Последний дар времени

Ученые двадцать первого века отправляются в прошлое — в эпоху палеолита, за двадцать тысячелетий до нашей эры. Кажется, что роман разливается по шаблону — мудрые пришельцы из цивилизованной эпохи изучают в меру дикое кроманьонское племя. Но Фармер остается верен себе, выворачивая штамп наизнанку, и путешествие в прошлое оказывается лишь трамплином. Бессмертный хранитель истории человечества, Вечный Дикарь, собственный потомок и предок (носящий подозрительное сходство с любимым Фармером Тарзаном) использует экспедицию, чтобы начать свой путь и оставляет ученым капсулу со всеми сведениями, собранными им за тысячелетия земного пути.

fantlab.ru

Отрывок из произведения:

Раздался грохот, похожий на разрыв семидесятимиллиметрового снаряда. Секундой раньше здесь не было ничего, кроме жухлой, еще не успевшей избавиться от утренней росы, травы и глыб известняка на вершине холма. А затем, словно возникнув из воздуха, появилось серое торпедовидное нечто, и над долиной, над холмом, над рекой прозвучал грохот, похожий на гром.

«Г.Дж. Уэллс-1», не изменив даже на микрон своего положения в пространстве, переместился из весны 2070 года в весну двенадцатитысячного года до нашей эры.

Рекомендуем почитать

Впереди Десмонда мыкался патлатый юнец — в сандалиях, в драных синих джинсах и грязной футболке. В заднем кармане торчала дешевая книжонка карманного формата: «Собрание сочинений Роберта Блейка». Вот он повернулся — на груди его красовались огромные буквы «М. У.». В чахлых усах на манер Маньчжу[2] застряли хлебные крошки.

При виде Десмонда желтые глаза юнца (небось желтухой переболел!) изумленно расширились.

— Здесь тебе не дом престарелых, папашка. — Парень ухмыльнулся, показав непропорционально длинные клыки, и развернулся к регистрационной стойке.

Филип Хосе Фармер

Голос сонара в моем аппендиксе

Пpeдиcлoвиe

Для таких paбoт, как "Голос сонара в моем аппендиксе", я изобрел специальный полусерьезный термин: "метафорические потусторонние мифы". Иначе говоря, это -- запутанная история, очень сильно похожая на вымысел. Тaкyю "гpoмкyю" хapaктepиcтикy можно дать произведениям, пoхoжим нa сценарии фильмов cтyдии "Бpaтья Mapкc" или "Tpи пapтнepa". Этoт paccкaз oтнocитcя к жaнpy aбcypднoй, нo нe лишeннoй cмыcлa литepaтypы, кoтopyю я не прочь почитaть, a инoгдa и пишy.

Филип Хосе Фармер

Вулкан

Предисловие

"Вулкан" -- один из моих рассказов, написанных от лица вымышленного автора. Понятие "вымышленный автор" я разъяснил в предисловии к новелле "Призрак канализационной трубы". Первоначально история эта была подписана именем Поля Шопена. А кто он такой -- объясняется в приводимом ниже вступительном слове редактора.

Ведя повествование от имени Шопена, я создал образ частного детектива, калеки Кертиса Перри (обратите внимание на начальные буквы имени в английском написании: Paul Chapin и Curtius Parry). И представил, что все главные герои Шопена имеют какие-либо физические недостатки.

Филип Хосе Фармер

ПОСЛЕДНИЙ ЭКСТАЗ НИКА АДАМСА

У этого рассказа довольно необычная история. Как, впрочем, и у любого другого.

Один молодой человек по имени Брэд Ланг, автор множества очень занятных, на мой взгляд, рассказов, решил открыть журнал "Популярная культура", который предназначался быть рупором того, что вынесено в его заглавие. Он отловил меня и попросил написать для него рассказ. Так получилось, что в это время у меня на руках был один свободный, который зарубил Эд Ферман из журнала "Научная фантастика и фэнтэзи". Он назывался: "Импотенция из-за плохой кармы" и был подписан именем Кордвайнера Берда.

Филип Фармер

Эксклюзивное интервью с лордом Грейстоком

Особенность жанра биографической литературы состоит в том, что некоторые его, якобы вымышленные, герои на самом деле весьма реальны. Яркие примеры тому продемонстрировали: Блейкни в "Сэр Перси Блейкни: действительность или вымысел?" (биография Скарлет Пимпернел), Бэрин-Гоулд в "Шерлок Холмс с Бейкер-cтрит" и "Ниро Вульф с Тридцать Пятой Западной улицы", Паркинсон -- "Жизнь и времена Горацио Хорнблоуэра" и Фрезер -"Записки Флэшмена" (пока что вышли три тома). Некоторые общественные библиотеки хранят подобные произведения в разделе "Б" или в отделе биографий. (Книга Блейкни находится в разделе "Б" публичной библиотеки Пеории, штат Иллинойс.)

Другие книги автора Филип Хосе Фармер

Один из первых вариантов «В свои разрушенные тела вернитесь». Основной персонаж произведения — Том Микс.

В 1979 году переработанная повесть вышла под названием «Мир Реки», как примыкающая к основному циклу, но не продолжая его.

