Последний рейс

Мы с Алешей оба инженеры, работаем на Севере и всегда берем отпуск в сентябре. В этом году собирались, как обычно, погостив в Москве у тети, ехать в Крым поездом. Но тетя посоветовала ехать теплоходом до Ростова, а оттуда самолетом. Нам очень повезло: каюты на Ростов мы не достали, зато была каюта на Уфу. А оттуда ведь тоже можно самолетом...

Восемь вечера. Теплоход только что отошел. По радио сначала передавали марши, а потом диктор стал рассказывать о том, какие удобства нас ждут на теплоходе. Очень живая передача, в форме вопросов и ответов. Оказывается, пассажиров ждут чудный ресторан, библиотека, настольные игры, и уж я не помню что еще... Мы послушали передачу, а потом проводница принесла нам совсем сырое постельное белье: на базе не успели высушить. Но в этот жаркий вечер было даже очень приятно лечь во все мокрое.

Рекомендуем почитать

Рассеянный покупатель не взял у кассирши сдачу в размере двух рублей. Когда он вновь пришел в магазин, то кассирша, узнав покупателя, сдачу ему вернула.

Дальше произошло странное. Покупатель удивленно глянул на протянутые ему деньги, схватил их, спрятал, затем вскрикнул и кинулся пожимать кассирше руку. Потом нашел директора и обнял его. После чего, отерев набежавшую слезу, промолвил: "Об этом должна узнать страна!"

И страна узнала. В газете "За культурную торговлю" появилось письмо в редакцию, озаглавленное так: "Благородный поступок". Автор письма поведал читателям об испытанном им, автором, глубоком душевном волнении при виде не утаенной кассиршей сдачи. Поделился своей радостью по поводу нечаянного, негаданного открытия: "Есть в торговле хорошие и честные люди!" И почему-то в связи с возвратом сдачи упомянул "моральный кодекс строителя коммунизма".

Многие наивно полагают, что в литературных произведениях непременно должны быть портреты людей и их характеры. Это не так. Известно, что некоторые авторы, освещающие колхозную и производственную тему, успешно заменяют портреты людей описаниями нового типа станков, сеялок, шагающих экскаваторов и молочных ферм. Эти темы, однако, требуют работы. Нужно разбираться в темпах резания металла, в составах кормов и даже, не дай господь, куда-нибудь съездить, терпя превратности пути. Тем, кому неохота этим заниматься, а печататься охота, рекомендуем воспитательную тему. Здесь можно обойтись и без станков и без людей. Этому нас учит ряд авторов, выступавших на страницах тонких журналов. Необходимо обобщить их опыт, сделав его доступным для всех.

О литературных жанрах последнее время много пишут. В частности, речь идет о произведениях на историческую тему. Среди них: а) исторические исследования, б) исторические романы и в) исторические фантазии. Одни критики считают, что авторы романов имеют право ради своих художественных целей смещать даты и сталкивать лиц, живших в разное время. Другие критики с этим не согласны. Что касается "исторических фантазий" (недавно родившийся жанр), то возможности их авторов поистине безграничны. С этим, однако, тоже спорят. Подобные дискуссии очень оживляют страницы газет и журналов.

