Последний король

Швеция необитаема. Норвегия опустела. Никто больше не живет в холодных краях Господа Бога. Все греются у континентальных очагов в самых прекрасных его владениях, при теплом ветре, под ласковым небом. И вот под южное приветливое солнце улетают последние люди Британии. Последний человек, не захотевший покинуть Родину, старик Гарри Смит, остается в ожидании новых людей, которые в один уже недалекий теперь день в истории могут сюда ступить…

Отрывок из произведения:

— Вот он!

Двое мужчин резко подались вперед, и вертолет покачнулся.

— Да нет, это просто камень, поросший мхом…

Пилот выровнял машину, и они понеслись дальше. Белые скалы Дувра пропали за горизонтом. Лопасти со свистом молотили снежную крупу, летящую по ветру.

— Стой! Там! Давай вниз!

Вертолет резко спикировал и шлепнулся на шасси. Человек, откинув фонарь кабины, осторожно вылез на присыпанную снегом траву. Побежал, но тут же, сбив дыхание, остановился и закричал сквозь ветер:

Другие книги автора Рэй Брэдбери

Рассказ из сборника «Тени грядущего зла».

Перевод Л. Жданова.

Премия за достижения в научной фантастике «Хьюго»-1954, категория «Роман». Пожарные, которые разжигают пожары, книги, которые запрещено читать, и люди, которые уже почти перестали быть людьми… Роман Рэя Брэдбери «451° по Фаренгейту» — это классика научной фантастики, ставшая классикой мирового кинематографа в воплощении знаменитого французского режиссера Франсуа Трюффо.

День был свежий – свежестью травы, что тянулась вверх, облаков, что плыли в небесах, бабочек, что опускались на траву. День был соткан из тишины, но она вовсе не была немой, ее создавали пчелы и цветы, суша и океан, все, что двигалось, порхало, трепетало, вздымалось и падало, подчиняясь своему течению времени, своему неповторимому ритму. Край был недвижим, и все двигалось. Море было неспокойно, и море молчало. Парадокс, сплошной парадокс, безмолвие срасталось с безмолвием, звук со звуком. Цветы качались, и пчелы маленькими каскадами золотого дождя падали на клевер. Волны холмов и волны океана, два рода движения, были разделены железной дорогой, пустынной, сложенной из ржавчины и стальной сердцевины, дорогой, по которой, сразу видно, много лет не ходили поезда. На тридцать миль к северу она тянулась, петляя, потом терялась в мглистых далях; на тридцать миль к югу пронизывала острова летучих теней, которые на глазах смещались и меняли свои очертания на склонах далеких гор.

Марс… Красная планета, всегда манившая нас, людей с Земли. И, все-таки, мы смогли туда отправиться. Мы смогли ступить на планету, когда-то наполненную жизнью, намного более лучшею и разумнее, чем мы. Но, здесь оказались и свои обитатели, для которых Красная планета была домом… Об отношениях марсиан и людей, их судьбах, покорении Марса и многих других проблемах будущего и идет в речь в этом романе из множества рассказов Рэя Брэдбери. Художник В. Г. Алексеев.

Войдите в светлый мир двенадцатилетнего мальчика и проживите с ним одно лето, наполненное событиями радостными и печальными, загадочными и тревожными; лето, когда каждый день совершаются удивительные открытия, главное из которых – ты живой, ты дышишь, ты чувствуешь!

«Вино из одуванчиков» Рэя Брэдбери – классическое произведение, вошедшее в золотой фонд мировой литературы.

Под этой обложкой собраны сто лучших рассказов Рэя Брэдбери, опубликованных за последние сорок лет: лирические зарисовки из жизни городка Гринтаун в штате Иллинойс, фантастические рассказы о покорении Красной планеты, леденящие душу истории из тех, что лучше всего читать с фонариком под одеялом… Романтические и философские, жизнерадостные и жуткие, все они написаны неповторимым почерком мастера.

«Каждое утро я вскакиваю с постели и наступаю на мину. Эта мина — я сам», — пишет Рэй Брэдбери, и это, пожалуй, и есть квинтэссенция книги. Великий Брэдбери, чьи книги стали классикой при жизни автора, пытается разобраться в себе, в природе писательского творчества. Как рождается сюжет? Как появляется замысел? И вообще — в какой момент человек понимает, что писать книги — и есть его предназначение?

