Поллитра бытия (Читочек искупления)

Владимир Дрыжак

ПОЛЛИТРА БЫТИЯ

(ЧИТОЧЕК ИСКУПЛЕНИЯ)

Компания мух дружно ввалилась в помещение и с гвалтом рассосалась по стенам. Инспектор высунулся в окно и повертел головой. Улица не содержала ничего примечательного: квелые тополя с поникшей пыльной листвой, вялые прохожие да очумелые от жары воробьи. Короче, полный пейзаж.

"Ну вот, уже конец августа, - подумал инспектор отрешенно. - Лето прошло, а отпуском даже не пахнет. И, судя по всему, не запахнет до конца октября... Плакало море!.. И черт с ним. Лучше съезжу к тетке - картошку помогу выкопать, карасей половлю...".

Другие книги автора Владимир Дрыжак

Владимир Дрыжак

ВЕДРО ЛЯГУШЕК

Обычно до десяти утра я никого не принимаю. И называется это - "шеф работает". На самом деле, утренние часы я посвящаю разного рода писанине и разбору текущих бумаг. Но иногда я думаю. Например, сегодня.

Я - директор института. Уже шесть дет, и все шесть не устаю удивляться этому странному обстоятельству.

Собственно, внешне все вполне благопристойно. Я - доктор физико-математических наук, член-корреспондент. У меня вполне определенное, хотя и не сказать, чтобы громкое имя, во всяком случае, на конференции приглашают регулярно. И школа есть - каждый год два-три аспиранта защищаются. И было время, когда я опубликовал несколько пионерных работ, которые легли в основу и стали краеугольным камнем...

Владимир Дрыжак

СРОЧНОЕ ПОГРУЖЕНИЕ

Фадину позарез нужен был алюминиевый уголок. Кухонная посуда хлынула через край польского гарнитура. Жена объявила, что не намерена больше терпеть его пассивность в деле дальнейшего раскрепощения женщины и устройства ее быта. Речь шла о том, что Фадин, как порядочный человек, теперь просто обязан сделать на кухне стеллаж. Иначе, как говорится, развод и девичья фамилия.

Проблема уголка росла, как фурункул, до тех пор, пока однажды на перекуре в туалете компетентные товарищи, выслушав стенания Фадина, не растолковали ему, что если он отправится на городскую свалку, то вернется оттуда алюминиевым Крезом.

Данный опус является самостоятельным произведением, тем не менее, он продолжает тему романа "Точка бифуркация", сохраняя преемственость в части основной фабулы, главных героев и некоторых весьма сомнительных идей.

Текст эссе о "системе модульного бессмертия" из главы 15 не принадлежит перу автора, но "как есть" изъят с какой-то интернет-страницы приблизительно в 2002 году. Хотя сама по себе эта идея не оригинальна (см., например сказку Волкова "Волшебник Изумрудного города", в части, касающейся Страшилы Мудрого и Железного Дровосека), автор считает своим долгом выразить признательность неведомому соавтору хотя бы за то, что он не побоялся вынести на суд интернет-сообщества свои пока еще фантастические идеи, изложив их достаточно связно и последовательно.

Владимир Дрыжак

ВИКТОР СЕРГЕЕВИЧ ПРОТИВ ЦРУ

Машке, Дашке, Митьке и их маме посвящается

Командующему ПВО РА

генерал-полковнику Тулупову

Ориентировка

Довожу до вашего сведения, что 25.06.... в 16.20.32 по местному времени станциями слежения ПВО Зап.Сиб.ВО в зоне над Красногорском зарегистрированы аномальные световые вспышки на высоте от 30 до 50 километров, сопровождавшиеся высоким уровнем радиопомех. Никаких посторонних летательных аппаратов в воздушном пространстве в указанное время не зарегистрировано. Выписки из журналов наблюдений станций ПВО прилагаю.

Владимир Дрыжак

ТОЧКА БИФУРКАЦИИ

Глава 1

"Так что давай, Гиря, шевели тупым концом... Твое базисное направление в этом деле - человеческий фактор."

И далее:

"Мой тебе совет, бумажки пока не читай - после почитaешь. Начни с медиков. Медицина, Гиря, огромная сила. Они - врачи то есть - видят всех нас насквозь. Может эти наши подследственные все сплошь сумасшедшие, а по бумажкам проходят как нормальные. Тогда с ними и возиться не стоит."

Владимир Дрыжак

ВОСКРЕСЕНИЕ ПЕТРОВА

Петров медленно шел по улице.

Он шел по улице и... И шел себе, куда ноги несли.

В общем, Петров теперь не знал, что с собой делать. То есть, он понимал, что можно, например, ничего не делать, но точно знал, что теперь это бесполезно. Либо он начнет что-то с собой делать, либо это произойдет без его участия.

