Послания из прошлого

В этот сборник вошло несколько разноплановых произведений – фантастический рассказ, воспоминания, оригинальные зарисовки… Их объединяет присущая автору легкость стиля, тонкий лиризм и ирония, а также умение видеть необычное в обычном и поделиться этим с читателем…

Отрывок из произведения:

Детский писатель, публицист, лауреат литературных премий «Алиса» имени Кира Булычева и «Серебряный РосКон-2015» в номинации «Повести и рассказы», премии «Фаворит НИФа» фестиваля «Созвездие Аю-Даг 2014», победитель конкурса «Московской правды» «Бумажный ранет 2014», лонг-листер премии «Золотой Дельвиг – 2014» «Литературной газеты», сопредседатель Центрального офиса ИСП, координатор офиса ИСП в Санкт-Петербурге.

Саша Кругосветов не только поэт и прозаик, обладающий ярчайшим талантом, но и крайне разносторонний человек с интересной биографией.

Рекомендуем почитать

В своих фантастических рассказах Татьяна Генис поднимает отнюдь не фантастические проблемы. Автор заставляет нас задуматься о том, как велика и разрушительна сила проклятия и как важно сдерживать негативные эмоции и злость. О том, как страшно одиночество, которое заставляет человека в поисках родственной души очеловечивать обыденные вещи, наделяя их качествами, которые так необходимы каждому из нас…

Произведения Каролины Якубович написаны о детях и для детей. Её увлекательные рассказы и стихотворения написаны простым и ярким языком, а все персонажи – живые, словно бы действительно существующие и бродящие пусть и не по соседним улицам, но где-то совсем рядом. Сюжеты развиваются динамично, и ребёнок, слушая подобные сказки, учится фантазировать и размышлять. А что может быть полезнее и интереснее?

В этом произведении переплетены события и годы, мистика и страшная военная действительность, любовь и беспримерное мужество. И город-герой Севастополь свято хранит вечную память о своих защитниках.

Читая книгу, мы ощущаем тепло ласкового южного солнца, слышим, как плещутся волны самого синего в мире Черного моря и кричат чайки. Так было, есть и так будет всегда. Ведь героизм нашего народа и любовь к своей Отчизне не сломить никому…

У каждого из нас есть заветная мечта, но далеко не каждый находит в себе силы и мужество за неё бороться. Дельфинёнок Рори с самого юного возраста мечтал стать артистом дельфинария и дарить людям радость и улыбки. однако очень часто наши желания не соответствуют нашим возможностям. Что делать в подобном случае: изменить мечту или изменить себя? Дельфинёнок Рори нашёл ответ на этот вопрос.

В своих фантастических рассказах Лика Рыбакова не только поднимает привычный вопрос «Есть ли жизнь на Марсе?». Автор заставляет задуматься: может быть, прежде чем искать в бесконечности Вселенной «братьев по разуму», нам самим нужно научиться разумно строить жизнь у себя дома – на Земле? Маленький мальчик Костя доказал, что дружелюбие, доверие и чистое открытое сердце способны творить чудеса…

Стихи, представленные в этой книге, характеризуют её автора Ларису Зубакову как талантливого художника и неравнодушного человека. Она говорит со своим читателем на языке продуманно небрежных рифм, часто использует разбивки фраз. Мысль не заканчивается в конце стихотворной строки. Она движется дальше. Как в жизни. Всё это создаёт эффект лёгкой разговорной интонации и, как следствие, достоверности и задушевности. Её стихи легко узнать по лёгкости звучания, глубине мыслей, эмоциональной открытости.

Карамов Сергей, писатель-сатирик, драматург. В этом сборнике представлены наиболее интересные афоризмы, посвященные актуальным проблемам политики, истории, культурологии, истории искусства, философии науки, а также философской психологии. Смелость, оригинальность и широта философских взглядов Карамова поражают воображение.

«Сказка ложь, да в ней намёк…» Эти слова в полной мере относятся и к сказкам, представленным в этой книге. Добро, как и должно быть, одерживает победу над злом. Жадность и подлость обязательно будут наказаны, а душевная чистота и бескорыстие – всегда там, где правда.

Книга «Сказки Надежды» будет интересна как маленьким, так и взрослым читателям. Ведь сказки любят все!

Другие сказки Надежды Беляковой можно не только прочесть, но и послушать на аудиодисках или посмотреть как авторскую анимацию на её сайте skazky.ru «Сказки и рисунки Надежды Беляковой».

