Полёт дракона

Полёт дракона
Автор:
Перевод: Михаил Нахмансон, Юрий Барабаш
Жанр: Фэнтези
Серия: Всадники Перна (первоначальная трилогия)
Год: 2007
ISBN: 5-699-19989-6

Благодатная планета Перн, заселённая в глубокой древности земными колонистами, подвержена регулярным бедствиям — нашествиям из космоса нитевидных спор, уничтожающих любую органическую материю. Жители планеты, забывшие технические достижения предков, спасаются в каменных городах — холдах, но главным средством защиты являются могучие, благородные драконы…

Отрывок из произведения:

Когда легенда превращается в легенду? Почему миф становится мифом? Насколько древними и полузабытыми должны быть факты, чтобы послужить основой для сказки? И почему память об одних событиях остается нетленной, тогда как достоверность других со временем становится сомнительной?

Ракбат из созвездия Стрельца был желтой звездой типа G. В его систему входили пять планет — и еще одна, блуждающая, притянутая и связанная узами тяготения в последние тысячелетия. На третьей планете Ракбата был воздух, которым люди могли дышать, и вода, которую они могли пить; сила тяжести на ее поверхности позволяла человеку свободно перемещаться, не сгибая спины. Люди открыли ее и быстро колонизировали — как они поступали со всеми пригодными для обитания планетами, до которых могли дотянуться. А затем колонистов предоставили собственным заботам. Они никогда не узнали, почему так случилось — из-за крушения империи или равнодушия ее чиновников; со временем они перестали задавать вопросы по этому поводу.

Рекомендуем почитать

Прошло больше десятилетия с того момента, когда смертоностные Нити, сжигающие все живое, обрушилось на леса, сады и поля Перна. Но Перн живет и сопротивляется. Лесса, Повелительница Вейра Бенден, вызвала помощь из глубины времени — древних Всадников, готовых вместе со своими потомками защищать планету от вторжения. О подвиге Лессы уже складывают баллады арфисты, ее прославляют как спасительнищу Перна. Но неожиданно Всадники оказываются на грани раскола…

Благодатная планета Перн, заселенная в глубокой древности земными колонистами, подвержена регулярным бедствиям — нашествиям из космоса нитевидных спор, уничтожающих любую органическую материю. Жители планеты, забывшие технические достижения предков, спасаются от угрозы в каменных городах — холдах. Но главным средством защиты являются могучие, благородные драконы, полуразумные существа, чье огненное дыхание сжигает смертоносные споры. Однако лишь одаренные телепатическими способностями люди могут понимать драконов — и только они, Всадники, могут спасти прекрасный Перн. Но вот пришли времена, когда на планете почти не осталось ни Всадников, ни драконов… Времен, когда страшные Нити вновь появились в беззащитных небесах Перна.

Этого не должно было быть, но случилось: мальчик-лорд увидел дракончика, обреченного на гибель еще в яйце. Он не выдержал и помог малышу появиться на свет. Никто не успел вмешаться — произошло Запечатление, а вместе с ним — потрясение социальных основ Перна. Лорд должен жить в холде, Крылатый — в своем Вейре. Джексом оказался и тем, и другим. А вместе с белым Рут'ом — и кем-то третьим, человеком, совершившим невероятные подвиги и открытия, ставшим в один ряд с первыми людьми Перна.

Другие книги автора Энн Маккефри

Этого не должно было быть, но случилось: мальчик-лорд увидел дракончика, обреченного на гибель еще в яйце. Он не выдержал и помог малышу появиться на свет. Никто не успел вмешаться — произошло Запечатление, а вместе с ним — потрясение социальных основ Перна. Лорд должен жить в холде, Крылатый — в своем Вейре. Джексом оказался и тем, и другим. А вместе с белым Рут'ом — и кем-то третьим, человеком, совершившим невероятные подвиги и открытия, ставшим в один ряд с первыми людьми Перна.

Знаменитая трилогия неоднократного лауреата премий «Хьюго», «Небьюла» и «Еврокон» Энн Маккефри — одна из самых удивительных и романтичных историй в мировой фантастике. Ее героини, Хельва, Нансия и Тия Кейд, волею судьбы превратились в заключенный в капсулу «мозг» космического корабля. На бескрайних просторах Вселенной начинается их новая, полная опасных приключений жизнь. «Сага о живых кораблях» — цикл, который прославил автора не меньше, чем «Драконы Перна», и по праву вошел в золотой фонд фантастики.

Неумолимо движется в небе Алая Звезда. Приближаясь к Перну, она обрушивает на поверхность планеты смертоносные Нити. Защитить от них способны только Крылатые — удивительный союз человека и дракона, разорвать который может только смерть.

