Послесловие к повести К Окпи `Южноафриканская авантюра`

Сергей Кулик

[Послесловие]

к повести К.Окпи "Южноафриканская авантюра", так же изданной под названием "БОСС терпит фиаско" в сборнике "Современный нигерийский детектив" - М. "Радуга", 1989 г.

КАЛУ ОКПИ - нигерийский поэт и прозаик, родился в 1947 году в провинции Имо. Изучал юриспруденцию в одном из нигерийских университетов, затем продолжил образование в Нью-Йоркском университете, где специализировался по кино- и тележурналистике. После завершения университетского курса вернулся на родину, работает на радио и телевидении.

Другие книги автора Сергей Федорович Кулик

Приключенческая повесть военного летчика потерпевшего крушение своего самолета над сибирской тайгой, и долгие месяцы выживания в дикой природе на пути возвращения к людям.

Писатель-африканист, посвятивший изучению Черного континента многие годы жизни, рассказывает о самобытных традициях народов Южной и Восточной Африки.

Читатель побывает в древнем Асуме, увидит архитектуру старинных городов, познакомится с обычаями и укладом жизни пигмеев, нилотов и бушменов, узнает о многих тайных ритуалах, какие редко кому из европейцев удавалось увидеть. Быт далеких предков соседствует с современной жизнью.

Популярные книги в жанре Публицистика

© Вл. Гаков, 1980

Уральский следопыт.— 1980.— 1.— С. 55-56.

Публикуется с любезного разрешения автора — Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2001

«Расскажите, пожалуйста, о том, как возникли НФ журналы, — просит нас Николай Попов из Тюмени.— Читал, что за границей их развелись десятки. Верно ли? Расскажите также о премиях, которые присуждаются за фантастику. И еще — о Гернсбеке. Почему именно его американцы называют «отцом фантастики»?

«Письмо из провинции» – один из самых интересных и важных документов, вышедших из кругов революционной демократии в эпоху падения крепостного права, бесценный памятник русской бесцензурной речи. Документ имеет первостепенное значение для понимания сложного комплекса проблем, связанных с взаимоотношениями двух центров революционной демократии, а именно: лондонского, заграничного, во главе с Герценом и Огаревым, и внутрирусского, петербургского, возглавляемого Чернышевским и Добролюбовым. И тот и другой боролись за сплочение демократических сил страны, за ликвидацию самодержавия и крепостничества, но существенно расходились между собой по важнейшим вопросам революционной тактики.

ШЕЛЛЕР, Александр Константинович, псевдоним — А. Михайлов (30.VII(11.VIII).1838, Петербург — 21.XI(4.XII). 1900, там же) — прозаик, поэт. Отец — родом из эстонских крестьян, был театральным оркестрантом, затем придворным служителем. Мать — из обедневшего аристократического рода.

Ш. вошел в историю русской литературы как достаточно скромный в своих идейно-эстетических возможностях труженик-литератор, подвижник-публицист, пользовавшийся тем не менее горячей симпатией и признательностью современного ему массового демократического читателя России. Декларативность, книжность, схематизм, откровенное морализаторство предопределили резкое снижение интереса к романам и повестям Ш. в XX в.

«…14 октября, в исходе второго часа по полудни, мы чувствовали легкое землетрясение, которое продолжалось секунд двадцать и состояло в двух ударах или движениях. Оно шло от востока к западу, и в некоторых частях города было сильнее, нежели в других: например (сколько можно судить по рассказам) на Трубе, Рожественке и за Яузою. В иных местах его совсем не приметили…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«…Сею книжкою заключается Вестник Европы, которого я был издателем. В продолжении его не буду иметь никакого участия. Обстоятельства, важные для меня, а не для Публики, не дозволили мне выдать в срок последних четырех Нумеров; но кто с величайшею исправностию издал их 44, и сверх условия прибавлял несколько лишних страниц почти во всякой книжке, тот может надеяться на благосклонное снисхождение Читателей. Изъявляю публике искреннюю мою признательность…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«…Кровопролитие, мятежи и бедствия составляют главную и, к несчастью, любопытнейшую часть всeмирных летописей; но История нашего отечества, подобно другим описывая жeстокие войны и гибельные раздоры, редко упоминает о бунтах против Властей законных: что служит к великой чести народа Русского. Он, кажется, всегда чувствовал необходимость повиновения и ту истину, что своевольная управа граждан есть во всяком случае великое бедствие для государства. Таким образом народ Московский великодушно терпел все ужасы времен Царя Ивана Васильевича все неистовства его опричных, которые, подобно шайке разбойников, злодействовали в столице как в земле неприятельской. Граждане смиренно приносили жалобу, не находили защиты, безмолвствовали – и только в храмах Царя Царей молили небо со слезами тронуть, смягчить жестокое сердце Иоанна…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

