Последняя инстанция

Я прожил достаточно долго, чтобы увидеть, как язык крохотного, захолустного островка на противоестественной, выжженной ультрафиолетом планетенке с высокой гравитацией и жиденькой атмосферкой становится родным языком существ, явившихся с нормальных планет, отстоящих на сотни световых лет. Еще мне довелось видеть, как клетианская восьмеричная арифметика вытесняет двенадцатиричную и десятичную системы Ду'утии и Земли благодаря своей рациональности. И я видел, как наши здания взмывают до ду'утианских стандартов просто в силу общественной надобности. На Тримусе в избытке уникальных, невероятных и драгоценных вещей! Но если представить, будто эволюция следует неким предначертанным образом, то я думаю лишь о том, что Тримус говорит по-английски.

Другие книги автора Дэвид Нордли

«В пещерах Миранды», как и «Олимп» Бена Бовы, - рассказ об освоении космоса. Особенно любопытно в произведении представлено то, как природа чужой планеты заставляет человека менять поведение и влияет на закономерности выживания.

Вдали же от нашего Солнца им описана планета Тримус, где поселились и создали общую цивилизацию три совершенно непохожие разумные расы. Об этом рассказывается в «Сети» и «Последней инстанции», а также в публикуемом здесь их «предшественнике» с захватывающим детективным сюжетом в традициях Хола Клемента, Джеймса Г. Шмица и Бима Пайпера, но со свойственной только Нордли изощренно-прямолинейной чувственностью.

Если наша вселенная — яйцо с одной-единственной оболочкой, то что находится вне его?

А главное — кто отложил это яйцо?

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Сергей СТУЛЬНИК

ЧТО ТАМ, ЗА РЕКОЙ?..

...день, который Димка ждал с радостным нетерпением, и к которому тщательно готовилась вся семья, наконец наступил. Сегодня Димка проснулся уже совсем взрослым, пятилетним мальчиком. И сегодня его ожидали подарки, поздравления и восторги гостей. Димка предвкушал все это, и ему было очень весело. Мама с бабушкой постарались - праздничный стол выглядел великолепно! Особенно - пирог в центре, с пятью свечечками по окружности. Папа тоже веселился вовсю, помогая маме и бабушке, и все время смешно подмигивал Димке. Еще бы ему было не веселиться, не он бегал по магазинам и рынкам, раздобывая всякие вкусности, украсившие именинный стол...

Владимир Сухих

Последнее средство

Шаман был стар, очень стар. На глаз ему можно было дать лет девяносто. А может быть и все сто. Мелко тряся белой, как лунь головой, он тщательно осматривал больного. Перед тем, как начать простукивать грудную клетку, он даже заставил того раздеться.

- Сразу видно, старой школы мастер, - прошептал заворожено тощий длинный мужик в грязном балахоне, осторожно подвинувшись к очагу, где над огнем висел большой котел с кипящим варевом. Тени, подчиняясь движению пламени, причудливо метались по облезлым кирпичным стенам комнаты. На полках и полочках ближе к мутному оконцу стояли большие банки с заспиртованными змеями и лягушками, в банках поменьше плавали пиявки. Под потолком висели березовые веники, пучки сушеного зверобоя, подорожник. В темных углах возле коробок с какими-то кореньями бегали и пищали мыши. Целитель, чтобы лучше рассмотреть больного, дрожащими руками зажег возле него большую сальную свечу.

Владимир Сухих

Самый достойный среди...

...Война компроматов во время последних выборов еще раз показала, что во власть у нас стремятся пролезть люди, совершенно для этого не достойные...- бойко трещала по радио девчушка-корреспондент. Человек в белом халате выключил приемник и еще раз внимательно всмотрелся в экран компьютера, на котором высвечивались разноцветные кривые, разнообразные столбики, кружочки и таблицы, заполненные рядами чисел. Нервно засунув окурок в уже доверху наполненную пепельницу, он нерешительно взял телефонную трубку.

Ю.Сунцов

Фантастика? Это очень просто

Редактор почти незаметно посмотрел на часы.

- У вас все?

Иван поспешно полез в дипломат.

- Вот еще два рассказа, надеюсь, они вам понравятся.

- Нет, нет, что вы, - несколько торопливее, чем требовали приличия, вскрикнул редактор. - Вы только посмотрите, - он широким жестом обвел заваленные рукописями столы. - Столько работы. Я, безусловно, ценю ваш труд и хочу отметить высокий, почти профессиональный уровень, который присущ всем вашим произведениям. Но, увы... Увы, я лишен возможности говорить о публикации ваших рассказов. Кроме того...

ЕЖИ СУРДЫКОВСКИЙ

КОСМОДРОМ

Обширную, исчерченную ступеньками обрывистых террас долину, на дне которой раскинулся космодром, со всех сторон окружают горы. Их широкие куполы и скаты опалены солнцем, лишены деревьев. Кое-где склоны круто обрываются над пропастью каньона, обнажая потрескавшиеся слои старых известняков и песчаников. Дорога извивается по дну долины, взбираясь все выше и выше, сначала асфальтированная, гладкая, потом каменистая, с трудом ползущая по сыпучим склонам. По ней можно доехать до лба ледника, откуда берут начало горные реки, посмотреть вблизи на скалистые вершины, подышать чистым морозным воздухом.

