Полонез

Раньше Маше нравилось ходить с Денисом в это кафе. Уютные столики, тихая музыка и мягкий свет, отражающийся в зеркальных шариках под потолком, — все это говорило ей, что хозяин заведения обладает вкусом и чувством меры.

Но сегодня Маша чувствовала себя неспокойно. Окружающее давило на нее: и эта музыка, и этот свет, и эти люди, которые постоянно пялились на нее со своих мест, словно на прокаженную. «Зачем я себя накручиваю? — думала Маша. — Никому нет до меня дела, каждый занят собой…» Но избавиться от дискомфорта не удавалось. «Надо сказать Дэну…» — подумала она, но не успела додумать мысль до конца, как Денис собственной персоной возник перед ней и поставил на столик два мороженых и две чашечки кофе. Маша улыбнулась. Денис сел на свое место.

Другие книги автора Стас Нестерюк

Кажется, нет ничего проще, чем изложение любой истории с еe начала. Однако часто получается так, что найти это начало оказывается совсем не просто. И тогда приходится начинать повествование издалека, с ничего не значащего, на первый взгляд, эпизода.

Случился этот «эпизод» несколько лет назад, в середине октября, когда я, будто чумной, носился по заводу, собирая бумаги, необходимые для оформления ученического отпуска. Занятие это, довольно утомительное, стало уже привычным как для меня, так и для всего цеха, поэтому просьба Ивана Юртайкина не показалась мне странной. Всякий раз, когда я ехал на сессию в Литературный институт, кто-нибудь обращался ко мне с просьбой: к кому-то зайти, кому-то что-нибудь передать, приобрести в фирменном магазине (адрес которого напечатан на рекламном листочке) дефицитную у нас в городе продукцию…

Зачем я это делаю? Неужели нет другого выхода? Я взглянул на свое отражение. Из зеркала на меня смотрел еще молодой, но явно уставший жить человек. Глаза его подернулись дымкой и не выражали никаких желаний, точно принадлежали не живому существу, а были отлиты из стекла не слишком умелым мастером. Человек был одет весьма прилично — в черные брюки и белую рубашку. «Галстука не хватает», — подумал я, но тут же отбросил эту мысль: лучше всякого галстука шею человека охватывала веревочная петля, готовая вот-вот стянуть его горло. Веревка от петли уходила куда-то вверх — зеркало не позволяло увидеть, куда именно, но я знал, что крепится она к крюку в потолке, тому самому, на котором прежде была люстра.

Популярные книги в жанре Фэнтези

У всех нас есть мечты. У одних, простые вроде - "жениться на дочке олигарха", у кого-то сложнее, но у нашего героя Михаила, все совсем иначе. Его мечта мрачна и далека от приземленных желаний окружающих его людей. Более того, грезы его просто несбыточны в общечеловеческом представлении, ведь он всей душой хочет стать Вампиром. Мечты - это хорошо. Главное потом не пожалеть - когда добьешься своего.

Смесь мистики, детектива и иногда экшена

Действие разворачивается в трёх средах, в трёх мировых ярусах: небесном (куда взлетает на драконьем воздушном замке главный герой Чичеро), наземном (где бродит с ватагой мертвецов восставший против Владыки Смерти посланник Дрю из Дрона), подземном (куда спускаются мятежные некроманты Гны и Флютрю). В ходе своих путешествий герои открывают для себя трёхъярусный мир и определяются со своим местом в нём.

Продолжение романа «Мёртвые душат», которое, по мнению квалифицированных читателей, вышло сильнее.

Каждый чертёнок, только что вылупившийся из чертоматки, знает, за какую часть Тела он отвечает и ревностно относится к своим обязанностям, ведь только от чертят зависит, что делает Тело и как оно себя чувствует. Но неугомонный Крима, чертёнок, отвечающий за Ногти Тела по имени Дмитрий Неуструев, пытается выяснить, так ли это на самом деле…

Второй том романа. Смотритель Яалш, ныне Андра-Яалш, вернулся и вернулся не один. Возрождённый Персонал, пусть и не встал у руля истории вселенной, но является трансмировой силой. Однако лишь одной из многих: и существа, и сущности встанут на его пути. Главная же угроза исходит от Акниса, Смотрителя-отступника. NEW: завершено.

