Последнее письмо мисс Джейн Веллингтон

Последнее письмо мисс Джейн Веллингтон

Мой дорогой друг!

Сотвори молитву во мое здравие, ибо некому ее сотворить, ибо никто более не даст за жизнь мою и ломаного гроша. Но ты, друг мой, помолись, хоть и без пользы будет твоя молитва… Я одна, совершенно одна, наедине с собой и тем, что терзает душу мою. Друг мой, как жаль, что ты далеко… Нет-нет, молись, молись и благодари судьбу, что ты далеко от проклятой Джейн, и проклятье ее не коснется твоего бессмертия!

Через два часа сюда, в Уэстхолл, подъедет экипаж, и я отправлюсь к своей последней черте… Наконец-то расточатся кошмары, преследующие меня с самого рождения!

Другие книги автора Елена Владимировна Навроцкая

Елена Hавроцкая

У меня относительно этого рассказа случилось стойкое дежа вю, что это уже где-то было. Так что, не пинайте, если вдруг все-таки было. :) А, может, тема рассказа нагнала на меня столь жуткое ощущение? :)

СУДЬБА МЕЛЬПОМЕHЫ

Они опять нагло сперли мой сюжет! Мало того, они совершенно бездарно его реализовали! Самую суть заменили красочным антуражем, характеры - смазливыми актерами, важнейшие диалоги - неуместными вздохами и причитаниями! Все, буквально все, пропитано непониманием идеи. Они ухватили всего лишь остов трагедии, но обрастили его невозможной, уродливой плотью... Боже мой, как стыдно перед людьми за испоганенный бездарностями сюжет! Как стыдно!

Елена Hавроцкая

КАЖДОМУ - СВОЕ

Запел петух, крылом взмахнув,

и расколол короткий клюв

стекло безлунья и божбы,

и обнажилось дно судьбы,

Ты плачешь. Подтвердил рассвет,

что мира и забвенья нет.

Сальвадор Эсприу

+++

"Маленький мальчик смотрел на меня широко распахнутыми от ужаса глазами, потом спросил дрожащим голосом: "Ты уже умерла?". Я отвесила ему тяжелый подзатыльник и убежала под свист, улюлюканье и крики: "Смотрите, мертвячка! Мертвячка! Мертвячка!"... потому что лишь дети могут видеть голых королей и неприкаянных бродячих нежитей..."

Елена Hавроцкая

ПРИЮТ МАТЕРЕЙ

Жизнь наступает независимо от желания

Даже если она и не наступила...

И вот тогда рождается преступник

И его вопрос: а что если бы?

И он берёт это "ЕСЛИ БЫ"

И отчаливает...

А. Заев Пятьдесят лет назад

Вера сидела в приемной и все больше нервничала, поглаживая себя по животу, который пока еще не выдавал затаившуюся в женщине новую жизнь. Вера нервничала. Ей столько всего пришлось пережить, чтобы у нее, наконец-то, появился ребенок, а теперь предстоит преодолеть последний рубеж...

Елена Hавроцкая

РАЗРУШИТЕЛЬ

Hесколько минут подряд Дест смотрел на картинку, представшую его глазам стараниями начальника. Как всегда, ничего необычного: папа, мама, я - дружная семья. Выезд на лоно природы после трудов праведных, дабы устроить игры под названием "мы - счастливы!". Дест вздохнул и сказал, обращаясь к самому себе:

- Опять эта грязная работенка!

- А ты думал, что в тюрьме будешь розы нюхать? - раздался за его спиной натужный старческий голос. Дест нацепил на переносицу солнцезащитные очки (паршивые, к слову, очки) и обернулся в сторону начальника. В глазах сразу же зарябило, однако старик, полулежащий на огромном мягком ложе и пощипывающий длинную белоснежную бороду, был виден отчетливо, даже слишком отчетливо.

Елена Hавроцкая

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В HАШ ДОМ!

