Покушение на крейсер

Покушение на крейсер

Николай ЧЕРКАШИН

ПОКУШЕНИЕ НА КРЕЙСЕР

Повесть

ОГЛАВЛЕНИЕ:

25 октября 1917 года. 3 часа ночи

25 октября 1917 года. 3 часа 30 минут

25 октября 1917 года. 4 часа утра

25 октября 1917 года. 5 часов утра

25 октября 1917 года. 6 часов утра

25 октября 1917 года. 7 часов 30 минут

25 октября 1917 года. 10 часов утра

25 октября 1917 года. Полдень

25 октября 1917 года. 14 часов 35 минут

Другие книги автора Николай Андреевич Черкашин

В книге рассказывается о судьбах «нелегала из Кёнигсберга» – советского военного разведчика, работавшего под оперативным псевдонимом «Лунь», его боевого соратника – фотокорреспондента Сергея Лобова, их друзей и близких, опаленных безжалостным пламенем Великой войны. А контрразведчики – герои повести «Знак Вишну» – вступают в смертельно опасную схватку с отрядом террористов-«вервольфов», оставленных фашистами в небольшом городке Альтхафене, расположенном на берегу Балтийского моря…

Действие остросюжетного военно-исторического романа известного российского писателя Николая Черкашина начинается накануне Второй мировой войны. Главный герой — военный разведчик-нелегал Николай Лунь проходит через множество испытаний, но сохраняет верность своему делу и своему Отечеству. В неожиданных поворотах его судьбы раскрывается мужественный характер разведчика-патриота. Автор дает свою трактовку начального периода Великой Отечественной войны, рисует картины героической обороны Брестской крепости.

Перед выходом на боевое патрулирование стратегического подводного ракетоносца «Архелон» - офицеры и матросы в парадной униформе уже строились за рубкой на корпусе - из-за штабеля пустых торпедных пеналов, сложенных на причале, вдруг выскочил бритоголовый человек в желтом хитоне и с ловкостью канатоходца перебежал по туго натянутым швартовам на широкий нос атомарины. Это случилось в тот момент, когда головы всех, кто стоял на палубе и причале, были задраны и взгляды устремлены вверх - туда, где басовито рокотал тяжелый президентский вертолет. Все произошло так быстро, что даже вездесущие фоторепортеры не успели перенацелить свои камеры на нос «Архелона». Бритоголовый выхватил из-под хитона термос, облил себя бензином и чиркнул зажигалкой. Огненный факел вспыхнул на носу корабля, словно фальшфейер - сигнал бедствия. Пылающий человек извивался и корчился, не издавая ни звука. Коммодор Рейфлинт с ужасом уставился на него с высоты рубки. Он оцепенел и только мысленно торопил бегущих - медленно, как в дурном сне, - матросов носовой швартовой партии. И хотя швартовщикам - дюжим ловким парням - понадобились считанные секунды, чтобы столкнуть клубок пламени в воду, Рейфлинт был уверен, что бритоголовый сгорел и обуглился, как тот буддийский монах, который предал себя огню на главной площади Сайгона в день прихода в порт атомного авианосца «Колумб». Но коммодор ошибся, и он отметил это про себя с невольной радостью, глядя, как карабкается на гладкий скат борта этот псих, фанатик, монах - черт его разберет! - не устрашившийся огня, но убоявшийся воды. Бритоголового - живого! - втащили на нос в тот самый момент, когда колеса президентского вертолета коснулись бетонных плит причала и оркестр морской гвардии грянул государственный гимн. Командир «Архелона» взял под козырек и повернулся лицом к парадному трапу, но прежде чем сделать это, он успел заметить, что носовая швартовая партия тесно сомкнула плечи, загородив спинами распростертое на палубе тело в желтых лохмотьях. Усилием воли Рейфлинт заставил себя забыть о нелепом происшествии, собраться и целиком отдаться начавшемуся церемониалу…

Капитан милиции Еремеев в поисках сексуального маньяка по стечению обстоятельств оказывается втянутым в мафиозную группировку, занимающуюся похищением людей, продажей наркотиков и ядов для тех, кто желает уйти из жизни. Герой попадает в чудовищный мир насилия, убийств и шантажа. И кажется, вырваться из этого мира невозможно…

В книге известного писателя-мариниста, лауреата Всероссийской литературной премии им. Александра Невского Николая Черкашина собраны наиболее характерные факты чрезвычайных происшествий, случавшихся на советском Военно-морском флоте в годы Холодной войны. Автор анализирует причины нештатных ситуаций, рассказывает о мужестве и героизме моряков в экстремальной обстановке.

Книга иллюстрирована уникальными фотографиями.

В этой книге скопилась неизбывная боль российского флота — потери боевых кораблей.

