Последний герой

Еще один славный представитель рассказов-анекдотов. Примерно того же времени. Ничего особенного… кроме, пожалуй, начавшего у меня проявляться мотива «снижения пафоса». Если очень много громких слов, то объяснение будет самым тривиальным…

Публиковался в газетах.

Накануне вечером он долго стоял у окна. Ольга уже знала, что это означает, но не стала ни о чем его просить, наоборот, была особенно ласкова. На какое-то время Хей оживился, но ночью Ольга проснулась, чувствуя, что его нет рядом. Она встала с постели, не включая свет прошла на кухню. Хей курил, стоя у открытого окна.

Рекомендуем почитать

При сдаче экзаменов курсант космической школы Дмитрий попадает на давно забытую планету, общество на которой разделилось на два враждующих лагеря. Одни живут по строгим авторитарным законам в двенадцати башнях-городах, другие — в затерянных в пустыне поселениях.

Пройдя через трудности, с риском для жизни, Дима найдет ответы на все вопросы в тринадцатом городе…

Она спускалась по горному склону. Легче ветра, быстрее стрелы… Казалось, что девушка летит, так стремительны были ее движения по едва заметной тропинке.

Он видел ее всю: густой, темный мед волос, разлитый по плечам, хрупкость тоненькой фигурки под красно-сине-белой блузкой, раздувающейся невиданным флагом, загорелые, исцарапанные ноги, уверенно находящие опору… И серый металл в пистолетной кобуре.

Он еще раз порадовался тому, как удачно выбрал место для засады: в тени густых, старых деревьев, на противоположном склоне, невидимый для нее, спокойный, уверенный, ждущий…

На далекую планету, в затерянную людскую колонию вновь прилетают земляне. Они торгуют и воюют со своими бывшими соплеменниками. Но найдут ли они взаимопонимание?

Очень странный рассказ, который, конечно же, не является рассказом. Нет в нем ни начала, ни конца, только некое настроение — и ощущение того, что за границей сцены, где сидят герои, все-таки есть большой мир. Именно из-за этого ощущения я все-таки послал рассказ в несколько журналов. Ответил Виталий Бугров из «Уральского следопыта»: «Сережа, мне кажется, это просто набросок к какому-то большому произведению, которое тебе еще предстоит написать…»

Так оно, в принципе, и вышло. В этом рассказике есть какие-то зерна «Линии Грез», «Лорда с планеты Земля», «Танцев на снегу». В общем — всех тех космоопер и космических боевиков, что я написал. Ну и тех, что еще напишу, наверное.

Не публиковался.

Крейсер «Эвридика» летит для колонизации неизученной планеты, но люди на борту думают не только о колонизации. Нежелание подчиняться диктатуре Земли и право колоний на самоопределение — вот их идейная база. Для того чтобы бороться с Землей, ученый физик создает инвертор временного поля, и крейсер приземляется на 1000 лет раньше реального времени. За этот срок колонисты планируют создать цивилизацию, превосходящую Земную.

Однако их планам не удалось сбыться, техника стала выходить из строя, люди стали дичать, а сообщество в целом — деградировать. Появилась сильная оппозиция, началось противостояние враждующих сил. В этих условиях опять пригодилась машина времени, можно ведь слетать в будущее и привезти оттуда машины, оружие и все, что надо, даже еще не существующее в реальности. И совсем не хочется даже думать о том, к каким страшным временным парадоксам это приводит.

В гущу таких сложных событий и попадает Кирилл, неудачливый гонщик с космической яхты, которому предстоит сыграть свою трагическую роль на этой планете.

