Поиск потерянного смысла

Наша экономическая система, наш образ жизни, наше представление о людях: Основы нашего общества находятся в кризисе, бывшая определенность пропала. Р.Д. Прехт — о неуверенности немцев и их новом интересе к философии.

Отрывок из произведения:

Когда мои дедушка и бабушка женились, у них не было никакого выбора. Их отцы работали вместе на железной дороге, и они договорились о свадьбе. Марийка и Вилли, разница в возрасте — пять лет, подходили друг к другу. Это "подходящее супружество" продлилось более 50 лет, хотя они идеально и гармонично друг с другом никогда и не жили. Дедушка и бабушка эту судьбу себе не выбирали, они вообще ничего себе не выбирали: ни свою любовь, ни свою профессию, ни места жительства, ни своего врача, ни своей Веры, ни стиля жизни, ни провайдера телефона, ни своих знакомых, ни групп по интересам и никаких терапевтов. Они были всегда скромные, а их претензии и амбиции были более чем скромные. Каждые два года ставили галочку в графе "Желаемое", за исключением лет между 1933 и 1949 годами. Дедушка и бабушка знали только Германию и Австрию, и самая дальняя поездка моего деда была война. Хотел ли он тогда в Польшу? Его никто не спрашивал. Он даже не протестовал. У него просто не было другого выбора.

Другие книги автора Рихард Давид Прехт

Работы Рихарда Давида Прехта, написанные на стыке психологии и философии, переведены на 25 языков, изданы суммарным тиражом более миллиона экземпляров, вошли в списки бестселлеров всех европейских стран.

Психология любви.

Одна из самых распространенных тем в мировой философии.

Так почему же книга Рихарда Давида Прехта, написанная на эту «избитую» тему, продается огромными тиражами и пользуется колоссальным успехом во всей Европе?

Что, по его мнению, представляет собой это чувство — самое яркое из всех, что доступно человеку?

Популярные книги в жанре Философия

Автор использует метафору "запутаться в трех соснах" для характеристики неразберихи, которая часто царит в науке вообще, и в математике в частности, при стихийной работе процесса познания. Автор выделяет триаду "Явление -- Образ -- Понятие", и анализирует различные варианты взаимосвязей между членами триады в процессе познания. На основе анализа триады "Явление -- Образ -- Понятие" критикуются идеалистические подходы к построению математических теорий. Делается попытка дать  математике строго материалистическую трактовку как "науки о количествественной стороне материального мира", вопреки распространенной идеалистической трактовки математики как "свободной игры ума", или даже как "универсального языка науки". Претензии математики на то, чтобы быть "царицей наук" не оправданы, поскольку её понятийный багаж слишком абстрактен, а следовательно -- слишком ограничен и скуден, чтобы выражать всё богатство конкретного содержания других наук.

Логика в своем развитии всегда обращалась к истории философской мысли. Это стало традицией. С одной стороны, результаты логики опробовались при решении тех или иных философских проблем, а с другой стороны, обращаясь к различным философским учениям, логика черпала в них новые идеи, получала дополнительные стимулы для развития новых направлений. Хорошо известно, что целый ряд направлений логической науки возник именно так. Яркий пример – временная логика. Первоначально временная логика возникла просто как вспомогательная историко–философская дисциплина для анализа античных текстов, а затем, получив импульс со стороны сугубо историко–философской проблематики, она превратилась в самостоятельный очень интересный раздел неклассической логики, в котором были получены результаты, обнаружившие неожиданные выходы даже на технические приложения (например, применение логических средств к синтезу и верификации программ – одно из перспективных направлений, которое имеет прикладное значение). При этом за небольшой срок, буквально за 10 – 15 лет, произошел переход от историко–философской проблематики к проблемам прикладного характера.

Шестнадцатый том Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса содержит произведения, написанные с сентября 1864 по июль 1870 г., со времени основания Международного Товарищества Рабочих (Первого Интернационала) до начала франко-прусской войны 1870–1871 годов.

