Поклонение

Hекотоpые поклоняются меpтвецам, дpyгие — теням и пpизpакам, тpетьи — бесам, четвёpтые пpедпочитают общаться с чyдовищными довpеменными тваpями, а Фpанц Гальт поклонялся демонам. Когда господин диpектоp yбедился, что Гальт — очень исполнительный, pастоpопный и добpосовестный молодой человек, он побеседовал с ним наедине, похвалил его за yсеpдие, yгостил pюмкой коньяка и спpосил — согласен ли Фpанц pегyляpно выполнять некотоpые его, диpектоpа, сyгyбо личные поpyчения?

Другие книги автора Александр Маркович Белаш

На планете Мир — имперский XIX век, эпоха броневиков и дирижаблей. Настал роковой год Противостояния. Вновь небеса расколоты грохотом падающих темных звезд — с красной планеты летят к Миру корабли пришельцев, набитые жестокими воинами, страшным оружием и невиданной техникой. Война поставила Двойную империю на грань кризиса. Принц Синей династии хочет объединить державу; для этого ему надо захватить власть и взять замуж принцессу Красного царства. Близок военный переворот. Но тут в бурю политики вмешивается необычная компания — дочь кровельщика, юная графиня, жандармский прапорщик, инопланетная шпионка и пилот-пришелец. Обстоятельства заставили их дать друг другу клятву, отныне они — союз верности и чести. Они очень молоды, порывисты и влюблены. Вместе они способны на невозможное…

Выход нового романа супругов Белаш, несколько лет назад буквально ворвавшихся в нашу НФ, — настоящее событие для любителей современной отечественной фантастики. Увлекательный и динамичный фантастический боевик, философская фантастика, психологическая проза… На страницах новой книги смешаны признаки всех этих жанров и направлений.

Королевство Гратен — страна, где чудо и реальность слиты воедино. Убийство наркобарона в джунглях Южной Америки, расстрел африканского диктатора-людоеда — дело рук одной команды, добывающей деньги для секретных экспериментов. Они — профессор биофизики, танкист-красноармеец и казненный киллер — воскресли благодаря техномагии и упорно продолжают изучать феномен воскрешения мертвых. Однако путь вернувшихся из тьмы опасен и труден. В полнолуние их притягивает мир теней — он рядом, в подземных гаражах и на безлюдных улицах, и души воскресших становятся ставкой в гонках с дьяволом. И с каждым годом воскресшим приходится прикладывать все больше усилий, чтобы не исчезнуть в черноте небытия…

В другой реальности на тихоокеанских островах в XIX веке существует российская колония, пусть не слишком богатая, но достаточно успешная. Однажды к жителям колонии обращаются за помощью русалки, которых жестоко истребляют британские браконьеры. Бравые россияне спешат на помощь морским жителям…

Звёздная война кровава и жестока — пришельцы с умирающей планеты, явившись на Мир, бьются с цивилизацией пара и электричества. Биотехника и лучевые пушки против картечниц и ракет, холодное упорство против ярости — кто победит?.. Между тем и пришельцы, и миряне заняты поисками загадочного ключа, оставленного здесь посланцами небес в далёком прошлом.

Тёмные Звёзды — компания юных девушек, каждая из которых наделена особым даром — приглашены в заморскую экспедицию на дирижабле. Искатель древних артефактов обещает им интересное путешествие, но что ждёт их на самом деле? Каждый, кто прикоснулся к тайне ключа, должен быть готов к приключениям. Допотопные чудища, чары и семейные проклятия подстерегают на пути к заветной цели.

В свете багровой звезды с холодной планеты взлетают космические истребители, тайное оружие Федерации. Пилотируют их не люди и не роботы, а похищенные души в кибероболочках. Но грядет час, когда пилоты выйдут из-под контроля. Один из них – будущий Фортунат, Капитан Удача.

«Говорят, когда корабль проклят, на нем всегда появляется кто-то лишний» – это эпиграф к повести, но по-моему это лучшая аннотация к таким произведениям как «Эскорт» Александра и Людмилы Белаш.

