Поросенок

Павел Асс

Поросенок

Большой Баобаб шелестел листочками и тихо напевал любимую песню волшебника Бука. Бук очень любил это тихое качание ветвями, эти арии вечнозеленых листьев, которые простому человеку не слышны, а вот волшебники, хотя и не все, слышать могут. Бук попытался изобразить чириканье воробья, однако это у него не получилось. Сегодня он был не в голосе.

- И почему я не воробушек? - подумал Бук. - Прыгал бы себе на ветке, и никаких забот.

Другие книги автора Нестор Онуфриевич Бегемотов

Павел Асс

Кепка Ильича

Из серии "Ленин жив"

Говорят, из всего многообразия головных уборов В.И.Ленин предпочитал кепки. Я сам, правда, никогда не видел вождя в кепке, разве что на картинках, но нет никаких оснований не верить тем, кто частенько созерцал вождя в его любимой кепочке.

Сколько кепок было у Ильича? Сейчас, наверно, этого не знает никто.

Сидоров продавал кепки Ильича. Кепки были серые, с небольшим козырьком и пимпочкой на макушке. Глядя на кепку, так и хотелось представить в ней Ильича, хитро прищурившегося и показывающего язык.

Павел Асс

С А Д Ю Ш К И

Детские садистские стишки (Детям до 16 лет читать не рекомендуется!)

* * *

Дедушка раньше буденовцем был,

Дедушка юность свою не забыл,

Внука учил он, как шашкой рубать

Больше не будет внучек приставать!

* * *

Мальчик с друзьями на стройке играл,

С крыши по ним кирпичами кидал.

* * *

Бабушка Библию внуку читала,

Гвоздики в детские ручки вбивала.

Павел Асс

Демонстрация

Маленький Павлик вместе с мамой шагал в рядах празднично одетых демонстрантов, размахивая флажком в одной руке и держа в другой шарик на ниточке. Красивый круглый шарик рвался в небо, трепетал на ветру, как живой. Радостный Павлик весело смеялся и вместе со всеми кричал "Ура!".

Но вдруг шарик лопнул!

От неожиданности Павлик остановился и заплакал.

- Что случилось? - спросила мама.

- Шарик лопнул, - всхлипывал мальчуган, растирая горькие слезы по лицу.

Павел Асс

Броневик

Броневик валялся на свалке. Весь ржавый, без колес, он лежал на боку, загаженный нахальными голубями. В некогда грозные амбразуры давно уже не глядели дула пулеметов, внутри давно уже никто не сидел, да и сидений не осталось. Даже мотор уперли еще году в тридцать седьмом...

А когда-то с этого броневика выступал сам Ленин! Обидно было броневику. Попользовались, попользовались, и забыли!

За соседней горой мусора, в которой активно ковырялся рыжий с проплешинами кобель без хвоста, валялся памятник Ленину с отбитой рукой, которая так любила указывать путь в светлое будущее. Обидно было памятнику великого Ленина.

Популярные книги в жанре Юмор: прочее

Павел Асс

Новый год

Хочется съесть салатику... А не лезет.

Хочется шпротину ухватить, положить на хлебушек, намазать паштетиком... А сил нет.

Хочется умять картошечки с мясом, попробовать все сорта колбаски... А живот уже раздулся от съеденного, как барабан.

Хочется выпить коньячку, водочки, ликерчику, сухенького... А и так уже голова кругом идет от выпитого.

А есть еще сало, селедочка, винигретик, вкусные пирожки с капустой и с повидлом и, наконец, торт! Огромный кремовый торт!

Опубликовано в журнале «Иностранная литература» № 11, 1976

Из рубрики "Авторы этого номера"

...Рассказ «Флорентийский чиновник Америго Веспуччи, или Сила обмана» был опубликован в болгарском журнале «Съвременник» № 3, 1975.

Несколько лет назад — в качестве иллюстрации «народного пушкиноведения» — я рассказал М. В. Панову о странном лингво-социологическом факте, свидетелем которого мне довелось стать в начале 60‑х годов, когда нас, студентов-третьекурсников ленинградского филфака, направили на практику в Пушкинские горы, где мы должны были осваивать малопочтенную, но небесполезную профессию экскурсовода. Мой рассказ показался М. В. достойным не только кулуарного бытования, но и готовившегося тогда сборника по ономастике.

Книга «Происхождение Человечества» поможет расширить кругозор без погружения в пыльные энциклопедические тома. Знаток Александр Бялко расскажет историю происхождения человечества легко и с юмором.

Коллекция анекдотов, удовлетворительная No 2

Плывут два сперматозойда. Один спрашивает другого:

- Сколько ты думаешь нам осталось плыть до матки?