Как сильно могут измениться люди, оказавшись без связи с цивилизацией на заброшенной планете! И даже внук капитана может забыть о том, что каждое двоелуние воины должны крутить Колесо Памяти, в надежде, что разгневавшийся, когда – то великий бог Наука услышит их зов…

В этом рассказе, написанным Лукьяненко в молодости, все слова начинаются на одну букву… Не раз автор «Пробовал пробить публикацию. Перепечатывал, предлагал, просил. Послали. Предложили придумать произведение посложнее. Посмеялись. Пираты, подонки, позорники! Просто позавидовали провинциальному парнишке, придумавшему прекрасный памфлет! Подлецы!»…

Быть может в будущем религии ничуть не умрут, а вот держать на космическом корабле нескольких священников накладно… И в период очередного религиозного возрождения служителям культа придется обслуживать верующих разных конфессий...

Другие книги автора Сергей Васильевич Лукьяненко

Шесть галактических цивилизаций.

Пять погибших планет.

Четверо учёных из разных миров.

Три звёздные системы.

Два космических корабля.

И одна большая беда для всей Вселенной.

В твоей квартире живут чужие люди.

Твое место на работе занято другим…

Тебя не узнают ни друзья, ни любимая девушка…

Тебя стирают из этого мира.

Кто?

На ночных улицах — опасно. Но речь не о преступниках и маньяках. На ночных улицах живет другая опасность — те, что называют себя Иными. Вампиры и оборотни, колдуньи и ведьмаки. Те, кто выходит на охоту, когда садится солнце. Те, чья сила велика, с кем не справиться обычным оружием. Но по следу «ночных охотников» веками следуют охотники другие — Ночной Дозор. Они сражаются с порождениями мрака и побеждают их, но при этом свято блюдут древний Договор, заключенный между Светлыми и Темными…

В Империи, где без малого век правит Тёмный Властелин, живётся не так уж и плохо. Натурфилософы постигают тайны науки, народ не бедствует, полиция охраняет порядок, а рунное волшебство – доступно всем. Вот только у волшебства есть цена, и за любое чудо придётся платить самым дорогим, что у тебя есть. Особенно, если ты стал врагом повелителя Тёмной Империи.

В этом мире солнце желто, как глаз дракона — огнедышащего дракона с узкими желтыми зрачками, — трава зелена, а вода прозрачна. Там тянутся к голубому небу замки из камня и здания из бетона, там живут гномы, эльфы и люди, там безраздельно влавствует Магия…

Пробил роковой час — и Срединный Мир призвал человека с Изнанки. В смертельных схватках с сильнейшими магами четырех стихий он должен пройти посвящение, овладеть Силой и исполнить свое предназначение…

Встреча с иными цивилизациями оказалась обескураживающей: земляне опоздали – Галактика уже поделена между Сильными расами, другим же, более молодым, отведена роль винтиков в этой сложной и одновременно простой структуре межзвездного сообщества – они могут делать только то, что у них получается лучше других, и не замахиваться на большее. И люди вынуждены смириться с участью космических извозчиков (ведь только они могут выжить в момент джампа – моментального прыжка на расстояние в несколько световых лет). Однако удовлетворится ли человечество торговлей космическими безделушками – или все же попытается найти свой путь и встать вровень с Сильными?..

Новый роман Сергея Лукьяненко выдержан в лучших традициях «космической оперы» и читается на одном дыхании с первой до последней страницы.

Самая популярная сага в истории отечественной фантастики – в полном составе!

Весь сериал культовых «Дозоров» Сергея Лукьяненко – включая шестой роман – под одной обложкой!

Книга, которая должна быть в коллекции каждого любителя хорошей фантастики!

Сегодня увлекательную историю приключений Антона Городецкого и его друзей, недругов и союзников читаем и перечитываем мы – завтра это будут делать наши дети. Потому что ХОРОШАЯ фантастика не стареет никогда!..

Читайте самый знаменитый роман Сергея Лукьяненко. «Лабиринт отражений» — это фантастический роман номер один по рейтингам Сети. «Лабиринт отражений» — это настольная книга российских хакеров. «Лабиринт отражений» — это киберлюбовь и кибервойна, виртуальные дуэли и компьютерные приключения, порою — забавные, чаще — опасные. «Лабиринт отражений» — это книга, от которой невозможно оторваться.