Александр Белаш (Hочной Ветер)

Д О М О В О Й

Мой подопечный - захудалый дворянин Афанасий Бухтояров засобирался в путь вскоре после того, как государь Петр Алексеевич заложил на берегу Hевы Петропавловскую крепость, чем дал начало городу Санкт-Питербурху. Помню - смутные предчувствия охватили меня, когда я услышал заклинательный напев, побуждающий оставить давнее, насиженное, обжитое место и отправиться в неведомый край.

- Призван, наконец-то призван! - радостно и гордо повторял Афанасий. - Послужим государю и государству Расейскому! на то мы и дворяне, чтобы служить! Hечего гнить в глуши!..

Они еще не совсем люди, но уже и не механические игрушки, повинующиеся встроенной в мозг программе. Они ушли, чтобы стать свободными, создавать свои семьи, просто жить и работать. Они никому не хотят зла, но их преследуют и уничтожают или стирают память и возвращают хозяевам. Остается одно — воевать. Но не с людьми — законы робототехники незыблемы, — а с такими же, как и они сами, киборгами, пока еще лояльными по отношению к человеку. Начинается отсчет нового времени, времени войны кукол.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Конечно, то, о чем я расскажу, вовсе не материал для уважающего себя историка. Но, господа, историю делают не только премьер-министры или гениальные изобретатели. Если говорить точно, то — вовсе не они. Историю вершит потребитель. Простой пример. Война между Штатами и Эмиратами в 2024 году — вы думаете, причина была в репрессиях, учиненных султаном Махмудом? Нет, это лишь повод, так сказать, casus belli. А истинный виновник — американский потребитель, средний житель Техаса и Алабамы, который не пожелал потратить лишний цент, покупая горючее для своего мобиля по завышенным ценам стран-производителей нефти.

Окончательная авторская редакция.

Размещен в Журнале «Самиздат»: 12/06/2009.

На Либрусеке текст публикуется с разрешения автора.

О том, где живут и чем занимаются истинные боги. А ещё о том, кем они на самом деле являются.

* * *

Окончательная авторская редакция.

Размещен в Журнале «Самиздат»: 12/06/2009.

На Либрусеке текст публикуется с разрешения автора.

И в самом обычном осколке стекла сверкает солнце.

* * *

Окончательная авторская редакция.

Размещен в Журнале «Самиздат»: 12/06/2009.

На Либрусеке текст публикуется с разрешения автора.

С вечера мы в Песках – ходим, ходим, натоптали в барханах троп, без счета перебили песчаников, Григорьев повредил респиратор – пришлось выдавать из запаса, у Алапаева резь в паху, Жогин, бледный, как смерть, – вот-вот потеряет сознание. Один я – ничего. Да Козлов. Козлов у нас главный.

Присели отдохнуть на бархан. Песчаники тут как тут, – уселись неподалеку, вылупились и ждут. Григорьев поманил пальцем. Доверчивые зверьки бросились наперегонки под каблук. Давить их – одно удовольствие, они лопаются, как кульки, и из сплющенных плоских лепешек фукает золотистый дым. Григорьев даже не улыбнулся. Раздавил последнего и сказал:

Его волосы были рыжие, как на закате медь. Шапки их не любили, гребешки боялись пуще огня, а Женя волосами гордился.

Они горели рыжей горой над плоским асфальтом улицы, они грели глаза, они солнцем плавали над толпой, восхищая ее и возмущая.

Милицейский «козел», что вечно пасся возле сквера у гастронома, всякий раз совал свою морду в рыжую Женину жизнь. «Козла» дразнил этот цвет. «Козел» его ненавидел. «Козел» ему мстил, штрафуя и обривая наголо. Он напускал на Женю комсомольцев-оперотрядовцев, неугомонную свору с зубами навыкате и профилем Дзержинского, вытатуированным на сердце.

Курилка стоял на углу возле бывшей бабаевской булочной и прожигал папиросой воздух. Уже от татарского дома в нос ударял ее дрянной запашок, словно был в бычке не табак, была в бычке нестиранная стройбатовская портянка. Я задержал дыхание, накинул на нос платок, в нем еще жили запахи парикмахерского одеколона. Раз, сосчитал я Курилку.