После бегства из небольшого портового города Миишка из-за охотника на вампиров Крысёныш оказывается один в Беле, королевской столице, оставив позади двух своих компаньонов, Рашеда и Тишу. Поначалу растерянный и одинокий, он скоро понимает, что у него есть шанс повторно обрести себя, взять новое имя и изменить внешность. И тогда… он видит молодую женщину с ярко-синими глазами, и впервые влюбляется.

К сожалению, из-за своих чувств он не может в полной мере разглядеть, что она — проститутка, ищущая, где бы побольше заработать. Но любовь слепа. Он полон решимости сделать ее своей, сделать ее бессмертной, дать ей всё, что она хочет, и заставить ее почувствовать счастье. Однако стремление осчастливить её скоро ставит перед ним грандиозную задачу, которая потребует отчаянных мер и всей его хитрости.

— Человек, встречай, черт пришел! — воскликнул мой друг Марк Самуилович Райхер, появляясь в дверях.

Я слегка оторопел — Марк, который обычно ходил в строгих костюмах, теперь красовался в белой футболка с надписью на груди: «Ветеран умственного труда», а на голову напялил черную шляпу. В его руках призывно звякала пестрая хозяйственная сумка.

— С ума сошел? — поинтересовался я, запирая за гостем двери.

— Полностью.

— А это что? — пощупал я футболку.

Если ты проснулся в непонятном месте, в не совсем человеческом теле — не отчаивайся! Осмотрись! Оцени обстановку! Поставь перед собой цель и двигайся к ней. и помни что даже «Путь в тысячу ли начинается с первого шага»

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Телефонный звонок разбудил подполковника милиции Сергея Ивановича Брянцева на рассвете. Было что-то около четырех. Схватив аппарат, он босиком, стараясь не разбудить жену, нырнул в соседнюю комнату.

Звонил дежурный по райотделу:

— На улице Металлургов, дом одиннадцать обнаружена женщина, убитая ударом ножа в грудь.

Выспрашивать подробности у дежурного, пожалуй, бестолку, и Брянцев приказал:

— Высылай машину.

До улицы Металлургов от Брянцева было сравнительно недалеко, и он подъехал туда почти сразу же вслед за оперативной группой.

Освободившись из заключения, Александр Акимович Буравчанкин задумался — куда направить свои стопы. Он просидел в тюрьме год и освободился досрочно. В кармане его фуфайки лежит железнодорожный билет на поезд до Сталинабада, но ни в Сталинабаде, ни в Курган-Тюбе, где он проживал последнее время до тюрьмы, его никто не ждал. Последние сожительницы гнали его от себя, а друзья-собутыльники зачастую сами не имели ночлега. С каждым разом ему всё сложнее становилось завоёвывать-соблазнять очередную женщину своим показушно-весёлым, общительным характером, и наступило время, когда его мужские чары почти перестали действовать на вдов, потерявших своих мужей в войну, истосковавшихся по мужскому теплу. А он так всегда нуждается в безопасном ночлеге, в чистой одежде. И он вспомнил о бывшей жене Анне. «Да. Вот то, что мне нужно сейчас! Сойду-ка я в Самсоново и расспрошу о ней», — решает он.

Нельзя изменить фактическую, вещную сторону прошлого, но смысловая сторона может быть изменена, потому что, как сказал философ, она незавершима. В этом смысловом преображении прошлого велика роль памяти. Погружение в память подобно погружению в бездну. Оно и бесконечно, и страшно, и возрождающее для новых и новых смыслов. Страшное мне пришлось пережить в детстве, во время землетрясения в Ташкенте. И еще позднее — в Афганистане. В Ташкенте, под развалинами панельной пятиэтажки, погибли мои родители. Меня вытащили из-под развалин на третьи сутки. Я была в сознании и слышала, как спасатели разбирали рухнувшие железобетонные перекрытия и стены.

В вечерних новостях ведущий радостно сообщил, что сегодня утром полиция провела успешный рейд против малолетних преступников, грабивших машины службы доставки. Несколько бандитов убито, много раненых, основная масса схвачена и задержана. Так что все продукты, заказанные к праздничному столу честными гражданами, будут доставлены стопроцентно. С Великим праздником Пасхи вас, горожане и горожанки!

Ночью небольшая группа уцелевших детей-бандитов грелась у огня в заброшенном маленьком городе посреди леса. Мегаполис подошел к городу вплотную, и скоро эти развалины должны быть снесены и застроены заново.