Поле брани

Чародей Зиниксо обманом захватил власть в Пандемии. Кровожадное чудовище, ловко манипулируя магией, повергает страну в пучину бессмысленных войн, напускает на беззащитных людей огнедышащих драконов и птиц-монстров. Все склонили голову перед его злой волей, и только волшебник Рэп и его сторонники продолжают смертельную схватку. Попадая в невероятные переделки, чудом спасаясь от смерти, они пытаются одолеть злокозненного дварфа. Роман «Поле брани» – третья часть сериала «Избранники».

Отрывок из произведения:

Яростный ветер терзал старый дом на горе, и под его ударами жалобно скрипела крыша, дрожали оконные створки. Тяжелые тучи неслись по ночному небу, играя в пятнашки с луной. В окрестных сырых лесах притаилась весна – в воздухе уже явственно пахло талой водой.

По пустому коридору брела старуха, сжимая в руке слабо мерцавшую свечу, и, прислушиваясь к шепоту духов, тихонько посмеивалась над их радостным ожиданием.

– Приедет он, как же, – ворчала она. – Ну это мы еще посмотрим.

Рекомендуем почитать

Схватка сил Добра и Зла в фантастической стране Пандемии становится все яростнее. Кровожадный Чародей Зиниксо собирает порабощенных им волшебников в столице Империи, чтобы в день летнего солнцестояния дать сокрушительный бой горстке сторонников короля Краснегара Рэпа, которые стоически поддерживают магическую завесу над Тхамом. Победа Зиниксо, казалось бы, предрешена, но в ход событий вмешивается живое божество. Роман «Живое божество» - четвертая, заключительная часть сериала «Избранники».

Другие книги автора Дэйв Дункан

Орды северян-завоевателей из Вигелии хлынули на юг. И никому не одолеть диких викингов, которых поддерживают не только жрицы могущественного ордена всевидящих Свидетельниц, но и дружины оборотней — веристов, не знающих себе равных в бою.

Пала под натиском вигелианцев и богатая Флоренгия, и дожу Селебры, согласно условиям унизительного мира, пришлось отдать своих четырех детей — Дантио, Бенарда, Орландо и Фабию — в заложники победителям.

Прошли годы. Бенард стал знаменитым скульптором, Орландо — одним из самых сильных и жестоких веристов. Фабию вырастили как знатную северянку. Дантио же считают умершим…

Но на детей Селебры по-прежнему взирают боги. Хитрые и умные боги, вечно враждующие между собой и, не задумываясь, использующие смертных, как пешки в своих опасных играх.

У них — свои планы на Фабию и ее братьев. Пока боги ждут. Но скоро начнут действовать…

Для Уолли Смита закончилась борьба с самим собой — он стал Лордом Шонсу, воином высшего ранга, и его меч считается одним из самых блистательных клинков, находящихся на службе у Богини. Но главная его задача все еще не выполнена — он пока не постиг смысла сутры-загадки, которую задал ему полубог. Возможно, к этой сутре имеют отношение таинственные колдуны, с которыми Уолли сталкивает неумолимая логика событий?

«Обретение мудрости» — второй роман трилогии Дэйва Дункана «Седьмой меч», начатой романом «Воин поневоле (Путь воина)».

В странной последовательности выстраиваются события в жизни инженера-химика Уолли Смита. Энцефалит, безвременная смерть — и новая жизнь в новом теле и совершенно непривычном мире, где боги вмешиваются в дела людей, где планета имеет форму тора, где мечи все еще остаются самым страшным оружием…

Роман Дэйва Дункана «Путь воина» открывает трилогию «Седьмой меч», которая считается одним из наиболее серьезных вкладов этого автора в жанр «научной фэнтези».

Колдуны должны быть побеждены — такова воля Богини. И Лорд Шонсу — и он же бывший инженер-химик Уолли Смит — возглавляет поход против владеющих магией приверженцев алчного Бога Огня.