Сначала расскажу случай из собственной практики... Горит в "Жигулях" красная лампочка и не хочет гаснуть. Это значит, что в аккумулятор не идет зарядка и налицо какая-то неисправность. Без станции технического обслуживания не обойтись. Каждый автолюбитель знает, что его ждет на СТО. Знаю и я и поступаю соответственно: встаю рано, кладу в сумку бутерброды, надолго прощаюсь с домашними и еду. Жду в очереди, пока станция откроется. Попадаю за ворота. До цеха не допускают. Говорят, что станция новая и еще не обзавелась какими-то приборами для каких-то проверок. Спокойно еду на другую станцию. Очередь, то-се, наконец все же попадаю в цех. Минут двадцать бегаю, стараясь установить, кто тут электрик. Дважды подробно рассказываю о горящей лампочке не тем: сначала мотористу, затем арматурщику. Оба выслушивают, но говорят, что помочь бессильны. Наконец мне удается выяснить, кто тут электрик. Этот суровый немолодой человек что-то делает, склонившись над открытым капотом "Жигулей", а вокруг группа людей в пальто. Вливаюсь в группу, стремясь усвоить происходящее. Усваиваю. Электрика называют "дядя Женя" и каждое его слово встречают одобрительными возгласами и искательными улыбками. Когда дядя Женя сказал седобородому автолюбителю: "Отойди, свет застишь!" – то на седобородого все накинулись и стали даже его оттаскивать, я, кажется, тоже оттаскивала, стараясь поймать взгляд дяди Жени, но не поймала. А потом дядя Женя, подняв мрачные глаза, вдруг сказал: "А, Пал Палыч! Привет!" Как просиял этот Пал Палыч, как был горд, что дядя Женя его узнал, как мы Пал Палычу завидовали, а некоторые шепотом умоляли его замолвить за них словечко дяде Жене... Поняв, что до меня дело так и не дойдет, еду на третью станцию... Там после разных испытаний удалось умолить одного из двух электриков подойти к машине. Электрик, худощавый блондин с бачками, сказал, что вышел из строя генератор, надо менять, а генераторов, кажется, нет. Бегу на склад. Подтверждают: нет. Но сегодня обещали подвезти, – может, подвезут. Жду. Познакомилась с другими ожидающими, я им рассказала про горящую лампу, они – про свое, вместе закусили, часы летели незаметно. Вдруг вижу: идет второй электрик, тоже блондин с бачками, но полный, а около бегут, заглядывая ему в лицо и искательно улыбаясь, несколько клиентов... Каждый молит подойти к его машине, но электрик останавливается у моей, надо же, какое везенье! Спрашивает: "Чего у нее?" А уж тут все знали, что у меня, отвечают хором. Электрик велел открыть капот, включить зажигание, сунул в капот руку, что-то повернул, и – бац! – лампа погасла. Дело оказалось совсем не в генераторе, а в пустяке каком-то, первый электрик ошибся! Все так смеялись! А я – громче всех, мне-то как повезло!

У меня чудный муж. Почти непьющий. Выпивает только в праздник. И очень добрый. Но к его приходу обед должен быть на столе. Иначе Сережа переходит на "вы" и смеется фальшивым смехом: "Прикажете после работы в ресторан закатываться, ха-ха-ха!", "Вас, видимо, тяготят домашние обязанности, ха-ха!"

Я молчу. Я не оправдываюсь тем, что тоже работаю и прихожу домой за полчаса до его прихода. Я знаю: стоит Сережу накормить, как он становится ангелом и переходит на "ты". Иногда даже хочет помочь мне вымыть посуду. Разумеется, я всегда отказываюсь.

Сколько-то лет назад некая Селиверстова заняла по обмену одну из трех комнат квартиры в центре Москвы. Две другие комнаты принадлежали вдове Гавриловой. Фамилии, разумеется, вымышленные... Площадь Гавриловой делил с ней ее друг сердца, который спустя некоторое время был уличен в нечестных заработках, арестован, судим и выслан. Гаврилова и Селиверстова с первого взгляда друг другу не понравились. После отъезда гавриловского друга дамы остались наедине, но это отношений их не улучшило. Соседки стоили одна другой, и не следовало бы вмешиваться в эту квартирную склоку, если б не одна подробность. Дело в том, что несколько общественников данного дома приняли в склоке участие чрезмерно горячее... Особенную активность проявили трое немолодых людей: т. Кореневу за семьдесят, т. Павлову под семьдесят, а т. Федяевой за шестьдесят.

Редакция "Крокодила" поручила мне написать рассказ к дню Восьмого марта.

Общая установка юмористических рассказов, связанных с этим днем, мне была ясна: необходимо показать идиотизм мужчин и духовную красоту женщин. В чем нагляднее всего проявляется идиотизм мужской половины рода человеческого? Разумеется, в занятиях домашним хозяйством. Поскольку мужчины испокон веков от этих занятий отлынивали, сваливая их на хрупкие плечи женщин, то никакой практики тут не имеют. Простенькая задача – сварить, например, суп или подмести пол, – с которой шутя справляется ребенок женского пола, ставит взрослого мужчину в тупик. Если в лаборатории или аудитории мужчина вызывает всеобщее уважение, то стоит поместить его на кухню, как он превращается в беспомощное и жалкое существо.

На станции техобслуживания моему знакомому продали бракованную водяную помпу. Вместе с пострадавшим я поехала на станцию: мне хотелось слышать, как там будут оправдываться. Но директор станции и не думал оправдываться:

– Идите к кладовщику дяде Гоше, может, он вам другую найдет.

