомонной Октавы, непутёвого Сдобсена, вредного Пронырсена и Утёнка, умеющего отыскивать необычные вещи со смыслом, – неспешна и подробна. В этом завораживающем мире то ли сказки, то ли притчи времена года сменяют друг друга, герои ссорятся и мирятся, маются от одиночества и радуются праздникам, мечтают о неведомой загранице и воплощают мечту о золотой рыбке…

Другие книги автора Бьянка Питцорно

Сказочная повесть итальянской писательницы Бьянки Питцорно — это забавная история о двух подружках — Аглае и Бьянке, — создавших для себя дом на дереве, в котором есть всё необходимое: спальные места, гостиная, кухня и даже ванная. Здесь они принимают гостей и играют, выращивают экзотические растения и содержат кошку с собакой. Их жизнь ни на минуту не становится скучной и тоскливой, потому что по воле случая эти озорные девчонки постоянно находят для себя невероятно увлекательные занятия. Чего только стоит воспитание четырёх младенцев!

Диана, ее аристократическая мать и маленькая сестра, жившие до этого в богатстве и довольстве, неожиданно лишаются всего, вплоть до крыши над головой, и вынуждены просить помощи у деда по отцу – ненавистного Командора – разбогатевшего простолюдина с невыносимым характером. На новом месте Диане придется столкнуться с проделками Купидона – хитрого ангела с луком и стрелами, нарисованного на потолке ее новой комнаты. Перед девочкой и ее подругами – Элизой, Приской и Розальбой – встают немалые трудности, связанные с вопросами любви (причем не только первой!).

Приска и Элиза — давние подружки, знакомые многим читателем по книге «Послушай мое сердце». Но даже тот, кто еще не знаком с ними, насладится забавными историями выдумщицы Приски и вместе с подружками отправится в путешествие по миру ее фантазий в допотопные времена, когда люди почти не умели говорить, жили в пещерах и охотились на мамонтов.

Долгожданный приквел романа «Послушай мое сердце» современного классика итальянской литературы Бьянки Питцорно, уже успевшей полюбиться не только юным читателям, но и их родителям.

Полисена и две ее сестренки – дочки преуспевающего купца. Но вот в своих фантазиях, особенно в те дни, когда мать наказывала ее за очередной проступок, Полисена не сомневалась, что она не родная дочь. Как говорится, мысли материальны. В один прекрасный день выясняется, что это правда. Но не в характере Полисены оставаться в неведении. Она немедля отправляется в путь. Должна же она знать, кто ее настоящие родители!

Еще одна восхитительная книга великолепного итальянского писателя Бьянки Питцорно, автора «Послушай мое сердце», уже успевшей полюбиться не только юным читателям, но и их родителям. Здесь реальность пронизана сказочностью, детские мечты и фантазии насыщены неоднозначными эмоциями, а также затрагиваются сокровенные мысли, страхи и проблемы, присущие каждому ребенку.

Популярные книги в жанре Детская проза

Сенька стоял на мосточке через речку Гремянку и смотрел в воду. Впрочем, речки сейчас никакой не было, просто ручей. А вот весной здесь и верно настоящая речка, настоящая Гремянка. Вода в ней бурлит и гремит, заскакивая через высокий берег на луг и разливаясь по нему до самого леса. Зато весной в Гремянке почти нет рыбы. Вернее, и есть она, да поймать ее никак нельзя. А сейчас ловится. Выше, за плотиной, даже окунька можно поймать граммов на двести.

За окном шел дождь. Занудный, мелкий, переходящий в ливень и вновь мелкий. Ели и сосны не шумят под дождем, как березы и осины, и все равно их слышно. Это, видимо, ветер. Струи дождя заслоняли стекла, и там, на улице, такие же струи хлестали по хвое и стволам деревьев, как хлестали вчера вечером, и днем, и утром, и позавчера, и позапозапозавчера, и все это лето.

Ветер, просто ветерок, раскачивал стволы елей и сосен, и, мокрые, они шумели не так, как сухие: они вроде вздыхали, или дышали, или вспоминали о молодости своей, когда были другие, не такие лета. Им, восьмидесятилетним, было что вспоминать.

В 1937-м году новый артековский лагерь «Суук-Су» принял детей из воюющей Испании. В окружении новых друзей, вожатых и пионеров Артека к маленьким испанцам постепенно возвращается детство.

Повесть о дружбе детей с милицией, о совместных делах со взрослыми, помогающих воспитанию подрастающего поколения.

В повести рассказывается о жизни ребят большого города, об их веселых и серьезных делах, заботах и приключениях, о том, как зарождается и крепнет настоящая хорошая дружба.

