Последняя легенда Анкаианы

Лертукке

Последняя легенда Анкаианы

1.

Из дневника летчика.

...искать свою исчезнувшую цивилизацию, чтобы найти эту землю, которая стала для меня теперь единственным домом. Надеюсь последним.

Приют захватчика постепенно теряет благородные контуры той машины, которую некогда считал частью себя человек, разбивший ее в центре самой большой анкаианской свалки. Руины эти давно не вызывают сожаления: очарование погибающей по нашей вине страны захватило меня больше, чем некогда небо. Но это понятно - ведь небо было выбрано мной в любимые миры, когда я еще не знал этого(мира).

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Издавалось в сборнике «Поиск-80». Свердловск, Средне-Уральское кн. изд-во, 1980. — 368 стр.

Рассказ входит в антологию «Аэлита. Новая волна / 003»

Любой вам скажет, кого ни спроси, если он не закоснел в привычке смотреть одни и те же программы по одним и тем же каналам на одном и том же языке из одной и той же страны изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год… На чем я остановился? Ах да. Любой настоящий знаток и ценитель, чутко следящий за новинками стереовидения, скажет вам: истинная сила СВ в его неуловимости, постоянной изменчивости, вечном движении. Только вы подумали, что напали на нечто стоящее, и плюхнулись в кресло с кружкой пива в руке, как передача тускнеет, и вы остаетесь в дураках, увязнув в остатках некогда живого и яркого зрелища. Люди слабые скрипят зубами, пьют пиво и стараются не принимать этого близко к сердцу. Сильные же люди скрипят зубами, вскакивают и начинают переключать каналы. Они знают - гений СВ где-то здесь, он не умирает. Он только переходит из одного места в другое. И сильный не удовольствуется малым, он преодолеет все и найдет настоящую жемчужину. Но как легко, однако, забывается, что и эта передача может вскорости измениться. Да вы и сами не прочь забыть об этом ее свойстве, забыть и поселиться в ней навсегда.

Львов А. Бульвар Целакантус: Повести и рассказы. / Художник К. Соостер. М.: Молодая гвардия, 1967. - (Библиотека советской фантастики). — 176 стр.

«Бульвар Целакантус» — первый сборник фантастических рассказов молодого писателя.

Товарищи читатели!

Редакция фантастики, приключений и путешествий просит вас присылать краткие отзывы о книгах, а также свои предложения по улучшению их содержания и оформлении.

Наш адрес: Москва, А -30, Сущевская, 21. Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия». Массовый отдел.

Информация стекалась сюда со всех стволов, лав и штреков. Это был центр отсека или командной рубки, где располагался круглый пульт управления всем комплексом.

Не обычный, а сдвоенный термометр, серебристый столбик на левой шкале которого превысил цифру 19, показал: там, наверху, температура воздуха в тени равна двадцати градусам по Цельсию. Неплохо для апреля в умеренной полосе. Правая шкала показывала температуру внизу.

Здесь, внизу, понятия «день» и «ночь» были чисто условными. Пластиковые стены слабо светились холодным безжизненным огнем: фосфоресцировали листы, из которых манипуляторы сшивали рубку. Об этом, очевидно, знали люди из Центра, проверявшие перед отправкой сюда каждый рулон пластика, каждый прибор, каждый моток проволоки. Поэтому Большой Мозг решил оставить свечение, хотя для аппаратов, считывающих информацию с экранов при помощи инфралучей, освещение было ни к чему.

С Яношем Золтаи я познакомился на одиннадцатом конгрессе филателистов. В дни работы конгресса Яношу исполнилось восемнадцать. С непримиримостью, свойственной возрасту, он считал свою коллекцию лучшей и остро переживал присуждение восьмого места его тематической серии «Первые люди на Луне».

Моя коллекция фальшивых марок начала двадцатого века заняла десятое место, и я тоже чувствовал себя обойденным. Ведь собрать такую коллекцию неизмеримо труднее, чем «Электростанции Сибири» или, скажем, «Покорение Сахары».

— Они напоминают мне гадаринских свиней,[1] — объявила Милдред Пелам.

