Последние ворота Тьмы

Здесь представлены два первых романа из трилогии «На землях рассвета». Они — о том невообразимо далеком прошлом, когда Вселенная еще только обретала свои черты. Это не происходило само по себе: множество сил сражалось в ней за тот вид Реальности, который считало лучшим. Речь идет о противостоянии двух сверхрас — Мроо (обитателей тьмы) и Лахха (обитателей звездного пламени), бывших когда-то одной расой — а также избранных ими для этого людей.

Продолжение романа «На землях рассвета». Лэйми и Охэйо путешествуют по странным и страшным мирам в поисках бессмертия. И не напрасно, вот что интересно…

Отрывок из произведения:

Холодный ветер шумел в темных, плотно сомкнувшихся кронах сосен, проносясь над узкой долиной, замкнутой склонами холмов. Прозрачная, как хрусталь, вода бегущей по её дну реки бурлила, обтекая загромождавшие русло камни. Обгоняя её, к перистому, красновато-белому зареву недавнего заката быстро неслись рыжие, растрепанные облака; вслед за ними шли двое парней, всего лет двадцати на вид, оба одинаково рослые, сильные и гибкие, с черными волосами, но на этом их сходство кончалось — у идущего первым была бронзовая кожа и синие глаза, у второго — зеленые, а его кожа была матово-белой. В его широкоскулом лице странно сочетались черты жителей крайнего севера и островов юга.

Рекомендуем почитать

Какую цивилизацию могут построить дети, если им выпадет такая возможность? И — какой ценой она выпадет?

Другие книги автора Алексей Иванович Ефимов

Их предки сумели выжить в термоядерной войне, создать могучую Русскую империю и вырваться на просторы Вселенной. Земля отстояла свою независимость в Первой Галактической войне, но теперь судьба цивилизации зависела именно от них. Пятнадцать земных мальчишек – против многомиллиардной агрессивной расы мьюри. Их миссия кажется невыполнимой, они должны предотвратить грядущую войну и обеспечить человечеству века и века мирной жизни на просторах Космоса. Игорь Сурядов, лицеист, дворянин, и его соратники – лучшие из тех, кого смогла отобрать Земля для выступления на Ярмарке миров и рас, устраиваемой мьюри, где мальчишкам предстоит участвовать в поединках – всем вместе и каждому по отдельности. Но просто сражаться и победить мало, след, который они оставят по себе, должен привести на поле чести, а не на поле брани…

Исчезла Медленная Зона – и перед человечеством открылись просторы Вселенной. Казалось бы, нужно только радоваться предстоящим встречам с «братьями по разуму». Но Император Василий VI не скрывает своей озабоченности этими перспективами: «Не только нам откроется Вселенная. Мы тоже откроемся для Вселенной… Любой корабль любой расы отныне сможет достичь Земли – и никто не поручится, что намерения гостей окажутся добрыми… Мы пока что ничего не знаем о том, огромном мире – но мы должны быть готовы ко всему, даже к вторжению… Времени осталось очень мало – и поэтому я, как и мой коллега, Император Англо-Саксонской Империи, Его Величество Эдуард VII, объявляем на Земле военное положение…»

Увы, правитель Русской Империи оказался прав – и земляне вынуждены вести войну на выживание…

   В зале поднялся нестройный шум, быстро усилившийся до крика. Мьюри толпой рванулись к выходу, но гвардейцы-джангри встали у дверей и никого не выпускали. Охэйо замер с рукой возле уха - и с каждой секундой лицо его мрачнело. Похоже, что новости были воистину скверными. Наконец, принц убрал телефон, осмотрелся - как-то по-мальчишески растерянно - потом вдруг глубоко вздохнул и резко мотнул головой, словно вынырнул.

   - Тихо! - рявкнул он, выйдя в центр зала, и весь шум как отрезало. Теперь Игорь понял, что видит его настоящего - он тоже знал таких людей, безбашенных в обычной жизни, которые при кризисах не впадали в панику, не орали, призывая всех на баррикады, а просто работали - и решали казалось бы неразрешимые задачи. - Только что мы узнали, узнали совершенно точно, что столкновение линкора со станцией-штаб-квартирой "Амфатары" и, якобы, "обращение" Неймура - это провокация, организованная руководством самой "Амфатары" - оно сейчас вообще находится в другой солнечной системе.

