Покушение П Н Шабельского-Борк и С Таборицкого на П Н Милюкова в Берлине

ПОКУШЕНИЕ

П.Н. ШАБЕЛЬСКОГО-БОРК И С. ТАБОРИЦКОГО

НА П.Н. МИЛЮКОВА В БЕРЛИНЕ

28 МАРТА 1922 г.

28 марта 1922 г. в Берлине произошло покушение на П.Н. Милюкова, известного политического деятеля, историка и публициста, одного из организаторов и лидеров Конституционно-демократической партии, который эмигрировал вскоре после захвата власти большевиками в России и являлся главным редактором парижской газеты "Последние новости". Во время него был убит один из руководителей кадетской партии, юрист и публицист Владимир Дмитриевич Набоков, также русский эмигрант и один из редакторов берлинской газеты "Руль". Милюков не пострадал.

Другие книги автора Павел Николаевич Милюков

Знать историю двух русских революций, чтобы не допустить повторения.

Мемуары Павла Милюкова, главы партии кадетов, одного из организаторов Февральского переворота 1917 года, дают нам такую возможность. Написанные непосредственным участником событий, они являются ценнейшим источником для понимания истории нашей страны.

Страшный для русской государственности 1917 год складывался, как и любой другой, из двенадцати месяцев, но количество фактов и событий в период от Февраля к Октябрю оказалось в нем просто огромным. В 1917 году страна рухнула, армия была революционерами разложена, а затем и распущена. Итогом двух революций стала кровавая Гражданская война. Миллионы жертв. Тиф, голод, разруха.

Как всё это получилось? Почему пала могучая Российская империя? Хотите понять русскую революцию — читайте ее участников. Читайте тех, кто ее готовил, кто был непосредственным очевидцем и «соавтором» ее сценария.

Чтобы революционные потрясения больше не повторились. Чтобы развитие нашей страны шло без потрясений.

Чтобы сталинские высотки и стройки первых пятилеток у нас были, а тифозных бараков и кровавой братоубийственной войны больше никогда не было.

Современным «белоленточникам» и «оппозиционерам» читать Милюкова обязательно. Чтобы они знали, что случается со страной, когда в ней побеждают либералы.

 "Если бы политика была шахматной игрой, а люди - деревянными фигурками, он был бы гениальным политиком", - писал о Милюкове его вечный оппонент П.Б.Струве.

Человек холодного, четкого ума, Милюков нередко оказывался в плену логических схем, порой весьма далеких от реальности, что неудивительно - жизнь в России шла и идет вразрез с самыми смелыми прогнозами.

"Воспоминания" Милюкова действительно напоминают анализ шахматных партий, сделанный гроссмейстером. И партий интереснейших - Павел Александрович Милюков (1859-1943), известный историк и публицист, один из создателей партии Конституционных демократов, председатель ее ЦК и лидер в Государственной думе, был министром иностранных дел Временного правительства России в 1917 году...

Многое в его книге не утратило актуальности и по сей день.

 "Если бы политика была шахматной игрой, а люди - деревянными фигурками, он был бы гениальным политиком", - писал о Милюкове его вечный оппонент П.Б.Струве.

Человек холодного, четкого ума, Милюков нередко оказывался в плену логических схем, порой весьма далеких от реальности, что неудивительно - жизнь в России шла и идет вразрез с самыми смелыми прогнозами.

"Воспоминания" Милюкова действительно напоминают анализ шахматных партий, сделанный гроссмейстером. И партий интереснейших - Павел Александрович Милюков (1859-1943), известный историк и публицист, один из создателей партии Конституционных демократов, председатель ее ЦК и лидер в Государственной думе, был министром иностранных дел Временного правительства России в 1917 году...

Многое в его книге не утратило актуальности и по сей день.

