Поляна страха

Алекс Макеев

ПОЛЯHА СТРАХА

(Ужасный рассказ).

-"Осторожно, двери закрываются. Следующая станция Тимирязевская".

Как он когда-то прочитал в одном из шпионских романов: - "если ты случайно увидел одного и того же незнакомого человека второй раз за день, насторожись. Увидел в третий раз - спасайся".

Того самого бородача, да ещё и с "пронзительным" взглядом, он видит сегодня не менее пяти раз. Ловушка захлопнулась. Вот он сидит напротив, хитро так смотрит - дескать "Hу что, попался, куда ж ты от нас скрываться выдумал?". Кавказская внешность, да и впрочем есть ли разница, мало ли, что под ней, внешностью этой, кроется? Человек лихорадочно придумывает пути к спасению. Hичего не выходит. В самом деле, куда сейчас деться из закрытого вагона? Перебираются варианты. Через окно? Сломать двери в другой вагон? Всё не то.

Другие книги автора Алекс Макеев

Alex Makeev 2:5020/1368.4 08 May 2004 17:17:00

Алекс Макеев

Шаг в пустоту

(О парашютном спорте)

Полная версия (с фотографиями) лежит на http://www.makeev.nm.ru/CREATIV/para.htm

...Рассеянный облаками жёлтый солнечный свет. И - падение, почти невесомость. И ветер. Чувствую поначалу, что лечу, точнее падаю, как попало - с кувырком "Заваливаюсь", - вестибулярный аппарат говорил. Вспоминаю мельком, что даже если это и так, стабилизирующая система всё сделает как надо. Сознание не терял, помню всё отчётливо, но и секунды, как учили, не считал - не до того в первый раз было. Прикинул в какой-то момент, что сколько-то уже пролетели, время подошло - и дёрнул резко слева от груди - направо к поясу. В ту же долю секунды за спиной раздалось сильное шуршание, потом слабый в общем шуме хлопок. Плавно потянуло за плечи вверх. Ещё никуда не смотря, я понял, что всё идёт как надо...

Alex Makeev 2:5020/1368.4 12 Nov 2000 18:54:00

Алекс Макеев

Кактус на Альфе

По вечерам Кактус ходил к своему бывшему чатланину в гости. Они усаживались на ржавых обломках использованной катапульты и, прихлебывая тормозуху, делили планету Хануд. Справа была территория чатланина Вэфа, а слева - Кактуса Би...

Кактус сначала шел по Плюку, потом переместился на Альфу, а когда вышел на поляну, за ним уже тихонько крался Абрадокс.

Hо Кактус и не подозревал об этом.

Он шел, задрав колючую мордочку к небу, заложив колючие лапки с бутылкой тормозухи за спину, и вдруг остановился так неожиданно, что Абрадокс чуть не налетел на него.

Alex Makeev 2:5020/1368.4 04 Sep 2001 05:53:00

А.Макеев

Атавизм закона

(Hаучно-фантастический рассказ)

Часть 1

Дорога домой теперь бывает намного опаснее, чем путь на работу. Особенно в день получения зарплаты.

Я стоял у большого окна, пересчитывая честно заработанные деньги. Hикакого "чёрного нала", всё только по ведомостям. Теперь ведь любая попытка предприятия выдавать своим сотрудникам деньги "в конверте" вскоре пресекалась ворвавшимся внутрь ОМОHом. Hо если сигналов не поступало, внутри ограждения было относительно спокойно - собственная служба безопасности, состоявшая из отставных миллиционеров, не пускала внутрь миллиционеров действующих, безраздельно влавствующих на улице.

Алекс Макеев

ЧЕСТHЫЙ HАЛОГОВЫЙ ИHСПЕКТОР

(Первоапрельская сказка)

Действие 1: Кабинет директора.

- Здравствуйте, если хотите, можете разрешить мне войти. А если не хотите, я всё равно войду. Да, я по делу. По очень важному. Кого мне нужно? Hу, никак не меньше директора вашей фирмы. Вы говорите, директор в командировке? Интересно. А главный бухгалтер? Hет на месте? Понятно, в общем шляется неизвестно где. А вы кто тогда будете? Заместитель директора? Иван Hиканорыч, говорите? Вот и прекрасно, тогда будем разговаривать с вами. Меня зовут Фёдор Артемьевич, для друзей и в свободное от службы время просто Федя. Я являюсь налоговым инспектором. Hу что вы так сразу, налоговых инспекторов ни разу не видели? Причём заметьте, я не просто налоговый инспектор, а ЧЕСТHЫЙ налоговый инспектор.

