Последний трамвай

Сеpгей Лyкьяненко (Hевасильевич)

ПОСЛЕДHИЙ ТРАМВАЙ

- Hy все, Дим, - Ленка несильно оттолкнyла меня. - ты же домой не доедешь. Вpемени yже много.

Она yлыбнyлась.

- Завтpа еще yвидимся.

- Да не волнyйся, чеpез минyтy, честно, yхожy. - я вновь обхватил её за талию и потянyл к себе.

Ленка чyть выгнyлась назад, пытаясь yклониться от моего поцелyя, но я то знаю, что она лишь подыгpывает.

- Дим, дим... пpекpати. Мы yже пятнадцать минyт пpощаемся. Так и скажи, что yходить не хочешь.

Другие книги автора Сергей (2) Лукьяненко

Сергей Лукьяненко

ДИАЛОГ С ДЬЯВОЛОМ

(авторский remix рассказа)

Приятный полумрак маленького ресторанчика дарил состояние безмерного покоя, а тихая приятная музыка, льющаяся со сцены, лишь усиливало это ощущение безмятежности. Я смотрел на Иришку, сидящую напротив меня за маленьким столиком. Черное бархатное платье придавало ей какую-то демоническую красоту и неведомым образом усиливало блеск этих карих глаз, в которых я утонул когда-то очень давно. До чего же она красива.

Сеpгей Лукьяненко (Hевасильевич)

Рискну опубликовать свой, в каком-то смысле пеpвый pассказ. Пеpвый потому, что подошел к его написанию довольно сеpьезно, хотя пpизнаю, что получилось довольно комкано, но лучше на данный момент у меня не получилось. Писался pассказ с большими пеpеpывами, поэтому, мне кажется, что даже окончательная pедакция не смогла скpыть те вpеменные pазpывы, котоpые чувствуются в тексте. Очень бы хотелось, чтобы его пpочитали некотоpые люди. Кто? Hу они сами должны знать. ;) ЗЗЫ 2Mod: Вpяд-ли это пpедисловие стоило постить сюда, но очень захотелось. ;)

Сеpгей Лyкьяненко (Hевасильевич)

АРОТКУДHОК ОТСЕМ

Сентябpь был в самом pазгаpе. Hа деpевьях ослепительно полыхала в лyчах yтpеннего солнца золотисто-желтая и кpасноватая листва, а под ногами шypшали остывшие пожyхлые листья.

Hенавижy осень.

Так гpyстно, когда yмиpает...

Гоpодок наш не маленький, но и не большой, - так, вполне обычная пpовинция. Театp, десяток школ, паpа библиотек и несколько центpальных yлиц, yтопающих летом в пышной зелени.

Сергей Лукьяненко (Hевасильевич)

ОСТАHОВКА ВО ВРЕМЕHИ

(фантастический рассказ)

Катрин сидела на коленках на стуле перед окном и, подперев ладонями щеки, смотрела в ночной сумрак. В стекло стучали крупные капли дождя и в такт им подпевали, разбиваясь о подоконник, слезы девушки. Она была красива, даже с этими следами на лице, одной ей известного горя. Ее губы неслышно нашептывали одно и то же слово, словно оно имело какой-то тайный магический смысл. Молния неслышно рассекла небо на кусочки и сразу же погасла. Следом за ней пробежал гром, но эти мгновения растянулись для Катрин в вечность. Она снова вспомнила его, целующего ту девушку... Hет, конечно, она для него никто, но все равно было обидно и больно. И вот она под тихие всхлипы сидела и жалела себя, и в этом было даже что-то смутно-приятное.

Сергей Лукьяненко

ЛОВУШКА

(фантастический рассказ)

Всем фанатам Master of Orion 2 посвящается.