Когда Ане было 8 лет, родители отправили ее на летние каникулы к бабушке. Но, приехав в квартиру, полную счастливых воспоминаний, девочка обнаружила там множество незнакомых людей – и бабушку, которая обращалась с ней как с чужой. Домой Аня вернулась только через шесть лет. Эта книга о детстве в секте. Ее лидер В. Д. Столбун утверждал, что может создать сверхлюдей, способных преодолевать любые физические и психические заболевания. Эта книга о том, как взрослые предают детей. Эта книга – предупреждение для всех, кто склонен доверять людям, которые заявляют о своем намерении «спасти мир». Книга поможет распознать секту, пока не стало слишком поздно. Автору удалось освободиться от власти кукловода, но его страшное дело живет до сих пор. Содержит нецензурную брань.

Получив престижное образование, молодой адвокат Брайан Стивенсон берется помогать осужденным на смертную казнь. Его подзащитные – бездомная девушка, которая случайно поджигает здание, подросток, застреливший сожителя матери после жестоких избиений, владелец лесопилки, у которого стопроцентное алиби, но черный цвет кожи и в прошлом внебрачная связь с белой женщиной. За их преступлениями стоят тяжелое детство, нищета, психические заболевания, роковая случайность, расовые предрассудки или просто ложное обвинение. Брайану предстоит тяжелая борьба за свободу и справедливость против равнодушной и зачастую жестокой машины правосудия.

Книга года по версии многочисленных СМИ. Победитель пяти литературных премий. Экранизация в 2019 году с участием звезд Голливуда.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Леонид Куликов

Детские стихи

БЕЛОЧКА-УМЕЛОЧКА

Под зеленою сосной

Вырос домик расписной,

И жила в нем белочка, ,

Белочка-умелочка.

Хорошо она жила:

Чай с орехами пила,

Вечером на лесенке

Распевала песенки.

Наша белка - мастерица:

Сшила кофточку лисице,

А зайчонку - тапочки

На четыре лапочки.

Медвежонку - распашонку

Всем бельчаткам - по перчаткам,

Николай Куликов

Космос зовет

Тяжело ступая, Риэл прошел мимо огромных красно-оранжевых статуй, изъеденных временем. Эти статуи изваяли предки Риэла, тысячелетия тому назад прилетевшие на Венеру. С тех пор и стоят они перед зданием Великого Совета, огромные, величественные, даже чуть пугающие. Правая аллегорически изображает Марс, левая - Солнце. Между ними ступени из такого же красного камня, ведущие к огромным черно-золотым воротам.