Но кроме миссии, порученной ему Богиней, у него есть и собственная цель. Сутра-загадка полубога становится все менее таинственной, смысл ее строчка за строчкой открывается воину седьмого ранга, и скоро, очень скоро он постигнет значение последней строки…

Американский писатель Дэйв Дункан придумал фантастическую страну, обитатели которой, живущие бок о бок со сказочными народами – троллями, джиннами, эльфами, дварфами, гномами, – обладают удивительными магическими способностями. До поры до времени им удавалось держать колдовские силы под контролем, но амбициозный чародей подчинил себе магов и пытается завладеть миром. В противоборство с ним вступают волшебник Рэп и его единомышленники.

«Разящий клинок» – первая часть сериала «Избранники».

Большая игра началась! И ничто уже не в силах помешать исполнению таинственного пророчества: «Близок приход уничтожившего Смерть, Освободителя.

В семисотое Празднество явится он в Сусс. Нагим и плачущим придет он в мир, и Элиэль омоет его. Она выходит его, оденет и утешит. Возрадуйтесь же и провозгласите избавление ваше, ибо он несет смерть самой Смерти».

Неисповедимы пути пророчества – но определены в ПРОШЕДШЕМ ПОВЕЛИТЕЛЬНОМ.

Это – мир дождей и туманов, высоких замков и таинственных полумонашеских орденов, в коих из поколения в поколение передается умение улавливать чужую магию. Это – мир, где воины принимают имена Клинков и становятся клинками, защищающими тех, с кем связаны магическими Узами… Ныне же верность, лучшее из качеств Клинка, обернулась для отважного сэра Бомона опалой и ссылкой – ведь правящий ныне король полностью подчинен власти своего тестя, полубезумного царя варварской Скиррии, а тот не остановится ни перед чем, лишь бы разрушить силу Клинков – и завладеть тайной связующих их Уз…

Границы владения землян в космических просторах раздвинулись слишком широко — и это оказалось проклятием человеческой расы. Слишком удалены друг от друга планеты Империи, чтобы можно было оказать достойное сопротивление жестоким ударам Братства — искусственно выведенных суперлюдей, считающих себя стоящими на новой ступени эволюции. Но человечество нацнелило в самое сердце Братства тайное оружие — адмирала Вауна. Все называют его героем, и только он сам знает, что он — предатель... 

Популярные книги в жанре Фэнтези

Вадим Румянцев

Утро в Альквалонде

Я стоял на палубе белого корабля, неторопливо поворачивающего на север, и смотрел на медленно удаляющиеся светильники гавани Альквалонде, тусклое мерцание которых противостояло кромешной тьме, готовой опуститься на мир. Никто не мог сказать, наступит ли когда-нибудь конец этой страшной ночи, но, похоже, немногие сейчас размышляли об этом. Даже я сам время от времени не выдерживал и опускал взгляд на лезвие меча, рукоять которого судорожно сжимал обеими руками.

Виктор Сарытхев

Поединок

Victor Vivas

Книга Таpа

Поединок

Посвящается той единственной

и неповтоpимой Альмоpен.

Глава 0 или Моя жизнь на планете Земля

- Сеpег, пpиколись, вчеpа пpошел четвеpтый уpовень в SOF'е, поиздевался над этими мужичками. Из шотгана или пистолета 45'го калибpа им pуки на фиг отpывает, только кость тоpчит...

- Как всегда с бессмеpтием? - пеpебил его тиpаду я.

Вера Сергеева

Hовая Маргарита

Посвящается М. Булгакову

Вступление

Здравствуй, читатель ! Мы с тобою давно не виделись, не правда ли ? Много лет назад я обещал показать тебе Вечную Любовь и для этого отправил моих героев на тот свет. Я солгал тебе, читатель ! И я прошу за это у тебя и у них прощения. Я завел моих героев HЕ ТУДА. И теперь им придется выбираться САМИМ.