В кладовой толпились рабочие. Дядя Гоша сказал:

– Еще три помпы есть. Может, какая попадется без брака. Это как повезет. Сейчас принесу.

И ушел. От слова "повезет" веяло мистикой, веяло фатализмом, и слово это в применении к новым автомобильным деталям казалось странным свежему человеку. А я в те первые минуты пребывания на станции как раз и была свежим человеком... Но тут молодой рабочий задумчиво заметил:

Другие книги автора Наталия Иосифовна Ильина

В творческом наследии писательницы Н. И. Ильиной (1914–1994) — пародии и сатирические миниатюры, литературно-критические статьи и завоевавшие широкую известность воспоминания и беллетристические произведения о жизни русских эмигрантов в Китае.

Н. И. Ильина прожила в Китае 27 лет, и до возвращения в СССР славу ей составили фельетоны — меткие и язвительные, проникнутые тонким юмором, горькие и точные в деталях картинки быта и нравов «русского» Харбина и Шанхая.

В 1940-х гг. в фельетонах Ильиной появилась новая нота: просоветские настроения и иллюзии в отношении советской жизни, разделявшиеся многими «русскими китайцами». И все же в них сохранился живой дух места и эпохи — тем более что, по словам автора, «рассказы эти не являются выдумкой. Каждый из них взят из жизни, каждый персонаж зарисован с натуры и почти каждый рассказ отражает наш быт».

«Очерки шанхайской жизни» были собраны в книге «Иными глазами»; напечатанная в Шанхае в 1946 г. издательством «Эпоха», книга с тех пор не переиздавалась и давно стала библиографической редкостью. Настоящая публикация восполняет данный пробел, полностью воспроизводя это ценное в культурно-историческом отношении собрание в сопровождении иллюстраций, взятых из издания 1946 г.

Мы обратились к работникам торговли с просьбой сообщить о своих достижениях, поделиться своими планами и мечтами, а также указать, что им мешает в работе. Опрошенные охотно откликнулись, пожелав, однако, остаться неизвестными. "К чему сообщать наши имена? – скромно сказали они. – Ведь таких, как мы, еще немало".

* * *

– Есть, есть у нас достижения! – радостно вскричал сотрудник Главного управления торговли (отдел – продуктовые магазины). – Есть! Можем похвастаться! Вот уже скоро полгода, как ликвидированы штучные отделы. Бывало, раньше покупатель, безответственно минуя кассу, подходил к прилавку, брал баночку горчицы или пачку дрожжей, совал продавцу деньги – и был таков! А сейчас положение исправлено. Пройдите к кассе, выстойте очередь, получите чек. Организованно и дисциплинированно. И нам хорошо: на все, знаете ли, чек, оправдательный документ, на все бумажка... И покупателю чудесно: без спешки и волнения постой сначала в одной очереди, потом в другой. Тихо, спокойно.

Этим летом мы с мужем решили побывать в одном старинном русском городе, куда давно стремились. Однажды утром мы сели в наш старый "Москвич" и двинулись в путь. Почти через двести километров пути мы увидели гостиницу, называющуюся "Березка", и ресторан, называющийся так же. Теперь принято давать магазинам и ресторанам оригинальные названия, чтобы они отличались друг от друга. Поэтому почти все рестораны и многие магазины оригинально называются "Березка".

Трудно себе представить двух людей, столь не похожих друг на друга, как мой прадед Иван Федорович Воейков и его старший брат Александр.

Иван Федорович был смолоду на военной службе, в чине полковника дрался на Отечественной войне 1812 года, затем, оправившись, после тяжелого ранения, вышел в отставку, занялся хозяйством. Хозяйствовал умело. В родовом имении Самайкино (около Сызрани) и в подмосковной усадьбе Аннино-Знаменское (около Рузы) основал суконные фабрики. Связи с правительственными кругами (Воейковы - род старинный дворянский) обеспечивали казенные заказы, и фабрики давали хорошие барыши. Был затем прадедом открыт и асфальтовый завод в местечке Батраки, там же, на Волге. Отцовское наследство Иван Федорович не промотал, приумножил. По характеру домосед, спиртного в рот не брал.

Они не верили, что Муму погибнет. Они очень за нее боялись, но надеялись: Герасим что-нибудь придумает... Когда я поднимала голову от книги, я видела эту боязнь и эту надежду в устремленных на меня глазах...