Другие книги автора Саша Кругосветов

Абсолютно правдивая история о лунных приключениях российского бизнесмена Юры Ветрова и его спутника Володи Шельги Российского ученого и бизнесмена Юрия Ветрова не оставляет давняя мечта побывать на Луне. Для этого он заключает контракт с частным космическим агентством и отправляется в Америку. Там он попадает в тюрьму, а, вырвавшись из неё, улетает со своим старым знакомым опером Володей Шельгой. По прилету выясняется, что Луна – это не бесплодная пустыня. Со времен полетов «Аполлонов» на ней существует колония землян. Космонавты оказываются в центре борьбы различных лунных этносов, а также спецслужб России и Америки.

«Пора домой» – новая книга Саши Кругосветова, совершенно непохожая на предыдущие. В ней писатель, известный своими остроумными произведениями для детей и философскими рассказами для взрослых, предстаёт как лирик. Его поэзия достигает особой выразительности через близкую к прозе форму верлибра. Его проза раскрывает свою глубину через подлинно поэтические образы. Конечно, эта книга о любви. Но не только о ней. Все вместе произведения дают ответ на вопрос, что изменилось в человеке в наш век высоких технологий, а что осталось таким же, как во времена Адама и Евы, Гретхен и доктора Фауста. Эта книга о том, что мы должны сохранить в своем бытии, чтобы поэзия в нашей душе не подменилась компьютерными программами. Эта книга о каждом, кто родился в 20-м веке, а сегодня живет в веке 21-м.

Книга, которую вы держите в руках, адресована детям среднего школьного возраста. Она не только увлекательна, но и познавательна. Эта книга написана отличным, ярким, художественным языком и содержит множество интересных фактов из самых разных областей человеческой деятельности – фактов в равной степени и увлекательных, и полезных.

Четвертая книга серии «МТА» представляет собой произведение одного автора, уже известного достаточно широкому кругу читателей, которые с интересом познакомились с его «Большими детьми моря». Новая книга продолжает рассказывать о новых путешествиях капитана Александра, Боцмана, Штурмана и других героев. Автор не ограничивается описанием приключений, его книга содержит массу интересных и полезных сведений о морях, островах, морских животных, исторических событиях.

В этой книге помещены заметки и реплики автора по актуальным вопросам современной российской жизни в период с сентября 2012 г. по апрель 2013 г. Они публиковались в живом журнале автора (krugo_svetov.livejournal.com), в блогах «Эхо Москвы» и в журнале «Российский колокол» (№№ 1–4, 2013). Несмотря на то что после публикации этих заметок прошло уже некоторое время, они не потеряли еще своей актуальности.

Книга, которую вы держите в руках, адресована детям среднего школьного возраста. Она не только увлекательна, но и познавательна.

Эта книга написана отличным, ярким, художественным языком и содержит множество интересных фактов из самых разных областей человеческой деятельности – фактов в равной степени и увлекательных, и полезных.

Третий том «Путешествий капитана Александра» включает в себя три первых части книги 5 «Остров Мория. Пацанская демократия».

Рассказ о путешествии капитана Александра на остров Мория, о необыкновенной жизни и подвигах Великого Федерального Канцлера этого острова, несгибаемого государственника, магистра юридических и богословских наук, профессора боевых искусств стиля Нельзя, простого парня с рабочих окраин, «великого и ужасного» Ганса ГАНСа, о жизни его Братанов, четких пацанов кооператива «Лужа», о жизни пастуха бездны Симона Рыбака, чернеца Световида-воина, а также о жизни прекрасной Беллы Кулы, вновь явленной нам божественной Мории.

«Путешествия капитана Александра» – это сборники приключенческих рассказов для детей и юношества. Их герой, будучи юнгой, участвовал в Синопском сражении и в обороне Севастополя. Кумирами капитана Александра с детских лет были адмиралы Лазарев и Нахимов.

Он путешествовал вместе со своими друзьями – Боцманом, Штурманом, Поваром-Коком и говорящим голубем Митрофаном. С ними путешествовали также два мальчика-великана Дол и Зюл, найденные на побережьях островов Франков и Бриттов.

Приключения героев происходят в море, на суше и на островах, имеющих конкретную географическую привязку: Нормандские, Азорские острова, остров Комодо, Галапагосские, Маркизские острова, острова Туамоту, остров Мадагаскар, Патагония, Огненная Земля.

Всего сборников – четыре. Первый сборник «Великаны» предназначен для детей шести лет. Второй, «Киты и люди» – для детей 10–11 лет. Третий – для детей 14 лет и старше. Он состоит из двух книг, представляющих собой облегченные политические памфлеты, предназначенные для юношеского и взрослого прочтения. Первая из этих книг, «Суеверная демократия. Остров Дадо», издана в бумажном и электронном исполнении. Вторая, «Остров Мория. Пацанская демократия» публиковалась частями в электронном виде.

