Походка пьяницы

Конут родился в 2166 году. В свои тридцать лет он уже профессор математики, посвятивший себя теории чисел. Основное его занятие – чтение лекций по курсу «Мнемоника[1] чисел» в крупнейшем университете мира. Конут полностью поглощен этой темой и лишь изредка позволяет себе отвлечься, предаваясь абстрактным, расплывчатым мечтам о девушках.

Это не удивительно. Ведь Конут не женат и не может не страдать от одиночества.

Его маленькая комнатка на восемнадцатом этаже Башни Математиков ничем не отличается от множества соседних спален – те же лиловые стены и кремовый потолок, но если бы вы оказались здесь этим ранним утром, вы обратили бы внимание на странные звуки – не то шорох, не то слабое жужжание. Дело не в дыхании спящего Конута. Еле слышный шорох доносится от электрического будильника: как-то раз его уронили на пол, и за погнутый корпус стала задевать шестеренка. Еще один будильник издает нечто вроде ворчливого жужжания.

Другие книги автора Фредерик Пол

Фредерик Пол. Собрание сочинений в 7 томах. Том 6.

Первый и второй романы цикла «Хичи».

Иллюстрация на обложке Б. Вальехо (в издании не указан).

Соавторство Фредерика Пола и его друга, одного из основателей жанра научной фантастики, — это и громкое литературное событие, и наше прощание с великим Артуром Кларком, создателем пророческой «Космической одиссеи» и множества других шедевров.

В 1637 году один француз оставил на полях книги пометку, будто бы ему удалось доказать некую теорему, — но само доказательство до нас не дошло. Множество лучших умов столетиями билось над этой загадкой, и только в двадцать первом веке молодой шри-ланкийский математик сумел найти элегантное решение Последней теоремы Ферма. Вот только как предъявить его общественности и получить заслуженные лавры, если гениальный ученый брошен без суда в тюрьму и даже подвергается пыткам?

Впервые на русском языке!

Это был, возможно, самый уникальный артефакт, найденный вышедшими наконец-то в космос землянами. Брошенная близ Венеры пересадочная станция, давным-давно забытая хозяевами - Чужими. Станция, где люди обнаружили многое. Но прежде всего - корабли. Чужие корабли, созданные по неизвестным нам, "чужим" технологиям.

Корабли, на которых можно было лететь очень далеко. А если случайно "нажмешь на нужную кнопку" - даже можно вернуться....

И люди, одержимые зовом далеких звезд, стали учиться летать. И - улетали. И - возвращались...

Я не Гамлет. Я слуга хозяина, по крайней мере назывался бы так, если бы был человеком. Но я не человек. Я компьютерная программа. Это почетное состояние, и я совсем не стыжусь его, особенно учитывая, что (как вы вскоре узнаете) я очень сложная программа, способная не только рассчитать прогрессию или подготовить сцену, но и процитировать стихи какого-нибудь забытого поэта двадцатого века.

Сейчас я начинаю готовить сцену. Меня зовут Альберт, и мое пристрастие – представления. Начну с представления самого себя.

Это был день, час мгновение весеннего равноденствия на Земле... и вдруг ближайшие звезды на мгновение погасли.

Целая их дюжина мигнула одновременно. Сверкающий Сириус и его сверхплотный спутник-карлик. Ярко-желтые близнецы Альфы Центавра. Тусклая красная точка Проксимы... далекие огоньки Эты Эридана и 70-А Змееносца... и само яркое Солнце.

Могучие космические моторы объявили о перерыве в своем вращении: в синтезе более крупных ядер из мелких, трансформации избытка массы в энергию, просачивании этой энергии сквозь слои бушующего газа, излучении энергии ядер в пространство.

Frederiсk Pohl. Gladiator-at-Law. 1955. 1986.

Лауреат премии Хьюго 1986 года в категории Best Short Story

Не так-то легко начинать. Я обдумал множество вариантов начала. Например, такой остроумный:

Вы обо мне не знаете, если не читали книги мистера Фреда Пола.