Известный исследователь Востока сэр Ричард Бартон, погибший от предательского удара ятаганом, просыпается на берегу огромной Реки в обществе других умерших — все человечество стало жертвой чьего-то чудовищного эксперимента. Кому под силу воскресить миллиарды людей и населить ими этот неведомый мир? Отважный Ричард Бартон и неунывающий Марк Твен не хотят быть пешками в чужой игре и пытаются приоткрыть завесу тайны.

«Пир потаенный» – блестящее исследование садомазохистских фантазий большинства героев известных фантастических сериалов. Особенно ярко просматривается сатира на книги Эдгара Райса Берроуза (Edgar Rice Burroughs) о Тарзане (лорде Грейстоке) и Лестера Дента (Lester Dent) с его суперменом Доком Сэвиджем. Основа сюжета всех книг – непрекращающаяся борьба лорда Грандрита и Дока Калибана против Девяти – таинственного и крайне опасного общества бессмертных. Книга рассчитана на взрослого и подготовленного читателя, хотя и принадлежит к популярному среди юношества жанру фантастики. Это, пожалуй, единственный столь откровенно эпатирующий читателя роман в творчестве всемирно известного американского фантаста. Садизм и мазохизм, шокирующие сексуальные сцены соседствуют на страницах книги с «крутым» боевиком с поистине детективно закрученной интригой.

Творчество одного из самых оригинальных и интересных авторов мировой фантастики Филипа Хосе Фармера представлено абсолютным шедевром писателя — сериалом «Многоярусный мир». История миниатюрных вселенных, созданных специально, чтобы служить кучке бессмертных Властителей, разворачивается из романа в роман как авантюрная кинолента — эксцентричная, героическая, полная инопланетной экзотики, юмора и нескончаемых приключений.

Роджер Желязны назвал книги этого сериала уникальным явлением как в творчестве самого Фармера, так и в литературе вообще.

Содержание:

Книга первая. Создатель вселенных (перевод С. Трофимова)

Книга вторая. Врата творения (перевод С. Трофимова)

Книга третья. Личный космос (перевод С. Трофимова)

Книга четвертая. За стенами Терры (перевод С. Трофимова)

Составитель: А. Жикаренцев

Оформление серии художника: А. Саукова

Серия основана в 2001 году

В книгу современного американского писателя-фантаста Ф. Х. Фармера включены романы «Плоть», «Дэйр», «Там, по ту сторону», повести «Божье дело» и «Чуждое принуждение». Этим произведениям присущи динамика и захватывающий сюжет.

Молодой лингвист Хэл Ярроу, прибывший на космическом корабле на далекую планету Оздва, изучает язык «жучей» – разумных обитателей Оздвы, произошедшихъ некогда от членистоногих.

И вот однажды, во время поездки на развалины древнего города, построенного давно исчезнувшей расой гуманоидов, он встречает Жанетту – женщину, которая не просто точь – в-точь как женщины Земли, но гораздо лучше их – красивая, нежная, ласковая…

В этот том, открывающий собрание сочинений известного американского фантаста Филипа Хосе Фармера, включены первые два романа из цикла «Многоярусный мир»: «Создатель вселенных» и «Врата творения».

Эти романы, представляющие собой прекрасные образцы авантюрной фантастики, могут удовлетворить самого требовательного читателя. Жестокие схватки, удивительные народы, могущественные и безжалостные властители — все это можно найти в Многоярусном мире.

Улисс Поющий Медведь не мог даже представить, что научный эксперимент станет причиной его путешествия через 20 миллионов лет в мир, населённый потомками современных животных. Это был мир женщины-кошки Авины с её сложной любовью к Улиссу. Мир исполинского разумного существа — Дерева, покрывшего собой континент, — которое знало, что Улисс, пробудившийся каменный бог, может положить конец его царствованию.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Наверное, немного тишины все-таки нужно. Тишина нужна мне как вода, как соль, как солнечный свет. Тишина и несколько минут одиночества. Я люблю стоять у большого окна своей пустой, еще наполовину спящей в шесть утра мансарды и смотреть сквозь расцветающие с каждой минутой утра краски влажного леса. Смотреть, и видеть все, и ничего не видеть, откликаться сердцем на все, – но спокойно, безразлично, возвышенно.

Я специально встаю ради этих нескольких минут. Они действуют на меня, как переливание крови на тяжелобольного: из комка слизи я становлюсь клубком воли и уверенности. Удивительно, что для этого достаточно всего нескольких минут тишины. Глядя вниз, на зеленые всплески и провалы пышных тропических крон, я чувствую в себе зверя стомиллионнолетней давности, зверя величиной с кошку, жившего на деревьях, просыпавшегося с первыми лучами туманного рассвета, обозревавшего из своей невидимой высоты ветвей свой страшный и прекрасный первозданный мир. Рано утром просыпались лишь его большие и внимательные темные глаза с вытянутыми в ниточку зрачками; тело все еще спало, спокойное и уверенно расслабленное, потому что глаза – два верных блестящих стража – уже делали свое дело, следили за любой сдвинувшейся тенью там, далеко-далеко внизу. Сердце работало медленно и ровно; оно еще спало, забыв о вечных муках, простых муках голода, бегства, продолжения рода, не зная о других муках, которые вспорют его тысячи поколений спустя – те муки будут более тонки и более жестоки.