«Императрица Мария», «Пересвет», «Новороссийск», «Комсомолец», «Курск» — мощнейшие и совершеннейшие для своего времени корабли… Все они нашли свой печальный конец либо во время войны вдали от морских сражений, либо в мирное время.

Капитан милиции Еремеев в поисках сексуального маньяка по стечению обстоятельств оказывается втянутым в мафиозную группировку, занимающуюся похищением людей, продажей наркотиков и ядов для людей, желающих уйти из жизни. Герой попадает в чудовищный мир насилия, убийств и шантажа. И кажется, вырваться из этого мира невозможно…

Каждый выход советской подводной лодки на боевую службу был секретной операцией. Но случались и такие походы, о цели которых экипажи кораблей узнавали только в море. Автор книги, известный российский писатель-маринист Николай Черкашин, служивший на подводных лодках Северного флота, рассказывает о самых секретных операциях некогда мощнейшего в мире подводного флота СССР. В книгу включены походные дневники подводников, участвовавших в прорыве морской блокады США острова Куба в 1962 году, а также рассказы участников секретных операций — командиров атомных подводных ракетоносцев стратегического назначения, командующих флотилиями и флотами. Книга открывает еще одну страницу летописи "потаенного флота" России, полную драматизма и мужества советских моряков-подводников.

Популярные книги в жанре История

Есть разнощик холоднаго напитка называемаго клюковным квасом, которой делается из меда и ягод клюквы. Его употребляют летом со льдом для питья: служит вместо лимонада для утоления жажды. Продают оной в городах, стоя с ним по большой части на открытых местах, а наипаче на рынке, где проходящие низкаго состояния люди с охотою его пьют, платя за один стакан малое число мелкой монеты. Квасник носит в стеклянном сосуде сей напиток в одной руке, а в другой стакан, имея оных нисколько еще в запасе завернутых в запан, которыя в случае многих питухов он употребляет.

В апреле 1939 года закончились продолжавшиеся три года волнения арабского населения Эрец-Исраэль против английских властей и еврейского ишува. Британское правительство вынуждено было уступить арабам и 17 мая 1939 года опубликовало так называемую «Белую книгу» (выводы, к которым пришла английская Комиссия по расследованию положения в Эрец-Исраэль), фактически отменив тем самым Декларацию Бальфура и все обязательства, которые Британия взяла на себя по отношению к еврейскому народу и сионистскому движению. «Белая книга» практически запрещала алию в Эрец-Исраэль и приобретение евреями земель в большей части страны. И все это в то время, когда сотни тысяч евреев в Европе всеми силами стремились добраться до Эрец-Исраэль и начать там новую жизнь.

Аннотация на книгу

Для тех, кому ощутим смрад мiра сего, как писал современный православный историософ Роман Бычков, в жупнале "Европеецъ" № 2 (10) за 2006 год (с. 87), очевидно, что не женоподобное, лунарное ордынское, но мужественное, солнечное, орденское начало неизбежно должно стать основой русского будущего. Само Христианство изначально имело Орденский характер, коий был заложен в нем Самим Жертвенным Богочеловеком через святых апостолов.

Сей Орден Благовестников Божиих был представителем Церкви Воинствующей, ибо апостолы были вооружены не только силой крещения Духом Святым, но и оружием вполне земного происхождения (те мечи, о которых так часто идет речь в Святых Евангелиях, говорят сами за себя). Духовно-военные ордены, объединяющие рыцарей-бессребренников, по существу воплощали предначертанное нашим Спасителем. Грозными, несокрушимыми форпостами стояли их замки на пути агрессии зверолюдей против Белого человека, охраняя Арио-Христианское наследие от международного скопища недочеловеков. И не случайно Святой Бернар Клервоский в своем основополагающем труде "О похвале новому рыцарству" (De laude novae militiae) сравнивал основание Ордена с чудом, происшедшим со изволения Господнего. Книга Вольфганга Акунова чрезвычайно насыщена историческими фактами, свободными от всяческих мистификаций. Так, глава, посвященная "бедным рыцарям Христа и Храма" (тамплиерам-храмовникам), своей научной объективностью выгодно отличается от широко распространенных ныне мистификаций и фантазий в духе О. Шарпантье, Р. Амбелена и В. Смирнова.

