Полтергейст

Полтергейст

Дмитрий НАЗИН

ПОЛТЕРГЕЙСТ

Стекло оглушительно взорвалось, что-то грохнуло в стену, разлетелась гипсовая тарелка, висевшая на ней, - и рикошетом долбануло по непочатой бутылке шампанского - мокрые осколки шипя обдали пригнувшихся гостей...

Посреди стола мирно лежал похожий на картофелину булыжник.

И началось ЭТО.

Мужики зло рванули к окнам: ну как стерпеть такое хамство?

На улице никого не было. Никого.

Другие книги автора Дмитрий Назин

Дмитрий НАЗИН

Хотим мы этого или не хотим, ощущение

реальности того, что лежит в основе этих

легенд, впитано нами еще до рождения. И как бы

человек ни хорохорился... Я не думаю, что на

свете есть хоть один сверхматериалист, который

не дрогнул бы при встрече с таким чудищем.

ПРИЗРАКИ

Это удивляющее явление породило невероятное количество фантастических историй, стало богатой почвой для сюжетов фольклора и литературы, ведь мало писателей обошлось хотя бы без одного рассказа о явлениях призраков. Ну хотя бы начать с Шекспира.

Дмитрий НАЗИН

ЛЕВИТАЦИЯ

Зря мы что ли во сне летаем? Только не говорите, что мы от птиц происходим. А какие наши усилия во сне? Куда хотим, туда и летим, ну, может, напряжемся внутри чуть сильнее...

Не бывает дыма без огня. И человек ничего вообще не может придумать. Того, что вообще не было. Обязательно за всем реальная основа. Так же и наши сны. Тем более наши сны.

На уровне обыденного сознания мы вовсе не понимаем своих скрытых возможностей, и вполне вероятно, что внутри нас есть некий механизм, который управляет гравитацией.

Дмитрий НАЗИН

ФОТОГРАФИЯ И ПОЛЕ

...собственно говоря, ничего нового я не придумал - еще когда только изобрели фотографию кто-то заметил, что она несет в себе не только изображение человека, но и отпечаток его поля. Уже с средины прошлого века стали появляться люди, которые диагносцировали и лечили других по фотографии. Я помню, как в некоей старинной еще книге, такой целитель давал подробные рекомендации о том, как пользоваться его услугами: от больного требовалось прислать фотографию с некоторой, впрочем, довольно небольшой суммой денег и в условленный час настраиваться на лечение. Для этого пациент должен был сесть в удобное кресло, расслабиться и думать о том, как флюиды целителя проникают в больное тело, сосредотачиваться на своей болезни и воображать, как эти флюиды исцеляют его.

Дмитрий НАЗИН

  О ДУШЕ

Методологический аппарат науки настолько осторожен, что порой "за недоказанностью отрицает даже самые очевидные вещи, в то же время почти религиозно требуя мнений больших авторитетов, чтобы лишь установить существование самого факта, как было, например, с метеоритами, реальность которых французская академия отвергала вплоть до середины прошлого века, до тех пор, пока сам король не засвидетельствовал то, что он лично видел падение "небесного камня". Это очень хорошая иллюстрация свойству человеческой психологии доверять не очевидному, а авторитетам. В большей или меньшей степени все научные аргументы заменяются простым доверием к источнику информации, или просто ВЕРЕ.

Дмитрий НАЗИН

СЕНСИТИВ И ДЕСЯТЬ ЗАПОВЕДЕЙ

Я ничего не собираюсь доказывать

для меня ясно, что эти явления

существуют и в тысячный раз пов

торять одни и те же аргументы я не наме

рен вовсе. Давайте и мы договоримся: эти

явления есть, а я рассказываю только о

моральной атмосфере, что царит внутри

этого для многих необычного мира. Заранее

прошу не искать сходства с персонажами

моего эссе людей конкретных и известных

Популярные книги в жанре Философия

Хосе Ортега-и-Гассет

Искусство в настоящем и прошлом

I

Выставки иберийских художников могли бы стать исключительно важным обыкновением для нашего искусства, если бы удалось сделать их регулярными, несмотря на вполне вероятные разочарования, которые могут их сопровождать. Действительно, нынешняя выставка, как мне представляется, бедна талантами и стилями, если, разумеется, не иметь в виду вполне зарекомендовавшее себя искусство зрелых художников, дополняющее творчество молодых именно с содержательной стороны. Однако известная скудость первого урожая как раз и делает настоятельно необходимым систематическое возобновление экспозиций новых произведений. До самого последнего времени уделом "еретического" живописного искусства было существование в замкнутом кругу творческих поисков. Художникам-одиночкам, не признанным в обществе, противостоял массив традиционного искусства. Сегодня выставка соединила их и они могут чувствовать большую уверенность в успехе своего дела; вместе с тем каждый из них и в пределах этой целостности противостоит со своими взглядами представлениям других, так что они сами испытывают прямо-таки паническую боязнь общих мест в своем искусстве и стремятся довести до совершенства инструментарий своей художественной интенции. Что касается публики, то со временем она сумеет приспособить свое восприятие к феномену нового искусства и благодаря этому осознать драматизм положения, в котором пребывают музы.