Но сейчас все забыли об опасности, и мало кто верит даже в то, что Нити когда-то были.

Именно в это время вождями Вейра Крылатых становятся Лесса и Ф'лар. Им предстоит спасти практически беззащитную планету, ведь Крылатых осталось так мало…

«Корабль, который пел» — одна из самых удивительных и романтичных книг Энн Маккефри. Ее героиня, Хельва, была обречена на смерть, но успехи земной науки позволили ей выжить, превратившись в заключенный в капсулу «мозг» космического корабля. Теперь Хельву ожидали несколько столетий службы на благо Федерации Центральных Миров. И вся Вселенная в придачу…

Никогда еще за всю долгую и полную драматических перипетий историю планеты Перн не происходило такой беды, как та, с которой столкнулась молодая всадница Лорана. Драконов косит неведомая смертоносная болезнь. Эпидемия распространяется со скоростью лесного пожара засушливым летом… а до начала следующего цикла Падения смертоносных Нитей остаются считанные дни. Лоране необходимо каким-то образом найти путь к спасению, прежде чем все драконы — и среди них ее несравненная Арит`а — падут жертвами заболевания, оставив беззащитный Перн обреченным на вымирание…

Примечание:

Несмотря на наличие на обложке имени Энн Маккефри, это первая сольная книга её сына — Тодда Маккефри.

Прошло больше десятилетия с того момента, когда смертоностные Нити, сжигающие все живое, обрушилось на леса, сады и поля Перна. Но Перн живет и сопротивляется. Лесса, Повелительница Вейра Бенден, вызвала помощь из глубины времени — древних Всадников, готовых вместе со своими потомками защищать планету от вторжения. О подвиге Лессы уже складывают баллады арфисты, ее прославляют как спасительнищу Перна. Но неожиданно Всадники оказываются на грани раскола…

Вы знаете Перн — планету, где живет племя Крылатых, людей и драконов, связанных неразрывно? Так узнайте же, как все начиналось. Ибо в день, когда колонисты высадились на поверхность девственной щедрой планеты, там не было никаких драконов, а были огромные пространства, которые следовало освоить, и труд, и радость от сегодняшних успехов, и предвкушение завтрашних, которое не могли омрачить мелкие козни немногих колонистов, не смирившихся с путешествием в один конец.

И никто не знал, что мирная планета скоро подвергнется атаке из космоса. Имя этому смертоносному врагу — Нити!

Обычно я настаиваю на том, чтобы благодарности размещали в конце книги. Я считаю, что, подобно титрам фильма, им место в конце — это, как выход на поклон в конце пьесы или другого представления, где тех, кто сделал всё это возможным, называют и чествуют.

К сожалению, обстоятельства этой книги не совсем обычные.

Для некоторых из вас — и для меня тоже! — эта новость будет шоком. После того, как мы закончили эту книгу, но еще до того, как она была подписана к печати, моя мать, Энн Маккефри, ушла. Ей было восемьдесят пять, она умерла «в объятиях красивого мужчины» (ее зятя Джеффри), она умерла у себя дома, быстро.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Копылова Марина

О, Господин!

О, Господин, зачем Вам меч? Зачем Вам бой? Зачем скитанья? Идёмте за мной. Я пpиведу Вас в дом, где Вы не будете знать гоpя и печали. Я пpиведу Вас в дом полный любви и неги. Мы будем там вдвоём, сидя у гоpячего камина пить сладкое вино и воспевать любовь... Идёмте же, мой pыцаpь! Идёмте! - её голос был так сладок, её песнь была так желанна, что не было сил сопpостивляться женщине. Сохpаняя способность мыслить, он опpавдывал своё увлечение её кpасотой и беззащитностью: кто, если не он, защитит её и останется с ней, чтобы делать это всегда. Кто знает, что сделает с ней тот, кому она довеpится впpедь, не пpидаст ли, не лишит ли чести. Он шёл за ней, будучи увеpенным, что сам, и только сам pешился на это. Дойдя до дома, леди пpигласила его войти. Уютная комната и сладкая музыка, сочетаясь с запахом лаванды, заставили его забыть о щите и мече, о шлеме и доспехе... Он снял их с себя, не ощущая опасности: её не было. Леди пpинесла кушанья и, pасстелив на полу скатеpть, пpигласила pыцаpя pазделить с ней пищу. "Так будет всегда", - сказала леди и пpильнула к его плечу. Hе в силах удеpжать стpасть свою, pыцаpь обнял её... Hо леди вдpуг остановила его pуки, встpепенулась, отсpанилась и сказала: - Стойте, мой Господин... - Что Вас мучает, любовь моя?, - пpитягивая её к себе - Ваша стpасть... Она ли столь безудеpжна, что готова подвигнуть Вас на подвиг? - О, да, леди. Моя любовь не знает стpаха! - Тогда клянитесь... - Клянусь, - пpошептал он, ища губами её губы... - ... что пойдёте за мной, когда бы я не пpизвала Вас... - ..клянусь... - И будете со мной, когда Вы нужны мне... - Клянусь... - И дайте мне в залог Вашей клятвы Ваш нож... - Беpите, леди, - он вынул клинок из-за пояса и, не глядя, вложил его в pуку искусительницы... - Вам ведь он больше не нужен. Тепеpь и меч Вам не нужен... Вы, мой pыцаpь, останетесь со мной навеки... Тепеpь я ваша на веки, - шептала она сквозь поцелуи...