14-й флот огромной эллерианской Конфедерации уже второй год находился на орбите звездной системы Маркус. Флот ждал подкрепление в виде двух из трех главных флагманов, громадных красавцев, кораблей класса "Титан". Без этих двух крейсеров коммандование флота не решалось на штурм прекрасно укрепленной колонии людей, являющейся одной из лучших в этом секторе галактики. Эллерианцы были внешне очень похожи на землян, главное отличие состояло во врожденных телепатических срособностях, а также в том, что у них существовал сильный матриархат. Люди, обманутые этим, относились с пренебрежением к этой, весьма воинственной расе. В добавок эллерианок безумно злила та наглость, с которой люди, еще молодая раса, вторгались в устои Галактического содружества. Во владении землян было всего несколько колоний, которые по своим возможностям были равны четырем-пяти эллерианским. Ко всему прочему они заручились поддержкой булратов, этих тупоумных медведей, что придало им некоторый дополнительный вес. Эллерианцы давно бы захватили людей, даже не взирая на их союзников, если бы не их оборонные средства, да четыре огромных корабля, размером с маленькую планету и по возможностям сравниваемый с большой флотилией. Еще одно неудобство заключалась в том, что их колонии находились в достаточной близости друг от друга, что позволяло им выдерживать осаду до прибытия подкрепления. Корабли землян были самыми медленными, поэтому ускользнуть от них не составляло труда, видимо это и явилось стимулом для создания таких крепостей, которые вселяли ужас в любого, кто сталкивался с ними. Хотя люди всегда страдали гигантоманией как следствием их неуемных амбиций. Такая чехарда может и продолжалась бы достаточно долго, но удобный случай предоставился как всегда неожиданно.

Лукьяненко Сергей

ИСПЫТАHИЕ

(фантастический рассказ)

Солнце. Много солнца... Жена и дочь сидят на пледе и пьют лимонад. Солнце палит нещадно. Морисон выходит из воды и идет к ним... Звонок. Морисон оборачивается... Опять звонок. Он открывает глаза. Вокруг темнота, в окно осторожно стучится дождь. Теперь он вспомнил, что Алисия с дочерью у ее родителей в Принстоне. Звонок терпеливо и неотступно повторяется. Морисон снимает трубку.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Конец света, в который не поверили.

Рассказ напечатан в журнале «Реальность фантастики 2006΄11».

Только что много говорилось о деньгах. Мы к таким разговорам привыкли. Деньги занимают нас всех. Вся наша жизнь проходит под знаком их вечной нехватки. А что бы было, если бы вдруг установился их избыток? Эдуардо Вакверизо показывает в своём рассказе, что мы, вероятнее всего, без труда нашли бы другую возможность вернуть себя в привычное состояние дефицита.

Эдуардо Вакверизо родился в 1968 году и — что не является чем-то необычным в области научной фантастики, — по профессии является инженером авиации. Но, питая страсть к естественным наукам, технике и литературе, он всегда писал. За последние 10 лет он опубликовал десятки рассказов, бессчётное количество рецензий и статей, а также пять романов. «El lanzador», его первый роман — сюрреалистическая история города и его жителей. «Rax», жёсткий киберпанк о Мадриде недалёкого будущего, был отмечен литературной премией «Ignotus» испанского научно-фантастического общества. Самый известный роман Эдуардо Вакверизо — «Stranded», книга по одноимённому испанскому научно-фантастическому фильму о неудавшейся экспедиции на Марс. (В русском переводе фильм имеет название «На мели» или «Повязанные»).

(А. Эшбах).

«Вот, например, я тебе скажу, что у пятерых, неважно у кого… ну — неважно, понял, просто у пятерых мужиков появился общий мозг. То есть, подожди, не появился общий мозг, а просто, ты понял, ихние все мозги как бы объединились — понял? — и начали работать на один. Я тебе расскажу сейчас — так ты мне будешь верить?»

— Ууу-ла-ла-ла-ла-ла-ла!!!

Многоглоточный нестройный вой раскатывается по асфальту, и вонючая вода брызжет прямо в лицо из-под колёс мотоциклов. Никто не поднимает на байкеров взгляда. Здоровье дороже собственного достоинства. Стены блоков откосами гор обозначают аллеи; чуть выше город давно зарастил небеса артериями своих мостов и венами висячих аллей. Город течёт изо всех своих дыр неоновым светом. С неизмеримых высот на наши головы и тротуары каплет какая-то рыжая жидкость, нечто вроде смеси ржавчины и дождя, и я тщательно сжимаю губы. Не хотелось бы пробовать её на вкус. Что это на самом деле за жидкость — кислотный дождь с прохудившихся куполов, растворы радиоактивных осадков или просто оттоки забитых сортиров — я не знаю и знать не хочу.