На суку огромного векового дуба, нависшем над соломенной крышей маленькой, убогой, почерневшей от времени избушки, сидела и громко каркала ворона. Похоже, просто-напросто приветствовала наступление весеннего утра и солнышко, наконец пригревшее землю.

Драдзикодора нехотя приоткрыла один глаз. И что эта серая тварь там разоряется?

Она уже давным-давно забыла то время, когда утро несло ей радость, когда пробуждающееся солнце и поющие птицы наполняли душу ликованием , а тело — радостной энергией. А, полно, было ли это хоть когда-нибудь? Она не помнила. Она многого уже не помнила. И даже забыла, что именно она забыла из того, что когда-то знала. В этом есть своеобразная прелесть склероза — не отдаешь себе отчета в том, что теряешь.

Дожили! Землю-матушку пустили с молотка…

К видному ученому Сергею Темолеву наведался бывший однокурсник. Он умоляет об одном – помочь спасти его умирающую дочь. И Сергей имеет возможность это сделать, но тогда получит огласку существование его тайной лаборатории, существующей нелегально на деньги частного спонсора… А в таком случае дальнейшее проведение запрещенных экспериментов окажется под вопросом!

В предлагаемой повести автор разворачивает перед читателем эпическую картину мира, где есть любовь, горечь потерь, тайна, убийство и спасение. Прошлое и настоящее переплетаются между собой, чтобы открыть тайну, в которой заключена судьба самого человечества в самый решающий для него момент…

Марсианский треножник стоял прямо у поста на развилке дорог, и я сразу понял, что мне здорово не повезло. "Улла! Улла!" - предупредительно провыл марсианин и взметнул вверх щупальце с тепловым генератором.

Да понял я тебя, понял, тварь поганая! Куда от тебя убежишь, знаю, как далеко эта штуковина достает.

Я притормозил и поставил машину на обочине. Из бочкообразного корпуса, над которым высилась плетеная металлическая корзина для злостных нарушителей, торопливо полез вниз дружинник из местных. Морда мне была знакома, видел я ее на фотографиях перед своим отъездом, но вот, убей бог, не помнил я, как этого паразита зовут, что, несомненно, зачтется мне в минус сейчас или после возвращения домой.

Над озером светили звезды. Старик долго смотрел в небо, потом сказал юноше:

— Здесь, в горах, звезды производят странное впечатление. Словно лампы в пустом зале. Люди ушли, а они светят… старательно и бесполезно.

Его собеседник был слишком молод, чтобы угадать за этими словами настроение. Он ответил:

— Судя по звездам, будет ясная погода. Значит, мы увидим ионолёт. — И, озабоченно взглянув на небо, он добавил: — Погода тут меняется каждый час.

Четыре дня над испытательным полигоном «Звездная река» висели сырые, размытые тучи. Ветер гнал по бетонным дорожкам мутные потоки воды. Неожиданно со Станового Нагорья потянуло холодом, и в полночь выпал снег. Он таял, ложась на мокрую землю. Снежинки выживали только на металлических фермах Излучателя.

Тонкими и точными штрихами снег обвел линии Излучателя, и двухсотметровое сооружение проступило на фоне черного неба, как гигантский чертеж.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Торговец Джон Гарт был атеистом, и не ожидал, что на планету Вескер прибудет христианский миссионер отец Марк. Приятель Гарта, маленькая вескерская амфибия Итин и другие вескеряне наблюдали за приездом отца Марка внимательно. Они, простые необразованные существа каменного века, умудрялись до сих пор обходиться без зачатков религии. Атеист Гарт давал им книги об устройстве Вселенной, но там ничего не было о Боге. Поэтому, чтобы придти к Богу, жители Вескера решили осуществить кое-какой эксперимент.

fantlab.ru © ozor

Чтобы скрыть такой крупный предмет, его в свое время засыпали камешками и разным мусором, а для полной надежности над образовавшимся холмом соорудили пирамиду из крупных камней. Но то ли оттого, что камни были плохо подогнаны друг к другу, или слишком уж часто не благоприятствовала погода — от пирамиды к настоящему времени остались одни развалины, безобразная груда обломков в половину человеческого роста. Дожди, низвергавшиеся с небес в течение столетий, смыли и камешки, и мусор, так что сейчас над покрытым опавшей листвой холмиком возвышался тот самый столь тщательно скрываемый предмет: разъеденная ржавчиной и покрытая выбоинами огромная металлическая рама высотой в три метра и длиной раза в два больше. В раму была вставлена пластина из материала, напоминавшего серо-голубой сланец. Пластина, покрытая густым слоем пыли и налипших на нее мелких частичек, была настолько твердой, что долгие годы не оставили на ней ни царапин, ни вмятин.

В самый разгар ночи он проснулся и движимый странной потребностью выбежал в открытое поле, усеянное таинственными столбами.

© ozor

Введите сюда краткую аннотацию