Polska

Дорогой читатель!

Вторую часть повести с внутренним названием "Дороги проклятых", Polska, набирал самостоятельно без вмешательства беса: надоел он! Если и без него получается сносно, терпимо, то зачем делить славу с кем-то? Разделённая слава — не слава, слава, как девственница, может принадлежать только одному…

Напрочь забыто, что это бес, вселившийся без просьб и приглашений и

просидевший во мне двенадцать полных лет, подвиг на писание всего и вся! Заставил вспомнить школьную любовь к собиранию слов в предложения и сделал "графом"!

Другие книги автора Лев Валентинович Сокольников

Забава — и не более того…

Предисловие.

…надпись на коробке с диском компьютерной игры: "аркада времён второй мировой войны. Она позволяет игроку сразиться как в одиночном, так и в многопользовательском режимах одновременно с 4-мя оппонентами, рассекая воздух на самолётах Spitfire 1(Англия) Bf-109 (Германия), P-40N (США) и Ki-61 (Япония).

Кроме того, есть возможность пройти одну кампанию под названием Dunkirk.

"…она позволяет игроку сразиться как в одиночном, так и в

Разъяснения и дополнения:

Страстно хочу разбогатеть и за сумму в сто "немощных отечественных"

согласен продолжать рассказ…

Первая часть с названием "Прогулки с бесом" и была написана в содружестве с ним, если принуждения на писательство со стороны беса позволительно занести в разряд "содружеств". "Дух содружества", или "аромат", отсутствовал, но первая часть была написана. Как — судить читателю.

Назвать влияние беса "нажимом" не могу: я, всего лишь техническая половина "проекта", считал себя свободным, но не полностью:

Бывают "пьяные разговоры", а это — всего лишь "пивные" рассказы.

Результат лунных ночей…

Уведомление и разъяснение.

Дорогой читатель! Не ищи в написанном какой-либо порядок и "строй", нет его. Автор забавляется рассказами о событиях, кои когда-то представляли интерес. И не более того…

Гимн Самиздату.

"Порядок" и "Дисциплина" — брат и сестра, "двойняшки".

Брат-близнец без сестры не живёт, и сестра без брата не мыслит жизнь. Об этом известно с древнейших времён всем народам.

Но знать — это одно, а использовать знания с пользой — совсем другое. Сколько подобных несоответствий в нашей жизни — такими подсчётами, по слухам, вроде бы никто не занимался.

Врут ли в мемуарах?

Вариант исправленный и дополненный самим автором (мной). О чём книга? А вот прочитаете и узнаете. До начала чтения предупреждаю: ненормативная лексика, а проще — мат присутствует в произведении в достаточном количестве, поскольку является необходимой, а потому неотъемлемой его частью, так что 18+

Популярные книги в жанре Современная проза

Асар Эппель

Кастрировать кастрюльца!

Фамилия, конечно, была у него совершенно идиотская.

Когда из военкоматной главной комнаты, где велся медосмотр приписываемых, позвали "допризывник Кастрюлец!" и на странном именовании запнулись, первой увидела его медсестра, в раздевалку, если голый юнец не появлялся, вызов повторявшая. Когда же он мимо нее прошлепал, она - бывалая девица - разинутый рот, которым собиралась произнести его фамилию, так и не закрыла. Пожалуй, даже сильней разинула. От изумления.

Асар Эппель

Леонидова победа

Я - Леонид, моя сестра Антонина - маятник, и я их всех ненавижу. Я, Леонид, и про никакие Фермопилы не слыхал, а то бы догадался, что это ножовки с фермы куриной. Я - Леонид, и нас у матери, Пестровой Любови Макарьевны, двое: я - Леонид и моя сестра Антонина. Маятник.

Маятник она потому, что ходит и с боку на бок качается, и ее подучили "я - маятник!" говорить, "я - маятник!". Она не придурошная, она сопливая и дурочка, но я все равно ненавижу кто подучили ее говорить "я - маят-ник". Нашла она трусы Семкины, Мули-Мулинского, хотя у него не эта фамилия - они за стенкой живут, нашла, врот, трусы обоссатые - ее сразу и научили с трусами ходить повторять: "Се-мины трусики! Се-мины трусики!.." Трусы просохли, а она ходит и повторяет: "Се-мины трусики! Се-мины трусики!" И я их всех все равно ненавижу.

Асар Эппель

Рождество в Пропащем переулке

Святочный рассказ

Выйдя в последний переулочный поворот я увидел, наконец, автобусную остановку, к которой в праздничных своих ботинках пробирался по непроходимому снегу. Его тут больше не убирали - конец переулка с осени был нежилой.

Своим завершением он утыкался в пустоватую улицу, сейчас из-за снегопада плохо видневшуюся в отдаленном створе. И там - на ней, и здесь фонари не горели, а из сугробов за остановочным сооруженьицем торчали концы многих досок - повалившася огорожа до краев заметенного котлована.