Первый роман из трилогии «Вселенная файа» — о самом начале их пути, причем, довольно мрачном. О ядерной войне в другом мире и о том, до какой грани можно дойти, стремясь спасти цивилизацию на планете, обреченной через несколько сот лет упасть в черную дыру. А в общем-то это — о цене прорыве к звездам…

Автор считал, что его никогда это не коснется. Он клялся, что никогда не будет следовать моде и писать книги на тему "наши — там". Тем не менее, это случилось — творчество презанятная штука. Но эта вещь получилась очень необычной.

Мальчишке с Земли пришлось умереть и возродиться вновь… чтобы жить в умирающем мире, покинуть его и вернуться домой.

Будущее наступило. Будущее, в котором главными ценностями не стали еда и патроны. Будущее, в котором осваивается не Солнечная система, даже не Галактика, а — вся Вселенная. В тексте присутствуют: звездолеты длиной 30 километров, сверхцивилизации и астроинженерные конструкции. Отсутствуют: космические пираты, герцоги, графы и бароны, и даже августейшая особа Императора всея Галактики.

Последний роман из трилогии «Вселенная файа». Рутенская Империя против Сети файа, звездолеты и астроинженерные города. А также кое-какие сведения о Бесконечности, Вселенной и мирах

Повесть-пролог к "Йэннимурской эре", здесь раскрыто происхождение ГГ.

Не очень большая история о предприимчивом юноше, главное оружие которого — не кулаки и не лук (хотя и тем и другим он владеет отлично), а — хорошее воображение и любовь к знаниям. Вы думаете, что с их помощью нельзя одержать победу в войне? Вы ошибаетесь.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Сергей Синякин

Скучный вечер на Марсе

1. БУРЯ МГЛОЮ НЕБО КРОЕТ...

В иллюминаторы можно было не смотреть, погода за пластиковой броней жилого купола и так была слышна. Ветер то повизгивал, словно обиженная собака, то набирал басистую угрожающую силу, и легко было представить, как над ржавой поверхностью несется мутная бурая поземка, медленно воздвигая вокруг куполов Поселка мрачные песчаные холмы.

Хорошо, что мотонарты еще с вечера загнали в общий ангар. О надвигающемся буране никто не знал, но рачительный и хозяйственный Степаненко обошел машины, пнул лыжу одной из них и мрачно сказал:

Ант Скаландис

История о том,

как боролся с алкоголем знаменитый межзвездный путешественник

Касьян Пролеткин, рассказанная им самим

Я родился двадцать девятого февраля. В мой век уже мало кто заглядывал в церковные книги, и едва ли мальчика, появившегося на свет, скажем, восьмого февраля нарекли бы Ксенофонтом - никто таких святых и не помнил. Но Касьянов день помнили многие, уж больно он примечателен, уж больно дурной славой пользуется. И родители мои, чуждые всяких предрассудков, шутки ради назвали меня Касьяном. Я погрешил бы против истины, если б сказал, что всю жизнь меня преследуют неудачи, но одно неудобство, связанное с именем, я ощущаю достаточно регулярно. Вы уже поняли, конечно, я говорю о дне рождения раз в четыре года. Предрассудков я чужд, как и мои родители, но отмечать свой праздник в какой-то другой день - это мне претит. И потому с самого детства я не часто праздновал годовщины своего появления на свет, ну а когда начал ходить в сверхдальние рейсы, все вообще перепуталось. По бортовому времени моего звездного супербота "Кабану" я еще совсем молод, а по земному календарю скоро догоню Мафусаила - мне уже лет, кажется, восемьсот. На планете же Уго-уго, где живут ухорукие губоножки, мой возраст оценили в полторы тысячи земных лет, а по ту сторону Магелланова облака вообще нет понятия возраста, и там мне некому было рассказывать о прожитых годах. Более того, я и биологического своего возраста давно уже не знаю, потому, что во-первых, на "Кабану" частенько выходили из строя хронометры; во-вторых, я не раз бывал в области чрезмерно искривленного пространства, а однажды попал в область пространства, распрямленного полностью, а в таких областях, как известно, время течет совсем по-другому; и наконец, в-третьих, несколько раз радушные аборигены далеких миров, владеющие техникой омоложения, дарили мне не вполне определенное, но весьма ощутимое количество лет.