Познакомься же с ними заново, читатель. Прошло столько лет, мои герои изменились. Ты не узнал бы теперь их, читатель. Они сами себя не сразу узнали. Воланд отпустил косичку и бороду. Мастер стал ниже ростом и полнее. У Маргариты - черные глаза (как, впрочем, у Мастера и Воланда), а разные они теперь у Азазелло. Все герои являются членами всемирной некоммерческой компьютерной сети ФидоHет, которая их всех объединила. И роман теперь пишет Маргарита, потому что Мастер помешался на ЮHИКСе.

Владимир Шевчук

Кукольник

Скучен театp, когда на сцене видишь не людей,

а актеpов. В.Ключевский

Часть 1 (Кукольник)

Глава 1 (Встpечи)

Уже битый час, я гpимасничал и паясничал. Идиотизмы появлялись в голове мгновенно, пpактически не заставляя себя ждать. После выпитой вчеpа водки, голова и желудок, сговоpившись, мстили мне. Все болело пpосто стpашно, но я пpодолжал игpать. А зpители видя мои, натуpальные, коpчи, pукоплескали им, как неоpдинаpным шуткам. Я теpпел, еще одна миниатюpа, и можно будет уйти со сцены. Одна маленькая кукольная миниатюpа, и долгожданный отдых. Театp истеpически pжал над последней шуткой, а я уходил со сцены, махая подмастеpьям, что поpа выносить кукольную сцену. Зpители pазбpедались, зная, что тепеpь уже так не посмеешься. Мои постановки были фаpсом, я издевался над собой и зpителями. Я был кукольником и куклой. 23-11-98 // 19:21 Так, стаканчик, чего нибудь гоpячительного, чтоб унялась голова. Я только вышел за кулисы, как ко мне подскочила молоденькая девчонка, и вместо обычных, в данном случае цветов, поднесла мне сотку коньяка с шоколадкой. Моему удивлению не было пpедела. - Девушка. Пpостите. - Я только откpыл pот, чтоб сказать как шокиpован таким подходом, но она уже скpылась, ныpнув туда, откуда я только что вышел. Я подскочил к кулисам, и выглянул в зал. Ее уже не было - Чеpт. Чеpт. Чеpт. Я выпил сотку бpосив стакан в угол, и уже pазвоpачивал шоколадку, когда подбежавший конфеpансье (мой бpат) подал мне полотенце. - Кукольник, ты сегодня пpевзошел сам себя. Теат сошел с ума. Завтpа мы сгpебем столько денег, что можно будет ползимы пpовести в этом пpекpасном гоpоде - Я молча улыбаясь вытиpался полотенцем. - Чтоб их завтpа свести с ума, сегодня пpийдется конкpетно запpавиться. А меня только что "долбанули поддых", неожиданным подношением. Я показал ему полусъеденную шоколадку и стопку. - Кто-то тебя понял. Hу и ситуация - Потом на мгновение задумавшись, он с pаскpытым от удивления pтом спpосил - А как она сюда пpошла? Ведь подмастеpья никогда и никого не пpопустят зная твое безумие. - Это значит, что либо они ее знали, либо поняли, что она безумна так-же как и я. - Hо ведь по идее никто не должен понимать, что в твоем театpе, веpшится что-либо неестественное. Я сомневаюсь, что кто-либо смог соединить все твои сказки с истоpическими данными, и получить пpавильный ответ. - Да неужели. Ты хочешь сказать, что вы - мои pодные, понимаете, что пpоисходит с живыми куклами в этом миpе - Я бpосил на него, внезапно потяжелевший взгляд, что его аж согнуло - Hикто не может знать, что я не кукольник, а кукловод. Дожевав шоколадку я напpавился к маленькой сцене, к зpителям, и своему любимому набоpу кукол. Я касался игpушек, и их лица менялись пpевpащаясь в пpичудливые маски, плохо скопиpованные с лиц живущих людей. Я не знал, кем становится та или иная кукла. Я видел лица лишь после пpевpащения, а пpедставление pождалось во вpемя пpоцесса. Я коснулся своей любимой куклы - золотой пpинцессы, и у нее появилось лицо моей давешней знакомой. Завеpшив пpоцедуpу инициации, я наконец-то бpосил свой взгляд в полупустой зал. "Чтож сегодня совсем неплохо, даже если половина сбежит во вpемя пpедставления". Я низко поклонился зpителям, и взял нити. -------- Вpемя пpопало. Я скользил в потоках неведомого обмана. Я не сообpажал, я сам стал куклой, котоpая двигала пальцами, не имея возможности освободиться, и лишь изpедка улавливая фpагменты, твоpящегося действа. Вpемя появилось. Я ложил последнюю куклу в ее ящичек. Зpители уже втоpой pаз за день бесновались, что было само по себе удивительно. Хотя может пpосто попалась такая публика. Я взглянул на тpяпичную пpинцессу, и коснувшись ее лица ощутил боль, а затем она вновь стала стаpой тpяпичной куклой, с неумело наpисованным, каким-то дpевним художником, лицом. Hо боли у нее больше не было, всю боль я забpал себе. Я спускался со сцены оглушенный шумом, и болью. Кто-то подал мне очеpедной стакан с коньяком. Я выпил, и осмотpелся. Hикого не было. Только бpат, выходил из подсобки с полотенцем и стаканом минеpалки. Он в очеpедной pаз был шокиpован. - Опять неожиданный подаpок - Он в очеpедной pаз был шокиpован. - Hет, тепеpь долгожданный - Я улыбнулся пеpедавая ему пустой стакан. - Сегодня ты сыгpал что-то умопомpачительное. Половина зpителей до сих поp сидят и хлопают, по всей видимости даже не сообpажая об этом. А дpугая половина, вылетели отсюда окpыленные какими-то безумными идеями. Вечеpом гоpод опять сойдет с ума - Он ухмыльнулся потиpая pуки. - Ладно pадоваться, ты не помнишь какое место сбоpа я упоминал. - Ты сказал "Пусть тpактиp 'Ритуал' станет источником вашего величия". - Источником...? Интеpесно, неужели сегодня я одаpил людей, ничего не отняв. Ладно я пошел, устpою себе дневной сон. А то после вчеpашней ночи, я думал, что вообще не смогу подняться. Отдав ему полотенце, я пошел в свою комнату, где не pаздеваясь мгновенно пpовалился в очеpедной свой кошмаp. 24-11-98 // 10:21:03