Николай КУЛИКОВ

Л Ю Д И

С

Ю Ж Н О Г О

К Р Е С Т А

- Как же мы будем с ними разговаривать? - спросила Белла. - С помощью вот этих штук, - ответил Валерка, прикрепив себе к виску черную коробочку. - Теперь я знаю все языки Вселенной. Обыкновенное кибернетическое устройство, между прочим, их изобретение. В этот момент автобус так тряхнуло, что Валерка вынужден был замолчать. - Ну, а что же будем мы делать? - снова спросила Белла. - Как что? Показывать планету. Автобус вторично тряхнуло. - Вот черт! Ну и дорога, - выругался Валерка, но автобус уже свернул на прямое шоссе. До кордона ехать пришлось очень медленно, в плотном потоке автомашин. У кордона туристов отсеяли, и только микроавтобус гордо поехал дальше. - Приехали, - сказал Валерка, вставая. - Где? - Вот, - Валерка показал на многоэтажное здание, сверкающее на солнце стеклом. - Вот здесь и живут пришельцы из иного мира. Один из пришельцев стоял на лестнице и с наслаждением втягивал в себя свежий степной воздух. - Привет, - коротко бросил ему Валерка. - Здравствуй, - ответил пришелец, отвешивая церемонный поклон Белле. - Это - Белла, а это - Ркеор, - сказал Валерка. Белла протянула руку Ркеору, а он вначале не понял жеста, отпрянул, потом что-то вспомнил и пожал крошечную ручку Беллы. - Вот этому человеку мы и будем показывать планету. - Сначала составим план, - сказала Белла. - План? Зачем нам нужен план? Положимся на волю случая, так будет интереснее, - сказал Валерка. Ркеор улыбнулся и посмотрел на них. - Итак, что же, план или случай? - спросил Валерка. - Давай случай, - ответил Ркеор. - Порядок, - обрадовался Валерка и вызывающе посмотрел на Беллу. Она молчала. - Подождите меня здесь. Я сейчас приду, - Ркеор быстро сбежал по ступенькам и скрылся в глубине здания. Валерка постучал пальцем по пластмассовым перилам, носком ботинка попробовал отколоть кусочек от гранитной ступени, а Ркеора все еще не было. Наконец он вышел, одетый в черный матовый костюм и черные блестящие ботинки. - Все понятно: мы собираемся странствовать по планете инкогнито. Так, конечно, мы лучше увидим жизнь. Но в таком виде можно идти и на прием к королеве Англии, - сказал Валерка Ркеору. - А что? - обеспокоенно спросил Ркеор. - Ничего. Можете садиться в микроавтобус, сэр. Автобус снова дернулся и покатился по шоссе. - Куда? - спросил Валерка. - В город. Белла шепотом сказала Валерке: - Я тебя не понимаю, как ты можешь так разговаривать с ним? Ведь он же не Витька из третьей лаборатории! - А что? Хотя он работает в своем звездолете не в третьей, а в одиннадцатой лаборатории, но, честное слово, это не меняет дела. - Боже мой! Ведь он же прилетел с другой планеты... - И ты думаешь, что ему до сих пор не осточертело торчать на дипломатических приемах и видеть натянутые, сжатые в маску лица? - Что такое "боже мой"? - вдруг спросил Ркеор. Белла покраснела: Ркеор все слышал. Валерка остался невозмутим: - "Боже мой" - это бессмысленное восклицание. Оно вошло в язык из религии. Ркеор снова повернулся к окну - приближался город. ...Ркеор постигал ступени развития земной архитектуры, а Белла, уткнувшись в стекло, разжигала в себе ненависть к Валерке. Она сильно обиделась на него. - Может быть, Валерик, мы прекратим лекцию и покажем Ркеору жизнь планеты? - Что ты понимаешь в архитектуре! - ответил Валерка. - А жизнь планеты? Ну, жизнь планеты яснее всего видна на вокзалах. В этот момент удар грома заложил Белле уши, сверкнула молния, и хлынул ливень. - Дождь, - сказал Валерка. - Город всего интереснее во время дождя, если конечно, ты сам останешься сух. Он остановил автобус и открыл дверцу сильно промокшим парням. - Старик! - сказал один из них, влезая в автобус. - До института Астрофизики подкинешь? - Пожалуйста, - Валерка радушно указал на пустые места. Астрофизики уселись на задних скамьях; вода текла с них, тоненькими струйками ползла по стенкам автобуса и собиралась на полу. - После такой бани мне снова придется красить автобус, - с сокрушением сказал Валерка. Один из астрофизиков постучал по стенке автобуса и ответил: - Достаточно нескольких миллионных грамма технеция и эта штука никогда не заржавеет. - Будет весело, если весь мировой запас технеция уйдет на автобусы, возразил Валерка. - В звездах спектрального класса содержится огромное количество технеция, - сказал Ркеор. - Ну, еще не доказано, - вспыхнул астрофизик, - эти данные - результат анализов, которые можно поставить под сомнение. - Под сомнение тут ставить нечего, - спокойно сказал второй астрофизик. Да, высокое содержание технеция согласуется и с теорией эволюции звезд. Хотя, может быть, ты ставишь под сомнение и ее? - А если? - Тогда как же ты объяснишь вспышки сверхновых звезд? - При этих словах Валерка круто повернулся к астрофизикам. Если бы кто-нибудь из них встретился с ним взглядом... Но этого не случилось. - Так как же все-таки ты объяснишь вспышки сверхновых? - продолжал астрофизик. - Например, что ты скажешь о сверхновой, что недавно вспыхнула в созвездии Южного Креста? - Координаты! Координаты звезды? - быстро спросил Ркеор. Астрофизик удивленно посмотрел на Ркеора, но ответил. И вдруг понял, что еще мгновение - и Валерка бросится на него. Лицо водителя было страшно. - Почему я не знал об этом? - голос Ркеора был очень тих. Тонкая кожа на его лице посерела. - Мы думали, чем позднее ты узнаешь, тем будет лучше. Хотели тебя подготовить, - ответил Валерка. Астрофизики смотрели на них, ничего не понимая. - Это Ркеор с Южного Креста, - объяснила Белла. - У меня нет родины... Кончился дождь и из-за тучи выглянуло желтое солнце. Оно было маленьким и круглым.

Куликов В.В., Гаврилов Д.А.

Универсальный Язык или ШАГ ЗА ГОРИЗОНТ

1. Наука и средневековая церковь. Право на истину

2. Новые тенденции или 'хорошо забытые' традиции

3. От революции в науке к эволюции духа

4. Универсальный язык-транслятор диал

5. Информационное Общество

6. Встреча с Высшим Разумом

ПРИЛОЖЕНИЕ

К ВОПРОСУ О НАУЧНОЙ ФАНТАСТИКЕ

1. Наука и средневековая церковь. Право на истину