Прервав осмотр битком набитого пляжа, подступавшего к террасе кафетерия, Роджер Пелам взглянул на жену.

— Почему ты так говоришь?

Какое-то время Милдред продолжала читать, потом опустила книгу.

— Ну, а разве нет? — риторически спросила она. — Они похожи на свиней.

Пелам едва улыбнулся при этом слабом, но характерном проявлении мизантропии. Он внимательно посмотрел на торчавшие из шортов собственные белые коленки, на полные руки и плечи жены.

Главная тема научно-фантастических рассказов молодого украинского писателя Александра Тесленко — биоконструирование, отношения человека с удивительным миром, созданным его умом и талантом. Сюжеты рассказов вытекают из устремлений нашего современника, из его интенсивного научного поиска, из его чувства высокой ответственности за жизнь человека, за судьбы мира.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

— Ему предстоит пережить скверную минуту…

— Несомненно, но, говорят, этот человек ничего не боится!..

— У него есть дети?

— Нет, он вдовец!

— Тем лучше!

— И потом, все же надо надеяться, что он не умрет! Однако поторопимся!

Услышав этот мрачный разговор, мсье Гаспар Лалует, благовоспитанный человек, торговец картинами и антиквариатом, уже десять лет назад обосновавшийся на улице Лаффит, а в этот день прогуливающийся по набережной Вольтера, изучая витрины лавок со старинными гравюрами и всякой всячиной, поднял голову. В тот же самый момент его едва не сбили на узком тротуаре трое молодых людей в студенческих беретах, появившись из-за угла с улицы Бонапарта. Занятые своей беседой, они даже и не подумали извиниться.

Лещанский Илларион Юрьевич

Маленькие неудачи

В сущности, неудачи редко радуют человека своим вторжением в те или иные события, безупречно спланированные и продуманные; особенно досадно их внезапное появление на фоне беззаботного благодушия, охватывающего нас, наверное, не слишком часто. Нечего скрывать, и я не принадлежу к оптимистам: встреча с невезением оканчивается для меня самое меньшее испорченным настроением. Тем удивительнее, что мелкие неприятности способны вызвать положительные эмоции в ситуации, когда, право же, впору возмутиться изменой фортуны. Впрочем, позвольте предложить вам небольшое описание событий, имевших место в Северной Осетии в конце прошедшего января, опустив предысторию описанного ниже.

Алексей Лешкин

Кому-то да посвящается...

Вот такой он, северный олень

(С) Hеизвестный

Итак, с чего бы начать ? Ежели честно, у меня просто непонятное для себя и окружающих настроение, которое должно во что либо материализоваться. Водку пить не хочется, в голове странным образом наблюдается легкий и светлый полет мысли, работать неохота, однако компьютер с верным Word'ом таки под рукой. И чем то надо заняться. Хотя, дел конечно много. Hапример, надо позвонить одному (да что уж там одному, штуки три наберется) человеку и продолжить решение финансовых проблем (в просторечии - устранение дебиторской задолженности), - но это все проза, а душа чего-то просит и куда-то зовет. Вот именно поэтому сел я, предварительно налив себе кофейку, который к сожалению уже заканчивается, надо бы повторить, и начал бодренько бегать пальчиками по клавиатуре. Hе судите сурово, что получится, то и получится. Хотя за повторение авторских отступлений я гарантировать вам ничего не могу (хи-хи). Пожалуй, начну...

Меридел Лесюэр

Я шагала в ногу

Перевод Елены Егоровой

Миннеаполис, 1934

Я никогда раньше не участвовала в забастовке. Это все равно, что наблюдать за тем, что происходит впервые, когда впечатления еще не воплотились в мысли и слова. Если происходишь из средних слоев, слова чаще всего значат для тебя больше, чем само событие. Ты скорее будешь размышлять, и происходящее станет величиной с булавочную головку, но обрастет множеством слов, искажающих его странным образом. Это известно, как "воспоминание о прошлом". Когда же участвуешь в событии, то занимаешь скорее всего четко индивидуалистическую позицию, ты в нем лишь отчасти, да и происходящее волнует тебя больше потом, чем тогда, когда оно происходит. Вот почему таким, как я , трудно участвовать в забастовке.