Порноброкер

Она была воплощенной мечтой половозрелого юнца.

Изысканно очерченные изгибы обнаженного тела подчеркивались ровным загаром, белокурые волосы волной рассыпались по бархатным плечам. Она занималась любовью небрежно, с коробящей непринужденностью. Видимо, оба партнера отличались особой выносливостью, потому что это занятие продолжалось черт знает сколько времени — так долго, что у самого привычного зрителя стекленели от усталости глаза. Наконец они раскатились в стороны и улеглись, глядя друг на друга.

Рекомендуем почитать

Блондинка за секретарским столом была женственной и элегантной.

Она подняла глаза и подарила мне ослепительную улыбку, которая, согласно секретарской шкале, означала следующее: я не знаю этого типа, но нужно соблюдать некоторую осторожность, чем черт не шутит, вдруг он окажется важной персоной.

– Я вас слушаю, – сказала она.

– Мое имя – Рик Холман, – представился я.

– Чем могу быть вам полезна, мистер Холман?

– У меня назначена встреча с мистером Монтегю – Акселем Монтегю.

Слуга провел меня в библиотеку, похожую на фамильный склеп давно вымершего рода, в котором вместо гробов ярусами были уложены книги. Высокая темноволосая девушка с лицом феи, встретившая меня, казалась удивительно бодрой.

— Вы, должно быть, мистер Холман, — сказала она энергично. — А я — Джен Келли, секретарь мисс Роксан.

Она была одета в потрясающую бирюзовую шелковую кофточку и свежие белые льняные шорты, открывающие очаровательные загорелые ноги. Я удивился: зачем Зельда держит такую соперницу в своем доме? Но тут же вспомнил очевидную истину: Зельда Роксан есть Зельда Роксан, и с ней забываешь все, что было вам известно о женщинах.

Ее прямые светлые волосы были гладко зачесаны с висков назад и едва достигали шеи. На ней были черные брюки и черная же в тон шелковая рубашка с четырьмя незастегнутыми верхними пуговицами, что открывало вид на ложбинку между ее упругими и острыми грудями. Там же, чуть ниже, между грудей удобно устроился серебряный медальон, который висел на тяжелой серебряной цепочке. Дорогие часы на толстом кожаном ремешке туго стягивали ее запястье. Ее звали Санди Паркер, и она была агентом «по продаже талантов». Монотонный звук ее голоса, наконец, умолк, и ее блестящие голубые глаза взглянули на меня.

— Моя фамилия Холман, — представился я, — Рик Холман.

Ответа не последовало, никто даже не шелохнулся.

Развалившийся в кресле толстяк глядел на меня сквозь черные очки, будто сова. Его губы были плотно сжаты.

По обе стороны от него на полу устроились две хорошенькие девицы. Они буквально изнемогали от жары и всем своим видом напоминали хорошо прожаренных курочек, ожидающих, чтобы их подали на стол с салатом из свежих овощей. Где-то прямо над моей головой повисло безжалостное солнце, на небе не было ни облачка. Похоже, это небесное светило высушило мозги безмолвной троицы.

— Прежде всего вам следует понять одну вещь, Рик, — очень серьезно произнес Айвен Мэсси, на секунду задержавшись на ступеньках трейлера. — Эта Тони Астор — типичная взбалмошная девчонка.

— Могу себе представить, — заверил я. — Наверное, нелегко мириться с неустойчивым автомобильным прицепом вроде этого в качестве передвижной гостиной, в которой могут с трудом поместиться всего две пары гостей. Да еще когда тебе уже двадцать один год и ты стала кинозвездой.

Дверь домика, вернее, хижины мне открыл какой-то парень, по-видимому из младших чинов. Он выглядел весьма самоуверенно, хотя, судя по всему, и не обладал достаточным опытом. Я обратил внимание на его платиновые часы-браслет, которые, скорее всего, служили ему чем-то вроде талисмана от всех напастей. Он тихо спросил, чего я желаю, и выжидательно посмотрел на меня, явно надеясь, что я не знаю пароля и он сумеет захлопнуть дверь перед моим носом.

