Поле

Поле

Нина Садур

ЧУДНАЯ БАБА

ПОЛЕ (пьеса первая)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Лидия Петровна.

Баба.

Совхозное картофельное поле. Вдалеке желтая роща. Серое небо. Холодно. Однообразно. Пустынно. По полю бредет Лидия Петровна. Ее прислали с группой товарищей на уборку картофеля. Она заблудилась.

Лидия Петровна. Ну что же... ну что же это такое... я ноги сломаю. Здесь же ходить нельзя... как же они объяснили - все прямо, прямо... здесь все прямо, а ничего нет. Куда же все делись-то? (Кричит.) Товарищи! Александр Иванович! (Помолчав.) Глупо кричать в голом поле... Может быть, это другое поле? Наше - картофельное. (Поднимает картошку.) Это тоже картофельное. Ой-ей-ей-еи, кто же так картошку содержит, она же сгниет, бедная...

Рекомендуем почитать

Нина Садур

ЧУДНАЯ БАБА

ГРУППА ТОВАРИЩЕЙ (пьеса вторая)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Лидия Петровна.

Александр Иванович.

Оля Черкасова.

Елена Максимовна.

Гена Ескин.

Конструкторское бюро. Столы, кульманы, окна, двери, телефоны, шкафы, люди. Начало рабочего дня. Все на местах. Входит Лидия Петровна.

Лидия Петровна. Здравствуйте.

Нестройный хор приветствий.

Оля. Ой, ну я больше не могу!

Другие книги автора Нина Николаевна Садур

Кто лучший помощник детектива? Конечно, его четвероногий домашний любимец! Татьяна Полякова, Евгения Михайлова, Екатерина Островская и другие талантливые писатели наглядно демонстрируют, что детектив может быть усатым и хвостатым! В новом сборнике остросюжетных рассказов следствие помогают вести именно они — братья наши меньшие. Они видят все скрытое от людских глаз и находят то, что не под силу отыскать никому другому. А еще утешают, забавляют и всячески украшают жизнь!…

«Панночка» — спектакль контрастов. Тихая идиллия украинского вечера сменяется ледяным кошмаром проклятой церкви, веселая казацкая пирушка переходит в ночной шабаш ведьмы и темных сил. Секрет успеха этого спектакля в том, что за шутками, смешными и пугающими, стоит глубокое философское содержание и ответы на многие волнующие нас вопросы.

«У этого высокого, стройного старика три пса и пять кошек. В бессильной ярости старик смотрит на кошек. Он играет желваками и нервно хрустит пальцами. Кошки пристально смотрят на него снизу, беззвучно открывают свои рты, постукивают хвостами. К собакам старик терпимее, потому что собаки теплее. Псы крикливо лезут обниматься и смотрят умильно. А кошки выскальзывают, беззвучно разевая красные рты, и любят наблюдать исподтишка…»

Нина Садур

ЗАРЯ ВЗОЙДЕТ

УБЛЮДОК (пьеса первая)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Виктор, 36 лет.

Зоя, 33 года.

Егор, 15 лет.

Небольшой городок. Запущенная однокомнатная квартира. В комнате Виктор и Зоя.

Виктор. Куда ты смотришь, милая?

Зоя. Ой, я даже не знаю. Так просто.

Виктор. Что видишь?

Зоя. Да ничего.

Виктор. Опять ничего?

Зоя. Ну Витя!

Виктор. А я вижу - ты думаешь!

Нина Садур — самый, пожалуй, интересный русский драматург последней четверти двадцатого века, известна больше на Западе, чем у себя на родине. Шокирующие сюжеты в сочетании с блестящим литературным языком и особым мистическим видением она привносит и в свои прозаические произведения. Нина Садур всегда работает на грани: на грани сна и яви, реальности и вымысла, добра и зла. И каждый раз она пытается прорваться сквозь «вечную мерзлоту» окружающего ее враждебного мира, где правят бытовая пошлость и метафизическое отчуждение, в волшебную страну абсолютных ценностей. Не каждый способен пройти этот путь до конца…

Нина Садур — прозаик и драматург, которая больше известна на Западе, чем у себя на родине. Ее пьесы с успехом идут на многих сценах мира. В России вышло всего три издания писательницы. Эта книга включает произведения, среди которых цикл эротических рассказов и две новые, впервые публикующиеся повести о современной жизни. «О том, как сегодняшние монстры родят уже даже не себе подобных, а вообще демонов».