Мы жили на земной каэс, когда моим родителям вздумалось перебраться на каэс, принадлежащую нейрианцам. Видите ли, здесь им все обрыдло, включая ежемесячный полноценный обед, а нейрианцы хоть и напоминают гибрид мокрицы и человека, но существа весьма дружелюбные, да и экзотики хочется на старости лет повидать. Короче, в один прекрасный день мы упаковали свои немногочисленные вещички, сдали в аренду жилой блок и купили по смехотворной цене здоровенную квартиру, раза в два больше нашей прежней, на нейрианской станции.

Елена Hавpоцкая

Видение

...Поле. Бесконечное, бескрайнее поле. Hи одного деревца ни вдалеке, ни поблизости. Трава под ногами - серо-зеленая, пыльная, гнущаяся под порывами встречного холодного ветра...Она остановилась, чтобы передохнуть. Почему бы ветру не смениться? Если бы он был в спину, ее путешествие давно бы закончилось. В голове все время проигрывалась какая-то глупая песенка:

Cильный ветер позади

Долететь нам помоги

Елена Hавроцкая

Я буду с тобой всегда!

Сьюзи готовила обед, все чаще тревожно поглядывая на часы: уже прошло два часа, как Фрэнк выбрался на поверхность. Это долго. Очень долго. И женщина начала волноваться все больше и больше. Ей известно про все опасности и коварства, которые таит в себе поверхность. Фрэнк ей многое рассказывает! Правда, Сьюзи подозревает, что муж кое-что скрывает, чтобы ее понапрасну не расстраивать, но она же не дурочка - все понимает. Hаконец, она услышала как наверху загромыхала стальная толстенная крышка люка, которая намертво запечатывает проход в их уютный и безопасный мирок. Это значит, что Фрэнк вернулся! Слава Тебе Господи, Ты сохранил жизнь ее возлюбленному, ее последней надежде, ее защитнику от того кошмара, который творится во всем мире! Как ей хотелось побежать к нему, встретить возле дверей, обнять и не отпускать больше никуда и никогда! Hо Фрэнк строго-настрого запретил ей подходить не только к люку, но даже выходить в коридочик, ведущий к выходу. Он боится, что радиация там сильнее, да и, вообще, мало ли что! Лучше его жене сидеть дома и не высовываться! Сьюзи же панически боится поверхности и только под страхом смерти сможет выйти наружу!

Елена Hавроцкая

Hебольшое предисловие. Знаю, что идея этого рассказа не новая, но мне захотелось обыграть ее по-своему. Также у меня продолжается серия дежа вю по поводу своих рассказов, так что, если что-то очень похожее где-то было, не пинайте больно. Alles.

ВЕHЕЦ ТВОРЕHИЯ

Вначале было Слово. И Слово было Бог.

Бог открыл глаза и недоуменно уставился на звезды, которые подмигивали Ему, словно шлюхи на обочине. Бог вскинул руку, хотел почесать подбородок, но ладонь наткнулась на пушистую окладистую бороду.

Популярные книги в жанре Ужасы

Мемориальный мост Река Бетезда, штат Мэриленд

Снайпер Джерри Хэнке (специальное подразделение ФБР по борьбе с терроризмом и захватом заложников) снова отхлебнул из фляжки. Обязательный глоточек кукурузного виски — чтобы не дрожали руки и не пробирался внутрь холод остывшего металла. Джерри лежал на решетчатом багажнике, на крыше тяжелого «Доджа», подложив под грудь и живот толстую циновку из вспененного полипропилена.

И все-таки холод находил лазейки. Скорее всего потому, что это был внутренний холод.

Десять миль от Комити

8 января

Всякому известно, что школа «Гровер Кливленд Александер» — самая крутая школа в Комити. А «Гроверские черти» — самая крутая команда. А девчонки из «ГКА» — самая крутая группа поддержки…

Бум никогда в этом не сомневался.

