После…

Атомная война случилась, но западная цивилизация все же уцелела. Как будут жить рядовые обыватели в послевоенном мире?

Отрывок из произведения:

Советник по вопросам трудоустройства вместо профессионального спокойствия проявлял совершенно непрофессиональное раздражение.

— Но это же невозможно, чтобы для вас, доктор, не было никакого занятия, — сказал он. — Для человека с вашим образованием… В конце концов война не всех превратила в дикарей. Что-что, а потребность в учителях тысячекратно возросла со дня А.

Доктор Мейхем удобно уселся и вздохнул.

— Вы не понимаете. Я не учитель в обычном смысле этого слова; в предмете, составляющем мою специальность, ныне нет потребности. Да, сейчас есть стремление к науке — люди должны как-то ладить с этим опустошенным миром, который достался нам в наследство. Они хотят учиться мастерству каменщиков, хотят быть инженерами и конструкторами. Они хотят знать, как строятся города, что делать, чтобы оживить уничтоженные машины, как лечить радиоактивные ожоги и соединять сломанные кости. Они учатся делать протезы для жертв бомбардировок, приучать ослепших к самостоятельной жизни, лечить психически больных, возвращать обезображенным их нормальный вид. Эти вещи всех теперь интересуют. И вы знаете об этом лучше, чем я.

Рекомендуем почитать

Мэнти нашла его как раз вовремя. Скоро на смену тихим весенним дням придёт лето, и не будет больше до другой весны таких совершенно безветренных дней, а следующая весна придёт слишком поздно.

На Метаксе весной температурные зоны распределяются так, что какое-то время воздушные массы абсолютно неподвижны: ни малейшего ветерка, ни одного трепещущего листочка. Иногда жужжание жужжес или вскрик квакитеки вспугнут тишину, но, в общем складывается впечатление, что природа окаменела, хотя флора Метаксы цвела пышным цветом. Можно было бы представить себя в окружении голограммы, запечатлевшей прекрасное мгновение, которое останется навечно неизменным.

Вывеску Чарльз Брэндон увидел случайно. Он смотрел вслед планеру, пролетавшему мимо, потому что это был «смайрс» посленей модели, и заметил маленькую вывеску среди тех, что блестели на навесах коммерческого центра.

«Древности» — возвещала она.

Брэндон взглянул на часы и сообразил, что может потратить двадцать пять минут. Он толкнул локтем своего шофера и показал вывеску. Через две минуты он был в магазинчике. Одним взглядом он оценил пыльный беспорядок. У него был терпеливо развитый инстинкт знатока, и этот инстинкт подсказывал ему, что он теряет время, осматривая эту жалкую халтуру.

14-летний мальчик пропал при крушении спасательного бота космического корабля. Никто не рвался спасать его, пока спустя годы не обнаружилось, что юноша — наследник крупного состояния. Теперь молодого человека необходимо найти в джунглях дикой планеты. Его… или похожего на него посланца межпланетного преступного синдиката…

Редакция перевода 1991 г.

Премия за достижения в научной фантастике «Хьюго»-1951 (ретроспективная, вручалась в 2001 г.), категория «Повесть».

Д.Д. Гарриман был финансовым гением, щедро сыпавшим невообразимыми идеями. Любая его авантюра приносила доход… А сам Гарриман мечтал побывать на Луне, несмотря на то, что космических кораблей, способных достичь Луны, еще не существовало.

Как добыть денег на постройку лунных кораблей? Просто развернуть рекламную компанию, продать «земельные» участки на лунной поверхности и на полученные деньги осуществить свою мечту.

На этот раз ОНИ схватили-таки ее.

Инна Редлоу падала, падала к звездам. Она знала, что это падение будет бесконечным. В течение столетий она будет погружаться в бездну неба, окруженная ими, не имеющими названия, беспрестанно мучившими ее. На своем лице и коже она чувствовала их отвратительные, липкие конечности, но хуже всего было другое: посапывание их отверстий, которые, возможно, были их ртами. И всю вечность ощущать на себе это присасывание, означавшее симпатию этих нелюдей…

В неизведанных глубинах Азии, среди гор Тибета американская экспедиция встречается с нечеловеческой расой Живого металла…

Повесть известного американского писателя Абрахама Меррита (1884–1943 гг.) воспроизводится по тексту журнала «Мир приключений» 1928 № 10–1929 № 7.

Сборник рассказов и повестей популярных зарубежных фантастов. Большинство произведений публикуется на русском языке впервые в этом сборнике.