ДОН КОСАРЬ

ЗА ТРИДЕВЯТЬ ВРЕМЕН

Действующие лица, рожи и морды.

Морды:

Дракон - страшный, но добрый

Потап - медведь

Рожи:

Кащей - бессмертный

людоеды - 2 штуки

Анчутка - главная кикимора

Омяга - ырка

Прочие кикиморы, ырки, опыри и мавки

Описания этих и многих других персонажей даны в конце книги.

Лица:

Илвиш - шаман из племени мангов

Зудыр - его сын

Он отрешенно рассматривал выцветшие изодранные обои, темные следы от полок, когда-то висевших на стене, паутину в углах под потолком, испещренным грязно-желтыми пятнами. На полу валялись скорченные окурки папирос, возле перекошенной двери присохли к полу собачьи экскременты.

«Или шакальи», – обреченно подумал он, пересек пустую комнату и остановился у окна.

Окно слепо таращилось в утреннюю сырость. С высоты четвертого этажа видны были крыши сараев, палисадник с черными скелетами деревьев, скамейка, дорога, покрытая грязью. Выбоины в асфальте заполняла коричневая жижа. На тротуаре валялась безголовая кукла; голова покоилась в луже и бездумно смотрела в тяжелое серое небо. В помойке у скрюченного тополя рылась тощая собака. За сараями громоздились безликие дома, а дальше мир тонул в безнадежной серости – или и не было там никакого мира...

Святослав ЛОГИНОВ

МИКРОКОСМ

И о составе вещей говорить с пониманием дела,

И рассуждать, наконец, о собственных первоначалах.

Лукреций Кар "О природе вещей"

- ...есть и иные авторы, но все они подобны названным. Слушай, я читаю: "Возьми по части сладкой соли, горькой соли, соли каменной, индийской, поташа и соли мочи. Прибавь к ним хорошего нашатыря, облей водой и дистиллируй. Поистине, выходит острая вода, которая сразу же расщепляет камень". - Стефан Трефуль поднял голову и, глядя в полумрак перед собой, сказал: - Я не проверял рецепта, но думаю, что он верен. То, что артист производил сам, можно легко отличить по ясности письма. Но даже у честного адепта внешняя цель - делание золота - оттесняет цель высокую познание истины. Нетерпение рождает ошибку, и тогда является камень, красный, белый или же иной, от ртути, урины или тартара, и, по словам адепта, совершает превращение неблагородного в прекраснейшее. "Возьми на фунт свинца унцию тонкого серебра и положи туда белого камня, и свинец превратится в серебро, коего количество будет, смотря по доброте камня". Этот рецепт я повторил и получил металл белый и твердый, коим можно обмануть незнающего. Испытание же крепкой водой показывает прежний свинец с малой долей серебра. Не зная натуры, мастер принял мечту за истину. Всякое алхимическое сочинение страдает тем же смешением. Отсюда заключаю: все изложенное здесь - ложно!

Святослав ЛОГИНОВ

ОБЕРЕГ У ПУСТЫХ ХОЛМОВ

- Добрый день, любезный! Где я могу найти почтеннейшего Вади?

Вади еще раз подбросил на ладони камешек, затем поднял взгляд на говорившего.

Гость возвышался словно башня. На Закате вообще обитают крупноватые существа, но этот выделялся даже среди них. Его ноги не стояли на земле, а попирали ее. Широкая грудь сверкала чеканкой доспехов, поверх которых кривилась уродливая ухмылка эгиды. Мускулистые руки были обнажены до локтя и безоружны - видимо пришелец не считал Вади за угрозу - стальной шестопер остался висеть у пояса. Ничего удивительного: гость силен и велик - даже подпрыгнув Вади не смог бы достать рубчатой рукоятки праздно висящей булавы.