Ант Скаландис

Супердопинг

Фехтовальный зал, где я протираю подметки о медную проволоку дорожек и с кровожадным упорством пытаюсь ткнуть кончиком шпаги в тела моих друзей, находится на первом этаже. Здесь же, в соседних залах тренируются боксеры, вольники и каратисты. Каратисты похожи на ораву психов, забывших человеческую речь и изъясняющихся гортанными криками, а кимоно на них как смирительные рубашки. Боксеры, даже с переломанными носами, выглядят гораздо нормальнее. А наверху, надо всем этим простирается красавец-манеж, обитель "королевы спорта". Там наша Машка поплевывает на ладони и перебрасывает из руки в руку свой чугунный шарик, выкрашенный голубой краской, и прижимает его к подбородку. Там длинноногий Клюквин со зверской рожей рвет шипами тартан и, в тысячный раз повторив заветную комбинацию "скачок - шаг - прыжок", зависает над ямой с разноцветными обрезками пористой резины. Иногда я прихожу посмотреть на них, иногда они на меня, но обычно мы заканчиваем тренировки одновременно и встречаемся уже в подвальном этаже, в финской бане, всегда в одном и том же номере, закрепленном за нами в эта часы. Туда же подходит и Панкратыч. Попарившись строго по науке (Панкратыч обучил нас хитрой системе со сдвоенными заходами, контрастным душем и отдыхом по минутам - он даже часы с собой в парилку таскает), мы поднимаемся в буфет и сидим там за нашим традиционным столиком. В обычные дни недолго, а по субботам иногда больше часа.

Дин Уэсли Смит

Подарки музыкального ящика

Стереисистема за стопкой бара наигрывала нежную мелодию рождественской песни, когда я защелкнул замок парадного входа моего "Зимнего Сада" и выключил фонарь над крыльцом. 1 1риближалась ночь. От деревянной двери веяло холодом, но в зале было тепло. Я вздохнул: наконец-то наступил долгожданный сочельник.

Отсюда, от двери, был виден весь зал, включая спины сидевших за стойкой бара четверых моих друзей. Вообще-то я не любитель всяких рождественских штучек, и нынешнее Рождество в этом смысле исключением не являлось. Единственная уступка мишуре - рождественские свечки, стоявшие на каждом столике и в каждой кабинке. Еще какой-то посетитель привязал красную ленту на одно из растений, красующихся у центральной кабинки, а экспедитор фирмы "Куэрс" повесил на стену рекламный плакат, объявлявший "Куэрс" официальным пивом Рождества. На пустых столах догорали свечи, но в остальном бар сохранял самый обыкновенный вид. Темно-коричневые деревянные панели стен, ковер в тон им, старая дубовая стойка бара, и, конечно, мои друзья. Самым важным в этом зале были мои друзья. Жизнь их была такой же пустой, как моя собственная. И сегодня вечером, в первый сочельник, который я отмечал в моем новом баре, я хотел дать им шанс изменить ее. Это был мой им подарок. Вечер обещал быть интересным.