Популярные книги в жанре Фантастика: прочее

Пыльный свет сочился в окно, а болезнь не отступала. Она была тяжелой, как мокрый снег минувшей зимы, и неотвязчивой, как воробьи за окном. Звучала свирель, но далеко-далеко, за жаркими облаками, а в комнате было тихо, страшно тихо, и только в углу, в паутине, дрожали крохотные прошлогодние мушиные тельца, как черная роса. На всем была печаль запустения, и все, казалось, спало под пушистой пылью — книжные переплеты, посуда в пузатом зеркальном буфете, и зеленоватое, глубокое, как колодец со звездой на дне, старинное настенное зеркало, и фотографии, разбросанные повсюду, черно-белые, пожелтевшие, и цветные, недавние, с хрупкой печатью мертвого счастья…

В 1914 году пилот Раймонд Люкс получил приказание перелететь границу, высадив на условленном месте военного шпиона. Это предприятие, затеянное штабом, касалось важных военных тайн. Поэтому выбор остановился на отважном и осторожном Люксе.

Предварительно было установлено, что по ту сторону гор тянется обширное лесное плато, с луговиной внутри, довольно обширной для благополучного спуска. На этой луговине Люкс должен был ссадить шпиона, а затем вернуться обратно.

Люди живут в лучшем из миров. Города предоставляют все возможности для комфортной жизни. Развлекайся, не думай, будь счастлив! Но кого-то по прежнему тянет заглянуть за горизонт и вставить пальцы в розетку. Для одних это невинное развлечения, для других — способ познания мира, а для кого-то — работа.

Рассказ написан для конкурса «Роскон-Грелка 2011», тема — «Антисталкер».

Рассказ вышел в финал и занял 19-е место. Позже был озвучен в проекте «ПослеSLовие».

Стивен точно знал, что родился на этот свет дважды. Про первый раз было очень коротко упомянуто в его паспорте. Собственно владелец паспорта подробностей этого, первого своего рождения не помнил, а потому имел полное право сомневаться, было ли оно вообще. Хотя все-таки паспорт — официальный документ…

Второй раз он запомнил на всю жизнь, потому что жизнь для него в тот день не просто изменилась — она началась. Среда, 7 марта 2007 года. Если верить все тому же паспорту, новорожденному Стивену тогда было уже полных пять лет. Отец взял его с собой на «Энфилд», где местный «Ливерпуль» принимал в ответном матче 1/8 финала Лиги Чемпионов испанскую «Барселону». Новорожденный Стив с отцом сидели на Копе — трибуне, расположенной напротив двухъярусной «Энфилд роуд»[1]

Нет, ну какая наглость! Стоило мне буквально на секунду отвернуться, как Санька Даугава самым бесцеремонным образом стащил из моей тарелки уже сбрызнутый лимоном кусочек рыбы. Впрочем, сердиться на него совершенно невозможно. Свои застольные злодеяния Санька совершает из принципиальных убеждений: он утверждает, что если человек не следит за своей тарелкой, значит не особенно голоден, и в этом случае его следует принудить к делёжке, причем, желательно как можно более решительно, но незаметно, щадя его чувство собственности. Иначе вкусная пища просто пропадет или сгинет, не принеся положенного удовольствия. Сам Саня в любое время суток готов кушать «в два горла», за что в том числе и получил свою созвучную фамилии кличку — «Два-Удава».

Накинув на плечи платок, Сента тихо выскользнула на крыльцо и поежилась. Небо уже светлело на востоке, темный двор, словно одинокий ковчег, плыл в волнах стелящегося тумана. Впереди спасительным островом вздымался из туманного моря лесистый бок Ворчуна.

