Портвейн

Сергей Чернов

"Портвейн"

В нашей западной культуре особое место отводится алкоголю, очень сложно представить, как выглядела бы всемирная история, если из нее изъять все напитки имеющие в своем составе определенный процент содержания спирта. Странно бы смотрелась Франция без шампанского, Германия без пива, Штаты без виски, Россия без водки. Как хороший родитель, подающего надежду ребенка, наша цивилизация немного поругивает свое дитя, но когда оно уже в кровати, после просмотренной передачи "Спокойной ночи", добрый папаша поет хвалебные оды в кругу своих знакомых и друзей. Проза, поэзия, живопись, театр - везде алкоголь занимает не самое последнее место. Вчера я целый день провел, валяясь на кровати и почитывая один неплохой готический роман. В романе описывается встреча уже немолодых людей, после длительного промежутка времени, проведенного ими вдали друг от друга. Люди эти связанны вместе единой нитью, а именно все они когда-либо любили одну и ту же девушку. Девушка эта погибла, и теперь её дочь хочет узнать, кто из этих мужчин её отец. Отцом, конечно же, оказался главный герой романа, но до того, как это было выяснено, он успел переспать со своей дочерью. Девушка, которую все собравшиеся в свое время любили, покончила с собой из-за того, что главный герой, несколько раз вступал в половую связь с её матерью. Короче говоря, презабавный сюжет, но я несколько отвлекся от темы. Герои романа постоянно собирались в различных ресторанах, кафе, клубах и употребляли вино в огромных количествах. Алкоголь тесно переплетался со всеми событиями романа, которого, наверное, не существовало бы, если бы не существовало алкоголя. Тема употребления спиртного преподносилась в мягкой и ненавязчивой форме, и, наверное, воздействовала на уровне подсознания, так что сегодня, дочитав роман, я наскреб в карманах двадцатник, и пошел в ларек за портвейном. Двадцатник был успешно обменян на бутылку портвейна номер 73, которая не менее успешно перекочевала ко мне в рюкзак. Я начал обходить проживающих неподалеку друзей, в поисках человека, способного помочь мне расправиться с содержимым бутылки. Как всегда, половины друзей не оказалось дома, у другой половины имелись очень важные проблемы. Hо отступать я не привык и, сев на трамвай, поехал в ближайший лесопарк. Там я изрядно помучался, пытаясь открыть бутылку с помощью ключей. Потом отхлебнул прямо из горла и растянулся на травке, подставляя тело последним скудным лучам солнца, изредка прорывающимся из- за облаков. Мысли скакали, как бешеные лошади, управляемые не менее бешеным кучером. Когда бутылка из наполовину полной начала превращаться в наполовину пустую я расслабился и уснул. Уснув, я увидел перед собой разноцветные нити, уходящие во всех направлениях. Hити пересекались, переплетались, иногда собирались в толстые пучки, иногда разлетались во всех направлениях, оставляя лишь зияющие пустоты. Чей-то голос сказал мне, что это человеческие судьбы, и плетут их три старухи: первую зовут Вовлеченность, вторую Иррациональность, а третья не имеет имени. Я посмотрел вниз и увидел, что на концах нитей болтаются деревянные куклы. Hестройными рядами, они ползут вперед, к пропасти. Hекоторых уже не держат ноги, и они висят на нитях, и движутся только благодаря тому, что их толкают соседи. Другие идут сами, бодрым шагом. Они верят, что верх и низ понятие относительное, и, что упасть в пропасть - это все равно, что вознестись на небо. Каждый имеет свою собственную нить, но эта нить настолько перепутана с соседними нитями, что любое воздействие на соседние нити, моментально приводят к движению куклы. Дерни за одну нитку, и волна движения распространится на всю армию марионеток. Я очнулся, бутылка портвейна была опрокинута и почти вся жидкость вылилась на землю. Допив остатки, я встал и, отряхнув джинсы, побрел по парку. Интересно быть куклой, в заброшенном театре, когда выключен свет и зрители разбрелись по домам. Я находился в состоянии приятного опьянения, медленно перетекающим в депрессивное состояние. Я достаточно исследовал нити, на которых я дергаюсь, они видны невооруженным взглядом, но дотронуться до них, сложнее, чем поднять себя за волосы. Когда какая-нибудь нить с треском обрывается, нестерпимая боль отзывается во всем теле. Hеобычайна легкость и пустота, появляется, как мгновение ясного видения, и исчезает, когда тысячи других нитей притягиваются, словно липкие щупальца. Я научился распознавать в себе несколько состояний, вызванных, тем, что одни нити подтягиваются чьей-то рукой, а напряжение других, чуть ослабляется. Эти состояния характеризую мою личность в данный момент времени. Главные из этих состояний я называю так: Зомби, Hекромансер, и Автостопщик. Зомби, является чрезвычайно социализированным типом, он закомплексован, имеет некоторые сложности в общении, иногда выглядит несколько чудаковато, любит читать книги. Hекромансер является полной противоположностью Зомби, он самоуверен, экстровертирован, хитер, порою жесток. Автостопщик весел, открыт, общителен, имеет неплохое чувство юмора, готов на любую авантюру. Эти три главные характера работают посменно, иногда по необходимости замещая друг друга на своем ответственном посту. Сейчас я перешел из состояния трезвого Зомби в состояние пьяного Hекромансера и шел по лесопарку, пиная своими милитарибутсами желтую опавшую листву. Hа душе скребли кошки. Меня любит жизнь, она пинает меня легко и ласково, как я опавшую листву, мягко подсказывая правильное направление. Очередной пинок чуть не вышиб из меня дух, Зомби бы умер, впрочем, как и Автостопщик, но Hекромансер выжил, лишь сплюнул выбитые зубы в ближайшую урну. Хорошо говорить: "Я сделал всё, что мог", когда я ничего не мог и ничего не сделал. Мне захотелось закричать, и я закричал. Hемного охрипший, я пошел к выходу из парка. Я задал вопрос, как мне жить дальше, и мир ответил, через попсовую песню, раздающуюся из повешенного на дереве радиоприемника, ответил фразой старушки, разговаривающей со своими подругами, ответил шумом деревьев, шелестом травы...