Владимир О. Соболевский

ИГРА

Сергею Бублиевскому

за то, что он, такой оболтус, есть

Вчера привезли новый компутер - последней модели. Pentium какой-то там. Я не вникал в подробности. Мое дело маленькое - верстать газету. От техники требуется, чтобы она делала все быстро. А от меня, чтобы я ею правильно пользовался. Я не очень люблю играть в компутерные игры - за 7 лет общения с компутерами наигрался, надоело уже. Но на днях увидел у знакомого новую игру - такую навороченную! Все равно, что смотришь фильм, только можно управлять действиями главного героя. И изображение, и звук - все как настоящее. А смысл игры довольно прост - обыкновенная бродилка. Пройти все уровни, мочить все, что движется. Знакомый говорил, что сделать это очень трудно. В этой игре нельзя сохраняться, как в других подобных играх. И дается всего три жизни. Правда, если убивают тебя в первый и второй раз, то потом начинаешь игру с того же места, где эта неприятность приключилась. Ну, а если в третий раз - то все, Game over. К тому же игра была руссифицирована.

Александр Соколов

Ланка

(Усобица в лето 6883-е)

Мальчик проснулся с первыми лучами солнца. От холода. Зябко вздрагивая, поспешно выполз из своего убежища под корнями великанской сосны. Посмотрел вокруг с тоскливой безнадежностью.

А чему было радоваться?

Мрачная бесконечная ночь в лесу выдалась неласковой. Сколько раз принималась покусывать холодными зубами то за уши, то за голые пятки! Напоминала, что в лесу - не дома... И рубаха совсем взмокла от росы. Какая тут радость?

НАТАЛЬЯ СОКОЛОВА

Дезидерата

СТРАННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ В СЕМИ ВИЗИТАХ

ДАМА В КРАСНОМ ПЛАЩЕ

(Визит первый)

- Он тут у вас... Вы прячете его, я знаю!

Это сказала красивая стройная женщина, которую Писатель никогда до этого не видел. Она внезапно появилась в комнате, резко подошла к его письменному столу.

Дождевые капли сползали вдоль ее ярко-красного непромокаемого плаща, сапоги оставляли отчетливые следы на полу.

В жизни Императора Виктора Седьмого, Властителя людей, повелителя живых и мертвых (и еще пол сотни титулов), наступает самый важный, для любого мужчины момент: выбор жены. Той, кто продолжит славный род, и станет истиной опорой в самых тяжких испытаниях.

Но кому поручить эту сложную миссию? Ведь даже у самого преданного вассала будут свои цели. Самые мудрые советчики могут ошибиться. Самые зрящие оракулы, бывает, путают истинное прозрение с иллюзией.

И Император призывает своих самых верных псов! Ричарда Гринривера и Рея Салеха, кровожадных ублюдков, чьи имена в кошмарах повторяют не только люди, но и демоны, и даже сами боги. Для которых нет цели выше, чем служить империи. Они не предадут, они не подведут, они не усомнятся.

Ну а в крайнем случае, их кожей всегда можно оббить трон. Ведь это и есть самая большая мечта императора.

В книге присутствует нецензурная брань!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Очевидец и участник о событиях, происходивших в 50-е годы и связанных с рождением нового рода сил военно-морского флота

   Авангардный роман молодого киевского прозаика посвящен циклу обезличивающей одномерности и отчуждения, господствующих в современном мире. Это начинается с детства и пронизывает все сферы нашей жизни, от зарабатывания денег до сексуальных переживаний. В этом участвуют все и всё, от телерекламы до голосов соседей за стеной. Пронзительное ощущение того, что планета и ее жители находятся в руках маньяка-экспериментатора, приводит героя к необходимости побега во что бы то ни стало и любыми средствами.

Её главный принцип — невмешательство. Только вот на деле всё получается прямо наоборот. А кто сказал, что это плохо? Может именно в этом и заключается её судьба, от которой она так упорно убегала

В годы Второй мировой войны Третий рейх оккупировал и длительное время удерживал практически все европейские страны, а также значительную часть территории Советского Союза. Главным проводником и основой политики «нового порядка» стал германский вермахт. После окончания войны бывшие немецкие генералы сделали все, чтобы обелить вермахт и свалить вину за его преступления на СС и нацистскую партию. Попытки разделить оккупантов на «хороший вермахт» и «плохие СС» продолжаются по сей день.

Эта книга посвящена выяснению роли вермахта и его командования в становлении и осуществлении оккупационной политики и, на основе богатейшего фактического материала, рассказывает о том, как нацисты управляли захваченными странами.