Последняя мечта

Александр Титов

Последняя мечта

Рассказы

Полынные веники

Первый

Новые деньги

Активист

Полынные веники

В конце пятидесятых в нашем поселке ни клочка асфальта... В космосе летают две симпатичные собаки - Белка и Стрелка. На уроках Василиса Авдеевна каждый день напоминает нам о коммунизме. При этом ее свирепое по обыкновению лицо принимает какое-то плаксивое выражение.

Я - ученик второго класса, хилый и слабый. Плохо ем, мучаюсь бессонницей, но не болею, и помаленьку расту. Мечтаю о тех временах, когда у каждого школьника будет свой персональный летательный аппарат, вроде вертолета. Другой транспорт в осеннюю распутицу здесь не пройдет.

Другие книги автора Александр Михайлович Титов

Александр Титов

Жизнь, которой не было

повесть

БЫВШАЯ ЗНАМЕНИТАЯ ДОЯРКА

Мать смотрит на Митю с затаенным страхом:

- Не ходи к нему - удавя!..

- Почему? - Митя конфузливо заглядывает в ее яркие карие глаза, такие большие, что как-то неловко делается и мурашки по спине бегут. - Я каждый день его навещаю. А сегодня воскресенье - моя очередь печку топить.

- Он дурак глупый - возьмет да и стукнет поленом.

Александр Титов

Наум СЛАДКИЙ:

ПОСЛЕДНЯЯ ЗАГАДКА ТУНГУССКОГО МЕТЕОРИТА

ШАЛОВЛИВЫЙ ПИСАТЕЛЬ

Выдающийся художник XX века Наум Исакович Сладкий родился в 1960 г. в городе Бобруйске. Город этот известен по литературе: среди сыновей лейтенанта Шмидта он считался прекрасным, высококультурным местом. Читатель не должен обижаться, что не знает ни Бобруйска, ни Н.Сладкого. Познать Воркуту хуже, чем познать Бобруйск, и познать Горького хуже, чем Сладкого. Но шутки в сторону - Н.Сладкий больше известен как художник красками, да и то в основном за границей. Творчество его делится на два периода: ранний и поздний. Ранний период соответствует пребыванию Н.Сладкого в стенах Московского Университета. Там Сладкий познал обнаженную натуру; и там он оттачивал грани своего мастерства. Тогда же начались его первые шалости как художника. Он написал одну из самых необычных картин нашего времени, применив в качестве основы ленты для оклейки окон. Некоторое время Н.Сладкого можно было видеть в коридорах высотного здания Университета с отверткой и плоскогубцами в руках, с железной баночкой на поясе. Он отковыривал дубовые панели и ловил тараканов. Каждый таракан в дальнейшем старательно изображался на отведенном ему участке ленты для оклейки окон. Потом Н.Сладкий выпускал тараканов обратно. За это Н.Сладкого исключили со второго курса механико-математического факультета: оказывается, тараканов следовало возвращать на те самые места, где они были взяты. Дело в том, что научная традиция предписывала нумеровать при изъятии как тараканов, так и места их извлечения. Н.Сладкий, конечно, заметил бы номера и догадался, в чем дело, но номера стерлись, так как последнюю инвентаризацию тараканов производил еще Пафнутий Львович Чебышев. Трудности усугублялись тем, что чебышевская ревизия тараканов производилась еще в старом здании Университета, и при перевозке тараканов на новом месте не были должным образом воспроизведены номера, имевшиеся ранее на старых местах. Уф! Надеюсь, что вы все поняли. Короче говоря, Н.Сладкого сделали крайним, и выгнали его из Университета. Художник был вынужден распродавать свою картину ничего не смыслящим в искусстве дилетантам, тупой, бессмысленной толпе в вестибюлях метро, по частям, отрезая изображения тараканов ножницами. Доверчивые иностранцы покупали тараканов пачками, думая, что это билеты для посадки в поезд. Проходило не менее получаса, прежде чем снизу появлялась процессия, состоящая обычно из взволнованных иностранцев, уборщиц со швабрами, милиционеров и каких-то молодых людей в светлых пиджаках. К этому времени Н.Сладкий уже исчезал - с долларами в кармане. В кругу знатоков искусства особенно ценятся отрезки, содержащие пять и более тараканов. Одна из таких картин находилась в Париже, в Метрополитен-опера, где Н.Сладкий выступал в позднем периоде своей творческой биографии. В Метрополитен-опера Н.Сладкий исполнял обычно кантаты Свиридова. Специально сформированный отряд на вертолете доставил Н.Сладкого обратно в Москву (кстати, этот эпизод описан в настоящей повести), прямо в кабинет Свиридова. Полгода Н.Сладкий был вынужден обучать канареек Свиридова, которые затем были отправлены в Метрополитен-опера на место покинувшего театр великого артиста. Но в основном Н.Сладкий прославился как художник красками. О его картинах можно рассказывать бесконечно. Так, в качестве эскиза нового герба им была предложена картина "Буревестник". Присутствовавший на презентации директор гастронома "Центральный" умер от инфаркта. Следствие показало отсутствие состава преступления: буревестник был слишком похож на тех кур, что продавались в гастрономе, но был красным. Слишком интенсивный цвет и в дальнейшем неизменно приводил в замешательство работников торговли, и герб пришлось заменить на старый. Но что-то я заболтался. Лучше один раз понюхать, чем сто раз потрогать (то есть, тьфу, я хотел сказать: почитать книжку перед сном). В общем, честь имею представить вам первый литературный опыт Н.Сладкого - известного певца нашего времени.