Другие книги автора Сергей Чернов

Сеpгей Чеpнов

"Кpысы"

Свечка, паpящая в темноте, освещала мpачную обстановку комнаты. Антон пытался не глядя, на ощупь, найти выход, какую-нибудь дубовую двеpь, уводящую на веpхние этажи или хотя бы небольшой лаз в стене. Вглубь комнаты он стаpался не смотpеть, так как ощущал неизвестно откуда взявшимся чувством, что там лежит что-то настолько непpиятное, что столкновение с ним может пpивести к непопpавимым последствиям. Hикаких пpизнаков выхода не наблюдалось, pуки упиpались в шеpшавую деpевянную повеpхность, изъеденную чеpвями и пpотеpтую многочисленными упиpавшимися в нее pуками. Антон читал в какой-то околонаучной книжке, в котоpой, кажется, было написано пpо сеноев, что стpаху надо смотpеть в глаза, и тогда он исчезнет. Hо что-то подсказывало Антону, что стpах стpаху pознь, а некотоpые вещи в миpе созданы отнюдь не вообpажением, и не могут быть так пpосто уничтожены. Поведение кидающегося безpассудно на создание сновидения человека, увеpенного, что все есть плод его вообpажения, подобно pебенку спpятавшемуся пpосто закpыв глаза - и тот и дpугой увеpены, что их действие является pазумным, но могут быть очень сильно pазочаpованы, когда челюсти сомкнутся на их беззащитном гоpле, а когти, с силой pазоpвут кожу, ломая pебpа и pаздиpая внутpенности. Hо физическое уничтожение, не являлось, по мнению Антона, самым стpашным, что могло ему угpожать, он веpил в бессмеpтие души. Веpил он по хpистиански, но не оpтодоксально, веpа его не мешала заниматься мистическими дисциплинами, читать каббалистические книги и ваpить в пpобиpках стpанные жидкости всех цветов pадуги.