А. Свистунов

Чудо по-русски

В славном городе Санкт-Петербурге вечерело. Белая ночь входила в город долгими, как последние проводы, хмурыми сумерками. На Невском, в семи комнатной квартире с евроремонтом, тихо зрел заговор.

После того как был сделан заказ, скучно стало слушать господина Мусинского. Заговорщики предвкушали выпивку и закуску. Григорий Алексеевич почувствовал нервозность ожидания и объявил перекур. Он улегся на любимый диван, выпятил живот и пускал вверх затейливые колечки табачного дыма. Вера, очаровательная зеленоглазая ведьма, в мечтах уже перенеслась на шабаш ведьм в Палермо, на Сицилию, куда была приглашена через три дня и где собиралась отрываться целую неделю. Она с удовольствием делилась своими творческими замыслами со Шмелевым, долговязым учеником чародея. А тот, активно болея за свою любимицу, смаковал подробности черного пиара русской королевы красоты. Петрович, солидный и уверенный в себе заслуженный маг, баловался затейливым пасьянсом с шестью живыми блуждающими джокерами.

Выиграно главное сражение с черным лесом, но окончена ли война? В многомерной вселенной Большого Леса прошлое и будущее настолько связаны, что не поняв первое, невозможно надеяться на второе. Майору Максиму Реброву и его товарищам снова предстоит сделать выбор: рискуя жизнью, искать каналы связи с Землей в надежде на возвращение или наконец начать обустраиваться в новом мире. Но все ли тайны Большого Леса уже раскрыты? Все ли «слои» реальности исследованы? И не придется ли «попаданцам» решать новые задачи, когда Лес раздвинет горизонты и доверит людям самое ценное?

Новый проект от Кристофера Паолини – автора легендарного цикла «Эрагон».

Кира Наварес всегда мечтала сделать какое-нибудь потрясающее открытие в новых мирах. Однажды во время обычной исследовательской миссии она находит инопланетную реликвию, однако ее восторг оборачивается настоящим ужасом.

В то время как Кира борется со своими собственными кошмарами, Земля и ее колонии оказываются на грани уничтожения. Теперь Кира может стать величайшей и последней надеждой человечества…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Нельзя исправить прошлое. Но можно сделать так, чтобы старые ошибки перестали влиять на сегодняшний день, перекрывая пути к возможному счастью. Джина Лейк знает, что Фрэнк Дэвис, известный журналист из популярного журнала «Мужчина», не из тех парней, что читают стихи под балконом возлюбленной. Более того, одна из его любимых фраз: «Так много красоток, так мало времени». Однако чуткая, романтичная душа девушки подсказывает ей, что именно с этим мужчиной стоит забыть о предубеждениях, и использовать редкий шанс, предоставленный столь переменчивой судьбой.

Капала с неба противным холодным дождем осень. И жить Андрюшке было неуютно. Впрочем, не столько от противности погоды, сколько от неприятности, свалившейся на его буйную голову. С книжной полки растворился, растаял, исчез один из томов Лермонтова, в котором были любимые Андрюшины стихи. Парень обыскал в квартире все закоулочки, слазил даже в мусорное ведро, но все тщетно. Книги нигде не было.

В это утро Андрей решил возобновить поиски книги. "Может быть, стоит где-нибудь на полке, меня дожидается, – размышлял он. – Кто-нибудь взял да сунул ее не на свое место. Вон книг-то сколько! Я мог от расстройства ее не заметить. Но помню хорошо: ставил там, рядом с другими тремя томами Лер…" Кремнев не успел в мыслях произнести фамилию своего любимого поэта, потому что взгляд его скользнул по тому месту, где должен был стоять четырехтомник. Там его не было, а зияла черная насмешливая дыра.

Близнецы Бомен и Кестрель почти ничем не выделялись среди прочих детей благополучного и мирного города Араманта. Брат и сестра никому не говорили, что могут слышать мысли друг друга, хотя сами не находили в этом ничего удивительного. Они не подозревали, что безмятежное существование Араманта и окрестных земель скоро закончится. Грядет время жестокости, и только Огненный ветер может испепелить ненависть, чтобы мир возродился, и настала эпоха доброты. Скоро исполнится древнее пророчество, скоро зазвучит Песнь Огня. Скоро Бомену и Кестрель предстоит встретить свою судьбу. Все обрести и все потерять…

Уильям Николсон известен как автор сценария к фильму «Гладиатор». Однако после выхода в свет трилогии «Огненный ветер» он заслужил славу одного из ведущих детских писателей нашего времени.

Пять лет минуло с тех пор, как близнецы Кестрель и Бомен вернули голос Поющей Башни. Легионы не знающих жалости заров больше не угрожают Араманту. Мир и благоденствие царят в городе мантхов. Никто и не подозревает, что завтра от Араманта останется лишь пепел, а жителей угонят в рабство в далекий Доминат. И никому из них не суждено будет вернуться... Но внучка пророка Айра Хаз уверяет, что истинная родина мантхов – вовсе не сожженный Арамант, что изгнание – это лишь начало пути домой. Однако лишь немногие верят ее словам...

Уильям Николсон известен как автор сценария к фильму «Гладиатор». Однако после выхода в свет трилогии «Огненный ветер» он заслужил славу одного из ведущих детских писателей нашего времени. Перед вами – вторая книга трилогии. Уверены, она понравится вам не меньше, чем первая.