Случилось это в разгар сева. Митин отец, Иван Звягин по прозвищу

Ванька Керосин, как на грех запил, попал в милицию. Поехал в райцентр, выпил лишнего, буянил в пивной, и в результате угодил на пятнадцать суток. А тут, за речкой Чернавой, надо срочно пахать клин весновспашки. Людей не хватало, и надоумили председателя пригласить

Батрака: парень-то, вроде бы, городской, поймет, что к чему.

Прозвище обидное забыли, Робертом стали величать – так он назвался, когда впервые очутился в Тужиловке. Он даже слегка возгордился. Ему казалось, что на пахоте будет легче, чем на ферме, где ухаживал за скотиной. Научили запускать двигатель, показали рычаги в кабине, и поехал он по селу, как всамделишный механизатор, даже Тарас

Титов Александр Михайлович родился в 1950 году. Закончил Московский полиграфический институт. Печатался в журналах “Новый мир”, “Волга”,

“Подъем” и др. Живет в селе Красное Липецкой области.

Дверь со скрипом открывается, на пороге низенькая фигура в нелепом военном картузе.

– Митек, где ты?.. – Тощий старик в засаленной, до пят шинели, галоши облеплены навозом.

Митя закрыл тетрадку – опять этот чудак! Теперь уж не до уроков…

– Зачем ты ходишь к этому бывшему Первому?.. – ворчит Лева, навалившись грудью на расшатанный редакционный стол. Мой коллега всегда принимает такую позу, когда пишет сельскохозяйственные обзоры. Он гордится тем, что обладает способностью Цезаря – сочинять статьи и одновременно вести разговор с собеседником. – Это ведь бывший аппаратчик, сталинист…

И вычеркивает длинное и в то же время незаменимое в словаре районного газетчика слово “мероприятие”. Лева пишет очередную статью о проблемах животноводства, дает советы дояркам: “Надо каждый раз перед дойкой подмывать вымя каждой коровы, что положительно сказывается на исходном качестве продукции общественного стада”.

Популярные книги в жанре Современная проза

Андрей Смирягин

ПИСТОЛЕТ, КОТОРЫЙ НЕ СТРЕЛЯЕТ

(комедия положений в четырех частях)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

* * *

Студия фотографа. Слева тяжелая бархатная портьера закрывает вход. Справа дверь в проявочную комнату с табличкой "Посторонним просьба не входить". На стене висит портрет дедушки фотографа. Чуть в стороне во весь рост стоит чучело египетского фараона. Прожекторы на треножниках направлены на белый экран, перед которым стоит стул.

Андрей Смирягин

ПРОГУЛКИ с МЭРИЛИН МОНРО

Напротив моего диванчика висит роскошный черно-белый портрет Мэрилин Монро. Как-то от нечего делать я стал практиковать "второе зрение" и "остановку" внутреннего диалога. Я расфокусировал взгляд, немного прищурился и стал ждать, что сейчас произойдет. От долгого взгляда все окружающее, кроме лица Мэрилин Монро, покрылось туманной пеленой и стало пропадать. Затем ее лицо стало как бы светиться по теневым контурам желтоватым огнем. Но здесь я еще понимал, что скорее всего это вызвано оптическими эффектами моего зрения. Потихоньку я стал останавливать "внутренний диалог", то есть отключать все звуки и мысли в мозгу. К тому времени портрет приобрел невероятную четкость и как бы слегка начал плавать, смещаясь и возвращаясь на место. И вдруг произошла вещь, вызвавшая у меня неописуемый ужас животного. Плоское до того лицо актрисы стало приобретать объем, фактуру и черты абсолютно живого лица. Она на самом деле стала выходить из стены. Это необычное явление полностью забрало все мое внимание и как бы стало втягивать в себя мое существо.