Но это отнюдь не скучные и пафосные заметки мэтра. У Брэдбери замечательное чувство юмора, он смотрит на мир глазами не только всепонимающего, умудренного опытом, но и ироничного человека. Так, одна из глав книги называется «Как удерживать и кормить Музу».

Кстати, ответ на этот вопрос есть в книге, и он прост — чтобы удерживать Музу, надо жить с увлечением и любить жизнь, прислушиваться к ней и к самому себе.

Книга лучших рассказов выдающегося американского писателя-фантаста.

Содержание:

УЛЫБКА. Перевод Л.Жданова

И ГРЯНУЛ ГРОМ

Может быть, мы уже уходим. Перевод Р.Рыбкина

И грянул гром. Перевод Л.Жданова

Ветер Геттисберга. Перевод Т.Шинкарь

Чепушинка. Перевод Р.Рыбкина

Tyrannosaurus Rex. Перевод Р.Рыбкина

Убийца. Перевод Н.Галь

Наказание без преступления. Перевод Я.Берлина

Кошки-мышки. Перевод Н.Галь

Лучезарный феникс. Перевод Н.Галь

Идеальное убийство. Перевод Р.Рыбкина

Жила-была старушка. Перевод Р.Облонской

Превращение. Перевод Н.Галь

Ракета. Перевод Н.Галь

Космонавт. Перевод Л.Жданова

ЗОЛОТЫЕ ЯБЛОКИ СОЛНЦА

Золотые яблоки солнца. Перевод Л.Жданова

Нескончаемый дождь. Перевод Л.Жданова

Все лето в один день. Перевод Н.Галь

Бетономешалка. Перевод Н.Галь

Синяя бутылка. Перевод Р.Рыбкина

Разговор оплачен заранее. Перевод О.Битова

Земляничное окошко. Перевод Н.Галь

Калейдоскоп. Перевод Н.Галь

МАЛЬЧИК-НЕВИДИМКА

Морская раковина. Перевод Р.Рыбкина

В дни вечной весны. Перевод Р.Рыбкина

Апрельское колдовство. Перевод Л.Жданова

И все-таки наш… Перевод Н.Галь

Детская площадка. Перевод Р.Рыбкина

Час привидений. Перевод Р.Рыбкина

Мальчик-невидимка. Перевод Л.Жданова

Чертово колесо. Перевод Р.Рыбкина

Песочный человек. Перевод Р.Рыбкина

Вельд. Перевод Л.Жданова

Здравствуй и прощай. Перевод Н.Галь

Берег на закате. Перевод Н.Галь

Каникулы. Перевод Л.Жданова

МАРСИАНСКИЕ ХРОНИКИ Перевод Л.Жданова

ЗЕЛЕНОЕ УТРО. Перевод Л.Жданова

Составитель: Лазарчук Е.А.

Художник: Цветков Ю.А.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Автор Элизабет Тюдор

(псевдоним Лалы Гасановой)

Захватчики миров

Всё в жизни закономерно, даже смерть, с которой человечество всегда борется. Но ещё большим казусом является жизнь. Она у каждого разная, но конец у неё один.

Моя история возможно покажется кому-то фантазией, а кто-то поверит в неё. Но всё что произошло, было реальностью. Если конечно читатель знает, что такое реальность...

Меня зовут Кристина Милфорд. Для друзей я простор Кристи. Когда произошла со мной эта загадочная история мне было 25 лет и училась я в Оксфордском Университете на лингвиста. Всё началось в безоблачный уик-энд в середине весны. Мой друг Ричард Дэйвид Хентон пригласил погостить у него в выходные. Я согласилась не задумываясь. Хотелось отдохнуть от тягот учёбы и городской жизни. Ну, в общем от всего. Ричард работал программистом. Жил он Норберве в Уэльсе. Тихий, маленький городок с изумительной зелёной живостью. Только природа, да чистый воздух могли помочь мне отрешиться от повседневной рутины. Не хватало только приключения, чтобы как-то скрасить этот уик-энд.

Александр Тюрин

О тождестве были и небыли в мировой истории

(Из лекции Козьмы Хроноплевста, прочитанной в Темпоральной

Академии в мае следующего года)

цикл "НФ-хокку"

Ничто так не придает динамизма историческому процессу, как кровопролитные битвы и войны.

Вглядываясь в длинный список великих сражений, мы замечаем, что почти всегда победителя их можно определить заранее -- это тот, кто имеет лучшее вооружение и организацию, кто физически или умственно сильнее, лучше мотивирован и выбрал выигрышную позицию.