Сента подняла на него глаза и вздрогнула: у самой вершины меж деревьев полыхнуло красным. Но это всего лишь Селена, капризная луна этого мира, наливаясь прощальным утренним багрянцем, вставала из-за склона, как пожар. Ворчун насмешливо хмыкнул, земля под ногами дрогнула. «Но, не балуй!» — шепотом сказала ему Сента и побежала через двор, торопясь нырнуть в сонное тепло коровника.

Первый из серии небольших рассказов-«вбоквелов», не вошедших в основной текст. Маленький бонус тем, кто читал «Аквилу»: сказ о том, как трибун Клодий дошел до жизни такой.

«Мы направляем корабль к третьей планете. Вероятность достигнуть ее живыми для нас ничтожна — защитный слой корабля разрушен… Однако, братья по Разуму, бродящие в Космосе в поисках пристанища, будут информированы об оптимально безопасном курсе, проложенным нашими навигаторами. Наше время истекает, прощайте».

Тысячелетиями бок о бок с людьми обитает на Земле иная цивилизация, и никто — ни люди, ни пришельцы — не ведают о существовании друг друга. До тех пор, пока молодой ученый Сергей Муромцев по воле трагической случайности не открывает ящик Пандоры.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Дорога, извиваясь, то стелилась у подножья гор, то, стиснутая каменными громадами, лезла круто вверх, добираясь до очередного перевала, и исчезала на другой стороне его. Солнце стояло почти в зените, и раскаленные камни делали полуденную жару еще нестерпимей. В такие часы все живое пряталось от зноя и только суслики выходили из норок, степенно усаживались недалеко от входа, с любопытством озираясь по сторонам. Однако при малейшем шуме они тотчас же скрывались в подземных лабиринтах.

Забудьте, чему вас учили в школе. Не верьте «профессиональным» историкам.

Не считайте учебник истиной в последней инстанции.

История никогда не была точной наукой – она перенасыщена мифами. Прошлое полнится людьми, безвинно проклятыми и оклеветанными или, наоборот, незаслуженно возвеличенными.

Князь Святополк не был Окаянным, царевич Дмитрий – самозванцем, Ричард III – злодеем, а Александр Невский – Святым. Вымышлены подвиги и Сусанина, и «героев-панфиловцев».

Все было совсем иначе.

Как? Читайте новую сенсационную книгу Андрея Балабухи!

Носовский и Фоменко отдыхают.

Миллионы людей отроду не видели живого, настоящего шпиона. Точно так же они никогда не встретятся с живым антикваром. А общее между шпионом и антикваром то, что оба стремятся к максимальной конспирации, старательно притворяясь, что их не существует вовсе… Специфический мирок торговли антиквариатом не стремится к публичности и славе, вовсе даже наоборот.

Представьте себе человека, чуть за пятьдесят, отсидевшего два срока; имеющего наколку на предплечье в виде медведя, сидящего на льдине. Один на льдине. Человек, который сам по себе на сто процентов: ни за тех, ни за этих… Человек этот фехтует французской дуэльной шпагой, может дать отпор банде отморозков и очень нравится девушкам. Знакомьтесь – Василий Яковлевич Смолин – антиквар.

И случилась со Смолиным классическая коллизия из старого приключенческого романа, с таинственным напутствием на смертном одре, зарытым в глуши кладом и прочим бредом…

Хотя очень скоро клад приобрел вполне определенные черты броневика, набитого золотом…

Переписка с Сергеем Довлатовым охватывает более чем двадцатилетний период нашей дружбы. Первые два года мы переписывались, живя в одном городе — Ленинграде. Потом начались «великие перемещения». В 1969 г. Довлатов уехал в Курган, а потом — в Таллинн. В 1975 г. наша семья эмигрировала в США и поселилась в Бостоне. Три года спустя эмигрировал Довлатов. Все эти годы, где бы мы ни находились, мы продолжали нашу дружбу и нашу переписку.

Людмила Штерн