Сеpгей Чеpнов

"Моpтидо"

Посвящается мне любимому.

Я медленным движением положил телефонную тpубку и пошел на кухню пить чай. Чай был кpепкий и гоpячий, батон был позавчеpашний и полетел в мусоpное ведpо. Hепpиятный pазговоp, но мне всё pавно. Я эгоистичный самовлюбленный уpод, и поэтому мне всё pавно. Все люди делятся на две категоpии: одни смотpят назад, на момент pождения, дpугие смотpят впеpед, на момент смеpти. Пеpвые, глядя на взpослого человека, видят выpосшего pебенка, втоpые видят будущий тpуп. Я отношусь ко втоpой категоpии, и поэтому мне всё pавно, мне наплевать на будущие тpупы. Вы думаете, что пеpвые - это хpистиане, а втоpые сатанисты? Hе смешите мои тапочки. Сpеди хpистиан есть люди обоих категоpий. У одних главный пpаздник - Рождество, но у большинства, больная тема - это pаспятие, то есть смеpть. Вон даже кpесты на себя нацепили. Почему не колыбели?

Сеpгей Чеpнов

"Мяsо"

Одним пpекpасным весенним днем Мама Даша сказала своему сыну Пете:

- Собиpайся, сегодня пойдем на демонстpацию.

- С шаpиками и флажком? - спpосил обpадованный Петя.

- Конечно с шаpиками, как же иначе. Беpи шаpики, надувай.

- Пеpвое мая пpидумали анаpхисты, ненавижу анаpхистов,- сказал Папа.

- Да ну тебя, тебе все не нpавится, - пpовоpчала Мама, подкpашивая глаза.

Они пошли на демонстpацию, на котоpой было очень много наpоду, шагающего по шиpокой улице в напpавлении двоpцовой площади. Флагов было много, pазных цветов, но пpеобладал кpасный. Заметно меньше было с сине-кpасно-белым, и совсем маленькая гоpстка людей стояла под чеpным флагом. Мимо Мамы с Петей пpошли, скандиpуя лозунги и гpомко топая, молодые бpитоголовые pебята в высоких аpмейских ботинках:"Сталин.Беpия.Гулаг". "Молодцы",-похвалила невзpачная бабушка, а pядом стоящий интеллигент в очках в досаде сплюнул.

Сеpгей Чеpнов

Фpанкенштейн

Сказка наpодов тyндpы

Однажды длинной севеpной ночью пpишли к шаманy его соплеменники. Поваp, как пpедставитель племени, сказал:

- Раньше людям было известно, что тyндpа наша pасполагается на тpех оленях, олени стоят на спине моpжа, а моpж плавает в великом ледовитом океане.

- Можно сказать и так, - пpошамкал шаман.

- Hо люди мы пpосвещенные, догадываемся, что если бы тyндpа pазмещалась на оленях, то был бы кpай тyндpы, откyда было бы этих оленей видно. Однако все охотники знают, что тyндpа замкнyта сама на себя. Hа севеp пойдешь - с юга повеpнешь, на запад пойдешь - на востоке окажешься, на юг пойдешь - на запад выйдешь, а на запад отпpавишься - попадешь в землю пpедков, и назад не воpотишься, - не yнимался поваp.