Александр Тюрин

ТРАНЗИТНЫЙ КОСМОДРОМ

цикл "НФ-хокку"

Глава 1. 2375 год.

Корабли появлялись из ничего, точнее из Абстракта, юркие и мелкие как мухи. Лиловое поле интерфейса превращало их в кляксы неопределенного цвета и и формы, а масса становилось заметной, лишь когда они плюхались в быстро твердеющие люльки на поверхности волнующегося как море космодрома.

Женя Клочков занимался санитарным контролем. Большинство кораблей было беспилотными, да и сами пилоты никаких хлопот не доставляли. Лощеные выпускники штурманских инкубаторов, прошедшие десятки экзаменов и испытаний, прежде чем принять командование, они были идеальны, как аммиачный снег.

Евгений Тюpин

МЕЖЗВЕЗДHЫЙ КОHТАКТ

Зеленый заяц с хpустом откусил от большого желтого яблока, меланхолично пожевал и сплюнул в тpаву. - "Hу и кислятина, " - лениво подумал заяц и зашвыpнул яблоко подальше в кусты.

Заяц сидел под стаpым дубом, удобно откинувшись на шиpокий ствол. Он глазел на голубое небо, мелькавшее чеpез листву, и неспешно pазмышлял. Заяц в душе был философом, хотя в обществе вел себя, как свой в доску паpень с сеpьгой в ухе и коpобком тpавки в каpмане. Заяц сонно щуpился на небо, иногда пошевеливая длинными исцаpапанными ушами, отгоняя назойливых мух, и думал пpимеpно следующее:

Леонид ТКАЧУК

КОНЕЦ ПУТИ

Волны накатывались на берег, стремясь снести его со своего пути. Но шумно взлетев на гальку, они теряли порыв и бессильно просачивались обратно в море.

Одинокий человек двигался вдоль берега, останавливался, снова пускался в путь, и останавливался опять. Красноватые, подернутые дымкой солнечные лучи пробивались над горизонтом, окрашивая окружающее нереальными, мерцающими при каждом движении, бликами. Феерическим пламенем сверкал камень, выраставший из волнующихся вод. Он был неотделим от стихии волн - неровный, шероховатый, со множеством выступающих граней.

Леонид ТКАЧУК

НЕПРИЯТНОСТИ СО ВРЕМЕНЕМ

Когда в лаборатории перспективных исследований произошел очередной инцидент с нелинейной высоконасыщенной силовой цепью, над дискретностью насыщения которой Сергей Орлов бился уже третий, завершающий год своего аспирантского бытия, терпению профессора Визбора пришел конец. Витольд Андреевич не стал браниться, как это было в предыдущий раз - в высшей степени интеллигентно, хотя и весьма экспрессивно. Нет. Он помнил, что инцидент закончился для него плачевно. Второй микроинфаркт; он умел делать выводы из личного опыта.

Боpис Толчинский

*ПРОКЛЯТИЕ ЗАМКА HИШТЯКШТАЙH* (1/3)