Душа Петрова (а у Петрова была душа) то жалобно поскуливала, то угрюмо бурчала, а самочувствие было настолько отвратным... Хоть иди в церковь и свечку ставь, А где та церковь, и есть ли она вообще? Петров полагал, что последнюю церковь взорвали еще в тридцатые годы, потому что она бросала тень на светлое будущее...

Владимир Дрыжак

ЭЛЕКТОРАТ

Электоратом Кузькин стал на другой день после штурма Белого дома. Сам он, правда, об этом еще не подозревал.

Нет, Белый дом Кузькин не штурмовал и в рядах защитников не стоял по той простой причине, что жил он отнюдь не в Москве и даже не в Санкт-Петербурге. В том городе, где жил Кузькин, были всякие дома: купеческие, дом политпросвящения, крайком и прочие. Дома были красные с разводами, цвета речной волны после аварийного сброса, цвета хаки и других неброских оттенков спектра радуги. Но Белого дома в этом городе исторически не сложилось ни одного.

Владимир Дрыжак

ДОРОЖНОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ

Космоцикл пришвартовался у тамбура.

Сикоморов включил телекамеру и открыл гермоворота. Он увидел, как колпак откинулся и из-под него выскользнула фигура в легком скафандре.

"Кто бы это мог быть? Не иначе с Юпитера залетел, подумал Сикоморов. - Далеконько однако..."

Он загерметизировал тамбур, включил подачу воздуха и стал ждать. Минут через пять в рубку влетел некто, держа шлем от скафандра под мышкой. Он сделал вираж, оттолкнулся от боковой панели, завис над креслом Сикоморова и строго заявил:

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Валерий Вотрин

ОБРЕТЕНИЕ МОЩЕЙ СВ. МАТИАСА РАТМАНА, УНИВЕРСИТЕТСКОГО ПРОФЕССОРА

Всю свою жизнь профессор Матиас Ратман посвятил кропотливому изучению житий святых и мучеников церкви.

Другого такого знатока в этой области невозможно было сыскать и в Григорианском университете.

Самая незначительная деталь биографии того или иного святого нашла свое отражение в биографии профессора.

Жизнь его вобрала в себя множество самых ярких фактов из биографий великих святых и страстотерпцев и в конце стала походить на жизнь отшельника-аскета, преисполненного благодати.

Рафал А.Земкевич

Песнь на коронации

Песню желаете, достойные господа и прекрасные дамы? Воля ваша, спою я вам о давних временах и о твоих, король, предках. Спою о людях Эстарона, их свершениях. Может, слезы у вас вызову, может, веселый смех, а может, раздумье? Ибо, пока не отзвучала песнь, никто не знает, где больше правды - в балладе моей, или в нас самих...

Могучим было наше королевство в те далекие годы. Над нивами Босторна, над священными водами Терега, в скалах Астгорда - повсюду вздымались в небо сторожевые башни. Обитали там рыцари славные и отважные, верные клятве своей до смертного часа. Ратай не боялся тогда выходить в поле, купец путешествовал без страха, пока стояли на страже те рыцари. О, никто не смел тогда с мечом вступить в пределы нашего королевства, и не знал наш народ ни лицемеров, притворявшихся друзьями, ни сановников с черными сердцами...

Жебе

ШАРЛЬ РЕБУАЗЬЕ-КЛУАЗОН ОБВИНЯЕТ

Перевод с франц. Н. Скворцовой

13 августа 1963 года все главные редакторы французских газет и журналов нашли в своей почте письмо следующего содержания:

"Господин Главный Редактор!

Меня зовут Шарль Ребуазье-Клуазон. Мое имя Вам, без сомнения, знакомо, так как часто удостаивалось чести быть помещенным на страницах Вашей газеты и читатели не раз содрогались, читая рассказы о покушениях, объектом которых я являюсь на протяжении вот уже долгих лет.

В. Журавлева.

Эти удивительные звезды

Бакинцы, бывавшие до войны в Нагорном парке, вероятно помнят старика с телескопом. Я была тогда совсем девчонкой, но хорошо помню и старика, и телескоп, и косую надпись на жестяном плакатике: "Аттракцион "Зрительная труба" - 30 коп".

"Зрительная труба" стояла в самой высокой части Нагорного парка, на каменных плитах возле недостроенного бассейна. Сквозь щели между плитами пробивалась трава, и массивный деревянный штатив телескопа казался вросшим в землю.

ВАЛЕНТИНА ЖУРАВЛЕВА

Придет такой день

Не читайте этот рассказ днем, потому что вас будут отвлекать тысячи назойливых мелочей. Лучше всего читать ночью, когда на столе лежит теплый круг света от лампы и сквозь полуоткрытое окно слышно, как шуршит дождь.