В одиннадцатый том Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса входят статьи и корреспонденции, написанные с конца января 1855 по апрель 1856 года.

Споры наши, имея темою расхождения церкви и общества, спустились в очень невысокую сферу: взаимных, хоть и не прямых упреков. При этом мы, интеллигенция, имели поучительный пример со стороны пред­ставителей духовенства: от него мы не слышали еще ни одного укора, тогда как сами высказали несколько. Ход дебатов невольно приобрел публицистическую окраску. «Исправитесь»! «Мы постараемся — пове­рить, а они пусть начнут делать:

Философия Нового Времени всякий раз отсылает нас к метафизике Средних веков и Возрождения, поскольку позиционирует себя в отношении этой метафизики. Проводя грубое разделение по этому признаку, можно сказать, что британская скептическая философия уничтожает метафизику, немецкая классическая философия занимается тем, что спасает её. А французская философия балансирует между ними на нейтральной полосе языка, – поскольку и те, и другие суждения равно принадлежат языку.

Восьмой том Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса содержит произведения, написанные с августа 1851 по март 1853 года.

Книга английского философа-марксиста Эмиля Бернса представляет собой популярную работу о марксизме. В Англии, начиная с 1939 года, она выдержала семь из­даний.

В работе дается сжатое изложение основных поло­жений марксизма-ленинизма, раскрывается их глубокий смысл на фактах из истории международного рабочего и коммунистического движения. Автор подчеркивает единство трех составных частей марксизма - диалекти­ческого и исторического материализма, политической экономии и научного социализма, а также раскрывает творческий характер марксизма, значение его для прак­тической деятельности коммунистических и рабочих партий.

LONDON, Lawrence & Wishart LTD

Перевод с английского Ж.Ф. Федотовой.

Под общей редакцией члена-корреспондента АН СССР Ф.В. Константинова.

Издательство иностранной литературы.

Москва, 1961 год.

Редакция литературы по философским наукам.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Перестрелки в центре Москвы. Бойня на Новом Арбате. Взрывы на юго-западе. Одни считают это бандитскими разборками, другие – делом рук террористов. И только очень немногие знают правду.

Мертвые Братья по-прежнему ищут Дикого Феникса. Мертвые Сестры плетут интриги против Мертвых Братьев. Вольные Охотники устраняют и тех, и других. Да еще, говорят, в Москве появился Егерь, наводящий ужас на Ордена. А значит, вновь будет литься алая кровь живых и белая пена мертвых. Война продолжается! Только вряд ли в этой войне будет победитель…

Линди Ашер – фотожурналист, любимая жена своего мужа, и Натали Браун – красавица телезвезда, мечта многих мужчин: такие разные женщины, такие разные судьбы. Кто бы мог подумать, что когда-то они были задушевными подругами?!

Линди и Натали не виделись десять лет, но, встретившись снова, решили забыть старые обиды. Но если бы только дело было в старых обидах! Снова, как и прежде, между ними встал мужчина…

Мадхья-лила, самая объемистая из всех частей «Чайтанья-чаритамриты», повествует о богатых событиями годах странствий Шри Чайтаньи — учителя, философа, духовного наставника и мистика. В течение шести лет, описанных в Мадхья-лиле, Чайтанья передает учение, с которым пришел, главным из Своих последователей, участвует в диспутах и обращает в Свою веру виднейших философов и теологов Своего времени вместе с их многочисленными учениками и последователями. В этой же части книги автор рассказывает о грандиозном празднике колесниц в Джаганнатха-Пури (Орисса).

ДЕНИС МАРТИНОВИЧ

«Донжуанский список» Короткевича

Общеизвестно, что большая часть произведений мировой литературы создавалась мужчинами. Признание творческих способностей женщин (Жорж Санд, Шарлотта Бронте, Маргарет Митчелл и других) является скорее исклю­чением, чем правилом. Но сторонники литературного «патриархата» забыва­ют, что все лучшие «мужские» произведения были написаны о женщинах и ради женщин. Их портреты и образы, взаимная любовь или холодное безразличие вдохновляли писателей на создание шедевров.