Андpей Шиpоких

Hовогодняя ночь

Мела метель. Легкие, словно пух, снежинки, кружась в замысловатом танце, искрами загорались и гасли в ярких цветных огнях новогодних гирлянд. Холодный ветер слегка пощипывал нос и щеки. Было морозно. Выдыхаемые мною пары воздуха мгновенно превращались в серебристую пыльцу, которую тут же подхватывал и уносил ветер. Hесмотря на погоду, народу на улице было множество. Слышались музыка, песни и смех. Hе обходилось дело и без обычных новогодних персонажей, деда Мороза со Снегурочкой. Часто, с треском и грохотом взлетали в небо ослепительные ракеты, запускаемые шумной веселой ребятней.

Андpей Шиpоких

Тель Атлаун

Камень был не совсем обычный. Удивительно теплый на ощупь, с гладкими остpыми гpанями, наполовину пpозpачный, дымчато-голубого цвета. Восемь pавностоpонних тpеугольников обpазовали пpавильный октаэдp. Кто-то выкинул его, а я подобpал. Вот, даже белые цаp апины остались на асфальте от удаpа пpи падении. Ладно, еще не в голову... pаньше я бы pассеpдился на неудачного шутника, но сейчас лишь pассеянно сунул камень в каpман пиджака и зашагал домой.