Шофер тронул Васю за плечо:

— Ну, дружок, выкатывайся! Приехали.

— Знаю, — мрачно сказал Вася. Он пошевелил онемевшими ногами, вздохнул и вылез из кабины. Разбрызгивая цепями грязь, машина рванулась во мглу. «Куда же идти?» — не сразу сообразил Вася. Дождь хлестал с осенней яростью. Тускло, словно через занавес, пробивались огни деревни. Поправив на спине мешок, Вася пошел по скользкой дороге. Стучать в ворота — не скоро услышат. По старой привычке, он перемахнул через плетень. В темных сенях взвизгнул Буйный. Закинув лапы на плечи паренька, лизнул горячим языком щеку. Вася обрадованно обхватил пса, потрепал за холодные уши.

Васька Егоров демобилизовался в декабре сорок пятого года.

Получил денежное пособие, полпуда муки вместо сахара шесть килограммов жевательной резинки в розовых фантиках. Муку продал в Бресте, жевательную резинку — в Ленинграде, на Андреевском рынке. Потом продал все материно и на то жил — раздумывал, то ли пойти учиться, то ли устроиться на работу.

Соседка Анастасия Ивановна уговаривала:

— Иди к нам, Вася. Тебя возьмут с дорогой душой, только заикнись я, что ты ученик Афонин. Вася, мы Эрмитаж ремонтируем — от желающих отбоя нет. А работаем знаешь как? Слезы к горлу — как чисто и радостно. Секретарь обкома часто к нам приезжает, Вася, и смотрит, и любуется. Наверное, сам мастер. Знает все тонкости. У нас, Вася, все беление на молоке, темпера на курином яйце. Специальная ферма есть для нашего дела, там и коровушки, и курицы. И думать нечего. Давай, Вася. Считай, что сам Афоня тебя просит.

 Повесть "Девочка в бурном море" посвящена советской пионерке, в дни войны находившейся в нейтральной северной стране, затем в Англии и возвратившейся со своей матерью домой через моря Ледовитого океана. С честью пронесла Антошка свой пионерский галстук сквозь нелегкие испытания военного времени.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Благотворительная «столовая»

- Папа, ты должен взять отпуск и поехать с Таней на дачу! — интонации дочери был безапеляционно-непререкаемыми. По тональности легко угадывался менеджер среднего звена в компании средней руки. — Ты же видишь, каникулы уже начались, а ребенок остался не пристроенным.

- Мне кажется, ты немного перепутала, Ирочка, — мягко возразил отец, — я пока еще не сотрудник твоего департамента, чтобы ты разговаривала со мной подобным тоном. Это, во-первых. Во-вторых, я уже никому ничего не должен. Тебя я вырастил-выучил, и на этом мои родительские обязанности полностью исчерпаны. Или ты полагаешь, я ошибаюсь?

Ближневостойный трибунал

Только год спустя после смерти отца я собрался с силами и смог разобрать его архив. До годовщины я всячески оттягивал этот момент, словно по-ребячески опасаясь получить нагоняй за копание в его вещах…

Отец в свое время был довольно известным журналистом, и не потому, что обладал бойким пером, отнюдь, писал он медленно и тяжело, подолгу выверяя каждое слово и переделывая каждую фразу. Однако он обладал крайне высокой работоспособностью, был неравнодушным человеком, часто обращался к темам, которые не сулили ни высоких заработков, ни громкого имени. Из-за этого он прослыл у журналистской братии чудаком, альтруистом; над ним подсмеивались за глаза, но все же уважали и за гражданственность, и за целеустремленность.

Не у каждого даже при плохом освещении и с не слишком хорошим зрением язык повернется назвать меня молодым человеком. Из тинейджерского возраста я вышел так давно, что даже забыл, каким и был-то в те годы.

Но вот дернул меня черт поддаться на уговоры друзей и поехать отдыхать с ними на северный берег самого южного моря нашей страны. Дикарем. В палаточный лагерь.

- Романтика, - убеждали меня друзья, - в молодость вернешься. Сразу ощутишь себя юным и душой, и телом…

Мелко семеня, Михайленко, влекомый людским потоком, вбуравился в переполненный вагон метро. Голос из динамика предупредил об осторожности, и двери, наконец, закрылись. Сдавило так, что ни вздохнуть, ни охнуть… Следующая станция облегчения не принесла, хотя количество вышедших явно превышало число вошедших. Дышать становилось все тяжелее, в груди сначала осторожно, а затем все смелее зашевелилась стенокардия… Наконец, динамик объявил: «Следующая станция «Вокзальная». «Слава богу, — подумал Михайленко. — Хоть немного разгрузится…»