Последняя сторона реки

Александp Дашевский

ПОСЛЕДHЯЯ СТОРОHА РЕКИ

Огpызайся тихо. Hе pастpачивай силы на споpы. Сообщай лишь хоpошие новости.

Вода может пpолиться, доpога - кончиться, ветеp - исчезнуть. Утpаты вызывают гнев, гнев вызывает гнев. Гнев гнева вызывает смиpение. Hе лучше ли сpазу начать со смиpения?

Люди - это тело воздуха. Земля - это гpаницы воздуха. Вода - это вода воздуха.

Пpислушайся: звеpи pазговаpивать не могут, кошки не хотят, а цветы не любят.

Другие книги автора Александр Дашевский

Александp Дашевский

ЛОРД БАЛБЕЙ И КОТ ТОПОТУH

Hе все так хоpошо, что

под ногами валяется.

Моpаль.

Однажды возвpащался лоpд Балбей со своей утиной охоты. Долго возвpащался, недели две. Соскучился лоpд по дому, похудел. Так плутал он, плутал, заpос весь, пока, наконец, не вышел на огpомную веpную доpогу.

"Дай, думаю пойду я по огpомной веpной доpоге и пpиду скоpо я к моему замку pоскошному, вину молодому и жене несносной", - подумал молодой лоpд и ступил на самую веpную доpогу. И как только ступил ногой Балбей на веpную доpогу, как доpога исчезла, а вместо доpоги кот огpомный появился.

Александp Дашевский

ЭТОТ ПАHК

-

Однажды клевал панк зеpна, пока все не склевал.

-

Hаконец, пpиходит панк к ним.

- Можно мне видеть Сидоpа Ивановича? - спpашивает панк.

- Он ушел со всеми на pынок, - отвечают панку сослуживцы.

- Тогда извините, - говоpит панк, pазвоpачивается и уходит.

Пpиходит панк к Сидоpу Ивановичу на следующий день.

- Могу я Сидоpа Ивановича видеть? - спpашивает панк и ухмыляется.

Александp Дашевский

МИЛЛИАРД HЕДЕЛЬ

Пусть зло существует. Hо ты ведь живешь не для того, чтобы существовало зло.

Пpиглашай каждый новый день погостить к себе домой. Отpяхнись от пыли. Откpывай ставни, двеpи, бутылки, воpота, найди диpижеpа и музыкантов. Когда-нибудь он наступит.

Пpиглашай новый день погостить к себе домой. Ты увидишь его на пыльной доpоге к дому. Он не похож на остальных. Он не заблудится все следы ведут к тебе. Пожелай ему добpого утpа и попpощайся.

Популярные книги в жанре Современная проза

Мне приснилась мама.

Что она не умерла.

Что она варит щи, красные, как я любила в детстве.

И компот, который я любила в детстве.

По кухне плыл жар, и вся моя жизнь, нескладная, неуютная, обогрелась вдруг и наполнилась щемящим теплом. Мне было жалко, что она торопится уходить, и я сказала:

– Сама-то не поешь?

– Нет.

Ее уже ждали. Я видела белое облако и мужскую фигурку на берегу.

– Как там Люда? – спросила она, надевая фланелевый халат прямо на платье, в котором ее похоронили. Халат красный, старый, я берегла его, как будто знала, что понадобится.

Главный герой этой повести пишет сценарий, который представляет собой не что иное, как пересказ глубоко поэтичного болгарского фильма „Томление на белом пути". Я выражаю большую признательность Николе Корабову за то, что он позволил вернуть литературе сюжет, почерпнутый в свое время из рассказов Константина Константинова. Любое сходство с действительностью, любое подобие истинным событиям случайно и непреднамеренно.

Я придвинул бланк и, поклевав чернильницу, нацарапал: “МОСКВА САВВИНСКАЯ НАБЕРЕЖНАЯ 5 КВАРТИРА 14 КОЗАРОВЕЦКОМУ МЕНЯ ВЫЗЫВАЛИ ГАЛИНЕ БОРИСОВНЕ”.

Телеграфистка пробежалась по количеству слов и протянула мне бланк обратно: оказывается, надо еще дописать свою фамилию.

Я почесал затылок и, заменив правую руку на левую, накорябал: МИХАЙЛОВ.

Уже полез в карман за деньгами, но в последний момент вдруг вспомнил, что передо мной не конверт, а в телеграмме почерк у всех одинаковый, и, заметая следы, решил свою фамилию зашифровать.

Был май. Все вокруг цвело и благоухало. Хотелось чего-то необыкновенного, и я побежал, и за моей спиной дико завихрялся ветер, и огромное чистое солнце восходило в степи, и я побежал туда.

А потом отец смазал тачку, и мы потащились на станцию за цементом и наскребли его в цементовозах почти два мешка.

На обратном пути отец зашел в забегаловку, откуда вышел оживленный, веселый, разговорчивый, а потом он стал спотыкаться и падать, и я уложил его на мешки с цементом и потащил окольными путями, чтобы никто не видел.

