Покерфэйс

ДАНИЛА ВРАНГЕЛЬ. Покерфэйс

Ярко алый шарф небрежно свисал с плеча, подчеркивая контрастность бледного лица чувственного интроверта и уголь тьмы чёрного абажура платья, облегающего изящную фигуру модельной шлюхи образцового харизматического влияния на оба пола своим явлением потустороннего восприятия тонкого поля инстинктов. Светло серая сталь взгляда будоражила глубину ощущений, неизбежно фокусируя центр окружающей суеты на себе, неотрывно намагничивая головокружение сознания, подавленного, словно кролик волей анаконды.

Другие книги автора Данила Врангель

ДАНИЛА ВРАНГЕЛЬ. РЕНТАБЕЛЬНОСТЬ СЕКСА ВТРОЁМ

— Невозможность порождает безумие. Не всегда, но очень часто.

— Это не убедительно.

— Когда ты убедишься, то это будет уже не этот свет. Ни один безумный не осознаёт своего безумия. Ни один. Даже ты.

— Что ты сказал? Я сумасшедший?

— Пока нет. Пока. И верь мне. Кому–то надо верить. – Человек с лёгкой небритостью на лице наклонился к собеседнику. Добавил:

— Некоторые вещи о себе мы можем узнать только со стороны. Только оттуда.

ДАНИЛА ВРАНГЕЛЬ. Порномагия

Он прошелся вдоль кабинета и закончил:

— И не столь важно, что ты думаешь на самом деле.

— Я не могу врать. У меня это никогда не получалось.

— Это не обман. Это самозащита. Самозащита без оружия до того момента, пока не придется применить оружие. И давай без лукавства.

— Какое ещё оружие? Что ты говоришь?

— Господи, да не пистолеты и пулемёты. Наше оружие, вернее ваше, это секс. Теперь доступно?

ПОРНОГРАФИЧЕСКАЯ ИЛЛЮМИНАЦИЯ

Он прошелся вдоль кабинета и закончил:

- И не столь важно, что ты думаешь на самом деле.

- Я не могу врать. У меня это никогда не получалось.

- Это не обман. Это самозащита. Самозащита без

оружия до того момента, пока не придется применить

оружие. И давай без лукавства.

- Какое ещё оружие? Что ты говоришь?

- Господи, да не пистолеты и пулемёты. Наше

оружие, вернее ваше, это секс. Теперь доступно?

Проблематика божественности женского гомосексуализма

Данила Врангель

Ди джей Бум понуро сидел в кресле, откинувшись на мягкую, кожаную спинку и уставившись в лепной потолок своей многокомнатной квартиры, расположенной на семнадцатом этаже элитного дома, стоявшего на Арсенальной площади города Киева.

Громадный электронный пульт сведения звуков, так называемый микшер, расположился перед ним и сверкал множеством регистров, индикаторов и реостатов словно цыган, распахнувший свою шубу на цыганской свадьбе. Электронные синтезаторы, гавайские гитары, губные гармошки, карликовые флейты, домры, балалайки, свирели, дуделки, стакан на цепочке, индейский бубен и старинный гобой стояли перед ди джеем как притихшее стадо ожидающее, когда пастух придёт в себя и, взмахнув плетью, укажет путь, куда двигаться. Ди джей был для них Бог. И это совсем не метафора.

Данила Врангель. Мираж желаний

Никогда не знаешь, что будет в следующую секунду.

Машина остановилась. Стайка девушек на углу улицы смотрели зазывно, как турецкие рыночные продавцы. Одна подошла и спросила:

— Джентльмен желает отдохнуть?

— Да, — неожиданно для владельца «Ломбардини» произнёс его голос.

Она оказалась девчушкой девятнадцати лет. На этом углу, как выяснилось позже, стояла уже с пол года.

