Последняя поездка

Карл Джекоби

ПОСЛЕДНЯЯ ПОЕЗДКА

Перевод с англ. С. Годунова

В тот вечер по холмам гулял холодный ноябрьский ветер, в воздухе кружили хлопья снега.

В кабине трясущегося фургона Джеб Уотерз поежился от холода и приподнял воротник овчинного полушубка. Целый день по мрачному серому небу плыли белые кучевые облака. Но теперь они тоже стали свинцово-серыми и повисли так низко, что, казалось, заволокли все холмы. По правую сторону дороги виднелись строгие и величественные, словно марсианские треножники Герберта Уэллса, вышки Восточной электростанции, единственные признаки цивилизации в здешних местах. Порывистый ветер дергал провода, точно струны, и они монотонно гудели на низкой ноте.

Другие книги автора Карл Якоби

Рассказчик нашел в антикварной лавке книгу в трех томах, которую написал покойный брат хозяина лавки. Выпросив первый том и едва начав читать его, он почувствовал непреодолимое желание отправиться на север города. Остановился он в том месте, которое было описано в книге. И встретил там таинственную женщину в черном — Перл фон Морен, которую сопровождал черный пес. Рассказчику предстояло узнать страшную тайну женщины и пса…

Рассказы в жанре ужасов. Художник Леонид Чистов. СОДЕРЖАНИЕ: «Псы Тиндала» «Откровения в черном» «Рассказ Сатампры Зейроса» «У. С.» «Встреча в Рождество»

Карл Джекоби

ТЕПОНДИКОН

Перевод с англ. С. Цырульникова

Около семи часов по земному времени я смог ясно различить впереди стены первого зачумленного города - Профальдо. Он лежал передо мной, весь какой-то серый, и тусклые отблески неяркого солнца отражались в крышах его колоколен и минаретов. Все три дороги. пересекавшие равнину, сходились у его ворот и плавно переходили в единственный узкий движущийся тротуар.

Я съехал на своем тракторе в неглубокую балку, вылез и снова посмотрел в магноскоп. Равнина была совершенно пустой, как и полагается в этот час, и единственным признаком жизни был одинокий ток, который высоко в небе медленно выписывал бесконечные круги.

Старый профессор Джонатан Чэмберс каждый день выходит на прогулку по городу. Этот, отработанный годами ритуал, стал настолько привычным, что любая неожиданность кажется невозможной. Однажды, придя с прогулки домой, он обнаруживает, что проделал привычный маршрут на пятнадцать минут быстрее обычного…

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Львов Аркадий Львович

СЕДЬМОЙ ЭТАЖ

Он слыл трудным мальчиком. Он слыл трудным лет с шести, когда папа и мама впервые заговорили с ним о школе. Это было в марте. Они сказали ему, что вот пролетят весна и пето - и в сентябре он пойдет в школу. Папа вспомнил свой первый школьный сентябрь - каштаны были еще зеленые, как в мае; мама ничего не вспоминала, мама только вздохнула и сказала, что время не стоит на месте. А он вдруг рассмеялся и заявил, что в школу не пойдет. Мама сделала большие глаза, а папа очень спокойно спросил у него:

Синякин Сергей Николаевич

Трансгалактический экспресс

Фантастическая повесть

Писателя надо любить! Когда любишь, многое прощаешь.

Анатолий Растер

Коротко хочу рассказать для чего написано все, что вы сейчас прочтете.

Фантастика давно числится в дефиците.

Выстояв очередь в библиотеке, выпросив на день у знакомого, читатель получает книгу с заманчивым грифом - "НФ" и, придя домой, погружается в странный мир, мир всемогущества и небывалых возможностей, мир борьбы идей и миров, где гигантские космолеты бороздят звездные пространства, где устанавливаются контакты с неземными цивилизациями, небывало преобразовывается Земля, меняются люди, сталкиваются различные идеологии, изучается будущая машинная психология, познается мир. Фантастика показывает, обещает, прогнозирует, предупреждает, популяризирует, обличает, смеется.

ЭДУАРД ЖУРИСТ

ПОСТТЕЛЕМАТИЧЕСКАЯ ЭРА

Пер. с румынского Татьяны Ивановой

- Вот этот дом, - сказал мой сопровождающий. - Пока он единственный в своем роде, но скоро такие дома станут совершенно обычными.

