Покорители

26 августа 2009 года исполнилось 60 лет замечательному сибирскому поэту и журналисту, переводчику и общественному деятелю, лауреату литературных премий им. А. М. Горького и Д. Н. Мамина-Сибиряка, Николаю Меркомаловичу Шамсутдинову. С начала девяностых годов Николай Шамсутдинов живёт в Тюмени, но заслуги его перед отечественной (да и не только отечественной!) культурой давно уже не умещаются в региональные рамки. Стихи Шамсутдинова охотно печатают литературные журналы России, Ближнего и Дальнего Зарубежья. Весной 1991 года Н. Шамсутдинов, единственный из тюменских литераторов, был приглашён в Данию, где прочитал цикл лекций в Королевских университетах. В настоящее время Николай Меркомалович возглавляет Тюменское отделение Союза российских писателей и областной Фонд защиты творческой интеллигенции.

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Для русского человека из современных поэтов и исполнителей Александр Новиков, пожалуй, ближе всех. Его лирика насквозь пронизана тем необъяснимым, нежным, несказанным, что так напоминает нашу Родину. Александр Новиков написал более трехсот стихов и песен, является лауреатом общенациональной премии «Овация», неоднократным лауреатом премии «Шансон года», награждён высшей церковной наградой — Орденом святого благоверного князя Даниила Московского.

Галина-Эйнерлинг, Глафира Адольфовна — поэтесса. Родилась в 1873 г. С 1895 г. помещала стихотворения, рассказы и сказки в «Живописном Обозрении», позднее в «Русском Богатстве», «Мире Божием», «Образовании», «Жизни», детских журналах. Отдельно напечатала: «Стихотворения» (1902), «Предрассветные вести», (1906), «Сказки» (2 часть 1903 и 1908), стихотворный перевод ибсеновского «Бранда» (1908). Галина-Эйнерлинг обладает стихом изящным и легким. Очень искренняя поэзия ее посвящена весне, природе, робкой любви, но отчасти и общественным настроениям; известность ей создало чрезвычайно популярное в эпоху студенческого движения марта 1901 г. стихотворение «Лес рубят» («Лес рубят — молодой, еще зеленый лес… А сосны старые понурились угрюмо и, полны тягостной, неразрешимой думы, безмолвные, глядят в немую даль небес. Лес рубят… Потому ль, что рано он шумел? Что на заре будил уснувшую природу? Что молодой листвой он слишком смело пел про солнце, счастье и свободу? Лес рубят… Но земля укроет семена: пройдут года — и мощной жизни силой поднимется берез зеленая стена и снова зашумит над братскою могилой»…). С. В.

Первые ее стихотворения при содействии Шеллера-Михайлова были напечатаны в 1895 году в «Живописном обозрении». С 1899 года она сотрудничала в «Русском богатстве», «Жизни», «Образовании», «Мире божьем», В 1902 году вышел сборник ее стихотворений, в 1906-м - второй («Предрассветные песни»), В начале своего творческого пути Г, Галина отражала настроения, характерные для демократических слоев русского общества. По признанию поэтессы, огромное влияние оказали на нее стихи и личность народовольца поэта-демократа П. Я. Якубовича-Мельшина. За стихотворение «Лес рубят — молодой нежно-зеленый лес»

Галина подвергалась административной высылке из столицы. Это стихотворение, написанное по поводу репрессий против революционно настроенного студенчества — отдачи в солдаты 183 киевских студентов, — появилось в печати сначала за рубежом, а потом перепечатывалось в русских социал-демократических изданиях, ходило в списках. Накануне демонстрации 4 марта 1901 года, состоявшейся на Казанской площади в Петербурге, поэтесса прочитала его в Союзе писателей в присутствии Короленко, М. Горького, Мамина-Сибиряка, Скитальца. Стихи приобрели в то время большую популярность, часто звучали с эстрады, на студенческих сходках и вечеринках.

Откликнувшись на англо-бурскую войну 1899–1902 гг. и выражая сочувствие жертвам империалистической политики, Г. Галина написала цикл стихотворений о бурах. Стихотворение «Бур и его сыновья» («Трансваль, Трансваль, страна моя»), в устном обиходе несколько переделанное, стало народной песней: особенно часто звучала она в дни первой русской революции 1905 года и в период гражданской войны. Стихи Г. Галиной — безыскусные, мелодичные, легкие, простые по образам и языку, с налетом сентиментальности — были в начале XX столетия во множестве положены на музыку. Широко известны романсы С. В. Рахманинова на слова Галиной «Здесь хорошо…», «Как мне больно…» («Весенняя ночь»), «У моего окна…». Писали на стихи Галиной музыку М. Гнесин, А. Гречанинов, Б. Асафьев. Кроме стихов,

Галина печатала сказки для детей и рассказы, переводила драматические произведения иностранных писателей, в частности драму «Брандт» Ибсена (1908). После Великой Октябрьской социалистической революции Г. Галина вместе с мужем, писателем С. И. Гусевым-Оренбургским, уехала за границу.