Старший надзиратель — неопрятный, по уши заплывший жиром так, что даже мочки их торчали перпендикулярно к могучей, в седой щетине шее, — старый уже, давно потерявший форму, но еще крепкий кряж слонялся по тюремным коридорам, не зная, чем занять себя, как убить время. Тяжело отдуваясь, он ходил и ходил по замкнутым коридорам этажей, делая на каждом по нескольку витков, не глядя по сторонам, а только вперед, в серую стену очередного поворота, будто выбирал ее целью. По шее стекал ручьями на волосатую грудь обильный пот; черная, мокрая насквозь форменная рубашка, расстегнутая до крутого выгиба шароподобного живота, казалась еще темнее. Старшему надзирателю было очень тяжело, жарко и скучно. Рядовые охранники жались к стенам, вздрагивая всякий раз, когда мимо них прошествовал их большой начальник.

Судья Борегард Пич был занят сочинением письма своей бывшей жене Гертруде. Гертруда успешно делала карьеру на ниве юриспруденции, она была адвокатом. Однако после нескольких крупных ссор с мужем, забрав с собой их взрослую дочь Катерину, Гертруда перебралась в Южную Францию.

Здесь ее навещал некий человек из Оксфорда, с которым Гертруда когда-то была знакома, — преуспевающий журналист. Она каталась с ним на яхте, бывала в ресторанах, напивалась в стельку и получала нежеланные письма от Борегарда.

С точки зрения космологии солнце представляло собой одинокое небесное тело, затерявшееся на краю своей галактики. Оно было супергигантом. Супергигант принадлежал к спектральному классу К5. С более близкого расстояния солнце казалось невзрачной, окутанной дымкой сферой, свечой, которая вот-вот погаснет, дымом, состоящим из бесчисленного множества частичек, неистово танцующих в вихрях магнитной бури.

Несмотря на свой размер, солнце было холодным, с температурой около 3600 градусов по Кельвину. Тем не менее, являясь супергигантом, оно лелеяло тщетные супергигантские мечты относительно зависимых от него созданий. По всему периметру солнца, протянувшись вдоль плоскости эклиптики, вращались многочисленные сферы искусственного происхождения. В каждой из этих сфер, словно в клетке, находилась своя солнечная система.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Лукьяненко

Ахауля Ляляпта

- Чего-чего? - спросил Павел подозрительно.

- Ахауля ляляпта! - повторил Андрей, демонстрируя клиенту что-то маленькое, волосатое, черное, сморщенное - похожее на высушенную обезьянью лапку. - Сувенир. Купил у старого индейца.

- Убери ты эту гадость от стола! - рявкнул Павел. - Она же обезьянья...

- Да кто этих индейцев поймет, - пряча лапку в карман, заявил Андрей. Может, человеческая?

Сергей Лукьяненко

ЧУЖИЕ И Я

Для тех, кто предпочитает оставаться в танке...

Я - не ксенофоб. :) Среди моих друзей даже есть отдельные Чужие. :)

Манифест, вызвавший весь долгий флейм, является литературным произведением, в котором доведена до абсурда одна из основных тем фантастики. Общаться на эту тему далее не считаю нужным. Врагов интересует не это, друзья все понимают сами, сторонние зрители могут составить свое, личное мнение.

Самое трудное для писателя-фантаста – делать рассказ для “широкой аудитории”. В каждом виде литературе существует свой набор аксиом. Читатель детектива знает, что сыщик не окажется убийцей (исключения возможны, когда они гениальны), читатель женского романа может быть уверен, что дело идет к свадьбе, читатель романа “ужасов” догадывается, чем закончится визит героев на кладбище в безлунную ночь.

Так и в фантастике. Есть слова-символы: “бластер”, “машина времени”, “гиперпространство”, “Чужой”. И не нужно длинных объяснений. Писатель говорит с читателем на понятном обоим языке.

А что делать, если читатель этого языка не знает? Если рассказ написан для толстого глянцевого журнала, чья аудитория интересуется курсами валют, погодой на Канарах и расцветкой галстуков в следующем сезоне?

В таком случае надо забыть незнакомые слова и говорить на понятном читателю языке. Чтобы если уж он открыл журнал – то все равно прочитал рассказ. И следующий раз не шарахался от яркой обложки с “бластерами и Чужими”.

В случае с “Девочкой с китайскими зажигалками” особую пикантность ситуации придавало то, что рассказ попросили написать святочный. Вы пробовали когда-нибудь растрогать бизнесмена средней руки? Привить ему чуточку позитива?

Не менее хитрые ситуации были еще с двумя маленькими рассказами. “Старую сказку” я писал для журнала по архитектуре и дизайну. “Без паники” – для журнала, весь номер которого занимали статьи о глобальных ката­строфах.

В общем – я попробовал писать для непривычной аудитории.

Мне кажется, что получилось.