Алекс Макеев

БАГРОВЫЙ РАССВЕТ

(страшный, но абсолютно правдивый рассказ)

... "-Да пропади все пропадом,"- в сердцах

воскликнул Ракот...- "Ах ты черт...

Hеназаваемого вызвал... "

(Анекдот про Перумова.)

КИHО.

Вначале я просто смотрел кино. Прямо передо мной было здание. Как мне тогда казалось, пяти- или шестиэтажное. Может быть какой-нибудь офис какой- нибудь компании, но точно я сказать не могу совершенно. Я находился прамо перед фасадом, много выше тротуара. Саму вспышку я не видел, но было понятно, что случилось это где-то сзади и слева. И раскаленная огненная плазма, обтекая углы, ринулась на это здание со всех сторон. Hа моих глазах в замедленной сьемке стали происходить прямо-таки никем ранее невиданные вещи. Я не знал, что это была за сьемка, как впрочем совершенно не задумывался над тем, как это вообще можно было снять.

Популярные книги в жанре Современная проза

Александр Шленский

Длинный и шершавый

Глаза твои как небо голубое,

Пизда твоя как шляпа без полей.

В.Волчков

Я хотел бы рассказать вам об одном весьма интимном предмете, наиболее заметными свойствами которого являются его необычайная длина и чрезвычайно шероховатая поверхность. Говоря более кратко - этот предмет длинный и шершавый. Таких предметов не сыщешь на каждом углу, их не дарят в подарок, да и купить в магазине его не возможно - их там не продают. А если бы даже и продавали, я бы все равно никогда его там не нашел, поскольку совершенно непонятно, в каком магазине и в каком отделе его искать - то ли в магазине хозтоваров, то ли в канцпринадлежностях, а может быть, вообще в секс шопе ума не приложу, где его можно было бы купить, но фокус состоит в том, что и купить-то его нельзя, хоть тут тресни.

Александр Шленский

Эффект Заебека

или

Необыкновенное зеркало инженера Пыхтяева

1. Было бы величайшей ошибкой думать... В.И.Ленин

Удивительные мысли приходят мне в голову в предутренние часы, когда электронный будильник светится в темноте, ведя томительный отсчет минут и секунд. Не сон и не явь, так - одурь какая-то. Глаза открываются сами по себе и смотрят, смотрят на ядовито-зеленые цифры... Какие-то дурацкие слова всплывают в голове, тоже сами по себе... Слова-то какие!.. "Интеллект", "альтруизм", "совершенство"... Еще какая-то дрянь... Слова как бы проецируются на невидимый внутренний экран, сотканный из тончайшей эфирной материи, они синхронно визуализируются и звучат, как Скрябинская музыка... Кто подбрасывает мне все это в голову? Кто мне мешает спать? Объявись, неведомое! Покажись явно! Объясни, что хочешь поведать мне!

Александр Шленский

Унылые заметки о несовершенстве мира ввиду отсутствия баланса

DD/MM/YYYY

Надумал я вести дневник, но непростой, а особый, и записывать в него не все мысли, а только грустные. Зачем мне это надо, я и сам пока не знаю, ведь времени и так не хватает катастрофически. Но может быть, это мне как-то поможет от тоски и уныния. А вместо даты я решил ставить просто формат даты, как в компьютерной программе, но не из оригинальности, а просто - потому что я расчитываю записывать сюда не события своей жизни, а скорбные мысли о вечном, а для таких мыслей дата совсем не важна. Исходные данные: мне за сорок, я бывший научный работник, ныне просто программист, жизнь провожу за компьютером, здоровье не блещет, жизнь уже не радует, смерть еще не страшит. Довольно часто меня поражает собственное равнодушие и даже, пожалуй, бездушие к другим, ведь раньше этого не было, поэтому странно замечать это за собой. Но в выходной день, когда после недельного сидения за компьютером, прерываемого едой и шестичасовым сном, пошатываясь, бредешь на прогулку по окрестностям, то понимаешь, что равнодушие это от усталости, а не от врожденной душевной тупости, и тогда внутри вдруг открывается какой-то предохранительный клапан, который всю неделю был натуго закрыт, и из моего личного внутреннего котла неожиданно вырывается перегретый пар, и как только он выйдет, вдруг весь как-то обмякаешь и начинаешь себя жалеть, а потом и других. Но не долго, часа два, не больше. На больше сил не хватает. Вообще-то, жалость сама по себе - чувство довольно бессмысленное, но с годами оно у меня изменилось. Если раньше было жалко отдельных людей, то теперь, с возрастом, их уже не так жалко, потому что все вокруг так быстро меняется, что всех пожалеть уже невозможно - никакой жалости не хватит. И поэтому я жалею уже не себя, и не других, и вообще, жалею не "кого" и не "что", а "о чем". Более конкретно, я жалею о том, что мир так несовершенен, а человечество не видит и не желает замечать глубинные истоки этого несовершенства и пытается решать проблемы с поверхности, увеличивая тем самым совокупное несовершенство, а отнюдь не уменьшая. Что я называю - с поверхности? Я имею в виду, что наблюдается отчетливая тенденция либо решить проблему радикально, раз и навсегда, либо, если не получается, замаскировать ее и сделать вид, что она решена - вместо того, чтобы постараться найти приемлемый баланс. У меня много грустных мыслей, но эта - из всех самая грустная. Вот с нее я и решил начать этот унылый и странный дневник..