Отдыхали не в машине, и не в гостиничном номере, а на набережной моря в открытом баре. Мягко шелестела морская волна. Вдали, метрах в трехстах, плыла изгибающейся дугой пара дельфинов. Шла неторопливая беседа, не совсем привычная для уличной проститутки во время сеанса своей работы.

ДАНИЛА ВРАНГЕЛЬ. Пленница тьмы

Землеройка яростно бурила тоннель и двигалась вперед непрерывными рывками, вталкивающими её тело в разгрызаемую тьму, стоявшую черной каменной глыбой, закрывающей собой что-то светлое, маячившее там, впереди, и чего не было здесь, в угольном мраке подземелья, освещенного близорукой свечой осознания волевого движения вперед, сквозь материю препятствия, сквозь удары плотного будущего, наступающего как колизейский тигр с огненным мечом гладиатора, бьющегося за свою сторону Луны и не желающего сливать свою половину в одно целое, которое волшебной неясностью манило куда-то в фиолетовую даль океана будущего, мерцающего саргассовым морем затонувшего счастья одиноких погибающих кораблей, зовущих на помощь из холода и мрака неизбежности, вцепившейся когтями черного камня наступающей тьмы времен. Осознание упрямо вгрызалось в пространство, отбрасывая лед преград и хладнокровно не реагируя на удары гранитных всполохов, вырастающих на пути.

Популярные книги в жанре Современная проза

Владимир Шевчук

Меpтвая птица

Дидона! Как тобой pука судьбы игpала

Каких любовников тебе она дала!

Один скончался - ты бежала;

Дpугой бежал - ты умеpла!

В.А. Жуковский

------ (pасставание пеpвое) (тяжесть pасставания)

Если ты сейчас не убеpешься,

То тебя я не сумею отпустить.

- Быстpее уходи, не то я не смогу тебя отпустить, а этого делать ни в коем случае нельзя. - Hо маленькая, мне бы в туалет заскочить - выпитые две банки водки-лимон все чувствительней заявляли о себе. - Я люблю тебя. Заскочишь в паpке. - и она захлопнула двеpь отметая этим любые возpажения. Да уж. Тяжело pасстаться, и нельзя остаться. Из-за ее стаpиков они постоянно не встpечались, а мучались. Хотя он думал, что все мучения создает главным обpазом она. Hу что стpашного случилось бы, зайди он на минуту в туалет? Hичего. Пpосто она бы жутко надулась, pешив, что не может его отпустить. И тpепала бы всем неpвы. (Так пpоисходило и обычно, может и не только во вpемя его пpиходов. Все пpоблемы твоpили не мама, бабушка или дедушка, а именно она, видя во всех одну сплошную пpоблему). Он смиpился с этим. Как говаpивала она "Ты меня только за мою вpедность и любишь". А он не любил вpедность, но любил ее. И пpиходилось теpпеть и миpиться с дуpацкими выходками, вот как сегодня. ----- Он впpипpыжку напpавлялся к паpку. Hочь, дуpацкий дождь сpеди зимы, и голые деpевья. Hи доpожки, ни тpопинки - только темные тени снующие с места на место. Он ничего не замечал. Выбpав пpимеpное напpавление, и не пытаясь искать тpопу он шел к цели. Цель была близка и манила обещанием облегчения. Завидев свет он ускоpил шаги, чтобы так и не успев испугаться наступившей темноты упасть с пpоломленным чеpепом. И на целые сутки стать знаменитым - посмеpтно. ----- А весь следующий день она неpвно pасхаживала возле окна, и как бешеная мчалась к телефону, ожидая его звонка. Позвонить пеpвой, она как обычно считала ниже своего достоинства. А потому обо всем узнала последней.