Но Герасим, привязав кирпичи к шее Муму, бросил ее в воду. Я читала:

– "Герасим ничего не слыхал, ни быстрого визга падающей Муму, ни тяжелого всплеска воды; для него самый шумный день был безмолвен и беззвучен, как ни одна самая тихая ночь не беззвучна для нас, и когда он снова раскрыл глаза, по-прежнему спешили по реке, как бы гоняясь друг за дружкой, маленькие волны, по-прежнему поплескивали они о бока лодки и только далеко назади к берегу разбегались какие-то широкие круги".

"В течение долгого времени мы с мужем пытались найти сатирическую форму, чтобы сообщить тебе, дорогой Крокодил, что в нашем городе уже давно нет ни спичек, ни папирос", – пишет читательница из Новосибирска. Сатирической формы супруги не нашли, спичек – тоже и вместо этого стали искать знакомства. Знакомства найти им удалось, и хоть втридорога, но спички и папиросы у них скоро будут.

Сразу надо было искать знакомства, не теряя времени на поиски формы. До формы ли тут, когда в доме нет спичек? Остальные наши читатели на поиски формы не отвлекаются, сообщая в своих письмах голые факты. Легко заметить, что большинство сетует на отсутствие двух предметов: спичек и посуды.

Мне предложили написать фельетон, взяв за основу читательское письмо. Это негодующее письмо: в одном уральском городе незаслуженно обидели литератора и краеведа Л. Н. С-на. Читатель просит пристыдить обидчиков.

Л. Н. С-н организовал в своем городе краеведческий музей. "Никто ему этого хлопотного дела не поручал, – пишет наш читатель. – Сам с небольшой кучкой "обращенных" собрал он богатейший материал по истории города, послал за свой счет тысячи писем во все концы страны, продумал экспозицию..."

Некто Д. Швецов написал в газету, жалуясь на литературных консультантов трех журналов, отвергших его произведения.

Украинский журнал "Пионер" прислал Д. Швецову письмо, где говорилось, что рассказ его, к сожалению, не будет опубликован, так как до конца года все места в журнале уже спланированы.

Отсутствие места – это, конечно, не причина. Для хорошего рассказа место всегда найдется. Быть может, плох сам рассказ? Но об этом умалчивается. Все дело, значит, только в месте.

Популярные книги в жанре Юмор: прочее

Казимеж МАТУСЕВИЧ

ВИЗИТ

Поднимаясь с дивана, я вывихнул себе ногу в колене. Когда мои стоны начали заглушать диалог в телесериале, жена вызвала хирурга. Он явился довольно быстро.

- Ну, что там у нас? Перелом позвоночника? Или берцовой кости? А может, вывих бедренного сустава? - перечислял он с надеждой в голосе.

- Нет... Болит колено, вот здесь, - простонал я.

Он был явно разочарован.

- Эх!.. Вправление ноги - это всего лишь сто тысяч минус налоги, отчисления и взносы. А жить на что? Хоть бы вы ребро сломали... - произнес он мечтательно. - Ребро стоит триста пятьдесят. Ведь для него нужен скальпель. Хотя сейчас мы режем перочинным ножом.

Обухов Евгений

Харакирня

Иногда так отчаянно хочется жареного харакири!.. Как представишь его коричневую лоснящуюся от прозрачного жирка икебану, его сочный бонсай, обильно сдобренный соком сакуры и кавасаки, и аромат его, проникающий в каждый уголок увешанного национальными гравюрами сакэ, - сердце замирает.

На Востоке испокон любят и ценят харакири. Есть мастера поймать, есть мастера приготовить, есть мастера нарезать. А подают харакири обычно острыми клиньями. Не зря бытует поговорка: "Императору - первый клин!", которая на русский переводится как: "Уважаемый Владимир Владимирович, позвольте от нашего коллектива преподнести вам..."

ОБУХОВ Евгений

Из цикла "Ветер больших п..."

Ох, шалят!..

Шалит народ в последнее время, ох, шалит! Передавали, банда форточников объявилась. Значит, так. Один беженец, один многоженец и дистрофик. Он у них всем заправляет. Как кто чего на сковородке жарить возьмется, те подходят к форточке, и - ну, нюхать! Ноздри у этого дистрофика, что у племенного жеребца. С кухни глянешь - охнешь! В общем, сводка: семеро в больнице, у пятерых нервный срыв. А одна бабка кусок со сковородки в рот взяла и как раз в окно высунулась - ее от испуга так перекосило, до сих пор кусок изо рта вынуть не могут.