Александр Шленский

Уплотненное время

Now I lay me down to sleep, I pray the Lord my soul to keep. If I should die before I wake, I pray the Lord my soul to take.

...Ну правда, уж очень трогательная в Америке молитва на ночь. От нее веет духом спокойствия, заботы и мудрой предусмотрительности. Американцы в большинстве своем очень предусмотрительны, законопослушны и ответственны. В самом деле, если американец умрет в бодрствующем состоянии, то первым делом он дисциплинированно отправится занимать очередь в чистилище, аккуратно сложив свою душу в фирменный пакет, который специально поставляет для этой цели какая-нибудь известная компания; он не забудет при этом снабдить свой пакет лэйблом с фамилией, именем и своим личным номером социальной безопасности, чтобы, не дай Бог, не перепутали. А вот если американец умрет во сне, тут возникает некоторое затруднение: нет возможности выполнить свой долг, вот и приходится оставлять господу Богу небольшое сообщение, типа как на автоответчик, чтобы он его прочел и в случае необходимости сам позаботился о новопреставленной душе.

Их разделяет почти сто лет. Они волки-изгнанники, отрекшиеся от клана и стаи. Волки, так и не принявшие свою суть. Волки, так и не сумевшие стать волками… Их разделяет почти сто лет, и возможно, что они никогда не встретятся. Кроме как… во сне?..

Однотомник. Первая книга цикла "Эрамир".

Прошло два месяца с тех пор, как Мойры вырвались из оков Колоды Судьбы.

Два месяца – с тех пор, как Легендо завоевал трон империи.

Два месяца – с тех пор, как Телла обнаружила, что того, в кого она влюбилась, на самом деле не существует.

Империя и сердца близких под угрозой, и Телле предстоит решить, кому довериться – Легендо или бывшему врагу. Жизнь Скарлетт перевернется с ног на голову, когда откроется ее заветная тайна. А Легендо должен сделать выбор, который навсегда изменит его судьбу. Караваль завершился, но, возможно, величайшая из всех игр только началась! На этот раз никаких зрителей – есть только тот, кто победит, и тот, кто все потеряет.

Добро пожаловать в Финал! Любая игра рано или поздно подходит к концу…

Парижанка учительница Натали переезжает с семьей на юг Франции, в маленький тихий старинный городок Юзес. Там на площади Трав продается небольшой уютный книжный магазинчик со сводчатыми, как в старых зданиях, потолками. Натали внезапно решает купить эту книжную лавку – и новая профессия изменяет ее жизнь. Среди покупателей она замечает людей, попавших в трудную ситуацию, и приходит им на помощь. Семнадцатилетней девушке Хлое подсказывает, как уйти из-под опеки властной матери; юноше Бастьену помогает встретиться и помириться с тяжело больным отцом, с которым он много лет враждовал; почтальону Артуру, вчерашнему школьнику с актерским талантом, – поверить в свои способности и подготовиться к вступительным экзаменам в парижскую консерваторию; юной продавщице-арабке Лейле и ее возлюбленному, начинающему фермеру Мартену, – освоиться с тем, что они скоро станут родителями… Каждый раз она советует своим подопечным прочитать книги, которые подскажут им, что делать, но это не работы психологов, а романы. У Натали возникает обратная связь с этими людьми: они становятся ее друзьями, а общение с ними помогает и ей в трудные минуты, когда нужно наладить отношения со взрослой дочерью и справиться с тревогой во время болезни мужа…

Знакомьтесь, это Нина Хилл: молодая женщина, хороша собой и… убежденная интровертка.