В основном он рассказывает верно. Кое-что исказил, но в главном все так и было.

Но мой друг информационная программа Альберт Эйнштейн утверждает, что литературные ассоциации мне не под силу, так что от гамбита типа Гекльберри Финн придется отказаться. И я решил начать с выражения обжигающего, опустошающего душу космического страха, который всегда (как также напоминает мне Альберт) служит частью моих обычных разговоров:

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Варшавский Илья

ОТ АВТОРА

Математики предпочитают исследовать переменные величины при приближении их к пределу. Ими же был придуман метод доказательства ad absurdum. У литературы совсем иные задачи, чем у науки, однако современная фантастика вправе использовать подобные методы.

Некоторые буржуазные социологи надеются, что успехи науки и техники избавят капиталистическое общество от разрушающих его противоречий. Тотальная автоматизация рассматривается ими как средство от всех бед.

А. Веклич

Брарх и драконы

Сидели мы однажды с Хромым в кабаке у Уппла и пили пиво. По вечерам там тихо, никто не буянит, да и народу немного, обычно если и собирается компания, то только из знакомых людей, все приезжие обычно идут в "Черного Угря" или в "Золотую Улитку", там и выпивка дешевле и драться можно со спокойным сердцем, никто тебя оттуда за это не попрет.

В этот вечер народу не было совсем. Мы с Хромым за своим столиком в углу, Уппл за стойкой бара да ещё какой-то совсем непонятный человек сидел у стены и с жадностью поглощал фирменные булочки, видно ждал, пока ему принесут чего-нибудь поесть.

Лев Вершинин

ПРАКТИКА ЗАГОВОРА

(ОТПОВЕДЬ НА ЗАДАННУЮ ТЕМУ)

...Ибо истинной невинности не страшны никакие наветы, меж тем как злокозненный порок не избегнет заслуженной кары, сколь бы ни тщился он укрыть изъязвленную сущность свою в златотканные ризы фальшивой добродетели. Максимилиан-Мари-Исидор де Робеспьер, адвокат. ...Таким образом везде, вплоть до Армении, было установлено, что оскорбление величия есть прегрешение против него не только делом и словом, но и мыслью; все уяснили такой порядок и подчинились ему, если же люди власти позволяли себе усомниться в необходимости казней, за дело брались доброхоты из черни, которые ни в чем не сомневались. Прокопий из Кесарии, протовестиарий. ...И пусть будет стыдно тому, кто плохо об этом подумает! Эдуард 111 Плантагенет, король Англии и Ирландии.

Лев Рэмович Вершинин

Сборник стихотворений

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ

В залах музейных, в тиши и тоске, прошлое спит под стеклом на доске. Кольца, оружие, искры монет... Все суета сует.

Скорбь и надежда, темень и свет, ярость и трусость, польза и вред, Ветхий Завет и Новый Завет... Все суета сует.

Правда и кривда, ясность и бред, честь и бесчестье, вопрос и ответ, робкое "да" и твердое "нет"... Все суета сует.

В залах музейных тепло и светло. Начисто вымыто стендов стекло. Дремлет под стенкой истлевший скелет... Все суета сует.

Гарм ВИДАР

КАК ПРИШЕЛЬЦЫ, ТАК И УШЕЛЬЦЫ

Лес огромен. словно шерстью

Заросла спина Земли.

И живут в Лесу, поверьте,

Не одни лишь муравьи.

Там из чащи будто кто-то

Все таращит жуткий взгляд,

Но заветные болота

Эту Тайну сохранят.

1

Молодой водяной по имени Степка сидел на берегу лесного болотца и болтал в воде своими тоненькими зелененькими лапками. Степка был занят весьма серьезным делом: он ловил пузырьки болотного газа.

Гарм ВИДАР

КОММУНАЛЬНЫЙ ТРИПТИХ

(КОРИДОР - 2)

1. ГНОМЫ

Гулко печатая шаг, по коридору шли гномы. Маленькие, сантиметров тридцать в высоту, с противными зелеными рожами, как у соседа Кузякина из второй комнаты, когда он выходит на кухню пить воду по утру. Но после вчерашнего.