А второй ему отвечает:

- Я точно не знаю, но по моему мы только что проплыли гланды.

Новый русский решил купить себе компютер Pentium 600

Подала жэнщина(Ж) обявление в газету мол ищу мужика чтоб никогда меня не бил чтоб ни когда от меня не уходил и чтоб меня удовлетворять. Через некоторое время раздается звонок в дверь , она открывает и видит калеку(К) без рук и без ног.

Были, небылицы, шутки, анекдоты, афоризмы, рисунки.

В качестве источников литературной части сборника использованы материалы, опубликованные в советской прессе, в некоторых дореволюционных изданиях, в журналах стран народной демократии. Значительная часть материалов заимствована из специальных сборников и антологий, изданных в СССР и за рубежом, а также из ряда монографий и брошюр о музыкантах. Часть анекдотов — устного происхождения.

Иллюстрации взяты из советских и зарубежных журналов, газет, сборников, монографий и энциклопедий.

Удивительно правдивая и веселая повесть о жизни, творчестве и маленьких тайнах самого крупного и титулованного в России КВНщика Халила Мусаева.

«Фортуна не только сама слепа, но и ослепляет каждого, кого заключит в свои объятья». В рассказе «Поцелуй Фортуны» вы увидите, как порой случается в жизни с удачей, как она может ослеплять и преподносить разные сюрпризы в жизни. «Добрейшее зло» – что получается, когда зло пытается стать добрым и помогать людям? Порой это оборачивается еще большей трагедией, чем могло быть.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Павел Асс

Президент

Из серии "Жадность"

Литератор Дамкин выдвинул свою кандидатуру на пост Президента России. В его предвыборной программе золотой нитью проходила светлая мысль: "Если человеку есть, чем накормить голубей значит, человек сам сыт и доволен".

Развернулась широкая кампания по рекламированию Дамкина. Литератора показывали по телевизору, его речи передавали по радио, печатали в газетах, художник Бронштейн написал картину "Дамкин и голуби", которую вывесили в Третьяковке.

Павел Асс

Псих

Это дежурство прошло на редкость спокойно, несмотря на то, что Наполеон всю ночь требовал расстрела генерала Моро, а бедный свихнувшийся Леший из лесов Тверской губернии бродил по коридорам лечебницы и пытался вспомнить какое-то заклинание, которому его научил в свое время сам Кащей Бессмертный. У старика Лешего был склероз, и заклинание никак не вспоминалось.

Мы с Васей Самойловым любили дежурить в ночную смену. Большинство психов спит, а ты сидишь себе спокойно, попиваешь чаек или еще чего покрепче и играешь в подкидного. Ну, чем не жизнь? Нет, бывали, конечно, казусы. Лаврентий Палыч однажды вдруг решил, что пришла пора заклеймить нас, как врагов народа и шпионов иностранных разведок, отломал ножку от стула и, пугая ею, хотел конвоировать на Соловки. Когда его захотели связать, долго бегал от нас по палатам, орал: "За Родину! За Сталина!", всех разбудил и сломал дверь в туалете. Александр Матросов начал отстреливаться от наступающих фашистов, Гастелло опять повел самолет на таран, в общем, поднялся такой шум, что в пору было вызывать главврача и роту санитаров. И ничего! Справились! Вася уложил связанного Лаврика на кровать, заткнул ему пасть грязным носком Наполеона. Я успокоил Матросова, заявив, что подарю ему завтра утром ракетную установку, а Гастелло врезался в вражеский поезд и на время затих, как мертвый.

Павел Асс

Р а д и о - А с с

Миниатюры в жанре "Вопрос-ответ"

типа "Армянского радио"

- Что значит, если речка зимой не замерзает?

- В нее спускают канализацию.

- Как же случилось, что из обезьяны получился человек?

- Потому что он сумел взять дубину и начал колотить ею по головам других обезьян.

- В чем заключается подвиг аргонавтов?

- Всего лишь в том, что нашелся Гомер, воспевший их разбойный набег на берега Колхиды.

Павел Асс

Рафик Харитонович

Рафик Харитонович - большой начальник. Он сидит в своем кабинете, в мягком кресле, курит сигары "Сокол" и пьет "Цинандали". Рафик Харитонович - сам как сокол. Гордо и строго смотрят его прищуренные глаза.

Стук в дверь.

- Войдите! - разрешает Рафик Харитонович тем изумительно-начальственным тоном, которым отличаются большие начальники.

- Вай! Рафик Харитонович, дорогой! - восклицает вошедший, бросаясь пожимать протянутую руку. - Уважаемый, родной, любимый! Ты же мне совсем как брат!