Похождения красавца-мужчины, или Сага об О'Бухаре

Книга петербургского писателя Валерия Сенина «Похождения красавца-мужчины, или Сага об О‘Бухаре», ставшая победителем конкурса «Русский озорной роман-2004» – это забавные и смешные приключения чудаковатого героя, наивного и открытого душой, любителя и любимца женщин, не унывающего ни при каких обстоятельствах, словом, «восхищенного жизнью мужчины в расцвете сил». Написанная в шутливой и вольной форме, приправленная афоризмами и байками, эти книга заставит улыбнуться даже самого сдержанного читателя.

Отрывок из произведения:

Эту рукопись я свистнул у литератора Иванова. Тот в свою очередь стащил ее у литератора Петрова. Литератор Петров стырил ее у литератора Сидорова. Сидоров, негодяй, спер ее у меня. А я свистнул ее у литератора Иванова. Кто же истинный ее автор – неизвестно, но это не имеет значения. Имеет значение ее ценность. И именно поэтому на рукопись претендовало четыре человека: Иванов, Петров, Сидоров и я. Мне повезло больше остальных, я сумел издать ее под своей фамилией. После этого события оскорбившиеся Иванов, Петров, Сидоров поочередно вызывали меня на дуэль.

Другие книги автора Валерий Сенин
Россия, улыбнись! Представляем самый смешной, курьезный и эротичный роман! Авантюрные приключения, уникальный сплав эротики и юмора, захватывающий сюжет и традиционно счастливый финал - все это в очередной книге Валерия Сенина «Ограбление по-русски, или Удар "божественного молотка "». Мама главного героя, скромного и послушного мужчины сорока лет, мужа двух женщин и отца пяти детей, задумала ограбление банка. Но прежде ее сын должен выполнять все сексуальные прихоти маминой подруги шестидесяти лет. О предшествующих и дальнейших событиях этой сумасшедшей истории невозможно читать без смеха.
Популярные книги в жанре Юмористическая проза

О. Генри (1862 - 1910) - псевдоним Вильяма Сиднея Портера, выдающегося американского новеллиста, прославившегося блестящими юмористическими рассказами. За свою недолгую творческую жизнь он написал около 280 рассказов, не считая фельетонов и различных маленьких произведений.

Есть люди, у которых нет денег; есть иные, которые не верят, что у человека есть душа, случаются и такие, что всю жизнь могут прожить без политических убеждений. Но что гораздо удивительней, бывают люди, у которых в кармане нет коробки спичек. Я знаю даже курильщиков, которые никогда не носят с собой спичек. Есть мужчины, которые как-то обходятся без поднимающего дух морального присутствия спичек.

Я вовсе не собираюсь превозносить практическую полезность спичек; но есть такие вещи, — как, например, перочинный ножик, спички, огрызок карандаша, блокнот, без которых я вообще не могу представить себе человека мужского рода. Есть вещи, без которых человеку просто не обойтись, и не потому, что они абсолютно практически необходимы, а потому что они в высшей степени поэтичны и авантюристичны. С того момента, как мальчишка начинает сознавать эпичность жизни, он вдруг обнаруживает, что не может обойтись без некоторых существенных, жизненно важных мужских предметов. Это спички, нож, огрызок карандаша и блокнот. И обрывок веревочки. У нас, взрослых, вместо веревочки — носовой платок, глубинная миссия которого состоит не в сморкании носа, а в связывании вещей. У настоящего мальчишки одежда — просто вместилище для этих совершенно необходимых пяти предметов. Одежда — просто набор карманов, служащий для хранения четырех или пяти главных элементов жизни.

Вторую половину прошлого столетия часто называют в философском плане — эпохой материализма; и в самом деле, бытовали взгляды, что все, что существует, есть некий материальный процесс. Подобно же и критики нравов той поры жалуются на массовые проявления этического материализма и на упадок идеализма.

Человек со стороны (например, Человек с Луны), читая слово «материализм», мог бы подумать, что люди той эпохи как-то особенно любили Материю, почитали ее и получали от нее радость или, по крайней мере, управляли ею с необычайной ловкостью и мастерством. Самое удивительное в этом деле то, что все было как раз наоборот. Материальные памятники той поры ни о чем не говорят столь отчетливо, как о полном отсутствии какого-либо уважения к материи. Никто отродясь не окружал себя более убогими материями, нежели люди из этой самой эпохи материализма; никогда столь небрежно и с таким равнодушием не обращались с материалом те, кто что-то из него делал. Эпоха материализма — это эпоха, открывшая подделку материалов; это характеризует ее отношение к материи куда глубже, чем все ее материалистические философии.