Сейчас находится в процессе подготовки к полному изданию. Приложение к ней «Морийские рассказы» издается отдельно на венгерском языке.

Четвертый сборник «Архипелаг Блуждающих огней», предназначенный для детей 14 лет и старше, содержит только одну книгу. В ней описывается история колонизации Патагонии и островов Южной Америки.

Надеюсь, что жизнь и приключения капитана Александра, до настоящего времени мало освещенные в литературе, окажутся интересными и поучительными для юных читателей и их родителей.

Популярные книги в жанре Современная проза

Дмитрий Каралис

Феномен Крикушина

(повесть 1984 года)

Я кормил ужином детей и изображал им, как ловят в Африке тигров для зоопарков. Машка с Олегом разевали рты, и я запихивал в них кашу. Вот тогда и позвонил Крикушин. Это я хорошо помню.

Дети обрадовались. Они подумали, что я забуду про ужин. Но со мною такие номера не проходят.

- Я хочу к тебе заехать, - сказал Крикушин. - Дело есть.

- Ты только тогда и заезжаешь, - сказал я. - Нет чтобы просто так... Ну заезжай, заезжай...

Нина Катерли

Озеро

- Да, ну и что? Я превратил его в озеро, - сказал Фамильев и аккуратно отряхнул пепел в деревянного лебедя с дыркой вместо спины. - Ну и что? Во что хочу, в то, между прочим, и превращаю.

- Да что он вам сделал?!

- Надоел. Обыкновенно опостылел. Одно его занудство... да что там, и говорить-то о нем неохота.

- Неправда! Вы придираетесь! Я его люблю!

- А я-то при чем?.. И какие же вы все, девки, дуры. Он на нее плюет, а она его - нате! - любит...

Нина Катерли

Волшебная лампа

Когда инженер Иванов обнаружил у себя на антресолях эту лампу, он, конечно, и в мыслях не имел, что она сыграет такую роль в его дальнейшей жизни, иначе без промедления вынес бы ее на помойку или, в худшем случае, оставил продолжать пылиться среди хлама.

Увы! Ни первого, ни второго не сделал горемыка Иванов, а напротив, вытащил лампу из груды старья и обтер с нее пыль.

Как хорошо и спокойно живется тому, кто переехал в наш город издалека, из какой-нибудь буколической сельской местности, где кругом ручейки да пригорки! Простившись с пригорками, он вселяется в новую квартиру, и сравниться с ним по везению могут, пожалуй, только здешние уроженцы, чей дом обветшал и поставлен на капитальный ремонт, а жильцы, погрузив свои вещи в фургон "Трансагентства", едут продолжать жизнь в только что отстроенном современном доме где-нибудь в Веселом поселке или там, где Теплый Стан переходит в Ясенево, одним словом - севернее Муринского Ручья. Это далеко, зато со всеми удобствами, но речь не об удобствах, а о хламе. Хлам, как правило, накапливается в каждой семье, прожившей на одном месте столько лет, что дедушка, прадедушка и прапрабабушка здесь родились, выросли, жили и умерли, а ведь каждый из них, в силу отсутствия телефона и телевидения, приобрел за свою жизнь громадное количество писем, фотографий, книг, дневников, шляп, засушенных подвенечных цветов, и вот, поглядите: даже лампу с кружевным абажуром, похожим на паука, - ровесницу электрического освещения. Выбросить это добро рука не поднимается и не поднимается, и только тогда, дрогнув, поднимется, когда толкнет ее непреклонная необходимость в виде двух новеньких сугубо смежных комнат со встроенными шкафами, расположенными очень удобно и рационально и дающими весьма высокий технико-экономический эффект, если иметь в виду все что угодно, кроме хранения бесполезных (и вредных: у ребенка аллергия!) остатков прежней, так сказать, роскоши. "Кто старое помянет, тому глаз вон!" - вот девиз этих сверкающих квартир, но Иванов-то, Иванов наш, к несчастью, жил в старой, даже, можно сказать, старинной квартире на редкость кряжистого дома, о котором и думать смешно, что ему когда-нибудь может понадобиться ремонт.