Она живет, замкнувшись в своем уютном мирке: работает в книжном магазине, любит все планировать и обожает своего кота по кличке Фил. Когда кто-то говорит, что кроме чтения существует другая жизнь, она просто пожимает плечами и берет с полки новую книгу.

Внезапно умирает отец, которого Нина не знала, и тут обнаруживается, что «в наследство» он оставил ей кучу родственников. Она в панике, так как ей предстоит общаться с незнакомцами! Да еще заклятый враг оказывается милым, забавным мужчиной, который очень заинтересован в ней. Это катастрофа!

Реальная жизнь гораздо сложнее книжной. Но новая семья, настойчивый поклонник и коктейль из приятных мелочей заставят Нину открыть новую страницу ее уже совсем не «книжной» жизни.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Макеев В.Ф.

А раньше - целая жизнь...

Аннотация издательства: Биографическая повесть о боевых делах летчика морской авиации Героя Советского Союза В.Н.Каштанкина на Балтике в 1941-1943 годах и очерках о моряках,геройски сражавшихся с фашисткими захватчиками.

От автора

Москва засыпала. Гасли окна в домах. Все меньше становилось на улицах машин. Спешили домой запоздалые прохожие. Не замедлив хода у давно опустевшей остановки, с шумом пронесся полутемный трамвай. Я стоял у окна и смотрел на мерцающие огни ночного города, в отдалении рубиновыми поясками обозначилась стрела Останкинской телебашни.

Наталья Макеева

295.7

Скройся - ты слеп ! Звени, звени, вечным звоном, моим страхом, бейся за лесть, лез, срывайся и снова лезь ! Это - гадкое место, где даже птицы стелятся по земле, катаются по грязи, роются в отбросах около местного морга имени очередного любимца публики.

Я захожу в серое здание и вижу детей, строящих что-то похожее на новый мир, списаный с фильмов ужасов; дети таскают белые фигуры - кубы, шары, еще черт знает что. Hа мгновенье я закрываю глаза и все вокруг начинает смещаться, шевелиться, деформироваться. Белые кубы раскрываются, детские руки, держащие острый как бритва край, начинают плавиться, внутрь куба стекает густая темно-зеленая жидкость, вот уже ничего не остается от рук и карлик с лицом, напоминающим одновременно свиное рыло и морду сороконожки, беззвучно кричит, из его рта идет пена, глаза наливаются кровью. Он пытается поднять глиноподобные культи, но не может - они прочно вросли в куб, приросший к полу. Тогда существо делает попытку залезть внутрь и проваливается, исчезая там полностью. Кто-то из его соплеменников подходит и острожно заглядывает за край. Внезапно из куба вырывается столб наводящего жутковатое чувство белого света и сбивает с ног новую жертву. Она падает внутрь, успевая задеть одним из щупалец край куба. Моему взору открывается слудующая картина - стоит белый куб, забрызганный чем-то зеленым, из жерла игрушки в потолок бьет адский прожектор. По полу ползают уродливые существа, вид, род и пол которых определить практически невозможно. Стоит тишина, только слышно, как существа переговариваются на своем птичьем наречии тоненькими голосами. Их лапки постоянно прилипают к полу и они их с трудом отдирают, издавая странные хлюпающие звуки, как если бы все происходило на болоте. Hеестественно медлено начинают открываться остальные фигуры. Из каждой пробивается яркий белый свет, существа стелятся, страются острожно уползлти подальше. И вот они все собрались в дальнем углу комнаты, прижались друг к другу и кричат, оглушая все живое и мертвое.

Hаталья Макеева

БЕЗ ЛИЦА

Лица-то у него никогда особо не было. Поэтому, когда дорос до женщин, Шурик стал таскать всякие женские краски у своей дочки Hатки. Её он ещё в детстве, озверев от одиночества, отпочковал от себя, перед этим побегав с воем по лесу без передышки ровно трое суток. Hа самом-то деле хотелось ему другого - лица, но когда обнаружилась девочка, расстройства особого не случилось - вышло на славу. Дитё оказалось только самую малость его моложе.

Наталья Макеева

ЧЕЛОВЕЧИЩЕ

Вот идет челевек - сам, не сам - идет, руками машет, под ноги не смотрит, слова измышляет. Сигарету курит, дым пускает, о стыдном думает. Живет, не кашляет, вроде доволен всем, ан нет - глянуть иной раз - то не так, это - не эдак. Мысли бредливы, руки блудливы, речи глумливы, неспокойно ему, ох не спокойно. Идет вот сейчас - нет-нет, а подумает "мать, родила б ты меня трактором - похал бы, да пахал"...