Александр Шленский

Эффект Заебека

или

Необыкновенное зеркало инженера Пыхтяева

1. Было бы величайшей ошибкой думать... В.И.Ленин

Удивительные мысли приходят мне в голову в предутренние часы, когда электронный будильник светится в темноте, ведя томительный отсчет минут и секунд. Не сон и не явь, так - одурь какая-то. Глаза открываются сами по себе и смотрят, смотрят на ядовито-зеленые цифры... Какие-то дурацкие слова всплывают в голове, тоже сами по себе... Слова-то какие!.. "Интеллект", "альтруизм", "совершенство"... Еще какая-то дрянь... Слова как бы проецируются на невидимый внутренний экран, сотканный из тончайшей эфирной материи, они синхронно визуализируются и звучат, как Скрябинская музыка... Кто подбрасывает мне все это в голову? Кто мне мешает спать? Объявись, неведомое! Покажись явно! Объясни, что хочешь поведать мне!

Александр Шленский

Игровая площадка

Ну что, сынок, ты опять меня не послушал! Ах, до чего же непослушны эти дети, просто наказание! Я ведь привел тебя сюда и оставил тебя здесь с условием, что ты будешь спокойно играть, ни во что не будешь вмешиваться, не будешь наживать себе здесь друзей и врагов - просто немного поиграешься, поразвлечешься и потом быстренько отправишься домой, к отцу. Мы договорились с тобой, что я позволю тебе маленько позабавиться где-нибудь подальше от дома, если уж тебе так скучно в доме у отца, где царит гармония, мир и порядок. Мне также хотелось показать тебе что-то интересное и поучительное, чтобы ты узнал что-то новое для себя, а заодно понял, что многим живется вовсе не так хорошо, как тебе со своим отцом, который тебя любит.

Александр Шленский

Я у меня в гостях

Однажды я пошел ко мне в гости. Пришел я ко мне и постучал в дверь. Дверь долго не открывали, и я подумал, что меня нет дома.

А потом дверь все-таки открыли, и я тогда подумал что дверь открыл не я. А когда посмотрел, то оказалось, что это все-таки я.

Я просмотрел на меня еще раз и спросил, дома ли я. Я тоже посмотрел на меня и ответил мне, что меня дома нет, но я могу зайти и подождать, пока я приду домой. Я вытер ноги об коврик и прошел в гостиную.

Александр Шленский

Капли под микроскопом

Упрямство

У одного человека был целый мешок негашеной извести, и он никому не давал ее гасить. "Когда надо будет - сам погашу", - заявлял он. Упрямство ужасная вещь!

Любовь не вечна

Один человек очень любил цветные карандаши. Он когда их видел, прямо-таки дрожал весь. Однажды он купил себе целую коробку и сразу съел красный и зеленый. Потом подумал и съел синий, желтый и фиолетовый. И после этого он вовсе перестал их любить. Любовь -- не вечна.

Александр Шленский

Мудрость и печаль

"Во многой мудрости много печали". Наимудрейший наш Создатель делится с нами, его творениями, своей безмерной печалью гораздо охотнее, чем своей безграничной мудростью, и к сожалению, мудрость приходит к нам гораздо позже, чем печаль. Вернее даже, что Создатель разговаривает с нами на языке радости и печали, только печали неизмеримо больше чем радости. А мудрость добываем мы сами, пройдя через все печали. И моя душа в том не исключение, и твоя тоже, а если ты считаешь, что твоей души это не коснулось и не коснется никогда, то ты, должно быть, еще толком ею не пользовался. А может быть, ты не миновал еще той счастливой поры, когда все дается даром, когда сердце радуется солнцу, ветру и юным забавам и мучается от неясных и неудовлетворенных желаний, душа созерцает вечность, а ум всерьез считает, что стареют и умирают только согбенные, морщинистые и скучные люди, имя которым - старики. Но вот юность уступает дорогу молодости, вечность и безмятежность навсегда покидают душу, а прежние радости не становятся так желанны как раньше. Ты продолжаешь суетиться, спешишь жить, но все больше по инерции, и чем дальше, тем больше искушает тебя желание остановиться и подумать о смысле всего с тобой происходящего, о том, что это за странный мир, в котором ты живешь, о том, что это за странный мир, который внутри тебя, желаниям и капризам которого ты служишь.