Хосе Ортега-и-Гассет

Летняя соната

Некоторые люди словно бы явились из далекого прошлого. Случается, что нам даже легко определить, в каком веке им следовало бы родиться, а про них самих мы говорим, что это - человек эпохи Людовика XV, а тот - Империи или времен "старого режима". Тэн преподносит нам Наполеона как одного из героев Плутарха[1]. Дон Хуан Валера весь из XVIII века: холодная желчность энциклопедистов и их же благородная манера изъясняться. Дух этих людей словно выкован в другие эпохи, сердца принадлежат давно ушедшим временам, которые они умеют воссоздать куда ярче, чем вся наша историческая наука. Эти чудом сохранившиеся люди обладают очарованьем прежних дней и притязательностью изысканных подделок. Дон Рамон дель Валье-Инклан - человек эпохи Возрождения. Чтение его книг наводит на мысли о людях тех времен, о великих днях истории человечества.

Хосе Ортега-и-Гассет

Мысли о романе

Недавно Пио Бароха[*В газете "Эль Соль". Позднее он откликнулся на мои замечания в теоретическом предисловии к роману "Корабль дураков"] напечатал статью о своем последнем романе, "Восковые фигуры", где, во-первых, выражает озабоченность проблемами романной техники, а, во-вторых, говорит, что хочет, следуя моим советам, написать книгу в tempo lento[1]. Автор намекает на наши разговоры о современной судьбе романа. Хотя я не большой знаток литературы, мне не раз приходилось задумываться об анатомии и физиологии этих воображаемых живых организмов, составивших самую характерную поэтическую фауну последнего столетия. Если бы люди, непосредственно решающие подобные задачи (романисты и критики), снизошли до того, чтобы поделиться своими выводами, я бы никогда не решился предложить читателям плоды моих случайных раздумий. Однако сколько-нибудь зрелых суждений о романе пока не видно: может быть, это придает некую ценность заметкам, которые я вел как попало, отнюдь не собираясь кого-либо чему-либо научить.

В.Н.Порус

Рациональность. Наука. Культура

Рациональность - великое благо или тупик культуры? Что такое научная рациональность? О парадоксальной сущности человеческого разума, о трудном выборе, перед которым оказалась современная культура: ориентироваться на горизонт универсальных ценностей или довериться "прагматическому разуму" размышляет доктор философских наук В. Н. Порус в этой книге. Перед читателем развертывается панорама современной философии науки, рассматриваются взгляды ее виднейших представителей. В поисках ответов на вопросы, волнующие наших современников, автор обращается к опыту истории.

Пушкин Владимир Георгиевич

Урсул Аркадий Дмитриевич

Информатика, кибернетика, интеллект

Философские очерки

Монография

Рассматриваются философско-методологические вопросы кибернетики и ее связь с информатикой. Особое внимание уделяется анализу проблемы информации в современной науке и ее роли в обществе. Анализируются принципы творческого мышления и целеполагания при сопоставлении человеческого и машинного мышления. Обсуждаются вопросы, связанные с искусственным интеллектом, ориентированные на создание социальной кибернетики и информатики.

Феномен телевидения исследован вдоль и поперек, и озвучивать еще раз его дежурную критику нет никакого смысла. Но и внутри самого телевидения то и дело возникают явления, имеющие, можно сказать, универсальный интерес, даже интерес экзистенциальный.

Речь прежде всего идет о жанре «ток-шоу», который, во многом благодаря Андрею Малахову, обрел новую жизнь, — и это «разговоры за жизнь» в отличие от разговоров политических, у которых, так сказать, своя судьба. Если уж совсем конкретно, я имею в виду передачу «Пусть говорят» — такую проникновенную, трогательную и временами душещипательную. В ней, в этой передаче, происходят всякие волнующие события: помогают инвалидам найти любовь, возвращают народную благодарность позабытым актрисам, прекращают семейные войны и вновь породняют родственников. А также не дают преступникам и их покровителям избежать настоящего, карающего правосудия — и много еще такого, что служит зримым подтверждением успешной борьбы добра со злом.

Абдуллин А.Р. Художник и интерпретатор // Вестник Академии наук РБ, 1997, том 2, № 4. С. 70–74.

Трактат крупнейшего мыслителя XX века, немецкого философа, психолога и психиатра Карла Ясперса, написанный им после разгрома германского фашизма, в дни Нюрнбергского процесса над нацистскими преступниками. В то время побежденная Германия лежала в руинах, а общество пребывало в смятении и глубочайшей депрессии. Перед немецким народом стояла задача пересобрать себя, выработать новую национальную идентичность – «переплавиться, возродиться, отбросить все пагубное». Ясперс поднимает болезненный вопрос о том, несут ли все немцы ответственность за преступления нацистского режима, и впервые разграничивает четыре вида виновности: юридическую, политическую, моральную и метафизическую. Трактат публикуется в классическом переводе Соломона Апта.