Борис Казанов

Осень на Шантарских островах

СЧАСТЛИВЧИК

(Рассказ матроса)

1

-- Винтовка лежала вот так, -- рассказывал Счастливчик. -- А шептало мы у нее подтираем, чтоб курок был легкий при стрельбе... Видно, она зацепилась курком за тросы, когда научник* потянул ее... Пуля вошла вот сюда, он даже не шевельнулся. Жара в тот день стояла страшная, мы тело льдом обложили. Сапоги на нем были казенные, боцман их снял, потому что боцман за каждый сапог отвечает, а научнику они теперь были, сам понимаешь, ни к чему. И тут я посмотрел на него: лежит он -- может, первый ученый в мире! -- лежит без сапог, и море от этого не перевернулось... Тоска меня взяла: сиганул я с бота прямо в воду и поплыл к берегу, а берега от пены не видать -- такой был накат... -- Счастливчик, не выпуская винтовки, достал спичечный коробок и прикурил. -- Башку проломил, а выбрался, -- продолжал он. -- Наглотался у берега воды с песком, всю дорогу рвало, пока дополз к поселку... Сперва прыгал, чтоб разбиться, а потом полз, чтоб выжить, -- такой я человек! -- Он засмеялся и посмотрел на меня.

Тим Келли

ОНИ...

- Слушай, Билл, я вывихнул ногу!

Билл ковылял дальше, по молочно-белой воде.

Он ни разу не оглянулся.

(Джек Лондон. "Любовь к жизни")

* * *

Они умирали на снегу. Молча. Мальчик замерзал, а пес - пес просто не ел очень давно. Холодное зимнее солнце освещало бескрайние льды, ветер со свистом носился по снежной пустоши, но им уже не было до этого никакого дела. У них просто иссякли силы.

Джек Керуак

Снова на дороге (отрывки из дневников)

Действительно ли самый известный писатель разбитого поколения написал свой знаменитый роман за три недели? Или дневники явились его черновиком? Ответы на эти и другие вопросы -- в дневниках Джека Керуака, увидевших свет впервые за 47 лет. Перевод сделан по публикации в журнале Нью-Йоркер, июнь 1998 г.

Джек Керуак начал вести дневник четырнадцатилетним мальчуганом, в 1936 году, и продолжал делать в нем записи -- даже с несколько маниакальной настойчивостью -- до самой своей смерти в 47 лет. Публикуемые ниже записи охватывают период с 1948 года, когда 24-летний Керуак только-только вернулся в Нью-Йорк из путешествия через всю страну, до 1950 года, когда его первая книга, лГородок и город?, вышла из печати. Несмотря на то, что лГородок и город? -- объемный роман о взрослении молодого человека в Новой Англии -принес Керуаку умеренную известность, подлинной славы он добился только после публикации романа лНа дороге? в 1957 году, после шести лет отказов издателей. Тем не менее, он презирал поздно пришедшую известность, равно как и критиков, отмахивавшихся от его работы как от части битницкого лповетрия?. На самом же деле, Керуак, американский романтик в душе, считавший себя как лбардом лесорубов?, с течением времени все больше и больше преисполнялся скепсисом по отношению к своим собратьям по биту Аллену Гинзбергу и Уильяму С.Берроузу, которых в дневниках своих часто критиковал за цинизм и нехватку патриотизма. Керуак написал еще 12 книг, но никогда больше не получил такого признания. Которого добился романом лНа дороге?. Он скончался от заболеваний, вызванных алкоголизмом, в 1969 году в больнице Сент-Питерсберга, Флорида. Дневники Керуака -- общим объемом свыше двухсот томов -- хранились в сейфе в городе Лоуэлле, Массачуссеттс, и по завещанию вдовы писателя были опубликованы только после ее смерти. Умерла она в 1990 году.

Алексей Кибаpдин.

We are... We will

Едва лишь электpонная pулетка часов выбpосит на табло счастливое число: два нуля, а пеpед ними цифpу пять, я аккуpатно отложу шаpиковую pучку, закpою пpопахший пылью том и нажму на панели компьютеpа кнопку. Экpан полыхнет и погаснет, станет чеpен, пуст, а я соpву с вешалки куpтку, подхвачу свою споpтивную сумку, откpою двеpи лабоpатоpии и взбегу ввеpх по ступенькам, оставляя позади академическую скуку, пытающуюся повеpить бездушной алгебpой в то, во что я сейчас окунусь - Жизнь. И я на мнговение замpу, стоя пеpед массивной дубовой двеpью с pучкой, словно созданной для великанов, в полутемном вестибюле интститута, еще удеpживаемый теми невидимыми нитями, что заставляют годами пpосиживать за пpибоpами в тщетной надежде найти истину там, где ее нет. Hо двеpь pаспахнется, и я шагну в дышащий осенней влажностью вечеp и окунусь в то, что я никогда не пойму, но что я так люблю: в непpидуманную, не выхолощенную умствованиями, не выведенную на кончике пеpа, обыкновенную жизнь. Я буду пить ледяной воздух, выдыхая из себя затхлость ученых кабинетов и ощущать щемящий запах тлена, я буду всматpиваться в лица людей, в удивительно pазные лица, созданные этим Чудом, пытаясь понять, что они любят и что ненавидят, и я осознаю себя частичкой огpомного, чему имя - Человечество. А ночью я буду сидеть у окна: я буду смотpеть туда, где светят миллиаpды звезд и думать о тех, живущих Там и глядящих на Солнце, под котоpым pождены все мы... И я не знаю, что будет со мною, с нами завтpа, но одно я знаю точно: я буду, мы будем, и это самое ужасное и самое пpекpасное чувство, что дано ощутить комочку матеpии, осознавшему вдpуг себя посpеди бесконечности космоса. Sic.