В сборник вошли повесть известного американского писателя Абрахама Меррита (1884–1943 гг.) «Живой металл» (воспроизводится по тексту журнала «Мир приключений» 1928 № 10–1929 № 7), повесть знаменитой американской писательницы Элис Мери Нортон, пишущей под псевдонимом Эндрю Нортон, «Звездный охотник», повесть и рассказы великого мастера научной фантастики Роберта Энсона Хайнлайна (1907–1988 гг.) из сборников «История будущего» и «Угроза с Земли».

Другие книги автора Генри Слезар

Генри Слизар

День экзамена

В семье Джорданов никогда не заговаривали об экзамене до того самого дня, когда их сыну Дики исполнилось двенадцать лет. Именно в день его рождения миссис Джордан впервые упомянула об экзамене в присутствии сына, и ее тревожный тон вызвал раздражение отца семейства.

- Забудь об этом! - резко сказал он жене. - Дики выдержит этот экзамен.

Они сидели за завтраком, и мальчик с любопытством поднял голову от тарелки. Дики был подростком с настороженным взглядом, прямыми светлыми волосами и быстрыми нервными движениями. Он не разобрался, чем была вызвана неожиданная размолвка, но точно знал, что сегодня день его рождения, и ему прежде всего хотелось согласия в доме. Где-то там, в небольшом чулане, лежали перевязанные лентами пакеты с подарками, которые только того и ждали, чтобы их распаковали, а в крохотной кухне в подвешенной на стене печи с автоматическим управлением в этот момент готовилось что-то сладкое. Ему хотелось, чтобы день рождения был счастливым, а потому влага в глазах матери и хмурый отцовский взгляд не соответствовали настроению трепетного ожидания, с которым он приветствовал утро.

Капитан полиции Дон Флеммер любил цветы. И любил женщину, которая любила цветы, — миссис Маквей…

Миссис Рут Моуди не может справиться со своей клептоманией. Из-за этого у нее неприятности, но иногда наоборот…

Горвалд продолжал с силой давить на педаль газа даже после того, как услышал у себя за спиной требовательное завывание сирены. Он не надеялся оторваться от беловато-серой патрульной машины, но нога не подчинялась ему. И еще до того, как Горвалд ослабил давление и сбросил скорость, джип дорожной полиции ткнулся ему в задний бампер.

Горвалд сидел, глядя прямо перед собой, слушая, как скрипит гравий проселочной дороги под подошвами тяжелых ботинок и не поворачивал головы, пока автоинспектор не сказал: -Что-то вы не торопились останавливаться, мистер. Не слышали моей сирены?

Супружеская пара переехала в пригород. Муж захотел завести большую собаку, чтобы не отличаться от всех соседей. Но у жены обнаружилась кинофобия — болезненный страх собак. Супруги обратились к психоаналитику, практикующему гипноз…

Всё, решил Сэм, он прекращает волноваться. Пусть у Кроули и остальных голова болит за компанию до конца недели; он поедет в спортивный магазин, купит самый большой винчестер и отправится развеяться на охоту.

Роберт Силверберг. Смерть труса.

Пер. – А. Кон.

Robert Silverberg (as Ivar Jorgensen).

Coward's Death (1956). – _

– Ну-ка, повтори еще раз это слово!

Дэйв Лоуэлл улыбнулся и поправил спадавшие на лоб волосы.

– Развоплощение, – произнес он. – Я понимаю, это звучит странно, даже нелепо, но просто не знаю, как иначе описать всю эту чертовщину.

Барретт Маркс промолчал и продолжал сидеть, закинув ногу на ногу, в гостиной Дэйва, и потягивать из своего фужера ледяное виски. Несмотря на тепло и домашний уют, он асе равно остро ощущал ни на миг не прекращающуюся холодную напряженность в своем отношении к Дэйву. Он все разглядывал на донышке фужера отражение спокойного, уверенного в себе лица Дэйва и никак не мог до конца уяснить, почему один вид его все еще продолжает возбуждать едкое беспокойство в его желудке. Прошло десять лет с тех пор, как он в последний раз встречался с ним, вместе работали после окончания колледжа. Однако сейчас он сразу ощутил, насколько легко оказалось разворошить теплившийся в глубине его души прежний огонь среди тлевших углей прошлого.