«Вопрос виновности – это еще в большей мере, чем вопрос других к нам, наш вопрос к самим себе. От того, как мы ответим на него в глубине души, зависит наше теперешнее мировосприятие и самосознание. Это вопрос жизни для немецкой души. Только через него может произойти поворот, который приведет нас к обновлению нашей сути. Когда нас объявляют виновными победители, это имеет, конечно, серьезнейшие последствия для нашего существования, носит политический характер, но не помогает нам в самом важном – совершить внутренний поворот. Тут мы предоставлены самим себе».

«Если я не рискнул своей жизнью, чтобы предотвратить убийство других, но при этом присутствовал, я чувствую себя виноватым таким образом, что никакие юридические, политические и моральные объяснения тут не подходят. То, что я продолжаю жить, когда такое случилось, ложится на меня неизгладимой виной».

«Даже на войне можно обуздать себя. Положением Канта «на войне нельзя допускать действий, делающих примирение в дальнейшем просто невозможным» – этим положением Канта гитлеровская Германия первой пренебрегла в принципе. Вследствие этого насилие, одинаковое по сути с первобытных времен, но в своих истребительных возможностях зависящее от техники, ограничений сегодня не знает. Начать войну при нынешней обстановке в мире – вот что чудовищно».

Для кого

Для всех, кого интересуют вопросы философии, этики, исторической памяти, переосмысления исторических травм, коллективной вины и ответственности, а также история Германии после Второй мировой войны.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сара Назирова

СВАХА

Как только старая баня вновь начала работать, тетя Зюльхаджа тут же покончила с клеветой. Дело в том, что она по-особому причесывалась: разобрав волосы на пробор, жгутом закручивала каждую половинку и, пропустив эти жгуты под ушами, узлом укладывала на затылке. Несколько небольших прядок она аккуратно подстригала и выпускала по обе стороны лица, так что уши, густо усеянные веснушками, оставались открытыми и торчали между чалмой и волосами. В селе уж лет сто никто не носит такой прически ну, и, конечно, пошли болтать, оплешивела, мол, вот и зачесывает волосы наперед. Слух этот дошел и до тети Зюльхаджи, но опровергать столь гнусную клевету она считала ниже своего достоинства. Можно было бы просто взять да и снять при всех закрученный чалмой платок, но тетя Зюльхаджа и это почитала для себя унизительным. "Ослиные хвосты метут, а я внимание обращать буду!" - и она презрительно кривила губы. Но едва только баня открылась, тетя Зюльхаджа в первую же пятницу явилась туда со всеми своими принадлежностями; обложила голову зелеными ореховыми скорлупками и прождала до вечера, беседуя с банщицей Назирой.

Мэгги Нэдлер

Последнее новшество

В тот самый момент, когда эта женщина переступила порог нашего магазина, я сразу понял, к какому именно типу она принадлежит: живущая в пригороде пресыщенная супруга богатого бизнесмена, который часто отлучается из дома, а ей некуда девать свободное время. Старше пятидесяти, дебелая, с излишком косметики на лице, имевшем раздраженное выражение как следствие злоупотребления коктейлями. Покрой платья и старательно уложенные, подцвеченные волосы выдавали ее - от них исходило ощущение довольства.

Патриция НЭРС

ПЕРЕПИСКА С РЕДАКЦИЕЙ

Дорогой доктор Азимов!

Если бы Вы только знали, в какой восторг я пришла, когда увидела в киосках новый научно-фантастический журнал. Ваш! Уже много лет я Ваша верная почитательница, и я, естественно, тут же купила себе один экземпляр. .Желаю вам всяческих успехов в этом новом начинании.

Во втором номере Вашего журнала я с интересом прочитала Ваше обращение, в котором Вы просите новых авторов слать Вам свои рассказы. Хотя сама я не писательница последние две недели у меня живет путешественник во времени (он материализовался у меня в ванне без одежды и без денег, и я не могла не приютить его), и он написал рассказ о том, какая жизнь будет на Земле в пятитысячном году.

Нецецкий М.А.

Один день из жизни Хрюши

1999

Глава 1

Про то, как Хрюша с дуба упал, и что из этого вышло.

Солнечный лучик, раздвинув неплотно закрытые ставни,весело запрыгал по полу. Напрыгавшись вдоволь, он присел на край кровати и, отдышавшись, медленно пополз вверх по тоненькому одеялу, надеясь отдохнуть на пузатой белой подушке, уютно возвышавшейся в изголовье. Достигнув края одеяла, аккуратно подвернутого белой накрахмаленной простыней, лучик наступил на что-то круглое розовое влажное с двумя сопливыми дырочками посередине, торчащее из-под одеяла и упирающееся в подушку. Круглое розовое влажное с двумя сопливыми дырочками посередине сморщилось и громко сказало "пчхи". Лучик испуганно заметался по стенке и, стукнувшись пару раз о подвесной шкафчик, вылетел наружу через замочную скважину.