Лена Де Винне — одно из главных литературных открытий последних лет — снова удивляет читателей. После того, как первая же ее книга «Дневник жены космонавта… З, 2, 1, Поехали!» вышла на нескольких языках и стала бестселлером, все ожидали от автора продолжения. Вместо этого Лена решила попробовать себя в новой роли и стала успешной ведущей авторской программы на бельгийском телевидении. А сегодня она открывается еще с одной стороны, представляя читателям свой первый поэтический сборник.

Набат и пламень. Гул площади и шепот любви. Портреты чужих судеб и крик сердца. Яркое знамя на гробе мертвого века – и живые голоса, прорезающие золотом, суриком, киноварью толщу мрака всесильного времени.

Четыре стены незримого храма. Шестнадцать фресок, многофигурных композиций. Елена Крюкова – мастер стихотворной фрески. Она не боится крупной формы, слепящих контрастов, чистых красок.

Внутри выстроенного ею словесного собора звучит музыка. Ее не спутать ни с чем.

Перед нами работа художника – одного из немногих в современной русской литературе, кто осмелился бросить вызов изменчивой моде силой и вечностью мощного образа. 

Просто сборник стихотворений под настроение

Просто сборник стихотворений под настроение

ГОЛЬДБЕРГ  Лея  (1911 - 1970)   –   ивритская поэтесса и критик.  Родилась в Кёнигсберге.

Детство её прошло в России, юность – в Литве. Училась в университетах Каунаса, Берлина и Бонна. Первую поэму на иврите опубликовала в 1926г. В Тель-Авиве с 1935г. Л.Г. была участником группы поэтов-модернистов, руководимой А.Шлёнским. В том же году вышел первый сборник её стихов. Она работала учителем в школе, была членом редколлегий газет и журнала, лит. советником театра "Габима". С 1952г. возглавляла созданное ею отделение сравнительного литературоведения в Еврейском университете в Иерусалиме. 

Хана Сенеш родилась 17 июля 1921 года в Будапеште. Ее отец, Бела Сенеш, — одаренный еврейско-венгерский писатель, умер молодым, когда она была еще ребенком. Между осиротевшей девочкой и ее матерью, Катериной Сенеш (урожденной Зальцбергер) установились необы­чайно трогательные, тесные и сердечные отно­шения, какие редко бывают между детьми и ро­дителями. Мать много сил отдавала ее воспита­нию и оказала на нее огромное влияние. С дет­ства проявилась незаурядная одаренность Ханы, и она была первой ученицей в школе. Девочка воспитывалась в зажиточном еврейско-венгерском доме, очень далеком от национальных тра­диций, и посещала венгерскую школу. Атмосфе­ра все усиливавшегося антисемитизма, отголоски народных страданий, сигналы бедствия, дохо­дившие из Палестины — все это раздувало в ее душе уголек национального самосознания, при­общило ее к благородным идеям сионизма.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Осенью мы пьянствовали у Захара Михайловича. Его младший брат Джубе сказал, что не может поверить, чтобы Захар Михайлович всё ещё был сильнее его. Сцепились они, Джубе и Захар Михайлович. Во дворе произошла схватка.

Уже осень была, октябрь. Виноград сняли. Орехи с деревьев упали сами, и мы собрали их, зорко следя, на нашей ли стороне межи лежат.

— Скажут, да из России пришли, так уже чужое берут! — сказал Захар Михайлович.

Потому на нашей стороне лежащие мы брали, а не на нашей — нет.

Ещё было темно, когда шестидесятилетний пенсионер, бывший шахтёр и пономарь в местной церкви, Иван Викторович Брызгалов проснулся. Гной накрепко слепил ему веки. Он сразу не мог открыть глаза.

Достал из-под подушки мягкую тряпочку, прочистил ресницы и только тогда увидел спальню с окном и бельевым шкафом. На потолке дрожали тени от переплётов. Из кухни доносились осторожные звуки присутствия женщины. Ложка проскребла сковородку, из крана в раковину прошумела и умолкла вода, радиоприёмник глухо забормотал новости. Его супруга Елизавета Петровна, маленькая, толстая, пятидесяти лет, с накрученными на алюминиевые бигуди волосами, уже готовила завтрак.