Андрей Смирягин

СМЕШНОЙ НАРОД

Все-таки смешной народ, эти люди. Как в окно к ним с ветки не заглянешь, так всегда что-то любопытное начнешь наблюдать. А то и какую плохо лежащую вещичку пристроить понадежнее повезет. Кой черт они нам нужны, я и сам не пойму, но быть обладателем такой ценности невероятно льстит. Вот, например, недавно мне красивая брошь людьми подарена была, так полстаи от зависти чуть не передохло. А досталась она мне при обстоятельствах, которые до сих пор глубоко переживаются у меня внутри, о чем сейчас и расскажу.

Андрей Смирягин

СОВЕТЫ БЕЗНАДЕЖНО ЗДОРОВОГО

Лично я здоров, как бык. И не смотрите, что я чуть-чуть приволакиваю ногу. Такая манера ходить у меня появилась после того, как в детстве папа уронил меня с пьяну на пол. И не важно, что не хватает трех зубов спереди. Те, что выпали, были молочными, а коренные еще растут.

Сегодня я сам буду вас лечить. Я не буду ставить вам клизму или пускать кровь, пусть этим занимаются другие. Если организм в самом деле задумал скопытиться, его трудно от этого отговорить даже такому светилу, как я.

Андрей Смирягин

ТРИ ДЕЛОВЫХ СОВЕТА

I. Как начать свой бизнес

Для начала надо иметь в друзьях преуспевающего финансиста (например, бывшего соседа по университетской скамье), заявится к нему в офис и после теплых похлопываний по плечу (при этом ваш протертый на локтях пиджак выпустит облако пыли) с порога заявить: - Лева, друг, сколько лет, сколько зим, одолжи денег! - С удовольствием, Кеша!- обрадуется тот, доставая из пухлого бумажника рубли.- Тысяч пять тебе хватит? Дальше разговор проходит в дружеско-радостном тоне: - Ты не понял, Лева, я решил открыть свое дело, и для начала мне надо хотя бы тысяч пять, но не рублей, а долларов. Я куплю что-нибудь всем очень нужное, продам подороже, верну долг, а остаток снова пущу в оборот. - Замечательный бизнес-план, Кеша, но проблема в том, что пять тысяч я тебе не то что на месяц, а даже на пять минут подержать в руках дать не могу. - Лева, ты не хочешь помочь старому другу? - Хочу, поэтому денег и не дам. Я дам кое-что подороже, а именно добрый совет. - Спасибо, Лева, это именно то, чего не хватает моим голодным детям. - Запомни, Кеша, продать дорого всем нужную вещь - это каждый дурак может. Впарить дорогую и никому не нужную вещицу сложнее, но можно - люди обожают покупать дорогие безделушки. Труднее всего пристроить никому не нужный хлам. Этим я и предлагаю тебе заняться. - Как это? - А так: у нас на складе в результате одной неудачной сделки скопилось большое количество бракованных презервативов. - Презервативов?! - Надеюсь, ты не ханжа? Прибыль поделим пополам, если она, конечно, будет. - А если не будет? - Тогда ты заберешь ее себе.

А.Смирягин

ТУАЛЕТ КАК ЗЕРКАЛО ДУШИ

Каждый, кто хоть раз в жизни бывал в общественном туалете какого-нибудь учебного заведения, знает, что это место, замечательное во всех отношениях. Во-первых, его можно использовать по прямому назначению. Однако это далеко не самая важная его функция. Во-вторых, здесь можно покурить, но и это полезное качество имеет второстепенное значение по сравнению с самой важной для учащихся стороной общественного сортира - служить своеобразным информационным мостом между людьми.

Алексей Смирнов

Белый карандаш

Мы договорились встретиться в метро.

Я торчал внизу, у схода с эскалатора, прислонившись к стене и равнодушно следя за нарядным людским потоком. Горожане стекались в центр на народное гуляние; мелькали воздушные шары, прыгали раскидаи, сверкали карманные стробоскопические установки, пользоваться которыми в метро было строго запрещено.

"Вниманию пассажиров, - заговорила балюстрада. - На станции "Университетская" по техническим причинам выход в город закрыт. Пользуйтесь выходом на станции "Флагманская".

Алексей Смирнов

Дачное общество "Ностальжи"

Сумерки. Веранда.

АРКАДИЯ СТЕПАНОВНА. Воротников, идемте пить чай!

Молчание. Цикады, кузнечики, далекие пьяные песни.

АРКАДИЯ СТЕПАНОВНА. Воротников!

Появляется   В о р о т н и к о в. Он в белом костюме, в руке - ведерко, через плечо - рыболовные снасти.