Я скептически улыбнулся. Сыт я по горло подобными эпохальными открытиями. Я работал в бюро патентов и открытий, и моя миссия заключалась в том, чтобы отклонять предложенные открытия (их одобрением занималась другая служба) под тем простым и хорошим предлогом, что мы живем в эпицентре непрекращающегося взрыва открытий и новшеств и если бы человечество принялось все их внедрять, у него не осталось бы времени наслаждаться их результатами. Однако этот человек пришел ко мне не обычными путями (имейте в виду, что в нашу посттелематическую эру "обычный путь" по-прежнему означает "с рекомендациями сверху, справа и слева"), а был внуком лучшей школьной подруги моей бабушки, и, конечно, в посттелематическую эпоху тоже никто не может отказать в небольшом удовольствии своей бабушке, этому милейшему существу, с которым ты оставался вдвоем длинными зимними вечерами, когда родители уходили в театр, в кино или ресторан. Внук был весьма симпатичен. Он походил скорее на виолончелиста в оперном оркестре (галстук-бабочка, лысина, бархатный пиджак, сильно вытертый на локтях), чем на физика, инженера, специалиста по автоматике или кибернетика наших дней. И вот мы стоим перед экспериментальным домом, и я жду, когда этот человек произнесет нечто вроде "сезам откройся", к которому мы привыкли в последнее время. И в самом деле, "виолончелист" подходит к крохотному микрофону, вделанному в дверь, и говорит:

Научно — фантастические произведения, включенные в этот сборник, повествуют о местах, событиях и существах, которых не было, нет, и не может быть — на то и фантастика. Но в невероятных ситуациях читатель встретит знакомые черты недавнего прошлого, от которого мы стремимся избавиться, перестраивая все сферы нашей общественной жизни, возвращаясь из «перпендикулярного мира» в мир реальных ценностей, истинно человеческих отношений.

Полковника Вильяма Трэинера, постоянного Представителя Президента при Миссии, вытащили из постели в 2-16. Еще не успев стряхнуть с себя сон, в 2-18 он, затягивая пояс, сбежал по лестнице к ожидавшей у подъезда капсуле. Устраиваясь на заднем сиденье, Трэйнер уже знал, что его ожидает трудный день.

Два капитана и штатский — всех их он знал в лицо сидели, крепко сжимая в руках обложки с государственным гербом. Полковник протер глаза и посмотрел на штурвальную консоль: «Баллистический полет, цель зафиксирована, местное время 15.04». Штатский с молодым, но прежде времени состарившимся лицом обернулся к нему с переднего сиденья:

Как трудно молодому поколению понять привязанности старшего... А конфликт непонимания повторяется между каждыми новыми поколениями в новом своем витке. И не так важно, что непонятно новому поколению: езда в переполненных электричках на дачный огород или путешествие на глиссере в родной город…

Рассказ из журнала "Очевидное и невероятное"2009 06

Море бушевало всю ночь. Медлительные валы один за другим выплывали из темноты. Они вставали перед нами крутой стеной, и нависшие гребни их заглядывали в шлюпку, как будто хотели пересчитать нас — свою будущую добычу.

Нас было шестеро в шлюпке: кочегар Вилькинс, Джо, три матроса — швед, итальянец, негр и я шестой с ними. Мы гребли все время, точнее — они гребли, а я сидел на корме и, качаясь, как маятник, зачерпывал воду и выливал за борт, черпал и выливал, черпал и выливал.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Д. Джекобс

Джек и золотая табакерка

Давно-давно в одном очень большом лесу жил старик со своей старухой и с единственным сыном Джеком, который никогда в жизни не видал никого, кроме отца и матери, но знал, что в мире есть другие люди. Когда ему случалось читать об очаровательных принцессах, ему до безумия хотелось видеть их, и вот однажды, когда его отец рубил дрова в лесу, он сказал матери, что отправится странствовать, постарается найти себе счастье, и прибавил:

Д. Джекобс

Кет и орехи

В одном королевстве жили король и королева. У короля от первого брака была красавица дочь Анна, у королевы - от первого мужа довольно хорошенькая дочь Кет. Они любили друг друга, как родные сестры, и Кет совсем не завидовала Анне. Между тем королева злилась, что дочь короля красивее, чем ее Кет, и решила лишить Анну красоты. Она посоветовалась со своей птичницей-колдуньей, и та велела ей прислать к ней принцессу.

Д. Джекобс

Красный Итти

Одна бедная вдова арендовала немного земли. У нее было два сына: Бинни и Бонни. Пришло время Бинни отправиться по свету искать счастья, и мать велела ему взять кружку и принести ей воды из колодца - она хотела замесить хлеб для него. Вдова сказала, что если сын принесет много воды - хлеб выйдет большой, а если мало - то маленький, и прибавила, что она не может дать ему в дорогу ничего, кроме хлеба.

Бинни налил в кружку воды, но так как в ее донышке была трещина, большая часть воды вытекла раньше, чем он вошел в дом. Подав сыну очень маленький хлеб, вдова спросила, хочет ли он взять только половину каравая и услышать ее благословение или получить весь хлеб, но не услышать ничего? Бинни подумал, что ему предстоит длинный путь, и что Бог весть кого или что он встретит по дороге, а потому попросил мать подарить ему весь хлеб.

Д. Джекобс

Рыба и кольцо

В старинные времена в одном из северных графств Англии жил богатый и знатный барон, который в то же время был могущественным волшебником и знал все, что должно случиться. Однажды, когда его маленькому сыну минуло четыре года, он заглянул в волшебную книгу, чтобы посмотреть, что будет с мальчиком. К своему отчаянию барон увидел в ней, что его сын со временем женится на совсем простой девушке, которая только что родилась в семье очень бедного человека, в маленьком доме, стоявшем в тени Йоркского собора.