Гномов было штук восемь, они освещали себе путь крошечными до одури вонючими факелами, потому, что свет в коридоре все равно не горел из экономии и из-за бабки Дюдиковой, которая постоянно выкручивала лампочки и торговала ими на базаре.

Гарм ВИДАР

МИССИЯ

Грянет гром и ураганом

Грязь с лица Земли сметет.

Босоногим мальчуганом

К нам грядущее войдет.

ЦЕНТР ИННОКЕНТИЮ

СОГЛАСНО МОДЕЛИ РАЗВИТИЯ ГОРОДА В БЛИЖАЙШЕЕ

ВРЕМЯ ВОЗМОЖНА КРИЗИСНАЯ СИТУАЦИЯ

ПРОСИМ УСИЛИТЬ КОНТРОЛЬ

ПРИ НЕОБХОДИМОСТИ ДЕЙСТВОВАТЬ ПО ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ

Путник вошел в город через Северные ворота. Казалось, город еще спал, кутаясь в предрассветный туман. Туман приглушал звук шагов и ограничивал видимость. То тут, то там из тумана, по мере бесшумного продвижения путника, выныривали крошечные яркие домишки с многочисленными башнями и башенками, похожие на красочные игрушечные крепости.

Гарм ВИДАР

С ИСКАЖЕННЫМ И СВЕТЛЫМ ЛИКОМ

"И путь мой по чей-то воле

Засеян одною болью

Которой не сжать вовек."

Беккер

Распластавшись, будто мертвая птица, ЕГО тело бессильно покоилось на каменно-твердом крупе гнедого равнодушного жеребца. Каждый конский шаг отдавался болью, эхом перекатывающейся в разбитом, обожженном, измученном теле.

Гордо восседавший в седле барон, равнодушный, как и его жеребец, лишь только конь ступил на мощенное грязными каменными плитами подворье, небрежно сбросил ЕГО тело вниз - прямо на плиты.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мария Семёнова, автор знаменитого романа «Волкодав», по мотивам которого снят фильм, недавно вышедший на российские экраны, не зря дала самой известной своей книге такое название. Собаковод с многолетним стажем, писательница прекрасно разбирается в жизни четвероногих друзей человека. В сборник «Родная душа», составленный Марией Васильевной, вошли рассказы известных кинологов, посвященные их любимым собакам, – горькие и веселые, сдержанные и полные эмоций. Кроме того, в книгу включены новеллы Семёновой из цикла «Непокобелимый Чейз», которые публикуются на этих страницах впервые.

Произведения блистательного петербургского поэта и прозаика Вадима Шефнера вошли в золотой фонд отечественной литературы. Обойденный официальным признанием и многочисленными премиями, он был и остается одним из самых ценимых любителями родной словесности авторов.

Не будет преувеличением сказать, что при чтении произведений, составляющих сборник «Одержимость», холодеет кровь. Все они, начиная с рассказов классиков жанра «ужасов» Брэма Стокера и Монтегю Р. Джеймса и кончая повестью Рамоны Стюарт, посвящены призракам и привидениям. А заключает сборник исследование Айдана Чамберса о привидениях в Англии, которое заставит даже самого критически настроенного читателя согласиться: «В этом что-то есть!» Читатели получат настоящее удовольствие от сборника «Одержимость», при условии, что не будут читать его ночью.

Мария Семёнова, автор знаменитого романа «Волкодав», по мотивам которого снят фильм, недавно вышедший на российские экраны, не зря дала самой известной своей книге такое название. Собаковод с многолетним стажем, писательница прекрасно разбирается в жизни четвероногих друзей человека. В сборник «Родная душа», составленный Марией Васильевной, вошли рассказы известных кинологов, посвященные их любимым собакам, – горькие и веселые, сдержанные и полные эмоций. Кроме того, в книгу включены новеллы Семёновой из цикла «Непокобелимый Чейз», которые публикуются на этих страницах впервые.