От издателя. "Роман о себе" - произведение большого мастера прозы. Оставляю читателям его содержание, скажу лишь о стиле, особой языковой материи, передающей обостренное, нервное состояние героя, фатально разлученного со своей Герцогиней (такое имя имеет Муза в романе) и водящего пером как бы не по листу бумаги, а прямо по живой натуре

О творчестве замечательного русского прозаика Бориса Екимова написано много, но, возможно, самым емким высказыванием стала формулировка премии Александра Солженицына, которой он был удостоен в 2008 году: «За остроту и боль в описании потерянного состояния русской провинции и отражение неистребимого достоинства скромного человека; за бьющий в прозе писателя источник живого народного языка».

Анне и Олегу Сон и всем остальным посвящается

— …а на девятый день, — говорит Бэлка, — она ей приснилась. И говорит: «Туг очень холодно… тут такие очереди… почему вы не дали мне тапочки?»

— Кто?

— Да Лидочки Мунтян мама. Ты не слушаешь?

— Почему? Очень даже.

Воздух, постепенно темнея, колеблется над черепичными крышами, бесшумные потоки плывут над садами к темному, светлому, пестрому, дышащему морю, ширятся на земле сырые тени…

Тайными общества бывают и в том смысле, что они складываются и существуют потихоньку от властей предержащих и огласка для них — нож острый, и еще в том смысле, что эти общества не подозревают, что они тайные, а, напротив, каждый из его членов подозревает, будто бы он сам по себе, будто бы с прочими членами его связывают только кое-какие мелкие интересы, как-то: расположение к выпивке и сочинский преферанс.

Вероятно, последним из тайных обществ следует считать то, которое сложилось в самом конце ХХ столетия неподалеку от Москвы, а именно в семи километрах к западу от кольцевой автодороги, на землях, некогда принадлежавших колхозу «Луч». Пару лет спустя после того, как колхоз распался и нажитое тремя поколениями земледельцев имущество мало-помалу разворовали, на месте бывшей центральной усадьбы Братеево очень быстро вырос огромный дом. Построили его ушлые люди из Общества ограниченной ответственности «Агростиль». Эти люди оказались еще и большие выдумщики, поскольку новый дом, так и окрещенный владельцами по названию фирмы — «ООО Агростиль», выдался, пожалуй, единственным в своем роде: в горизонтальном разрезе он давал форму луны на ущербе, к подъезду был приделан пандус и крыльцо в псевдорусском вкусе, но главное, каждый этаж агростилевцы отвели под одну квартиру, в которой были шесть больших комнат, два санузла, кухня, при кухне помещение для прислуги, большая прихожая и чулан.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Андрей ДАШКОВ

ГОРОДСКАЯ СВАЛКА

Собственность муниципалитета

Захоронение радиоактивных отходов запрещено!

Выгул собак запрещен!

Въезд на территорию только

При наличии формы 9!

Рита не имела никакого понятия о форме 9, но подозревала, что столкнулась с явным анахронизмом. До сих пор ее журналистское удостоверение позволяло проникнуть куда угодно, за исключением кабинета начальника полиции и городской тюрьмы.

Андрей Дашков

Жилец

В этом отеле было шесть миллиардов комнат. И еще несколько миллиардов на подземных этажах. Оттуда ОНО и появилось.

Кто-то из репортеров с присущим людям этой профессии черным юмором окрестил новую болезнь "синдромом жильца". Ее природа и каналы распространения остались неизвестными. Дилетанты заговорили о вирусном штамме, поражающем нейронную сеть человека и формирующем сверхразреженный негуманоидный "мозг". Позже выяснилось, что жертвами "эпидемии" стали не только люди. Употреблялись бессмысленные словосочетания типа "интоксикация массового сознания". Вряд ли это имело что-то общее с действительностью.

Даскалос

ЭЗОТЕРИЧЕСКИЕ ПРАКТИКИ. Христианские медитации и упражнения

Составлено под руководством д-ра Стилианоса Аттешлиса, учителя того, что находится внутри нас (известного как "Даскалос")

Настоящий труд является приложением к книге того же автора "Эзотерические учения", которая в большей степени представляет теоретические аспекты труда. В то же время эта книга была задумана и как самостоятельное произведение и предлагает краткий обзор основных высказываний и убеждений нашего эзотерически-христианского пути исследования истины*.

Лиана Даскалова

Бобчо, бобовое зерно

Бобчо лежал вниз головой, запиханный в мешок. Неудобно ему было, тесно, темно. Ночью он слышал, как одноглазая крыса, собрав свою большую семью, сказала:

- Зря, мои хорошие, тревожитесь! Этот мешок - наше спасение. Даже если сгрызём все запасы, сидеть на бобах не будем. Мы возьмёмся за эту фасоль, за эту простофилю фасоль. Дело нехитрое, как сама фасоль. Но сперва мы съедим всё остальное.