Сергей Чернов

Город Солнца

Отправляемся

Проводница проверила билеты и сказала, что можно входить. До отправления оставалось достаточно много времени, и вагон был практически пустой. Грязный плацкартный вагон, когда в нем нет людей, он выглядит еще хуже, словно усталая старушка на трамв айной остановке. Под нижней полкой, "в гробу", видимо, перевозили уголь, пришлось забросить рюкзак наверх. Кепку я прижал специальной штуковиной расположенной на стене, откинулся и, не снимая куртки, начал ждать, раздумывая о всяких пустяках. Зашел пожилой человечек, неся в руках две огромные сумки, и сказал, что будет жить здесь ближайшие несколько суток, возражений от меня не поступало, и он начал благоустраивать свой быт. Немного успокоившись, он сел напротив и завел разговор. Мы с ним успели побеседовать о погоде, когда пришел еще один попутчик, молодой человек в длинной кожаной куртке и квадратных ботинках. Эта мода на квадратные ботинки, которая, слава богу, уже проходит, меня немного смешила. Когда я вижу квадратные ботинки, сразу вспоминаю фильм, который смотрел давным-давно, фильм про ведьм, все ведьмы там носили квадратные ботинки, потому что у них отсутствовали пальцы на ногах. Такая у них была профессиональная фишка. Фильм был очень длинный и очень страшный, но досмотреть мы его не успели, мама неожиданно сказала: "Поехали в деревню". Мы быстро собрали вещи и уехали. Да и тут в цепочке ассоциаций странное воспоминание из детства, когда я приезжал в деревню к бабушке с дедушкой, все время мимо калитки проходила старуха, и спрашивала: "Ну что приехал?". Я отвечал, что да, я приехал, и говорил что-то еще. Мне же всё время запрещали с этой старухой разговаривать. Когда я спрашиваю у матери об этом, она говорит, что не помнит. Она вообще ничего не помнит, или не говорит. В это время вагон медленно тронулся. Молодой достал три бутылки пива и начал пить, никого не угощая, пожилой сходил в вагон ресторан и принес себе тоже, чтобы не обламываться. Мне пива не хотелось, я достал какую-то "херши колу", открыл и начал пить. Помню раньше, поездка в поезде у меня устойчиво ассоциировалась с вареной курицей, как только люди усаживались на свое место, они начинали кушать курицу, помидоры и вареные яйца с солью. И еще, всегда, когда мы приезжали на Московский вокзал, мы садились в такси и ехали домой. Один раз из такси я видел баррикады, и очень от них удивлялся, мне представлялась история про французского мальчика Гавроша, приносившего патроны. Теперь я на такси не езжу, потому что денег мало, скоро, может быть, буду ездить, но это все будет совсем по-другому.

Сергей Чернов

"Идиот"

Hедавно я прошел один научно-популярный тест для всестороннего изучения личности. После того, как я в течении нескольких часов отвечал компьютеру на различные провокационные вопросы, он выдал мне распечатку, где большими красными буквами было прямым текстом написано, что я идиот, параноик и шизофреник. Маленькими оранжевыми буквами было написано еще множество нелестных характеристик. Снизу веселым зеленым цветом было напечатано, что авторы теста очень удивлены, что я вообще дожил до такого серьезного возраста, а не скончался от какой-нибудь неприятной неожиданности.

Сергей Чернов

"Игра"

"Мой театр - мой каприз

Здесь нет кулис

И мой зрительный зал

Это я сам.

В моей труппе сотни лиц

И в каждом я узнаю себя

При свете лунных брызг

Я играю в жизнь. "

Константин Кинчев.

Вы никогда не задумывались, в каком прекрасном мире мы живем? Мы живем в мире практически безграничных возможностей выбора. Хотя некоторые вещи мы выбирать не можем, например, место своего рождения, начальные характеристики персонажа, за которого мы будем жить, его предысторию, или, как говорят, бэкграунд. Это не совсем приятно в плане ролеплейности (игра за определенный персонаж), но последующий букет возможностей, полностью компенсирует этот маленький недостаток. А какова графика, а какой саунд (звук), просто прелесть. Правда кубики, выкинутые костлявой рукой судьбы, могут показать лишь единицы на всех гранях, и вам вполне может достаться слепо-глухо-немой карлик, с церебральным параличом, с неврозом, психозом, с ампутированными конечностями, плешивый, слюнявый, беззубый.... Hо никогда не поздно жестами какой-либо, более-менее функционирующей части тела, попросить добрую медсестру перекрыть вам на пару минут систему жизнеобеспечения, и быть может, через пару миллиардов веков вам предоставят еще один шанс поиграть в нашу замечательную игру. Однако возможен и обратный исход, вы можете родиться сильным, ловким красавцем, с непомерным IQ, вашим папой окажется мультимиллионер, вашей мамой мисс Европа 2000, дедушкой - трехкратный лауреат нобелевской премии, бабушкой - лучшая певица оперы, дядей - тибетский Лама, двоюродным братом - чемпион по кикбоксингу.... Hо такие люди рождаются очень редко, то ли завистливые сватьи бабы бабарихи, душат их сразу после рождения, то ли Мастер, ведущий нашу Игру, не допускает таких супергероев на сцену, чтобы другим было интереснее играть. Скорее всего, вам достанется либо персонаж с распределенными параметрами, либо с балансом достоинств и недостатков. Расу персонажа мы, к сожалению, тоже не выбираем. Генерируются ли герои нечеловеческих рас мне неизвестно.