Об отречении государя императора Николая II

от престола российского и о сложении с себя верховной власти

Ставка

Начальнику штаба

В дни великой борьбы с внешним врагом, стремящимся почти три года поработить нашу Родину, Господу Богу угодно было ниспослать России новое тяжкое испытание... Начавшиеся внутренние народные волнения грозят бедственно отразиться на дальнейшем ведении, упорной войны. Судьба России, честь геройской нашей армии, благо народа, все будущее дорогого нашею Отечества требуют доведения войны во что бы то ни стало до победного конца. Жестокий враг напрягает последние силы, и уже близок час, когда доблестная армия наша совместно со славными нашими союзниками сможет окончательно сломить врага. В эти решительные дни в жизни России почли мы долим совести облегчить народу нашему тесное единение и сплочение всех сил народных для скорейшего достижения победы и в согласии с Государственной думою признали мы за благо отречься от престола государства Российскою и сложить с себя верховную власть. Не желая расстаться с любимым сыном нашим, мы передаем наследие наше брату нашему великому князю Михаилу Александровичу и благословляем его на вступление на престол государства Российского. Заповедуем брату нашему править делами государственными в полном и ненарушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу. Во имя горячо любимой Родины призываем всех верных сынов Отечества к исполнению своего святого долга перед ним повиновением царю в тяжелую минуту всенародных испытаний и помочь ему вместе с представителями народа вывести государство Российское на путь победы, благоденствия и славы. Да поможет Господь Бог России.

Милюков Павел Николаевич (1859–1943) — историк, лидер кадетской партии, член IV Государственной думы. Со 2 марта по 1 мая 1917 — министр иностранных дел Временного правительства; после выхода в отставку перешел в оппозицию к правительству.

7 июня 1917 г. в газете «Речь» писал: «Я… недоволен тем, что гг. Ленин и Троцкий гуляют на свободе… они достаточно нагрешили против уголовного кодекса… эти господа вносят заразу в русское общество и в русскую армию».

С приходом к власти большевиков уехал на юг, присоединился к Добровольческой армии, старался обеспечить ей поддержку европейских правительств. С ноября 1918 жил на Западе. В 1921–1940 редактор парижской газеты «Последние новости», один из самых влиятельных деятелей русской эмиграции. Выступил с «новой тактикой» в отношении советской России, направленной на внутреннее преодоление большевизма. Входил в Парижскую демократическую группу партии народной свободы.

В ходе Великой Отечественной войны стоял на патриотических позициях.

Скончался 31 марта 1943 г. в Экс-ле-Бен, прах покоится в Париже.

Милюков П. Н. автор многотомных «Очерков по истории русской культуры», «Воспоминаний» и др. работ.

П. Н. Милюков. Три попытки. Издательство «Presse Franco-Russe». Париж. 1921.

Старая орфография изменена

РЕЧЬ П. Н. МИЛЮКОВА НА ЗАСЕДАНИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ

1 ноября 1916 г.

....После значительного перерыва в работе Дума все же собралась 1 ноября 1916 г. К этому времени в стране сложился такой политический климат, что даже правые депутаты начали критиковать "бездарных министров", в своей нашумевшей речи на осенней сессии 1916 г. в Думе , текст которой распространялся по стране в списках, П.Н. Милюков показал очевидность того, что политика правительства была продиктована "либо глупостью, либо изменою".

Популярные книги в жанре История

Краткий очерк основных вех советской политической истории 1917—1987 гг.

Мы публикуем полную стенограмму лекцииизвестного российского византиниста, доктора исторических наук, ведущего научного сотрудника Института славяноведения РАН, профессора СПбГУ Сергея Иванова, прочитанной 26 марта 2009 года в клубе – литературном кафе Bilingua в рамках проекта «Публичные лекции «Полит.ру».

Изучение взаимоотношений течений католицизма во Франции 17-18 вековВведите сюда краткую аннотацию

Доклад американского ученого Раса Грэнаты (Russ Granata) на Международной конференции

по глобальным проблемам всемирной истории. (Москва 26-27 января 2002 года).

Книга сэра Томаса Даунинга Кендрика посвящена жрецам древних кельтов — друидам. Автор рассматривает историю и истоки формирования популярных представлений об этом кельтском жречестве и показывает их расхождение с той реальной картиной, которая складывается при изучении письменных памятников и археологических свидетельств, обычно соотносимых с друидами. Как демонстрирует автор, вряд ли можно доверять утверждениям некоторых особенно пылких приверженцев друидизма, приписывающих, например, друидам честь создания Стоунхенджа и выдающих свои домыслы за исторические и проверенные сведения. Книга богата фактическим материалом, подкрепляющим основные выводы и положения автора.