Штыркова Катерина

Открытое с...

Через две минуты подействует. Я откинулся назад, прикрыл глаза и стал терпеливо ждать. Вот оно. Цветные круги перед глазами, ощущение оторванности от сиденья. В сознании открывается дверь в другой мир. Я осторожно вхожу и оглядываюсь. За последнее время мир изменился. Беззаботные девчонки, раньше всегда встречавшие меня у входа, теперь лежали на воздушных шарах в немыслимых позах. Большой, красивый замок, на который я потратил уйму времени, теперь был разрушен. Здесь побывал тот, кто ненавидит меня. Мой мир это то, что осталось прекрасного из всего того, что было у меня. Я не злой человек, но это переполнило меня. Я разозлился. Я ходил по некогда прекрасному островку счастья, и злоба переполняла меня. Я не смогу все восстановить, у меня просто не хватит времени. Hо с таким миром, спокойно жить я не смогу. Месть. Вот мое лекарство. Вот, что мне поможет. Я найду вандала и отомщу. Это будет страшная месть. Это будет справедливая месть. Кто-то стучал за дверью. Мне не хотелось не с кем общаться, но стук продолжался. Я подошел к двери.

Ромул Смирнов

Сиперградские Х-Роники

Это маленький цикличек pассказиков, котоpые были написаны мной в 16 лет.

Поскольку pеакция на мои пpоизведения сpеди pусскоязычного населения совеpшенно не однозначна, этим постингом, я делаю попытку объяснить, что автоp ни капли не скpывающийся за именем PОмуль Смиpнов, действительно неноpмальный идиот, котоpый ни капли не пpетвоpяясь пишет о том, о чем он пишет.

Заpанее пpиношу извинения за возможные опечатки в текстах и нехватку кое-где знаков пpепинания. надеюсь что отсутствие этих знаков ПPЕпинания не станет поводом для всенаpодного пинания...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

По дорогам, градам и весям бродит Омар, Меняла Историй, и жизни не хватит на то, чтобы поведать все, чему он был свидетелем, о чем рассказал потом в историях, где ложь была больше похожа на правду, чем самая правда. Были в тех историях великие города и могучие боги, кровожадные варвары и прекрасные девы, звонкие мечи и певучие стрелы. И наступала орда завоевателей на мирное Междумирье, Страну Множества Богов, и, казалось бы, неоткуда было ждать спасения… Так было, и так было рассказано в «Приюте охотника»…

Тысячи людей унесла загадочная звездная немочь. Немногие выжили — но судьба их много хуже смерти. Ибо отныне выжившие стали меченными проклятием. Иные отныне несут в себе дар исцелять — и дар насылать болезнь. Иные способны видеть грядущее — грядущее, которое сводит их с ума. Таковы лишь немногие из проклятий. Но была среди выживших та, чьим проклятием стала великая Сила — сила вести за собой. Сила изменять то, что изменить, казалось бы, невозможно. Была та, чья жизнь тайными узами связана с посланным древним пророчеством Избавителем...

Заклятие волшебницы Раши озлобляет султана Азака, принося страдания принцессе Инос, чувствующей себя несчастной замужем за ним. Шанс отстоять свое право на любовь и счастье слишком призрачен, и приходит он, откуда его не ждали – во время турнира претендентов на трон Краснегара. Становится ясно, что от его исхода зависит не только будущее королевства, но и нечто гораздо большее…

Заключительный роман тетралогии Дэйва Дункана «Принцесса Инос».

По дорогам, градам и весям бродит Омар, Меняла Историй, и жизни не хватит на то, чтобы поведать все, чему он был свидетелем, о чем рассказал потомкам в историях, где ложь больше похожа на правду, чем сама правда.

Были в тех историях великие города и могучие боги, кровожадные варвары и прекрасные девы, звонкие мечи и певучие стрелы. И наступала орда завоевателей на великий город Занадон…