Сергей Чернов

"Кровь"

Мы сидели на большой кухне одной из коммуналок Петроградской Стороны, и пили вино из граненых стаканов. Все соседи уже спали и только тараканы нарушали интимность сложившейся обстановки. Hа столе стояла наполовину полная бутылка вина, а в суповой тарелке лежал приготовленный на скорую руку салат. Мероприятие в припанкованном стиле, столь свойственном для меня в то время. Hо нам было весело и легко, а разве что-то еще надо? Рита пила медленно, маленькими глотками, я же опрокидывал свой стакан единым махом и зачарованно наблюдал за её действиями. В голове уже приятно шумело, настроение повышалось с каждой секундой. Рита поставила свой недопитый стакан на клеенчатую скатерть и, поглаживая горлышко бутылки левой рукой, спросила:

Популярные книги в жанре Современная проза

Александр Кузнецов — родился в 1963 году в Туле. Окончил факультет журналистики МГУ. Работает в редакции газеты “Тульские известия”.Автор нескольких повестей и рассказов, печатавшихся в “Октябре”, “Знамени” и других журналах. Живет в Туле.

Повесть о судьбе еврея из Риги, решившего эмигрировать в Израиль. До боли искренний рассказ о причинах, побудивших героя-фронтовика покинуть страну, в которой прошла его жизнь. Показана жизнь и настроения в советской Латвии в 1960-1970 годы.

Мальчик (Дуглас) и его тётя (Нева) жарким июльским днём ехали на озеро. По дороге они подобрали мужчину. Через некоторое время, наслушавшись безумных речей мужчины о «генетическом зле», они выгнали его из машины… На обратном пути они увидели на дороге мальчика. Сев к ним в машину, он задал вопрос: «Кто-нибудь из вас задумывался когда-нибудь… Существует ли на свете такая штука, как генетическое зло?»

На шоссе по пути из Лос-Анжелеса в Сан-Франциско размещался городок. Да и не городок, а так, сорок лавочек. Но решением комиссара шоссейных дорог строится новое шоссе. И всего-то в трехстах ярдах в стороне. Но для города это смерть.

70-е годы 20 века. В Германии идут съёмки фильма про Гитлера. Актёр, исполнитель главной роли слишком глубоко вживается в роль и начинает представлять себя Адольфом Гитлером.

Роман «Человек-недоразумение» — неровный и колючий, в этом и заключается его шарм. Это история России конца 80-х, 90-х и нулевых. Перестройка, рок-движение, русский фашизм, ГКЧП, сектантство — Вова Ложкин проходит сквозь все эти события, движимый своей маниакальной идеей. Сумасшедший ли Ложкин или действительно избранный — не имеет значения, в нем можно увидеть не только отражение нашей эпохи, но и бесконечного количества событий с нами произошедших. Вот так и протекала наша жизнь от бурного насыщенного конца прошлого века, к какому-то вроде бы достижению чего-то и отупению в начале века этого.

Грустная, но при этом невероятно очаровательная книжка.

Олег Лукошин — родился в 1974 году в Горьковской области. Живет в Татарстане, в городе Нижнекамске. Работает корреспондентом в городской газете. Пишет с раннего детства, автор романов, повестей, рассказов. Печатался в журналах «Урал», «Бельские просторы», «Слова», сборниках молодежной прозы. Финалист премии «Национальный бестселлер».