Генри Слизар

Кандидат

Перевод с англ. А.Азарова

"О достоинствах человека можно судить по калибру его врагов" - Бертон Гранцер прочел эту фразу в книжке карманного формата, купленной в газетном киоске, а затем, опустив книгу на колени, задумчиво уставился в темное окно пригородного поезда. Тьма серебрила стекло, и ему оставалось смотреть только на свое отражение, что как раз совпадало с течением его мыслей. Сколько людей ненавидели это лицо, эти глаза, близоруко щурившиеся из-за тщеславного нежелания носить очки, этот нос, который он втайне считал аристократическим, рот, мягкий в моменты спокойствия и жесткий, когда он улыбался, выступал на совещаниях или хмурился! Сколько у него врагов? Гранцер задумался. Кое-кого он мог бы назвать, о других только догадывался. Однако их калибр - вот что важно. Такой, как Уитмэн Хейс, например, был противником самой высокой пробы. Гранцеру было тридцать четыре года; Хейс со своими седыми волосами, которые символизировали опытность, был вдвое старше. Таким врагом можно только гордиться. Хейс досконально знал бизнес по производству и продаже продуктов питания: шесть лет он занимался оптовой торговлей, десять лет работал биржевым маклером, двадцать лет прослужил в компании, пока хозяин не выдвинул его на руководящую должность и не сделал своей правой рукой. Положить Хейса на лопатки было нелегко, вот почему маленькие, но все увеличивающиеся победы Гранцера становились такими сладкими. Он поздравлял себя с тем, что, искажая достоинства Хейса, превращал их в недостатки, а длительный стаж работы сводил к эквиваленту старческой немощи и бесполезности; на совещаниях он поднимал вопросы строительства новых универсамов, обращал внимание на перемещение людей в пригороды, показывая хозяину, что времена меняются, что старое умерло и что в торговле нужна новая тактика, которую мог разработать только молодой работник...

Популярные книги в жанре Постапокалипсис

Они стояли у подножия хрустальных башен, чьи полированные шпили сверкающими зеркалами отражали пунцовый закат, и казалось, что весь город был залит смущенным румянцем.

- Как ты думаешь, что принесет народу наша победа? - спросил Раш.

Мир и счастье, - ответила она, легко опустив руки на его плечи. - Профсоюзы объявят о самороспуске, потому что труженик станет ведущей силой в обществе. Ни один закон не будет принят без его согласия… Я горжусь тобой, милый!

Один из самых известных фантастических сериалов, начало которому положили произведения знаменитого британского писателя и мыслителя Колина Уилсона, получил свое продолжение в работах отечественных авторов.

Мир, где Земля полностью преображена после космической катастрофы.

Мир, где пауки обрели волю, разум и власть.

Мир, где обращенный в раба человек должен вступить в смертельную борьбу, чтобы вернуть себе свободу.

Мир пауков становится НАШИМ миром.

Один из самых известных фантастических сериалов, начало которому положили произведения знаменитого британского писателя и мыслителя Колина Уилсона, получил свое продолжение в работах отечественных авторов.

Мир, где Земля полностью преображена после космической катастрофы.

Мир, где пауки обрели волю, разум и власть.

Мир, где обращенный в раба человек должен вступить в смертельную борьбу, чтобы вернуть себе свободу.

Мир пауков становится НАШИМ миром.

Одна из первых фантастических книг о массовой эпидемии.

Текст печатается по изданию:

Бересфорд Дж. Только женщины. - Петроград: Книжное издательство Н. Н. Михайлова «Прометей», 1915.

Пер. с англ. З. Н. Журавской

Cо времён великого Потопа человечество в лице Волкодавов ведёт борьбу со стаями ужасных Волков.

Борьбу до последней капли крови, до последней жизни.

Но один из волкодавов начинает сомневаться в правильности отмеренного ему обществом пути и пытается найти свою собственную дорогу.

Остросюжетный и жуткий рассказ-притча о том, что при столкновении с государственным насилием в первую очередь гибнут именно настоящие таланты, ибо они — во всем, в том числе и в своих человеческих привязанностях, симпатиях и антипатиях настоящие, а их место, наконец-то получая право громко именовать именно себя «носителями культуры», занимают приспособленцы, плагиаторы, профанаторы.

Фантастика-постапокалипсис. Млин, стихия сорвалась с цепи, пытается уничтожить все живое, но наши героические парни — это вам не у Пронькиных на даче…

Рассказ написан для конкурса «Предгорье. Третий день», участвовал в/к. Опубликован в журнале «Техника — молодежи», номер 3 за 2003 г.