Ночь была просто восхитительна. На бархатное небо выкатилась ослепительная луна, и ее отражение тихо закачалось рядом со мной в чистой воде. Я перевернулся на спину, неторопливо доплыл до конца бассейна, выбрался на бортик, накинул махровый халат и, удостоверившись, что луна и ее отражение по-прежнему великолепны, пошел в гостиную.

Джин “Том Коллинз” в моем полном распоряжении, спешить было некуда, неприятности остались в прошлом, и скоро я погрузился в то блаженное состояние, которое в последнее время не очень часто выпадало на мою долю. Все было просто прекрасно — ничего не надо делать, ни о чем не надо беспокоиться.

Анджела Бэрроуз с ее коротко подстриженными и уложенными просто идеально белокурыми волосами была бесспорно хороша, когда сидела вот так за огромным старинным письменным столом и о чем-то размышляла.

Во всяком случае, мне так казалось. Но кто мог бы сказать, что происходит за ее темными очками в роскошной оправе, украшенной бриллиантами? Потом она помахала длинным нефритовым мундштуком, в который была втиснута турецкая сигарета с неприятным резким запахом.

Другие книги автора Картер Браун

Его зовут Бойд. Дэнни Бойд. Он частный детектив, любит риск, женщин, выпить и подраться. Еще он чертовски умен и брутален. Он хорошо известен в мире богатых и знаменитых, и ему поручают самые опасные и деликатные дела. Вот и сейчас он берется расследовать пропажу драгоценностей вдовы выпавшего из окна миллионера.

Любимые герои Картера Брауна — беспардонный лейтенант Уиллер и детектив Дэнни Бойд с неизбежностью попадают в сложные ситуации и с присущим им талантом раскручивают лабиринты версий и загадок. Молниеносный динамизм событий, неординарность развития сюжетане оставят равнодушными любителей крутого детектива.

Это был один из тех редких для Санта-Байи дней, когда дождь лил с утра не переставая. К десяти вечера он даже усилился. Я приготовил себе бурбон со льдом и решил было, что это последний глоток перед сном, как вдруг зазвонил телефон. Может, меня добивается прелестная и сексуальная девушка, теряющая разум при одном воспоминании о совершенном профиле Бойда, с надеждой подумал я. Она ждет не дождется, когда я наконец приду и прыгну к ней в постель под черную шелковую простыню. Я схватил трубку и с большим воодушевлением произнес:

Харизматичный частный детектив Дэнни Бойд на самом деле гораздо лучше, чем его репутация. Однажды некая дама просит сыщика найти ее мифическую сестру – и Бойд оказывается в самом сердце «разборок» наркомафии.

- "Клуб одиноких сердец Уилера", - возвестил я. - Позвоните нам, и мы найдем для вас родственную душу!

- Лейтенант Уилер! - Шериф Лейверс, видимо, совершенно обалдел. - Вы не вполне соображаете, а сейчас половина десятого утра! Не сидит ли у вас какая-нибудь блондинка? Головокружение после ночи или еще что-нибудь в этом роде?

- Нет, шеф, - ответил я. - Здесь никаких следов блондинок.

Я послал воздушный поцелуй вслед уходящей от меня рыженькой. Похоже, она была не на шутку раздосадована. Ну, в конце концов, сама виновата. Я ей предлагал позавтракать, а она уверяла, что не голодна.

Я открыл глаза и тут же закрыл их: беспощадно яркий солнечный свет струился в окно спальни. Огромная свинцовая глыба намертво придавила меня к кровати, не давая возможности приподняться хотя бы на пару дюймов. Каждая попытка хоть немного изменить положение отзывалась нестерпимой резкой болью во всем теле. Каким-то образом я ухитрился принять сидячее положение и стиснул руками голову, которую кто-то незримый пытался снести с моих плеч огромной кувалдой. Я смутно припомнил, что вечеринка чертовски удалась.