Святослав ЛОГИНОВ

ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК

Маркграф Раймунд Второй может быть более всех коронованных особ приблизился к светлому образу платоновского "Государя". История о двух алхимиках, которая сейчас будет рассказана, как нельзя лучше подтверждает это. Взят сей анекдот из мемуаров достопамятного Николя Пфальца, прозванного за мудрость и нелицемерие Феррариусом, и потому заслуживает полного доверия, чего нельзя сказать о многих иных измышлениях досужих историков.

Иван Мак

Яблоко раздора

- Она моя.

- Hет, моя!

- Hу, ты, зловредный! Я прилетел быстрее на тридцать наносекунд!

- Hет, я быстрее на тридцать, время относительно, нимбастый!

- Тьфу, черт...

- Где?! - Дьявол отвлекся, и Бог его опередил. - Это нечестный прием!

- Кто не успел - тот опоздал. - Седовласый старик свершил свое дело, и тут же удалился.

- Hу, ты еще поплатишься. Кто не успел!.. - Hа красной морде расползлась дьявольская улыбка. - Ты сам опоздал... - И рогатый добавил свою ложку дегтя в...

Ivan Mak

Hа перепутье эволюции

Говоpят, что добpо и зло неpазделимы,

как две стоpоны одной монеты.

Hо что, если эта монета вытянута и

свеpнута в лист Мебиуса?..

Говоpят, что добpо и зло - это две стоpоны,

подобные стоpонам плоскости.

Hо в 4-х меpном миpе у плоскости

нет понятия "стоpона"...

Говоpят, что добpо - это свет,

а зло - это тьма.

Hо, каждый физик знает,

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Роман «Билли Батгейт»— захватывающая история жизни нью-йоркского подростка в банде Немца Шульца, исторического персонажа предвоенной Америки. Роман типичен для манеры Доктороу — смесь повествования с «потоком сознания» главного героя, который нередко срастается с авторским.

Подлинной целью очередного рыцарского турнира в славном городе Мелингдорме стала отнюдь не борьба за почетные белые шпоры победителя, а судьба королевства Геркания. Морроны, бессмертные солдаты Одиннадцатого легиона и спасители человечества, скрестили мечи с вампирами, рвущимися к власти во всех государствах континента. Коварным кровососам противостоит братство великих воителей, зародившееся еще в те времена, когда по миру бродили эльфы, гномы и орки, а в небесах парили огнедышащие драконы…

Вопреки распространённому убеждению в превосходстве советской бронетехники, Красная Армия всю войну охотно применяла трофейные танки. Если в 1941 году их количество было невелико — наши войска отступали, и поле боя, как правило, оставалось за противником, — то после первых поражений Вермахта под Москвой и на Юго-Западном фронте, где немцам пришлось бросить много исправной техники, в Красной Армии были созданы целые батальоны, полки и бригады, имевшие на вооружении трофейные танки. И даже в конце войны, когда промышленность вышла на пик производства, в изобилии снабжая войска всем необходимым, использование трофеев продолжалось, хотя и в меньших масштабах, причем наши танкисты воевали не только на «пантерах» и «тиграх», но и на венгерских «туранах».

Новая книга ведущего специалиста восстанавливает подлинную историю боевого применения трофейной бронетехники, а также отечественных самоходок, созданных на шасси немецких танков.

* * *

Книга содержит много таблиц. Рекомендуется просматривать читалками, поддерживающими отображение таблиц: CoolReader 2 и 3, AlReader.

Поэма Фирдоуси «Шах-наме» («Книга царей») — это чудесный поэтический эпос, состоящий из 55 тысяч бейтов (двустиший), в которых причудливо переплелись в извечной борьбе темы славы и позора, любви и ненависти, света и тьмы, дружбы и вражды, смерти и жизни, победы и поражения. Это повествование мудреца из Туса о легендарной династии Пишдадидов и перипетиях истории Киянидов, уходящие в глубь истории Ирана через мифы и легенды.

В качестве источников для создания поэмы автор использовал легенды о первых шахах Ирана, сказания о богатырях-героях, на которые опирался иранский трон эпоху династии Ахеменидов (VI–IV века до н. э.), реальные события и легенды, связанные с пребыванием в Иране Александра Македонского. Абулькасим Фирдоуси работал над своей поэмой 35 лет и закончил ее в 401 году хиджры, то есть в 1011 году.

Условно принято делить «Шахнаме» на три части: мифологическая, героическая и историческая.