ВОРОТНИКОВ. Ох, знаете ли, Аркадия Степановна, как комары заели! Хватило, знаете ли, на пару плотвичек, а сверх того - увольте!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Арсен Титов

Большой верблюжий рассказ

Повесть

- Венера, гони своего Лавросия! - любил кричать Сева, приближаясь к синему двухэтажному домику в очаровательном городке на берегу моря.

Он кричал так, чтобы его мог слышать только приятель, с которым они снимали у Венеры фанерный сарай.

- Нет, - говорила Венера. - Нет. Теперь три рубля нигде нет. Теперь везде три пятьдесят.

И Сева с приятелем уплатили по три пятьдесят за сутки, то есть по семьдесят рублей за весь срок, и за такую цену Сева посчитал себя вправе распоряжаться судьбой Венеры, то есть кричал гнать Лавросия. Он вечно думал о Мелиметовой, но Венере кричал гнать Лавросия - то есть получалось, как бы делал определенные намеки, и если бы Венера так подумала, то впала бы в глубочайшую ошибку, потому что Сева ни о ком, кроме Мелиметовой, не думал, и, не приведи бог, Венера взяла бы да действительно прогнала Лавросия - так вот однажды послушалась бы Севу и сказала: пойди, Лавросий, прочь! - то интересно, с кем бы она осталась, несчастная!

Ростислав Титов

И все-таки море

Оглавление

I

"Начнем с начала, начнем с нуля..."

Эпоха

Как мы жили

Учителя

"Че-пе" городского масштаба

Дезертиры

II

Первое море

Какое оно?

"Братья-капитаны"

Дело воображения

III

Дальние страны

Камни и люди (Италия)

Морская драма (Англия)

На земле Тиля

Улыбки Марианны

Всего одна испанская страничка

С И Р Е H Ы , П О Ю Щ И Е В М О З Г У

Доктор биологических наук С. ТИТОВ /after my (RM) edition/.

Пением сладким Сирены его очаруют, на светлом Сидя лугу, а на этом лугу человечьих белеет Много костей, и разбросаны тлеющих кож там лохмотья.

Гомер, "Одиссея".

Истоки проблемы, о которой пойдет речь, затеряны в глубине тысячелетий. Мы не знаем, кто и в каком веке до нашей эры обнаружил, что некоторые плоды, травы и грибы могут искажать психические ощущения, нарушать сознание. В разные времена у разных народов они то оставались привилегированным таинственным орудием посвященных, а то вырывались и распространялись среди широких масс, ставя под угрозу существование самой культуры. Считается, что одна из первых вспышек употребления опием в Европе произошла в начале девятнадцатого столетия после того, как английский поэт Томас де Куинси опубликовал свои мемуары. В них он так описал впечатления от приема наркотического препарата, что породил многочисленных подражателей. О последствиях употребления наркотиков жертвы не имели ни малейшего представления. Может быть, вещества, изменяющие психику и искажающие ощущения, действительно одно из благодеяний, оказанных человеку природой? Может быть, наш мозг и его биохимические процессы недостаточно совершенны и для оптимальной работы нуждаются в дополнительной химической стимуляции, а человечество интуитивно набрело на способы такой стимуляции? Увы, если бы дело обстояло так! Вот что увидел в курильне опиума Чарльз Диккенс: "Он лежит одетый, поперек неопрятной кровати... на ней - тоже поперек, а не вдоль, и тоже одетые лежат еще трое: китаец, ласкар и худая изможденная женщина. Ласкар и китаец спят а может быть, это не сон, а какое-то оцепенение;женщина пытается раздуть маленькую, странного вида трубку... Он отмечает про себя, что женщина от постоянного курения опиума приобрела странное сходство с китайцем. Очертания его щек, глаз, висков, его цвет кожи повторяются в ней. Китаец делает судорожные движения - быть может, борется во сне с каким-нибудь из своих многочисленных богов или демонов и злобно скалит зубы. Ласкар ухмыляется; слюни текут у него изо рта. Женщина лежит неподвижно". Так что же представляют собой эти загадочные вещества, называемые учеными по-разному - наркотиками, галлюциногенами, фантастиками, психотомиметиками, психодислептиками (у юристов, конечно, существует строгий перечень веществ, которые относятся к наркотическим).

Владимир Михаилович Титов

КСТАТИ, О СИДОРОВЕ...

Солнце превзошло само себя. Оно прилипло к зениту и уже который час подряд нещадно и методично жарило всех, кто попадался под его горячую руку. Оно вкалывало так, словно до конца квартала оставалось от силы два дня а для выполнения квартального плана по солнечным ударам требовалось еще месяца четыре.

Мои спина и загривок нестерпимо пылали. Голова кружилась от перегрева - не спасала и шляпа из газеты.