В 1987 году вышла первая книга Нины Садур — сборник пьес «Чудная баба», и сразу началась ее известность как драматурга, к которой вскоре присоединилась и популярность прозаика. Ее прозу сравнивают с осколками странного зеркала, отражающего жизнь не прямо, а с превращениями, так, что в любой маленькой истории видится и угадывается очень многое. Это проза пограничных состояний и странных героинь, появляющихся, как кажется поначалу, ниоткуда — то ли из сна, то ли из бреда. На самом деле бредова, по сути, сама наша жизнь, а героини с этим бредом сражаются — в одиночку, без малейшей надежды на понимание: подлинностью чувств, умением увидеть даже в самой безнадежной реальности «чудесные знаки спасенья».

Прозу Нины Садур часто сравнивают с осколками зеркала, отражающего жизнь не прямо, а с превращениями, так, что в любой маленькой истории видится и угадывается очень многое. Это проза пограничных состояний и странных героинь, которые драматически не совпадают с «обычной жизнью», а зачастую сражаются с ней — в одиночку, без надежды на понимание. Щитом, чтобы заслониться от пошлости и цинизма, природа их не снабдила, а вместо шпаги дала в руки лишь «иголку любви» — подлинное и искреннее чувство.

В новую книгу Нины Садур вошли роман «Немец», повести «Детки в клетке» и «Юг», рассказ «Иголка любви». Это проза пограничных состояний и странных героинь, которые драматически не совпадают с «обычной жизнью», а зачастую сражаются с ней — в одиночку, без надежды на понимание — подлинностью и искренностью чувств.

Hина Садур

Ехай

Одноактная пьеса

Действующие лица:

М а ш и н и с т э л е к т р о в о з а.

М у ж и к.

Б а б к а в с а п о ж к а х.

Зима. Поздний вечер. Железнодорожный путь. Глухое-глухое место. Где-то далеко, за снегом, слегка поблескивает деревушка. Мужик стоит на коленях, приготовился умирать. Глядит на небо, кладет голову на рельс. Грохот встречного поезда. Самого поезда не видно, но вихрь света, снега и грохот говорят нам, что проехал поезд и потрясенно просигналил ненормальному Мужику. Мужик поднял голову, поглядел вслед поезду и вновь положил щеку на рельс. Рельс холодный, и Мужик подложил шапку. Идет время. Мужик лежит, потом далеко уже два поезди встретились, и тот, что видел Мужика, передал второму, это мы узнаем из реплик: "Вить, там псих один, лег на пятисотом километре". ? "Из графика выйду, блин". ? "Тормози, Вить, фиг с ним, с графиком". Эти реплики так и прозвучали где-то там, далеко, где начал тормозить поезд, а М у ж и к об этом ничего не знает, он терпеливо лежит, и вот входит Машинист электровоза.

Популярные книги в жанре Драматургия: прочее

Георг Хакен

Страсти по Голландии

Пьеса-сказка на гауфовские темы.

Светлой памяти драматургов

сказочников

Тамары Григорьевны Габбе и

Евгения Львовича Шварца

Действующие лица:

ПЕТЕР МУНК, угольщик

БАРБАРА МУНК, его мать, вдова

КАСПАР, дровосек

ЛИЗБЕТА, его дочь

ИЕЗЕКИИЛ ТОЛСТЫЙ

ШЛЮРКЕР ТОЩИЙ

ВИЛЬМ КРАСИВЫЙ

ХОЗЯЙКА трактира "Золотой гульден"

СТЕКЛУШКА, хранитель клада

Творчество Джайлза Купера кажется совершенно прозрачным. Диалоги просты и непринужденно остроумны, сюжет развертывается легко, как будто сам собой (лишь при повторном прочтении замечаешь, как умело подготавливает писатель будущие события), характеры персонажей выразительны и достоверны, даже гротескная фигура Гэнна остается вполне человеческой, несмотря на утрированную казенность его поведения и общения с подчиненными. Реальное легко соединяется с нереальным: невероятные события Купер описывает так, как будто нет ничего обыкновеннее. Персонажи на редкость нелюбопытны: за десять лет жизни в богом забытом месте никто из них не поинтересовался газетами, не съездил в город, не разговорился с местными жителями.Почти до середины пьеса обещает быть комедией, читатель расслабляется, благодушно реагирует на шутки, но как только он окончательно убеждается в «легкости» жанра, писатель нарушает правила игры: в душу читателя незваными гостями прокрадываются грусть и сочувствие.

Скромно обставленная холостяцкая квартира. У стены широкая тахта. У другой стены – газовая плита, на ней кастрюли, рядом раковина, над ней зеркало. Холодильник. Посредине стол и два стула. Шкаф с бумагами, книгами, дисками. Старая пишущая машинка. На шкафу – чучело орла. Ночной столик, на нем смешной будильник – например, в форме утки. Туристическая сумка. Разбросанные предметы одежды.