ОБУХОВ Евгений

Ветер больших п...

На сцену выходит актер с дельтапланом за плечами. Покачивая крылом, будто в полете, пристально вглядывается вдаль.

Эй! Кто-нибудь сводку погоды на завтра слышал? Да причем тут антициклон? Мне бы узнать, в какую сторону ветер будет. А то опять занесет куда-нибудь...

Изображает вираж.

Сейчас много про неопознанные летающие объекты говорят. Ты меня не опознал?.. Ну, вот - я этот самый объект и есть. Летаю, летаю, а опознать никто не может. А ты думал! Высоко летаю.

Садовский Александр

Искусство жалобщика

Председателю

горисполкома г. Харькова

г-ну Филипсюку М. Д.

от жильцов дома N 83-А

Комсомольского шоссе

Октябрьского района

г. Харькова

Мы, жильцы дома, обращаемся к Вам... да-да, к Вам, выньте руки из карманов и перестаньте ковыряться в носу! Боже, как вам это только без рук удается. Так вот, обращаемся к Вам за неотложной помощью. Бросьте, Михаил Дмитриевич, какая помощь по "03", они уже лет десять как откладывают выезды в долгий ящик, а затем и тела туда же. Мы надеемся на Вашу помощь, и на то, что Вы оправдаете наши надежды. Что Вы мелете, какой оправдательный приговор - это такое образное выражение "оправдаете наши надежды". Верно, что-то вроде "ответите нам по понятиям". Hа протяжении уже трех лет мы зимой замерзаем. Что здесь удивительного? А то, что летом мы каждый раз снова отмерзаем. Подумайте сами, нужны ли стране отмороженные граждане? Так как сделать зимы более морозными, чтобы мы раз и навсегда перестали сопротивляться холодам, Вы не в силах, мы предлагаем сделать наши квартиры более теплыми. Сегодня в них температура не превышает 10-12°С по Кельвину. Что значит "не может быть"?! Hу, пусть по Цельсию, пусть по Фаренгейту, нам это по барабану! Каждое утро - это сплошная борьба: сперва с собой, чтобы заставить себя вылезть из постели на холод; затем с холодом, чтобы заставить его вылезть из себя. Мы сражались, сражаемся и будем сражаться за каждый градус тепла, будем биться до последнего кубометра газа, до последнего дерева во дворе, до последнего литра водки в магазине! Мы обращались в ЖЭК N 54, N 118, N 37, N 41, N 364 и т.д., но все нас отсылали в ЖЭК N 91 по месту прописки. Обидно ведь, у других ЖЭКи как ЖЭКи, а у нас даже аббревиатура ЖЭКу не подходит, это скорее Жилищно-Обманная Паразитическая Ассоциация, сокращенно сами знаете как. Обращались мы и в ЖЭО, и райисполком Октябрьского района, но все безрезультатно, а несмотря на то, что район у нас Октябрьский, здесь тоже бывает и декабрь, и январь, и февраль, и подозрительные личности по ночам шляются - одним словом, криминогенная обстановка накалена до предела, а мы замерзаем. Hесправедливо! Ответ из райисполкома, чтобы вы убедились в правдивости наших слов, прилагается - писем они не писали, но сразу после подачи жалобы на заборе возле дома появился короткий и эмоциональный ответ из одного слова, который мы аккуратно выпилили и прилагаем к нашему письму. После такого отклика у нас нет никакой надежды на тепло, разве что Вы согреете нас своим телом. Hо его, к сожалению, на всех не хватит. Даже если использовать не по назначению, а кремировать. Что Вы так разнервничались, господин Филипсюк? Вас, наверное, в жар кинуло со страху, вам сейчас тепло, а нам остается только "греться" актами - которые составляла комиссия, а вовсе не теми, о которых вы подумали. В прошлом году по нашей просьбе к нам приезжало телевидение, по нашей же просьбе и уезжало, чтобы детей не развращать. Основное, что их беспокоило, это демографический вопрос: как, мол, в стране поднимется рождаемость, если люди из-за холода одежду снять боятся? И мы Вас спрашиваем, как? Вернее, "как" мы сами знаем, мы спрашиваем, как рождаемость поднимется? В такой холод ни один нормальный аист не прилетит, ни одна грядка капусты не взойдет! А еще это телевидение показывало наши кастрюли с горячей водой на газовых плитах, каленые духовки, чтобы дети не замерзли. Hет, как сказал бы Остап Сулейман Берта-Мария Бендер Бей, это не Рио-де-Жанейро! Одна польза от этого беспредела: с холодами цвет лица становится лучше. Цвет остальных частей тела мы решаемся узнать только по весне. Hу и что, спросите Вы, получилось после приезда телевидения? Да ничего, ведь воз и ныне там, а лебедь, рак и щука давно околели от холода. Последней зимой эти горе-мастера составили очередной акт, сказали, потерпите до весны, а летом займемся. И действительно, как летом они занялись, так и до сих пор заняты своими делами. Мы поверили им, промучились до весны, прошло лето, уже осень наступила, но ни ЖЭК N 91, ни ЖЭО, ни райисполком не вспомнили про нас, отделавшись отписками (вроде "кто былое помянет, тому глаз вон"). Как говорится в басне, "лето красное пропели..." - да уж, с их вокальными способностями Украина станет великой музыкальной державой, но только на весенне-летний период. Hикто ничего не делает, чтобы помочь нам. Удивительно, ведь нам так хочется обратного! Кто может подсобить нам хоть на третий год страданий добиться тепла? Мы уже все газеты перевернули, разыскивая объявления "Внесу тепло и уют в вашу жизнь". Тщетно. Где мы живем, в какой стране? Впору переделать национальный гимн на "Ще не змерзла УкраIна". С самого рождения дома, а это было 35 лет назад, его отопительная система ни разу не промывалась. Вы бы выдержали не мывшись 35 лет? Что Вы говорите, Вам уже за 60, и вы еще не пробовали? Hу, это просто был неудачный пример. Так вот, мы добились, чтобы промыли систему, но что это оказалась за промывка! Работнички присутствовали 10 минут, даже луж не было, чуть мокрая земля возле подъезда. И то, как выяснилось потом, из-за пива, которое работники выпили перед приездом. Мы уже посадили огороды, надеялись на щедрый полив, а тут такое разочарование. Вы понимаете, господин Филипсюк, что это сельскохозяйственная диверсия?! То-то же. Вот Петрович из соседнего подъезда если промывает свою отопительную систему, то всегда на совесть вечно при минус 20 на улице в одной майке песни до утра горланит. Тепло в наш дом поступает только на пятый этаж, а на этажах с первого по четвертый батареи едва теплые. Одна радость, лифта у нас нет, а то бы эти воображалы с пятого этажа совсем зажрались. Да неужели так сложно найти за три года причину, почему не идет тепло ниже пятого этажа?! Что, нет у нас специалистов по этому вопросу?!! Вот по всяким таким вопросам специалистов полно, по телевизору показывали. Мы случайно включили, передача называлась "Про это" - думали, что про отопление, а оказалось, про специалистов. Мы очень надеемся и просим, чтобы Вы откликнулись на нашу беду и прислали специалиста, который бы разобрался, почему с пятого этажа не поступает горячая вода на нижние этажи. Мы имеем в виду "поступает по трубам", а то заливали нас и так немало. Очень просим, помогите нам! Если не сможете решить вопрос с теплом, не откажемся и от материальной поддержки. Hаши расчетные счета: ...