Александр Этерман

Мандарин

Представим себе, что некто декламирует киплингово рьяное

"Запад есть Запад,

Восток есть Восток,

И им не сойтись вовек" сладко и сентиментально, как, допустим, верленово

"Я слышал твой голос,

Пронзительный и фальшивый"

или еще лучше:

"Прости и забудь

И не обессудь,

А письма сожги, как мост".

Припишем ему, вдобавок, обычное азиатское косоглазие.

Александр Этерман

Смерть и деревянные человечки

Комедия

Я ни в коем случае не считаю себя специалистом по истории изображаемого мною периода. Прошу поэтому учесть, что только часть несовершенств, ошибок и анахронизмов, которые можно обнаружить в этой пьесе, допущены умышленно.

Автор

Действующие лица в порядке появления в пьесе:

1. Мальчик лет 9-10,

2. Андре, мужчина лет 35,

3. Мишель, ему лет 40,

Владимир Ефименко

Круг заклятия

(четырехголосная инвенция)

По обьему - это рассказ, по форме - это роман,

по стилю - черт-те что, по сути - ничто.

Поэтому лучше назвать это инвенцией.

- Баронесса! Не надо так отчаиваться. Вы же знаете, отчаянье - это грех.

- Болеть тоже грешно, если на то пошло. Так что, славный вы мой Шмайстер, добрая душа, я бы лучше не затрагивала тему греха.

- Но как же... Ведь сейчас медицина шагнула далеко вперед... Позавчера считалось, что чахотка - это уже верная гибель. Еще вчера думали, что рак это в любом случае - смертный приговор. Тем более, что вы сейчас...

Владимир Ефименко

Натыкаясь

(сборник рассказов)

БЫК

Я вспомнил, как валили быка.

Он был огромный, но покорный. Его привязали к дереву за рога, и некий мастер своего дела сперва дал ему кувалдой по затылку. Бык слегка зашатался, хотя звук был такой, будто раскололи большой орех. Потом его полосанули по артерии, ниже уха, и стали просто ждать. Бык молчал, истекал и плакал. Он уже понял, что происходит. Все вокруг стояли, как идиоты и глазели. Лужа растекалась у него под мордой, кровь капала с бороды. Потом он качнулся и рухнул. Мы видели, как жизнь ушла из него, но так и не увидели, куда.

Борис Екимов

МИШКА

Зимним неранним утром зашел я навестить старинную хуторскую жительницу Чигариху. Сидели беседовали. Тут и объявился Мишка, а вернее, Михаил Васильевич, хуторской фельдшер, возраста немолоденького, давно ему за пятьдесят перевалило. Но мужик еще крепкий, бегучий. Жил он в соседнем хуторе Арчадим, наведываясь к своим пациентам дважды в неделю. Придет, обойдет стариков по домам. С тем и до свидания. Вот и ныне свершал он свой обычный маршрут от дома к дому.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Взрывы бомб, вспышки разрывающихся снарядов, содрогающих землю до горизонта.

Беспросветный туман дыма. Эти укрепления взять невозможно, каждый миллиметр защитной стены несет смерть, конца ей невидно, силы нашего отряда тают. Защитная пушка взорвана, теперь дело пойдет легче! Но на ее месте строятся еще две, и они не наши. Их надо уничтожить, но на нас лезет пехота, танки. Это едва ли не хуже, все зависит от количества, соотношения сил.

Еще на стадии обучения, когда я узнал, что мне, возможно, придется убивать себе подобных похожих на нас, в такой же форме я задумался над смыслом всего этого.

На Землю неожиданно возвращается пропавший более ста лет назад космический разведчик — «Звездная стрела». Его возврат воспринимается неоднозначно: он вселяет в головы землян не только радость, но ещё в большей степени — страх. Сбылось предсказание одного из капитанов космического флота — они вернулись другими.

Джейсон Маршал отправился на Гор — двойник Земли, чтобы разыскать Беверли Хендерсон, в которую он влюбился с первого взгляда. Научившись выживать в суровых условиях варварской планеты, вырвавшись из оков рабства и став свободным человеком, он стал странствовать по Гору в поисках любимой. На своем пути он столкнется с множеством опасностей, минует охваченную войной территорию, попадет в темницу и вступит в схватку с речными пиратами. Но еще неизвестно, что будет сложнее: отыскать женщину, в которую он влюбился еще на Земле, или, найдя, завоевать ее сердце.

В оригинальной партитуре «Музыкального приношения», созданного Бахом по заказу Фридриха Великого, содержится ошибка. Это — общепризнанный факт.

Но известно, что Бах скрупулезно правил свои партитуры…

Известно и то, что загадочная смерть постигла великих композиторов, занимавшихся исследованием этого произведения, — Моцарта и Веберна…

Студентка Парижской консерватории Летисия Форцца уверена — речь идет не об ошибке, но о тайне, зашифрованной в нотах и несущей смерть любому, кто попытается ее раскрыть.

И стоило Летисии заняться изучением загадочной партитуры, как близкие ей люди начали гибнуть один за другим…