О. Генри (1862 - 1910) - псевдоним Вильяма Сиднея Портера, выдающегося американского новеллиста, прославившегося блестящими юмористическими рассказами. За свою недолгую творческую жизнь он написал около 280 рассказов, не считая фельетонов и различных маленьких произведений.

О. Генри (1862 - 1910) - псевдоним Вильяма Сиднея Портера, выдающегося американского новеллиста, прославившегося блестящими юмористическими рассказами. За свою недолгую творческую жизнь он написал около 280 рассказов, не считая фельетонов и различных маленьких произведений.

Телеведущий. Здравствуйте. Сегодня у нас в гостях хорошо вам известный наш поэт Илья Авдотьевич Парасук. Илью Авдотьевича читатели знают, как автора, который сумел добиться невероятной точности в характеристике своего лирического героя. Как вам удалось это, Илья Авдотьевич?

И.П. Хвалиться тут не-не-нечем: ведь я сам свой лирический ге-ге-герой.

Телеведущий (зачарованно качает головой.) Как это интересно. Скажите, Илья Авдотьевич, вот вы открыто называете себя гением…

«Это — письмо счастья. Перепишите его двадцать раз и разошлите всем, кому вы желаете счастья».

Владимир Ильич Ленин получил это письмо, когда сидел в тюремной камере. От скуки и чтобы размять пальцы, Владимир Ильич переписал письмо двадцать раз и разослал товарищам по партии. А через двадцать дней Ильичу пришлось удирать от своих недругов, нарядившись в платье, парик и дамские чулки. И он… удрал. Это было для него огромное счастье, потому что в таком виде его бы, конечно, приняли за гомосека. Сами подумайте, чтобы с ним сделали, если б поймали…

Проповедник останавливает Прохожего.

Проповедник. Здравствуйте. Разрешите представиться. Я член общества «Смерть Христианским Антисемитам!», которое существует при синагоге «Мир Вам!»

Прохожий. (Смотрит на часы.) Вообще-то, я тороплюсь…

Проповедник. Это не страшно. Мы все торопимся. Вы знаете, конечно, в какие ужасные времена мы живем. (Страшным, трагическим голосом). Кругом, по нашему Нью Йорку словно злые шакалы рыскают христианские проповедники. Обманом и кознями они похищают безропотные еврейские души. Вчера, вот, буквально, соседа моего похитили. Прямо на улице. На прошлой неделе сослуживца. Беспредел, вобщем. Не сегодня — завтра самого, глядишь, прихватят…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Кресный отец мафии решил сделать радикальный шаг в борьбе с правоохранительными органами – «протолкнуть» на пост президента США своего человека. И помешать этим планам может только бывший сценарист и продюсер Райан Боулт. Сможет ли он  устоять против всемогущей мафии и победить в этой схватке?

В Миннеаполис наконец-то пришла зима. Для кого-то она обернулась нежданной радостью, а для детективов Лео Магоцци и Джино Ролсета – трагедией: в разных районах одного за другим горожане стали находить мертвых полицейских, закатанных в снег наподобие снеговиков. Дело оказалось настолько запутанным, что детективы голову сломали, прежде чем сумели сквозь снежную пелену разглядеть жестокого охотника на копов.

Кожа воротника промерзла и натирала щеку. Ледяной ветер трепал волосы и жалил лицо. Из этого мира давно пора было выбираться, делать ноги, отряхнув с подошв снежную пыль. Но Дийк продолжал шагать, упрямо и мерно. Он привык доверять своей интуиции, а она твердила, что еще не все дела здесь закончены. Хотя какие, собственно, дела могут у него быть в заснеженной пустыне, скрашенной лишь одинокими валунами и столь же одинокими деревьями? Ему не встретился ни один человек за все время пути. Его верный зверь — прирученный рыш, жалобно поскуливал, отморозив все лапы. Он смотрел на хозяина обиженно-обреченно, явно не понимая, что они здесь забыли. «Ну же, — твердил выразительный взгляд золотистых глазищ, — остановись, расчисти на камне местечко для круга, я прыгну к твоим ногам, и мы наконец-то слиняем из этого негостеприимного места в более теплое и ласковое!»

Рассказ «Незнакомка», представленный читателю, абсолютно нехарактерен — написался как-то неожиданно, на берегу моря, сам собой.