Садовский Александр

Любите книги - источник бумаги

Сегодня мы поговорим о книгах, самых обычных книгах. Тех, про которые хочется сказать: "Любите деньги - источник книг!" Когда я прихожу к незнакомому человеку, я всегда стараюсь увидеть его книжную полку. Всего пара минут, и уже понятны его интересы, характер, способности. Вижу, например, у сверстника книжку вроде "Я познаю мир: Удивительные животные" - значит правильный парень, изучает психологию и поведение женщин, такой один не останется. Он познает всех и вся. А если замечу в чьей-то квартире двухтомник "Энциклопедия здорового питания" - из этого дома как можно быстрей нужно уносить ноги (ну и все, что можно еще спасти), это компьютерщик, подвинутый на блоках бесперебойного питания. Видите, как все просто и ясно. Hо книжки стоят не только на полках, они еще поступают в продажу. И тот выбор, который мы находим в магазинах - это и есть наш социальный заказ. Так что нечего зря жаловаться, что трудно купить книжку-раскраску, сейчас социальный заказ есть только на книжки-стиралки. Может быть вы помните те времена, когда держали в руках увесистую книжку и делали вид, что читали свои первые строчки:

Садовский Александр

Рождественские радости

Колядование на Рождество - хороший способ для детишек подзаработать. Иногда, правда, не денег, а тумаков, и вот почему.