Не читайте этот рассказ, если вас раздражают исторические и научные неточности. Действительность здесь основательно перемешана с вымыслом. Сведения, которыми я располагала, были так противоречивы, что пришлось выбирать почти наугад. Кое-что я присочинила сама.

Белла Жужунава

Товары - почтой

Здравствуйте, уважаемые товарищи!

Пишет вам Соколова Вера из деревни имени Сорокалетия Великой Революции.

Сначала немного о себе. В нашей деревне, кроме меня, остались одни только старики и старухи. Я не уехала из-за матери, которая вот уже много лет не встает. Раньше я работала в Хозяйстве, а теперь не работаю нигде, потому что водители автобуса отказываются из-за меня делать крюк, а ходить каждый день в одну сторону по 18 километров мне надоело. Сначала я расстраивалась из-за работы, а теперь не жалею. У нас на огороде все растет очень хорошо, и несколько раз за лето я добираюсь до рынка, на это и живем. Я очень много читаю, просто жить без этого не могу. Книги я покупаю и еще беру в одном месте, а где, я вам не могу сказать.

Белла Жужунава

Трубка вождя

Наконец-то мне повезло и я переселился в Трубку Вождя. В семье, как говорится, не без урода. Был такой и у нас, царство ему небесное. Надрался мухобойки и свалился вниз. В лепешку, конечно. В результате его жилье перешло ко мне. Вот так всегда бывает в жизни: что одному - удача, то другому - совсем наоборот.

До этого я жил в Ухе Вождя. Ужасно! Ни согнуться, ни разогнуться. Единственное, что там можно было делать, это сидеть. Ел сидя, спал сидя. Короче, отсидел два года.

Рене Зюсан

Геометрическая задача

Когда я излагаю свою идею, все неизменно пожимают плечами. Меня это не удивляет - такова участь всех новаторов. Люди считают их сумасшедшими, пока истина не становится очевидной. Тогда все поражаются: как они не додумались до этого сами! А мою теорию очень легко могут проверить. И не гениальные ученые или совершенные электронно-вычислительные машины, а вы, я, любой, кто имеет простое начальное образование.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Владимир Дрыжак

ВСЕВЫШНИЙ СИДОРОВ

Вначале было слово.

Вернее, не слово, а некоторое понятие. А именно: "первичный бульон". Это понятие заскочило в мозг Сидорова из статьи в журнале "Химия и жизнь". Речь в ней шла о том, что вот, мол, был в первобытном океане этот самой первичный бульон, а потом то да се, вулканическая сера (или магма?), грозы страшной силы, жесткое гамма-излучение (или бетта?), в общем, условия самые невероятные, если не сказать хуже, но в результате из первичного бульона, содержащего зачатки аминокислот, появились сами аминокислоты, а потом, постепенно, белки, жиры, углеводы и все прочее. То есть, это было начало древа жизни, которое, быть может, заканчивается нами. А может быть, и не заканчивается...

Аэлита Дубаева

Последний глоток

В самый разгар летнего сезона неожиданно пляжи всего лазурного побережья были закрыты на профилактику.

На набережной, вглядываясь в море, толпились любопытные. Одни говорили, что ночью в море упал метеорит, другие уверяли, что проснулся подводный вулкан и кто-то видел, как огненный язык выплеснувшейся лавы лизнул ночное небо, третьи говорили о неизвестной подводной базе, подводном взрыве, четвертые несли околесицу о чем-то сверхъестественном, туманно объясняя невесть откуда взявшиеся сомнительные подробности о светящихся обломках, выброшенных ночью на берег. Но толком никто ничего не знал.

Аэлита Дубаева

ПОТЕРЯВШИЙ ОРБИТУ

Они могли бы улететь на пассажирском звездолете черед три месяца. Но Артур добился разрешения вернуться на Землю с женой и сыном на рудовозе, прихватив два пристыкованных танкера с дефицитной рудой.

Мора работала на Юпитере и хотела вернуться на Землю, как только подрастет малыш Нелл. Она устала ждать Артура, устала тревожиться, последняя разлука показалась невыносимой, и это решило все.

Рудовоз "Альфа-1" давно уже вышел на транспортную орбиту. Приборы работали нормально. Артур только что собирался переключить автоматику на систему последовательной ориентации, как вдруг почувствовал сильное неожиданное ускорение, Его вдавило в кресло, и он потерял сознание.

Ева — молодая и талантливая художница — окружена мужчинами, которые вдохновляют ее и своей любовью наполняют жизнь этой необыкновенной женщины смыслом…