Александр Шленский

Обезьяна и бочка

Однажды я, Чжуан Чжоу, увидел себя во сне бабочкой - счастливой бабочкой, которая порхала среди цветков в свое удовольствие и вовсе не знала, что она - Чжуан Чжоу. Внезапно я проснулся и увидел, что я - Чжуан Чжоу. И я не знал, то ли я Чжуан Чжоу, которому приснилось, что он бабочка, то ли бабочка, которой приснилось, что она - Чжуан Чжоу. А ведь между Чжуан Чжоу и бабочкой, несомненно, есть различие. Вот что такое превращение вещей!

Александр Шленский

Охота на колбасу

(Краткая антология мировых традиций в научно-популярном изложении)

Как известно, профессиональная охота является профессией не менее древней, чем всем известная древнейшая профессия. Тем, кто не верит, можно это легко доказать, основываясь на том факте, что люди занимались охотой задолго до появления земледелия, ремесел и денежного обращения, и поэтому расплатиться с представительницей древнейшей профессии в те далекие времена можно было только частью добычи, принесенной с охоты. Охота как род занятий изучена в мельчайших подробностях в этнографическом, историко-культурном, национальном, географическом и экономическом аспектах, написано множество подробных трудов об охотничьих традициях, принадлежностях, о названиях, внешнем виде, повадках и вкусе добычи, исследованы социальнопсихологические типы охотников на всяческую живность во все времена и почти во всех регионах, за исключением тех, где пользуется популярностью охота на естествоиспытателей, изучающих охотничьи традиции туземцев.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Недалекое будущее. Первый контакт с пришельцами складывается не совсем удачно.

Эта книга, при подготовке которой использовались архивные документы отечественных спецслужб и Российского государственного архива социально‑политической истории (РГАСПИ), приоткроет еще несколько закрытых ранее страниц из деятельности отечественных спецслужб. Она позволит узнать новое об известных и неизвестных героях. Большинство из них, несмотря на невзгоды и личные трагедии, остались верны присяге, друзьям и до последнего часа бескорыстно служили своей суровой Родине…

Эта книга не просто очередное биографическое исследование великих лидеров бизнеса. Авторы долгое время изучали и анализировали стратегические решения Гроува, Гейтса и Джобса, чтобы выделить пять стратегических правил, которые могут применяться руководителем любой компании для достижения долгосрочных целей. Их книга легко и доступно рассказывает о том, как Гейтс, Гроув и Джобс стали великими стратегами.

На русском языке публикуется впервые.

Фантастико-приключенческий роман. Использованы элементы фантастики Василия Головачёва: представление о Земле в виде лепёшки (полусферы) и понятие нагуалей как изменения наблюдаемых законов мироздания. Год 2530. Большая часть человечества проживает вне Земли, на кислородных планетах земного типа. Самые могущественные из прежних земных держав создали свои космические государства: Галлия (бывшая Франция), Англия, Колумбия (б. США), Русь (б. Россия) и др. Галлия и Англия находятся в состоянии вялотекущей войны. Считается, что Земля практически непригодна для жизни — якобы она подверглась воздействию нагуалей и превратилась то ли в лепёшку, то ли в полусферу. В действительности, Земля мало изменилась за предыдущие 500 лет, а наблюдаемые зловещие явления — иллюзии, вызванные нагуалями. Однако большинство людей не в состоянии воспринимать картины Земли, отличные от тех, которые доминируют в общественном сознании. Помимо конкуренции держав, мирные люди страдают также от пиратов, похищающих пассажирские звездолёты, и террористов. В борьбе за мировую гегемонию, Галлия создаёт на Земле, в пустынной местности к югу от Амазонки, военную базу.