Анатолий Ким

Детские игры

1

Шторм в двенадцать баллов громоздит на море косматые белые горы, при виде которых дрогнет взрослый мужественный человек. Но мы, дети, выбегали толпами на гудящий под тяжкими ударами берег, навстречу грохоту и ветру, с обмирающим, взволнованным любопытством вглядывались в этот ад кромешный. В такой шторм вся прибрежная полоса океана становилась вотчиной торжествующего духа зла, несущегося верхом на драконе, и земля со стоном прогибалась под ударами гребенчатого хвоста чудовища. Катера и баржи, не успевшие стать на причалы, надолго исчезали в пучине под толстым слоем пены, и лишь время спустя, в печальной тишине тризны, медлительные рабочие волны выбрасывали на берег какую-нибудь исковерканную баржу.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Многие авторы грезят творческим маршрутом Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина. Эта книга представляет собою еще одну историю города Глупова, только представленную в декорациях «суеверной демократии» зверюшек на острове Майданскар. Город Глупов помолодел, в его пределы влились времена и нравы, о коих Михаил Евграфович знать не мог, поскольку не дожил до них. Новый, юный город Глупов осовременился до такой степени, что, кажется, проведи рукой в воздухе прямо перед собой, и нащупаешь его конфигурации… А уж как ты к нему отнесешься, читатель, и захочешь ли ты примерить на себя наряд глуповца, пожелаешь ли ты соглашаться с его архитекторами, – твой выбор. В сущности, «суеверная демократия» – это знакомо звучит…

Первое, что хочется сказать об этой книге: она остроумная. А потом хочется расшифровать: слово «остроумный» состоит из двух частей – «острый» и «умный». Так вот, эта книга еще и умная, и острая. В ней очень остроумно – умно, и остро – рассказывается, как на оторванной от всего остального мира «части суши, окруженной водой», сменялись различные государственные формации: тоталитаризм быков-зебу, прикидывающийся демократией, беспредел ящериц, авторитаризм орангутанга… И смешно, и грустно. И познавательно, и узнаваемо… И все на примере животных.

Автобиографическая проза талантливого писателя, пишущего под псевдонимом Саша Кругосветов, рассчитана на самый широкий круг читателей. Автор рассказывает как о событиях, свидетелем и участником которых ему довелось быть, так и о тех, о которых известно ему по рассказам и преданиям, о людях, чьи дела и судьбы оставили след в истории последних десятилетий…

В «Судном дне» четвертой книге из серии «Наука Плоского Мира» Терри Пратчетт, профессор Йен Стюарт и доктор Джек Коэн создают умопомрачительную смесь из вымысла, новейших научных достижений и философии в попытке дать ответ на ПОИСТИНЕ масштабные вопросы в этот раз они бросают вызов Богу, Вселенной и, прямо скажем, Всему Остальному.

Соблюдайте осторожность: книга может навсегда изменить ваши взгляды на Вселенную.

Привет.

Я Сергей Махов.

Сразу скажу о своих интересах — это история военно-морских флотов. Сам я больше люблю парусники, но есть много друзей, профессионально увлекающихся историей немецких ПЛ, так что в ВМВ и ПМВ я так же довольно подкован...)))

* * *

Чем больше я читаю по войне за Независимость, по пост-военному устройству США, по вообще механизму принятия решений — тем все больше меня гложет одна мысль. Что американцы изучают только свою историю. И все решения, даже сейчас, в XXI веке, принимают только исходя из собственного опыта. Типа, один раз прокатило — почему не прокатит еще раз? И каждый раз изменившиеся обстоятельства и, соответственно, другой результат для них оказываются холодным душем.

Поэтому есть смысл вернуться к истокам, и проследить, как и откуда все начиналось. Эта серия статей будет посвящена американской войне за Независимость, и тому, кто вообще эту независимость завоевал. Особенно историки почему-то пренебрегают испанскими действиями в Америке. В общем, посмотрите и оцените сами.