/тpагифаpс в 5-ти действиях, с пpологом и эпилогом/

_ОБЩИЕ РЕКОМЕHДАЦИИ по ономастике пpоизведений в стиле horror:_

"Желаешь написать стpашилку - давай злодею имя ассиpийца. К пpимеpу, назови его Синнахеpиб, и сpазу все поймут, что он не пpосто так кpасавицу Альбину из pодового замка Hиштякштайн похитил, а для дуpного с нею действа. Hавpяд ли сpеди твоих читателей отыщется такой наивный, кто станет ждать добpа от этого Синнахеpиба. Владетеля же замка можешь смело делать голландским немцем, чем флегматичнее, тем лучше: фон деp ван Блюмзинг подойдёт вполне. Если у Блюмзинга имеется знакомый толкователь гоpоскопов, дай ему имя длинное, латынское, на "-ус" кончающееся, допустим, Ростpадамус, или, ещё сильнее, Ростpадамциус. Встpетив такое имя, любой читатель, даже не знающий, что "pостpа" - это наподобие моpской посудины или тpибуны, сpазу pаскумекает, что сей астpолог не из пpостецов, а человек воистину учёный. Далее, к злодею твоему, Синнахеpибу, желателен бы тоже маг-пpислужник. Ступай в Египет, там их немало, беpи почти любого. Как назовёшь его, к пpимеpу, Хуфусебек ибн-ИМХОтеп аль-Усеpхуй, без описаний станет ясно, каких высот в искусстве чеpнодейства достигла эта птица. И наконец, супеpгеpоя наpеки славянским именем, пpичём не стоит тpивиальничать и с ходу называть Добpыней; что он действительно добpыня, выяснится после; и Пеpесветом называть не надо, чай, по самой фигуpе будет видно, что не Кочубей; ты лучше назови его Отpадой - да, кстати, феминисткам угодишь, они подумают, их полу человек. И не забудь Отpаде дать в учители сансэя Лю Пуиня, сама же понимаешь, для чего, тепеpь без этого низзя. Hу а потом, когда Отpада всех плохих замочит, смело финаль свою стpашилку: типа, неблагодаpная Альбина с коваpным Лю Пуинем на Фудзи укатили, Отpада таки оказался дамой (возможно, тpансвеститом, как Dana International) и с гоpя вышел/вышла замуж за Хуфусебека, восставшего, по своему обыкновению, из меpтвецов, а Ростpадамциус, пpокляв их, всех вместе взятых, составил геppу Блюмзингу зловещий гоpоскоп и был за это, в свою очеpедь, низpинут с веpхнего донжона замка Hиштякштайн, ну пpямо в келью на дне сухого pва живущего pеликтового инквизитоpа, чьё имя мы не знаем до сих поp."

В жизни Императора Виктора Седьмого, Властителя людей, повелителя живых и мертвых (и еще пол сотни титулов), наступает самый важный, для любого мужчины момент: выбор жены. Той, кто продолжит славный род, и станет истиной опорой в самых тяжких испытаниях.

Но кому поручить эту сложную миссию? Ведь даже у самого преданного вассала будут свои цели. Самые мудрые советчики могут ошибиться. Самые зрящие оракулы, бывает, путают истинное прозрение с иллюзией.

И Император призывает своих самых верных псов! Ричарда Гринривера и Рея Салеха, кровожадных ублюдков, чьи имена в кошмарах повторяют не только люди, но и демоны, и даже сами боги. Для которых нет цели выше, чем служить империи. Они не предадут, они не подведут, они не усомнятся.

Ну а в крайнем случае, их кожей всегда можно оббить трон. Ведь это и есть самая большая мечта императора.

В книге присутствует нецензурная брань!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Школа будущего для детей с высоким коэффициентом умственного развития. Здесь нет места эмоциям, вся жизнь регламентирована. Роби ненавидит школу, ненавидит учителей, он любит, простите, он душевно расположен к матери. Однажды во время обязательной прогулки в саду перед Роби появляется песочный человек…

"…Что стало с раненными приспешниками мага — история стыдливо умалчивала, а имена каждого из выживших бунтарей были занесены золотыми буквами на стену замка, ставшего летней резиденцией нового короля — дальнего родственника бедолаги Рица. Рядом с отлитыми в платине именами кронпринца и начальника его гвардии. Ибо каждый ребенок в королевстве назубок знал, почему из пяти наследников Рица в живых получилось остался только у Амзы, кто доставил ему магический посох слепого отшельника, кто планировал безумный налет на оплот Симарона, кто проник во главе четверки бесстрашных в ту судьбоносную ночь в замок, чтобы открыть ворота, и кто в одиночку удерживал в дверях Звездной башни натиск отборной гвардии чародея, чтобы принц мог без помех отыскать смертоносный шар и уничтожить его… Амза и Фалько. Их имена, одно рядом с другим, возглавляли отблескивающий золотом список из сорока трех имен героев, переживших своих военачальников. Имени Лимбы в этом списке не было." Это — первая и единственная вещь, написанная не в юмористическом ключе.

Достоинство это ее или недостаток — судить читателю.

— …И поэтому, уважаемый Петр Семенович, мы вынуждены в вашей просьбе отказать и оставить в силе предыдущее распоряжение о передаче здания вашего НИИ в распоряжение ООО "Рогофф энд Копытинг Холдингс".

— Но это… это НАШЕ здание!.. У нас есть все документы, подтверждающие… разрешающие… одобряющие… Вот, в этой папке… — старик стал вытягивать из подмышки плотно зажатую распухшую от бумаг всех мастей и размеров картонную папку с белыми веревочными тесемками, но чиновник лишь снисходительно поморщился:

Владимир Сергеевич Горев создает сверхчувствительный телевизионный приемник, который может принимать очень слабые сигналы внеземного происхождения.