Попытаюсь привести пример. Вы водите машину, да? А теперь представьте, что у вас нет аптечки или, скажем, машина грязная. Вас останавливает гаишник и, как это бывает, вам становится легче, а гаишнику тяжелей на массу нескольких купюр. Все вроде привычно, так? Hо теперь представьте, что этот гаишник, скачав с вас взятку, садится в свой автомобиль и, обогнав вас, снова требует взятку. За то же. И так - трижды. Будьте уверены, этот гаишник окажется либо украинцем, либо в канаве.

Садовский Александр

Живой великорусский язык

Hемало приятных минут может доставить словарь Даля. Вот сегодня наткнулся на слово: куйбаба. Что, вы думаете, оно значит? Hу конечно! Конечно же одуванчик, желтый-цикорий, Leontodon taraxacum! - что же еще?! Я даже не поленился в энциклопедию заглянуть, чтобы проверить. Куйбаба! Hет, в смысле, такого слова там! Зато есть народность "куи", живущая на Таиланде. Аж 400 тыс. человек. Вдумайтесь: ЧЕТЫРЕСТА ТЫСЯЧ КУЕВ. Hаписано, что они хорошие погонщики слонов и искусные кузнецы. Хороший куй - отменный погонщик и незаменим в кузнице. А еще встретил у Даля выражение: "игра в херики". Ага, ждите. Выдумывайте трактаты "русские традиции ... простираются в века...". Крестики-нолики это. Или такое: "у него ноги хером". И - ни слова пояснения. Вернее пишет Владимир Иванович, что это противоположно "ноги колесом". Hо я так и не смог придумать антоним к слову колесо. Хер, считает Даль. Хер придумаешь, считает.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Что толкает людей на путь предательства? Кем-то движет любовь, кого-то волнуют судьбы мира и безопасность планеты, некоторых приводят к измене тяга к выпивке, сексуальные отклонения, неудержимая страсть к деньгам. Рухнула Берлинская стена, и вместе с нейрухнул альянс двух спецслужб — КГБ и «Штази». И как результат — гибель людей, исковерканные судьбы, крушение идеалов...

До турецкой войны Петр Аниси­мович был крестьянином. Под Плевной ему выбило глаз, и, когда он лежал в лазарете, ему предложили выучиться на фельдшера.

В Павловский Посад Петр Анисимович вернулся че­ловеком уважаемым. Собственный его глаз был огромный, голубой, ничуть не потускневший из–за отсутствия вто­рого, потому что сам Петр Анисимович был человеком красивым, богатырского сложения и мягкого нрава.

Петр Анисимович долго выбирал себе жену, но жениховался недолго. Даша для приличия закапрнича­ла– вроде не хотела за «кривого», но Петр Анисимович пригрозил, что уйдет в монастырь, и свадьба состоя­лась.

Вита сдала дежурство, сходила на конференцию и села описывать Софью Аркадьевну, умершую этой ночью. Софья Аркадьевна умирала уже два раза и вчера даже шутила: «Мне это не впервой». Тогда оба раза Вита чудом вытаскивала ее клинической смерти. Софья Аркадьевна перед выпиской благодарила ее и просила винения за хлопоты. Вита приняла это за обычное старческое кокетство, но Софья Аркадьевна объяснила: «Вы, Виточка, не подумайте, что я спятила. Просто я давно уже заметила, что в определенном возрасте все начинает повторяться. Вот вы меня лечите, честь вам и хвала. Но если бы мне сказали, что я завтра перееду в мир иной, ей-Богу, я спала бы последнюю ночь ничуть не хуже предыдущей».

Вера Ивановна Князева, староста церкви Покрова Божьей Матери, притоптала крохотным кулачком пружинящие деньги: трехлитровая байка была набита почти доверху, – соскребла со стола вместе с хлебными крошками оставшуюся мелочовку и доложила в банку аккурат под самый зев. Достала машинку для закатки, новую, ненадеванную крышку, пальцем проверила, не выпала ли резинка, и, перекрестясь, закатала деньги тремя оборотами. Пересчитать так и не успела. Да и чего попусту считать: на Успенье шестьдесят тысяч было, с той поры ну еще пара-тройка тысчонок набежала.