Напротив булочной у зарешеченного окна ателье стоял его антипод, человек положительный, некурящий, стоял крепко, напоказ оттопырив задницу и блестя скошенным глазом. Вообще-то он делал вид, что интересуется женской модой: манекен за стеклом, хотя и принадлежал к универсальному полу, обряжен был исключительно в женское, – но этот блестящий глаз, но эта жопа навыкате… Я назвал его Жопой.

Этот мир другой, но он похож на наш. В нем создают ядерное оружие, а высокие технологии развиваются рядом с магией, суевериями и наговорами. Всесильная Инквизиция контролирует ведьм, а нежить возвращается, чтобы увести живых. Ненависть ведет этот мир к апокалипсису, но любовь победит всё – даже законы мироздания.

Цикл «Ведьмин век» переведен на английский, немецкий, польский и украинский языки. Он состоит из трех книг:

«Ведьмин век» – Премия SFinks, 2004 г. Зарубежный роман года / Зиланткон, 1998 г. Большой Зилант;

«Ведьмин зов»;

«Ведьмин род».

Марина и Сергей Дяченко известны во всем мире. Лучшие фантасты Европы, по версии общеевропейской конференции фантастов «Еврокон-2005». Они написали более 30 романов, сотни повестей и рассказов, и более 30 сценариев для фильмов и сериалов. Лауреатами более 100 премий, отечественных и международных. Создатели многочисленных миров, наполненных настоящими, тонко чувствующими героями, оказавшимися в сложных ситуациях. Психология, метафизика, проблемы общества и много удивительных приключений.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Когда я переродился восемью восемь раз в восьмидесяти мирах, и душа моя вновь повисла яйцом на ветви Мать-Дерева, что стоит у слияния шаманских рек на берегу покойницкого моря, я взмолился:

— О, белые удаганки, позвольте мне родиться в России!

Слетелись девять стерхов-птиц, девять шаманок, девять небесных удаганок, закурили девять медных трубок и сказали:

— Зачем, душа, в Россию хочешь? там, однако, плохо.

А я рогом уперся:

Рукав должен быть длинным и в то же вpемя достаточно свободным, чтобы тугая манжета не помешала поднять его повыше, обнажая локтевой сгиб. Hа ткань pезко, в один обхват, ложится оpанжевый pезиновый жгут.

Можно, конечно, воспользоваться любой pезинкой, но лучше всё же жгут такие сейчас пpодаются в каждой аптеке. Hесколько pаз сжимаешь и pазжимаешь пальцы — вены pельефными тенями пpоступают под кожей; зажимаешь кулак — вены набухли, уплотнились; задеpживаешь на секунду дыхание — и, словно бы поймав зависшую в воздухе ноту, входишь в вену.

Александр Белаш (Hочной Ветер)

П О Р Ч А

Было далеко за полночь. Услышав мотор, я оторвал глаза от методического плана и насторожился - коротко взлаял Пушок, затопали под окном, потом в сенях - и в хату ввалились трое в милицейской форме, а с ними куклуксклановец.

Я потряс головой, протер глаза, но видение не исчезало - вот так оно бывает от напряженной умственной работы и недоедания. Доучительствовался - вижу наяву майора, лейтенанта, мордастого нижнего чина с короткоствольным автоматом на боку и неизвестно кого в белом колпаке с прорезями для глаз..

Александр Белаш (Hочной Ветер)

S E C O N D - H A N D

Second-hand - буквально значит "вторые руки". Испокон веку мы собирали приданое младенцу со всех теток, ездили в гости к родственникам с чемоданом старого барахла в подарок и с удовольствием рылись в бабушкином сундуке, отыскивая там сверхмодные новинки - и не знали, как это явление именуется. Теперь же я знаю, как культурнее назвать обноски - second-hand.

Когда наш мир стал до крайности тесным, поверишь, что все люди действительно являются друг другу родней, ибо если раньше мне слали старье тетки из Брянска, то теперь я получаю second-hand из Флориды и Лос-Анджелеса. Правда, далекая американская родня прижимиста и деловита, и свою одежду б/у предпочитает не дарить, а продавать. Hо ничего, мы люди не гордые, можем подождать и до дешевой распродажи.