Крайне любопытны свидетельства автора о Тевтонском (Немецком) ордене. Так, автор указывает на то, что четвертый по счету гохмейстер (Верховный магистр) Тевтонского Ордена Герман фон Зальца сыграл в его развитии решающую роль. Он был доверенным лицом,советником и другом Императора Фридриха II Гогенштауфена, буквально осыпавшего его самого и его Орден всяческими милостями и привилегиями. По сути, Герман фон Зальца был магистром-гибеллином. Именно по его совету отвергнутый папским престолом римско-германский Император увенчал себя короной Иерусалима, вернув Святой град Христианскому мiру. Автор не обошел вниманием и злополучный IV Крестовый поход. Безусловной заслугой Вольфганга Акунова является беспристрастность. В случившемся, пишет он, была виновата и сама Византия. Коварство и корыстолюбие "ромеев", их лукавство, цинизм, вероломство, неразборчивость в средствах, лицеремрие и измена слову давно вошли в поговорку как на Востоке, так и на Западе (в том числе и на Руси). Несомненно, византийскон коварство было следствием расовой деградации "ромеев", утративших совю исходную арийскую эллинско-римскую доминанту (спаси Боже от этого и наш Рууский народ!). Логично, что Вольфганг Акунов затрагивает здесь тему преемства византийского наследия. Выводы его однозначны: Именно в качестве последнего Православного Царя - хранителя и покровителя Православной Веры - Московский Великий Государь-Самодержец являлся единственным законным преемником восточно-римских автократоров-василевсов. Большое внимание автор уделяет Ордену Святого Иоанна Иерусалимского, знаменитому Мальтийскому Ордену. Вольфганг Акунов четко обозначает внешнеполитический аспект "мальтийского проекта" императора Павла I.

Речь шла, пишет автор, о создании международной легитимистской Лиги, христианской, но внеконфессиональной, противостоящей революционному движению французских масонов, грозившему захлестнуть всю Христианскую Европу. Масонские круги не могли допустить подобного, и Царь-рыцарь пал жертвой петербургских заговорщиков, направляемых английским масонством. Несмотря на то, что книга Вольфганга Акунова посвящена западноевропейской Орденской традиции, она служит напоминанием, что и нам, рууским, как наиважнейшей ветви иафетического расового древа, духовно-воинская орденская традиция более чем близка. Так, опричнина Государя Иоанна Грозного, "черныве сотни" Минина и Пожарского, Тайная Антисоциалистическая Лига XIX века, черносотенные союзы ХХ века носили типично орденский характер. Мы убеждены, что в конце концов Православный духовно-рыцарский Орден, воинство Финальной Битвы, станет той цитаделью, в ограде которой будет явлен мiру Грядущий Государь. Новая книга Вольфганга Акунов - весьма весомый вклад в фундамент этой цитадели.

9. сентября 2007 г.

ОТВЕТЫ ИЗ СЛОВА БОЖИЯ

ВОПРОШАЮЩИМ СТАРООБРЯДЦАМ.

О неисправности церковно-богослужебных книг и их исправлении.

Издание В. М. Скворцова.

С.-ПЕТЕРБУРГ.

Типография «Колокол», Невский, 127.

1913.

О неисправности церковно-богослужебных книг и их исправлении.

1. Церковно-богослужебные книги времен до-Стоглавого собора, вследствие неправильности первоначального перевода с греческого языка, а также и вследствие ошибок переписчиков (печатание книг тогда не известно было у нас), были не исправны, а потому и исправлялись преп. Максимом греком (прибывшим с Афона в 1518 году).

Георг V.

Последний из английских королей, чье правление было озарено отблеском Викторианской эпохи.

Тихий, мягкий человек, сумевший удержать страну от хаоса и во время Первой мировой войны, и во время политических кризисов 1920-х гг. и экономических катастроф 1930-х…

В бурную эпоху исторических перемен, когда империи Европы рушились одна за другой, династия Виндзоров смогла сохраниться на троне лишь благодаря Георгу V.

Как ему удалось совершить это?

Ответ на этот вопрос вы найдете в великолепной книге Кеннета Роуза «Король Георг V», удостоенной престижнейших премий Великобритании.

В книге журналиста-международника Ф. Сергеева разоблачается преступная деятельность ЦРУ США как одного из важных орудий экспансионистской политики американского империализма, его борьбы на международной арене против СССР, других социалистических государств и национально-освободительного движения. Автор показывает, как при прямом участии ЦРУ осуществлялись заговоры, провокации, террористические акции против Кубы, Чили, Гватемалы и ряда других стран.

Книга представляет интерес для широкого круга читателей.

Из текста: Тотальный информационный контроль. В Северной Корее с начала 60-х гг. является уголовно наказуемым преступлением (формально и сегодня является уголовно наказуемым) иметь дома радиоприемник со свободной настройкой. 5 лет лагерей просто за факт обнаружения радиоприемника у вас дома. […]

Полнейшая информационная изоляция.