В условленный час я был в условленном месте.

Стояло раннее осеннее утро. В такую пору небоскребы Манхэттена еще спят, накрытые плотным одеялом тумана. Вокруг не видно ни людей, ни даже бездомных кошек, и только впереди, за завесой мелкого холодного дождя, угадывается смутный человеческий силуэт.

Кто может гулять в такой час по берегу серой неприветливой реки, вся поверхность которой испещрена бесчисленными пузырями нескончаемого дождя? Бьюсь об заклад, это та самая женщина, которая накануне назначила мне здесь свидание.

Неподражаемому частному детективу Дэнни Бойду достаются все более сложные дела. Его просят найти бриллиантовую диадему во время очередного конкурса красоты, подмененную простой стекляшкой, а находятся еще одна подделка и труп…

Популярные книги в жанре Крутой детектив

Знаменитый вор Паркер снова в деле: Гриффит – богатый торговец краденым – предложил ему организовать похищение ценных картин. Оценив свои услуги в 40000 баксов, Паркер уже чувствует их запах. А разоренный Гриффит ломает голову над тем, как расплатиться...

В центре остросюжетных психологических триллеров Дэя Кина — экстремальная ситуация, заставляющая люден, живущих исключительно собственными интересами, объединиться против общей беды. Так случилось с жильцами двух многоквартирных домов, когда в одном из них террорист взял заложников.

Обезвредив вломившихся в номер молодчиков, знаменитый вор Паркер приступил к дознанию. Почему исчез его напарник? И что незадачливые грабители надеялись найти? Не добившись от них толку, Паркер решает действовать...

Второй криминальный роман ДэнаКаваны.

На этот раз бывший лондонский полицейский-бисексуал Даффирасследует теневые сделки в аэропорту Хитроу.

Главный герой романов, вошедших в этот сборник, частный детектив Нестор Бюрма, ни в чем не уступающий знаменитому комиссару Мегрэ. Сыщик Бюрма стал известен в нашей стране совсем недавно – благодаря популярным французским фильмам, представленным телеканалом «Франс Интернасьональ». Его создатель, французский романист Лео Мале, высоко ценится в Европе всеми любителями детективного жанра, на русский же язык романы этого писателя переводятся впервые.

Произведения Лео Мале это первый французский «черный роман» XX века («неополар»), развивающий традиции английского готического романа прошлых веков, с его страшными тайнами, ужасами и чудовищными преступлениями. Вместе с тем классическая схема детектива наполнена у Лео Мале самым современным материалом. Воистину романы писателя – это «Новые парижские тайны», как называется его знаменитая серия.

В сонном промышленном городке, где царит летний зной и экономическая депрессия, средь бела дня случается странная автокатастрофа — парень из местных националистов на огромной скорости вылетает с моста в реку. Он явно уходил от погони, но кто за ним гнался? Оскорбленные иммигранты-сербы, не сомневается ни полиция, ни СМИ. Однако свидетелей нет, если не считать безымянного мальчика и местного бомжа, бормочущего, будто река на самом деле — плывущий медведь, которого маленьким мальчикам следует опасаться. И тогда журналист-одиночка Роберт Белл, видя, что концы с концами не сходятся, и чувствуя безотчетную тревогу, берется за следствие на свой страх и риск. Он — брат полицейского, но это только осложняет дело: ведь Роберт отчаянно влюблен в его жену.

Левша входит, небрежно бросает чемоданчик, ногой захлопывает за собой дверь и говорит: «Привет, парень».

Я встаю, чтобы обменяться с ним рукопожатием, говорю: «Привет, Левша» и замечаю у него под глазом фонарь (похоже вроде как примерно недельной давности), а на челюсти — розовеющую полоску молодой кожи, затянувшей недавнюю ссадину. Но я слишком вежлив, чтобы проявлять любопытство по этому поводу.