Они не просто болеют за своих — так, что и дьяволу стало бы тошно. Они не просто помогают во время матчей, снимая с тренера и капитана приличную часть забот. Сегодня они не побоялись отправиться с командой за город, туда, где нашли труп Бруно. Поехали, хотя и ходят упорные слухи, что парня убили сатанисты.

Мы знали о нем весьма немного: его звали Иероним Радшпиллер, он жил в течение долгих лет в полуразвалившемся замке, у владельца которого – седого, ворчливого баска – оставшегося в живых слуги и наследника увядшего в тоске и одиночестве дворянского рода – он нанимал для себя одного целый этаж, обставив его дорогой старинной мебелью.

Это помещение представляло собою резкий фантастический контраст с лишенною дорог, окружающей замок чащей, в которой никогда не пела ни одна птица и все казалось бы безжизненным, если бы иногда, под яростным напором урагана, не стонали от ужаса полусгнившие, косматые тисовые деревья или же черно-зеленое озеро, словно глядящее в небо око, не отражало в себе белые, бегущие мимо, облака.

Старомодный, с приплюснутым носом черный «Фольксваген» с водителем и еще двумя пассажирами помимо меня с натужным гудением влезал на перевал хребта Санта-Моника, вплотную огибая приземистые, густо поросшие кустарником вершины с причудливо обветренными каменными выступами, похожие на какие-то первобытные изваяния или на мифических чудищ в плащах с капюшонами.

Мы ехали с опущенным верхом и достаточно медленно, чтобы ухватить взглядом то стремительно удирающую ящерицу, то здоровенного кузнечика, размашистым скачком перепрыгивающего из-под колес на серый раскрошенный камень. Раз какой-то косматый серый кот — которого Вики, в дурашливом испуге стиснув мою руку, упорно именовала барсом — мелкой рысью пересек узкую дорогу прямо перед нами и скрылся в сухом душистом подлеске. Местность вокруг представляла собой огромный потенциальный костер, и напоминать о запрете на курение никому из нас не приходилось.

Они продрались сквозь последние, особенно густые заросли — и оказались на краю пустоши. Как раз до этого места и дошел Артем весной, и Васька Плющ тоже был здесь, а дальше пройти оказалось невозможно: вот эта глина, которая сейчас такая светлая и твердая, тогда была липкой грязью, он сразу же провалился по колено, еле вылез сам и с большим трудом вытащил потом сапоги. Однако уже месяц стояла сушь, высохло даже Сашино болото, и глина, должно быть, тоже высохла. Васька говорил, что в тех местах, откуда он приехал, были точно такие же глинистые низины, совершенно непроходимые весной и осенью, но летом вполне сухие и даже гладкие, хоть на скейте гоняй. Ну, посмотрим…

Соломон Кейн, бесстрашный защитник слабых и обездоленных — один из наиболее ярких и интересных героев, вышедших из под пера Роберта Говарда. Суровый пуританин, вооруженный острой шпагой и не знающими промаха пистолетами, в одиночку встает на пути предвечного Зла, вырвавшегося из самого сердца ада.

Мир, в котором жил Соломон Кейн, — это не какая-то неопределённая эпоха... наоборот, это тот богато насыщенный событиями период (1549-1606 гг.), когда мир большей частью был ещё не изведан...

Соломон Кейн, бесстрашный защитник слабых и обездоленных — один из наиболее ярких и интересных героев, вышедших из под пера Роберта Говарда. Суровый пуританин, вооруженный острой шпагой и не знающими промаха пистолетами, в одиночку встает на пути предвечного Зла, вырвавшегося из самого сердца ада.

Мир, в котором жил Соломон Кейн, — это не какая-то неопределённая эпоха... наоборот, это тот богато насыщенный событиями период (1549-1606 гг.), когда мир большей частью был ещё не изведан...

Мрачный и промозглый Париж объят холодной агонией ужаса: кто-то или что-то убивает ни в чем не повинных людей весьма изощренным способом.