[…] для доступа к интернету необходимо иметь личное разрешение главы государства. […]

Жесткая распределительная система. Т.е., естественно, ликвидация всех видов частной экономической деятельности в конце 50-х гг. С 1957 г. переход на карточки, а с конца 60-х гг. – тотальная карточная система. […]

Один мой южнокорейский знакомый, работавший с беженцами в Китае, рассказал, как примерно в 1998 г. (когда шла волна беженцев) он брал интервью у некоей северокорейской бабушки. Она только приехала, за несколько дней до этого перешла границу и сказала, что она теперь побывала в Китае, где все замечательно, Китай просто сшибает богатством северокорейца, это шок. Это шок, когда они видят, насколько безумно богаты беднейшие районы Китая, по сравнению с ними. И она за эти четыре дня такая продвинутая, говорит ему: «Я теперь знаю, что хорошо». «А что ты знаешь, бабушка?» – спрашивает он у нее. «Ну, что Америка хорошо живет, я знаю», – говорит бабушка. Он спрашивает: «А что такое хорошо жить?» Ответ бабушки: «А в Америке всем, даже грудным детям каждый день по карточкам дают 800 г чистого риса».

В книге профессора Гарвардского университета Нины Тумаркин подробно изложена история формирования культа Ленина в СССР и его постоянной трансформации, раскрывается не только политическая, но и культурно-историческая и мифологическая подоплека этого культа.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Лариса ЧЕРКАШИНА

ВЕТВЬ ГОСТОМЫСЛА

"Гостомыслову могилу грозную вижу..." - только эта пушкинская строка, посвященная далекому предку поэта, и осталась в его рукописном наследии. Гостомысл - посадник Новгородский в IX столетии. История сохранила-не только его имя, но и праведные дела, недаром прозван был он Благоразумным. "Сей Гостомысл без муж елико храбр, толико мудр, всем соседом своим страшный, а людем любим, расправы ради правосудия..." - так сказано в Иоакимовской летописи. Имел он четверых сыновей (все они пали в ратных боях) и трех дочерей. Одна из них, Умила, стала женой бодрического князя Годослава-Годлава. В древнем сказании упоминается об удивительном сне Гостомысла, будто видел он, как "из чрева средние дочери его Умилы" выросло чудесное древо и дало плод, от которого "насысчасуся людие всея земли". Воистину пророческий то был сон. Известно, что матерью Годлава была славянка, дочь Рандвера, отец же его Гальфдан вагрско-фризский (вагры - племя балтийских славян). Напомним в связи с этим, что среди славистов существует интересная гипотеза: варягами могли называть вагров, балтийских славян, которые несли пограничную сторожевую службу. Само слово "отвага" обязано своим происхождением храбрым воинственным "ваграм". Знакомство с историей балтийских славян проливает свет на происхождение Рюрика. Бодричи, обосновавшиеся на южном побережье Балтийского моря (тогда Венедского залива - по общему для всех славян имени венедов), именовали себя "рарогами", "руриками". Этим словом и теперь чехи, поляки, украинцы называют птицу семейства соколиных. На древнем санскрите "рарог" означает храбрый. Храбрый, как сокол! Есть свидетельства, что сокол был древнейшим славянским тотемом, изображался он и на древнерусских княжеских гербах. Бодричи поклонялись Световиту - славянскому божеству неба и солнца; его святилище находилось на острове Руяне (нынешнем Рюгене). В русских сказках этот остров зовется Буяном. Причудливая цепочка потомков Годослава через девять столетий протянется в XVIII век, на исходе которого родится великий поэт Александр Пушкин. А он будто бы знал об истоках своего рода (догадывался ли, предполагал ли, кто знает...) - и совсем иным смыслом наполняются знакомые с детства строки:

Марина ЧЕРКАШИНА.

Шолохов - это псевдоним?

Открытие молодого московского литературоведа Константина Смирнова привело маститых шолоховедов в состояние шока. Публикуя эту беседу, мы понимаем, что она вызовет неоднозначную реакцию и у литературоведов, и у многих поклонников шолоховского творчества. Но ведь в спорах рождается истина.

Много лет ведутся бесконечные дебаты и острые злые споры о том, кто же все-таки автор "Тихого Дона": писатель Михаил Шолохов или его земляк казак Федор Крюков? Главный камень преткновения: как мог столь молодой человек, каким был Михаил Шолохов, написать в двадцать два года первую книгу романа-эпопеи, а затем и все остальные тома этого титанического труда, который каждой строкой выдает человека, умудренного немалым житейским да и литературным опытом.

Их служба и опасна, и трудна, и на первый взгляд как будто не видна. На второй – она подавно не видна... Служба, блин, такая...

Питерские менты продолжают запойно работать, и в этом им помогает Дмитрий Черкасов, в то время как Рогов, Петренко и Плахов занимаются неизвестно чем, непонятно где...

После успешного разгрома базы террористов в Санкт-Петербурге Влад Рокотов вынужден отправиться в Беларусь, где группа наемников проникла на подземную ракетную 6aзy и захватила шахты с тактическими ракетами, имея целью силовое устранение Президента Беларуси…