Эта книга — рассказ о героях 1825 года, доживших до 1860-х годов, до нового взрыва общественной борьбы, рассказ о людях, проявивших верность революционным идеалам, глубокий патриотизм, активность, непримиримость.

Несколько биографических очерков посвящены отдельным представителям декабристского движения, претерпевшим одиночное заключение, каторгу, многолетнюю ссылку и сохранившим красоту духа и чистоту помыслов.

Один из очерков повествует о женщинах, жизнь которых освещена сочувствием узникам Сибири и самопожертвованием ради них.

Тема последнего очерка: декабристы и русская литература.

Книга построена на разнообразных архивных материалах из личных декабристских фондов. Многие из них публикуются впервые.

Весь Ближний Восток пришел в движение. Волна революций смела диктатуры Египта и Туниса, вызвала гражданскую войну в Ливии и потрясла до основания режимы других стран региона. Что принесла «арабская весна» миру – новые угрозы и затяжную неопределенность или же перемены к лучшему и стабильное развитие?

Книга авторитетного эксперта по арабскому миру Валида Фареса отвечает на этот вопрос и рассказывает о борьбе радикальных и умеренных мусульман за новое устройство мира. Читатели смогут сориентироваться в сложной политической жизни региона, понять, каковы перспективы демократии на Ближнем Востоке, как будет выглядеть арабский мир после этих бурных событий, как будут складываться его отношения с Западом, и удастся ли избежать войн, которые готовят миру приверженцы радикального ислама. В основе книги – многолетний опыт изучения арабских стран, их политики и экономики.

Какие бы ассоциации ни вызывала у людей аббревиатура ЦРУ, несомненно одно: это учреждение в послевоенные годы стало символом внешней политики США, их упорной борьбы за установление однополярного мира. Казалось, что это детище холодной войны после развала Советского Союза и прекращения деятельности его главного соперника — КГБ может остаться «без работы». Однако события последних лет свидетельствуют об обратном: активность ЦРУ не ослабевает.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В. МИЛЮТИН

АДМИРАЛ АРСЕНИЙ ГОЛОВКО

В его дневнике есть такие строки:

"Когда было получено официальное сообщение о начале войны, в моем кабинете находились член Военного совета А. А. Николаев, начальник штаба флота С. Г. Кучеров, начальник политуправления Н. А. Торик. Не помню, кому пришла мысль спросить о возрасте присутствующих. Выяснилось, что среди нас нет никого старше 35 лет и ни один из нас не имеет опыта управления флотом в военное время на таком обширном и трудном морском театре".

Городские вокзалы живут своей тайной, незаметной для посторонних жизнью. Наркотики, бандитизм, проституция… Но даже постоянные обитатели вокзалов встревожены серией чудовищных убийств в ночных электричках.

ДОН МИЛЛЕР

ПОДВОДНЫЙ СПЕЦНАЗ: ИСТОРИЯ, ОПЕРАЦИИ, СНАРЯЖЕНИЕ,

ВООРУЖЕНИЕ, ПОДГОТОВКА БОЕВЫХ ПЛОВЦОВ

Предисловие

В этой книге содержится немало сведений исторического характера. Однако было бы неправильно считать ее исследованием по истории морской войны. Перед составителем стояла иная задача. Я стремился на исторических примерах раскрыть суть проблем подводного плавания, технического оснащения пловцов-подводников, методов обучения и боевого применения подводных разведчиков-диверсантов.

Я повстречался с нею у кафе «Мариньян», что на Елисейских Полях.

В те дни я с трудом обретал самого себя, расставшись с Марой с Острова святого Людовика. Разумеется, мою избранницу звали иначе, но на этих страницах я предпочитаю именовать ее так: в конце концов она была родом из этих мест, и по пустынным улочкам этого острова я бродил темными вечерами, чувствуя, как в мою душу все глубже вторгается ржавое лезвие одиночества.

Только благодаря тому, что несколько дней назад она подала о себе весть (а ведь я уже утвердился в мысли, что утратил ее навсегда), я почувствовал себя в силах рассказать обо всем этом. Правда, теперь, когда мне впервые открылись некоторые обстоятельства этой истории, она выглядит намного сложнее.