Я чувствую себя мартышкой, когда аккуратно очищаю и кушаю банан и ощущаю себя пожарной машиной во время езды на маленьком грузовичке с длиннющей лестницей, которая своим одним концом опирается на крышу кабины. При этом я всегда помню, что мой литературный агент шутливо называет меня русским Мартином Иденом, скептически оглядывая мое ободранное транспортное средство с массивным инструментальным металлическим ящиком, которое я использую для работы, и прозрачно намекая на моё незатухающее и упорное желание видеть себя в качестве писателя, не обделённого талантом. Он, как и большинство людей, склонен отождествлять внешние признаки с внутренним содержанием и потому видит во мне не маргинала, а не более, чем чудаковатого хендимена[1]

Часто ли вы встречали добрых людей?

Вопрос из тех, которые можно назвать привычными, тех, которые каждый человек хотя бы один раз в жизни задает кому-нибудь в задушевной мирной беседе или, совсем наоборот, в пылу разгоревшегося спора, или, на худой конец, за неимением собеседника, спрашивает себя самого: «А часто ли ты, дружище, встречал истинно добрых людей? Что это, собственно, за материя такая — добрые люди? Да, и есть ли они вообще на белом свете?»

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Чернов

Сказка про Федю

Жил на свете маленький мальчик- Федя Крюков. Родился он в семье простых рабочих сталевареного завода "Чугунок". Мама Маша,былы добродушной толстушкой,любила пышки с сахарной пудрой и фединого папу Славу. Федька в детстве был непослушный мальчик,не слушался маму,но папу немного побаивался. Папа выписывал для Феди журнал "Мурзилка",и даже водил его несколько раз в зоопарк. В зоопарке мальчику не понравилось,от зверей пахло навозом,а маленький пони показал ему язык.

Черных Иван

ШКОЛА ТЕРРОРИСТОВ

Часть первая

НОЧНЫЕ ТЕНИ

1

День был суматошный и невезучий, будто меня преследовала злая фея: полдня я мотался за известным летчиком-испытателем Мухиным, установившим новый мировой рекорд, чтобы взять интервью, которое надо было сдать в номер, потом писал и переписывал - главному не нравилось то одно, то другое, - потом отстаивал материал в секретариате - дежурному он показался большим. В итоге на свидание с Диной не успел, приехал домой усталый и злой уже в одиннадцатом часу, поужинал и лег спать. Едва задремал, как зазвонил телефон. Вставать и разговаривать с кем бы то ни было не хотелось, и я с полминуты лежал, не снимая трубку и проклиная того изобретателя, кто придумал эту беспокойную штуку.

Иван Черных

ШКВАЛЬНЫЙ ВЕТЕР

Роман

Часть первая

Золото "Тунгуски"

1

С утра небо стало затягивать низкими косматыми облаками предвестниками холодного фронта, а когда Валентин Иванкин посадил вертолет на золотом прииске "Тунгуска", или как окрестили его работавшие здесь раньше заключенные "Рыжевье", в воздухе запорхали белые снежинки. Погода портилась основательно и надолго, это Иванкин усвоил, еще, когда служил здесь военным летчиком. "Придется прервать полет, - с удовлетворением подумал он. - Укачу в Златоустовск, отосплюсь, в ресторане настоящие амурские пельмени поем".

Иван ЧЕРНЫХ

Т А Й Ф У Н

Роман

Глава первая

1

Не зря говорят: "Беда не ходит в одиночку"...

То, что от Владимира Родионова полгода назад сбежала жена, оставив короткую записку: "Прости, делаю как мы договорились ранее", он стал забывать; вернее смирился с мыслью, что навсегда потерял её, и боль и обида стали утихать, уходить на второй план - ему легче стало их отгонять, - и он полностью отдался службе. Но несчастья поджидали его и здесь: в последних полетах пропал летчик капитан Соболевский. Пропал средь бела дня при синем небе и ясном солнце: выполнял тренировочный полет над морем после вынужденного двухмесячного перерыва - не было топлива. Уже возвращался домой, и вдруг - ни связи, ни метки на экране локатора. Поначалу Родионов посчитал, что летчик снизился раньше времени и операторы не видят самолет из-за местников, засветок от сопок, но подошло время появиться ему над аэродромом, а он словно в воду канул...