Поросль солнца

Третья книга стихов, издание 1918 года.

Иллюстрации к стихам Марии Синяковой.

http://ruslit.traumlibrary.net

Отрывок из произведения:

1915.

Другие книги автора Григорий Николаевич Петников

Книга стихов «Книга Марии Зажги Снега» издания 1920 года.

Относится к футуристическому периоду творчества Григория Петникова.

http://ruslit.traumlibrary.net

Временник: литературно-художественный периодический сборник.

Первый выпуск содержит стихотворения и статьи В. Хлебникова, Божидара, Г. Петникова, Ник. Асеева.

http://ruslit.traumlibrary.net

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Я убежал от пышных брашен,

От плясок сладострастных дев.

Туда, где мир уныл и страшен;

Там жил, прельщения презрев.

Бродил, свободный, одичалый,

Таился в норах давней мглы;

Меня приветствовали скалы,

Со мной соседили орлы.

Мои прозренья были дики,

Мой каждый день запечатлен;

Крылато-радостные лики

Глядели с довременных стен.

И много зим я был в пустыне,

Покорно преданный Мечте…

Красное знамя, весть о пролетариате,

Извиваясь кольцом,

Плещет в голубые провалы вероятия

Над Кремлевским дворцом;

И новые, новые, странные, дикие

Поют слова…

Древним ли призракам, Мойрам ли, Дике ли,

Покорилась Москва?

Знаю и не узнаю знакомого облика:

Все здесь иным.

Иль, как в сказке, мы все выше леса до облака

Вознесены?

Здравствуй же, племя, вскрывающее двери нам

В век впереди!

Смотреть в былое, видеть все следы,

Что в сушь песка вбивали караваны

В стране без трав, без крыш и без воды,

Сожженным ветром иль миражем пьяны;

Припоминать, как выл, свистя, самум,

Меня слепя, ломая грудь верблюду,

И, все в огне, визжа сквозь душный шум,

Кривлялись джинны, возникали всюду;

Воссоздавать нежданный сон, оаз,

Где веер пальм, где ключ с душой свирели

И где, во мгле, под вспышкой львиных глаз,

Я сознаю, что постепенно

Душа истаивает. Мгла

Ложится в ней. Но, неизменно,

Мечта свободная — светла!

Бывало, жизнь мутили страсти,

Как черный вихрь морскую гладь;

Я, у враждебных чувств во власти,

То жаждал мстить, то мог рыдать.

Но, как орел в горах Кавказа,

За кругом круг, уходит ввысь,

Чтоб скрыться от людского глаза, —

Желанья выше вознеслись!

Я больше дольних смут не вижу,

На заре. Свежо и рано.

Там вдали передо мною

Два столетние каштана,

Обожженные грозою.

Уж кудрявою листвою

На одном покрылась рана…

А другой в порыве муки

Искалеченные руки

Поднял с вечною угрозой —

Побежденный, но могучий,

В край, откуда идут грозы,

Где в горах родятся тучи.

И, чернея средь лазури,

Божьим громом опаленный,

Шлет свой вызов непреклонный

Новым грозам, новой буре.

Капитан, пушкарь и боцман —

Штурман тоже, хоть и сед, —

Мэгги, Мод, Марион и Молли —

Всех любили, — кроме Кэт.

Не почтят сию девицу

Ни улыбкой, ни хулой, —

Ибо дегтем тяготится,

Черной брезгует смолой.

Потерявши равновесье,

Штурман к ней направил ход.

А она в ответ: «Повесься!»

Но давно уж толк идет,

Что хромой портняжка потный —

В чем душа еще сидит! —

Вопль стародавний,

Плач Ярославны —

Слышите?

С башенной вышечки

Неперерывный

Вопль — неизбывный:

— Игорь мой! Князь

Игорь мой! Князь

Игорь!

Ворон, не сглазь

Глаз моих — пусть

Плачут!

Солнце, мечи

Стрелы в них — пусть

Слепнут!

Кончена Русь!

Игорь мой! Русь!

Игорь!

* * *

Лжет летописец, что Игорь опять в дом свой

Солнцем взошел — обманул нас Баян льстивый.

Как повезло тем из вас, кто живет в старых домах- пусть даже не очень старых, но просто таких, где еще есть окна с двойными рамами и широким подоконником. Стекла в таких окнах в зимние морозы зарастают сверкающими ледяными узорами - и привычная улица куда-то исчезает, словно неизвестный волшебник перенес твой дом в сказочный алмазный лес. Как хорошо бывает, усевшись на удобном подоконнике, всматриваться в даль ледяной чащобы, придумывать, с какими забавными существами и жуткими чудовищами можно встретиться, пустившись по нарисованной дыханием Зимы тропинке… Точно так же любили сидеть на подоконнике твои маленькие дедушки и бабушки, прабабушки и прадедушки… Быть может, Зима еще помнит те сказки, которые нашептывала им в давние времена.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Я футурист, и не отрекусь от истины, ибо футуризм есть основа и первое дитя XX века.»

Первая книга. Семьдесят стихов Федора Платова.

http://ruslit.traumlibrary.net

Будущий убийца был карликом, и в толпе на Кафедральной площади в Милане его принимали за ребенка. Он носил детскую одежду — застиранную желтую рубашку, разорванную на одном плече, и шорты цвета хаки. Его остроконечная шапка была заломлена набок, и неопрятные волосы цвета соломы спадали из-под нее на лоб. Если бы не слишком большие руки и ноги, то можно было бы сказать, что он хорошо сложен, без непропорционально большой головы или мощного торса, которые так характерны для карликов.

Посвящение

Посвящаю эту книгу моему мужу Дэйву, который в процессе моего душевного исцеления любил меня любовью Иисуса.

Спасибо тебе, Дэйв, за то, что ты позволял мне оставаться самой собой, за то, что был со мной тогда, когда это общение не доставляло тебе удовольствия, за терпение и благожелательное отношение, за то, что ты уповал на Бога, зная, что Он изменит меня, хотя это казалось невозможным.

Я верю, что эта книга является плодом наших общих усилий, и я благодарна Богу за то, что Он привел тебя в мою жизнь. Ты всегда был моим "рыцарем в сияющих доспехах".

Предисловие к книге: «Розетка для суслика» от Кота Нильсена.

Уважаемый читатель!

Пользуясь случаем, хотел бы заметить, что человеческая привычка обклеивать мебель двусторонним скотчем, чтоб кот не подрал, например, мягкую мебель, срабатывает только на несмышленых котятах. Серьёзный взрослый кот если решил кого отодрать, то сделает это обязательно, независимо от скотча.

Это я к тому, что авторскому коллективу удалось похихикать над очень сложной темой. Если Вы, любимый читатель, решили изучать секты по книгам «Butthurt production», лучше начать с «Вермишели для лидера» или «Рассказов № 5». А в этой книге глумятся над культом настолько фантастичным и сложным для понимания, что далекий от сектоведения человек примет текст «Розетки» за плод ЛСД–фантазий.