— Ну и как ты нашел свой старый добрый городишко? — спрашиваю я.

Самолет описывал круги над Астонвиллем, и Кэд, посмотрев в иллюминатор, заметил большое облако дыма, покрывающее север города. Кэд догадывался, что все это будет неприятно, но не до такой же степени! Страх, не покидавший его в течение двух часов полета, теперь стал острей: лицо покрылось потом, а сердце болезненно сжалось. Кэд почувствовал, что ему надо выпить еще один стакан вина.

Светящийся экран над головой предложил Кэду застегнуть ремень и погасить сигарету. Теперь стюардесса уже не принесет ему выпить. Он и так уже порядочно надоел ей. За два часа полета она уже восемь раз приносила ему виски и с каждым разом становилась все менее любезной. Теперь, несмотря на то, что его напряженные нервы как никогда нуждались в порции виски, нужно было ожидать посадки.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Я встретился с ней у Джона Пила на Третьей авеню. Стены заведения были увешаны старинными английскими гравюрами, метрдотель носил охотничий костюм с неизменной красной курткой. Клиентура там богатая, и, когда мимо столиков проходит курочка в прозрачном платье, завсегдатаи кричат «Привет!». На моей клиентке было платье из натурального шелка, чуть прикрывавшее колени, с разноцветными абстрактными рисунками.

Пышные светлые волосы падали ей на плечи, голубые глаза смотрели проницательно. Большой чувственный рот с немного припухлой верхней губой, высокие скулы, кожа цвета слоновой кости — словом, все в ней было очень элегантно, даже изысканно, и я спрашивал себя, что она от меня хочет.

Крошечный черно-белый котенок бесшумно пробежал по черному паласу, остановился на минуту, чтобы полюбоваться собой в зеркальной стене, а потом всеми четырьмя лапками принялся сражаться с длинными прядями шерсти черно-белого маленького коврика.

— Мышка! — добродушно рыкнул густой бас. — Типичный Эдипов комплекс. Видишь, Рик? Она воображает, что убивает свою мать.

Леонард Рид двинулся ко мне, радостно улыбаясь. На нем была облегающая черная водолазка, черные же брюки, такие узкие, что ширинка опасно бугрилась, ботинки на веревочной подошве и огромный платиновый браслет на правом запястье. Котенок устал убивать свою мамашу, быстро забрался вверх по алой шелковой портьере, аккуратно спрыгнул на раскрытую конторку Луи Квинз и принялся исследовать секреты старинной тонкой работы, не обращая внимания на ритуальную перуанскую маску над головой.

Медицинское заведение Лэндела располагалось в самой глубинке Коннектикута, посреди подлинного оазиса на пяти или около того акрах земли, весьма живописных Я припарковался напротив сверкающего трехэтажного здания и вошел внутрь. Какое-то измученного вида существо, скорее женского пола, лет пятидесяти, быстро окинуло меня взглядом, пока я приближался к столу. Немыслимая косынка неопределенно темного цвета, туго стягивающая жесткие, как проволока, волосы, никак не украшала, а, напротив, подчеркивала резко острые черты лица.

Считалось само собой разумеющимся, что Гектор Малвени, великий английский актер, займет одно из бунгало в районе самого шикарного отеля в Беверли-Хиллз. Я нисколько бы не удивился, если бы этот человек, с его-то положением, арендовал два бунгало — одно для себя, другое для своего дворецкого. Я постучал в дверь, и десять секунд спустя мне открыла какая-то красотка в крошечном купальном халатике, который едва прикрывал еще более крошечный купальник. Девушке было около двадцати пяти лет. Она была высокой, стройной, с длинными красивыми ногами. Сквозь ткань лифчика угадывались соски маленьких, но достаточно твердых и упругих грудей. Красотка окинула меня сонным взглядом карих глаз, слегка выпятив в шаловливой манере верхнюю губу.