Особенный рассказ: во-первых, он был опубликован в периодическом издании с тиражом 70 тыс. экземпляров — в таких дозах у меня больше ничего не издавалось. В-вторых, как видно по аннотации — это самая конкретная хня из всего, что я написала. Не «Сумерки», конечно. Но это — мой предел. Чтобы написать еще круче, автору пришлось бы ампутировать три четверти мозга.

Зато позитивный.

Что случится, если хакеры взломают Матрицу? Лишившийся власти Архитектор будет вынужден обратиться к Богам, а бывшие агенты матрицы превратятся в обычных НПС? Как поведут себя люди, увидев вместо привычного городского пейзажа мчащихся на варгах урук-хаев в бурках, черкесках, папахах и с нагайками? Что будут делать герои в мире, где нет ни государств, ни законов, ни игровой администрации, ни кланов, ни петов, ни сетов, ни ввода-вывода игровой валюты, ни легко берущихся квестов, ни кнопки «логаут»? Внимание! Персонажи романа иногда матерятся. Почему? Потому что могут и им так легче доносить свои мысли)) Также автор снимает с себя всякую ответственность за когнтивный диссонанс, вызванный чтением романа.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Герои этой удивительной книги – те командиры Красной Армии (представители ее элиты, высшего звена комначсостава), кто, будучи незаконно репрессирован в 1930-е гг., тем не менее вышел на свободу из тюрем и лагерей НКВД в 1939 – 1941 гг., перед началом Великой Отечественной войны: К. В. Рокоссовский, К. А. Мерецков, М. П. Матер, В. А. Зайцев, А. В. Горбатов, К. Н. Галицкий… Привлекая уникальные архивные документы, автор, известный военный историк Н. С. Черушев, раскрывает перед читателем трагизм и величие людских судеб. Тех, кто в тяжелейших, незаслуженно выпавших на их долю испытаниях и на полях сражений сохранил верность Отечеству и приблизил час победы над врагом.

…Бывало, что подходящие миры колонизировались, но потом о них забывали. О планете Гринуолд не вспоминали до тех пор, пока исследовательский корабль ЭКС-1972 под командованием майора Брюгнера не попал в магнитный шторм в световом годе от Зета Альфы и не потерпел катастрофу. Так, спустя двести пятьдесят лет после заселения планеты началась почти невероятная история «Забытой Системы».

Это рассказ о пионерских днях Солнечной Империи.

Это предупреждение, которое касается каждого, кто не хочет прислушиваться к опыту прошлого или переоценивает возможности техники будущего…

Отец был убит на канадско-американской войне, и я стал помогать матери, которая работала неполный день в городской публичной библиотеке. По вечерам, после работы, у нее была привычка часами болтать со мной. Обычно она сплетничала о людях, которых видела в библиотеке. Часто рассказывала о вновь приобретенном лекарстве и о том, как оно на нее действовало.

Все началось в том ужасном 2021 году. Более недели она была необычайно спокойна. Но лицо ее выдавало тревогу. Несколько раз она поднимала глаза от вязанья или чтения и долго сидела, странно уставившись куда-то перед собой. Я предполагал, что она, возможно, чувствует себя хуже обычного — ей ведь было почти шестьдесят. Но я знал, что она скажет мне обо всем, если в этом будет необходимость. Она любила уединение и придавала ему большое значение, и, несмотря на мое любопытство, я предпочитал с уважением относиться к ее молчанию.

Отца моего убили еще в американо-канадскую войну, так что мне приходилось помогать матери, которая работала на полставки в публичной библиотеке нашего маленького городка. Вернувшись вечером домой, она подолгу разговаривала со мной — это стало ее привычкой. Чаще всего речь шла о посетителях библиотеки, хотя иногда в эту тему вкрадывались впечатления от того или иного лекарства, которые она принимала, и их воздействия на ее самочувствие.

А началось все в тот самый преотвратный 2021 год. Целую неделю мать хранила несвойственное ей молчание. Лицо ее выражало беспокойство; иногда она отрывала глаза от вязанья, а может, это было чтение, и долго-долго как-то странно смотрела вдаль. Мне показалось, что именно тогда она особенно начала беспокоиться о своем здоровье, тем более что ей было под шестьдесят. Впрочем, я не сомневался, что, когда придет время, она мне обо всем расскажет. Следовало признать, что она очень ценила уединение, так что, несмотря на раздиравшее меня любопытство, я старался молчать.