На тахте под одеялом очертания двух тел. Громкий храп. Внезапно утка начинает смешно крякать, исполняя некую мелодию. ПЕПЕ хватает утку за голову и сбрасывает ее со столика. Утка замолкает.

"Дон Жуан в Египте" - первое драматическое произведение Гумилева, если не считать не дошедшей до нас пьесы "Шут короля Батиньоля", законченной в Париже в конце 1906 года. "Дон Жуан в Египте" был прочитан в ноябре 1911 года в Царском Селе у Гумилевых на заседании Кружка Случевского, в апреле 1911 года пьеса была опубликована в сборнике стихотворений "Чужое небо", а в марте 1913 года состоялась ее премьера в Троицком театре.

"Все, кто оступается" – первая из шести пьес, написанных Беккетом для радио. Предельно простая по сюжету, пьеса развертывается как нарастающий кошмар. На ее маленьком пространстве – настоящая фантасмагория страдания

С у д ь я по бракоразводным делам.

П и с ь м о в о д и т е л ь.

П р о к у р а д о р.

С т а р и к.

М а р ь я н а, его жена.

С о л д а т.

Д о н ь я Г ь о м а р, его жена.

П о д л е к а р ь.

Д о н ь я А л ь д о н с а, его жена.

К р ю ч н и к.

Два м у з ы к а н т а.

Зала суда.

Входит судья, письмоводитель и прокурадор; судья садится на кресло. Входят старик и Марьяна.

Настоящий том собрания сочинений выдающегося болгарского писателя, лауреата Димитровской премии Димитра Димова включает пьесы, рассказы, путевые очерки, публицистические статьи и выступления. Пьесы «Женщины с прошлым» и «Виновный» посвящены нашим дням и рассказывают о моральной ответственности каждого человека за свои поступки.

Драма «Розамунда» воскрешает события темной эпохи «переселения народов». Месть, ради которой готовы поступиться всем и всеми…

Перевод Эдуарда Ермакова.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Нина Садур

СИЛА ВОЛОС

ПЬЕСА В ОДНОМ ДЕЙСТВИИ

Памяти Жени ХАРИТОНОВА и в его манере Возлюбленных убивают всегда.

О. Уайльд

Участвуют:

Волосы.

Вошка.

Участвуют без слов:

Эргали, Дама, Именинница, Гости.

Один волос. Слышали? Слышали?

Другой волос. Тише. Тише.

Один волос. Слышали? Слышали?

Другой. Тише. Ну тише!

Один. Слышали новость?

Третий. Новость?

Нина Садур

УЛИЧЕННАЯ ЛАСТОЧКА

ПЬЕСА В ДВУХ ДЕЙСТВИЯХ

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Аллочка, 35 лет.

Андрей, 36 лет.

Лиза, 17 лет.

Дарья, психолог, 26 лет.

Иван Петрович Тарасенко, бригадир шоферов, 56 лет.

Действие происходит в течение суток.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

КАРТИНА ПЕРВАЯ

10 часов утра. Однокомнатная квартира на последнем этаже высотного дома в каком-нибудь новом районе Москвы. Нагое окно, за ним одно только небо. Небо так близко, что непонятно, откуда окно - из неба в квартиру или, наоборот, из квартиры в небо. От того, что дом так высок, здесь постоянно дует ветер и ощущение, будто квартира слегка раскачивается, содрогается, словно аэростат, который вот-вот мягко стронется и поплывет. Хрупкая сухая мебель никак не удержит его. Но если окно задернуть шторой, то незаконная тяга этой квартиры к полету пропадет и станет видно, что это жилье людей.

Нина Садур

ЗАМЕРЗЛИ

ПЬЕСКА-МАЛЮТКА

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Мама.

Надя.

Лейла.

Лева.

Дома у Нади. Светло и тихо.

Надя. Мне все это надоело. Ты все деньги на своих любовников просаживаешь, а я голая хожу. Я пошла работать.

Мама (наряжаясь). Иди, кто тебе не дает.

Работа. Темно. Метель.

Надя. Лейла! Лейла! Ты куда опять воду выливаешь? Комендантша догадается! Надо к самой помойке бегать! Лейла! Там нельзя выливать, а то наледь нарастет, и все будут падать! Ты бегай к помойке. Бегай, как я.

Hинель Садыкова

Муза в окружении

Я положила свою голову на стол лицом вниз. Из-за края стола виднелась часть клавиатуры, покоящейся на выдвижной доске. Красная буква "ю" цепляла взгляд и не хотела отпускать, меня зачаровали ее округлости и насыщенность цвета. В голове лениво бродили обрывки мыслей: "Купить сметаны и творога...", "Позвонить и напомнить...", "К черту все...".

Я вздохнула и подняла голову. Запищал телефон.

- Але.