Несчастный Пьер – единственный подозреваемый в этом кошмарном деле – из последних сил пытается не только очистить собственное имя, но и сохранить свой самый страшный секрет. Секрет, опускающий на его душу кровавую тень бесчеловечных злодеяний, к которым он не имеет ни малейшего отношения…

Комментарий Редакции:

Детектив в сочетании с мистикой – вот рецепт бессонницы, который заставляет видеть жуткие очертания в желтом свете прикроватной лампы. «Перевернутый шут» напомнит про забытое чувство страха и тревожного ожидания леденящей кровь развязки.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Короткие тексты, представленные в этой публикации, написаны для занятий семинара Литературно-художественного объединения в Копенгагене, который проводил автор.

В зале заседаний Совета Звездной Федерации воцарилась напряженная тишина. «Таким образом, — продолжал Координатор Совета по Восточному Сектору, — нет никаких сомнений, что политика Струк дестабилизирует обстановку, подрывает мир и спокойствие всех планет Звездной Федерации. Правительство Струк вступило на скользкий путь раскола, что угрожает экономической и политической стабильности, с таким трудом налаженной членами Совета, и особенно его уважаемым Председателем. контрабандисты уже обратили внимание на благоприятную ситуацию и желание Струк обзавестись собственным оружием. На подлете к Системе Струк был выловлен грузовик с новейшим оружием „А“, которое засекречено, и представление о существовании которого, имеют далеко не все планеты — члены Федерации. По утверждению Струк, оружие им нужно для самозащиты, но на Струк никто не собирается нападать, и я твердо уверен, что правительство Струк враждебно Звездной Федерации, и в ближайшее время следует ждать агрессии, подлого нападения на планеты — члены Федерации». Координатор обвел тяжелым взглядом зал. «Таким образом, я думаю, что нельзя медлить, а следует нанести упреждающий удар по системе Струк, и подавить заразу в зародыше, пока она не пустила корни». В зале стояла мертвая тишина. Даже те, кто спал все заседания напролет открыли глаза и крутили головами. Слишком важный вопрос решался, слишком страшным могло быть решение. Члены Совета медлили высказывать свое мнение. Координатор продолжал: «Я знаю, что Струк — это не абстракция, а звездная система, которая служит домом миллиардам человек. Но помните, что мы не обыкновенные люди. Мы вершим судьбу Федерации. Нам должны быть чужды ненужная жалость и гибельные сомнения. И лучше превратить в пыль одну звездную систему, чем развязать руки агрессору, который уничтожит ваши планеты, ваши дома, и которого потом трудно будет остановить даже ценой затяжной, опустошительной войны».

Склон поросшего лиственницей холма пополз вниз. "Померещилось", — решил Костя Житухин, однако приглушил мотор параплана и плавно заскользил вниз, чтобы рассмотреть холм вблизи. Не померещилось. Холм раздался на шесть частей, которые сместились от центра в стороны. "Что за чертовщина творится за нашим городом?! — удивлялся любитель воздушных прогулок. — Отродясь не видел ничего такого". Костя набрал приличную скорость и завел мотор, выбирая лучший обзор. Между раздавшимися склонами он увидел выкрашенный в хаки купол, который красиво раскрылся лепестками, как бутон. Внутри его Костя разглядел матовый шар. Поверхность шара раскрылась двумя половинами, словно веки глаза, явив на свет хрустально-прозрачный шар поменьше. Посередине хрустального шара темнела замутненная точка или впадина. Сходство с глазом было удивительным. Житухин присвистнул. "И ведь никто ничего не знает, — подумал он. — Вот это сенсация!" Подумав о сенсации, Костя испугался, вмиг покрылся липкой испариной и направил параплан в сторону. Движок взвыл на форсаже. Зрачок "глаза" и мотор связала белая трескучая молния. Стало тихо. Склоны холма сомкнулись. Параплан накренился и плавно пошел на снижение.