Погребённые заживо

Погребённые заживо
Автор:
Перевод: Инна Паненко
Жанр: Триллер
Серия: Том Торн
Год: 2008
ISBN: 978-5-9910-0331-5

В семье бывшего старшего инспектора полиции Тони Маллена исчезает сын — шестнадцатилетний Люк. Инспектор Торн, полагая, что речь идет о похищении, просит отца Люка составить список людей, которые могут иметь на него зуб. В списке нет фамилии Фристоуна — человека, который когда-то открыто угрожал Маллену, а сейчас разыскивается по подозрению в убийстве. Случайно ли Маллен не упомянул эту фамилию или он что-то скрывает?..

Отрывок из произведения:

Подумай о детях.

Прежде всего — в подобной обстановке, в подобном состоянии, когда не можешь сама понять, корчишься ты от злости или в агонии, так, что даже трудно выплевывать слова. Прежде всего, подумай о них…

— Какого черта! Какого черта вы не сказали мне об этом раньше?

— Было не время. Мне казалось, что лучше подождать.

— Лучше чего? — Она сделала шаг к мужчине, который стоял в противоположном углу ее гостиной.

Тот невольно отступал, пока не наткнулся на диван и чуть не свалился на аккуратно взбитые подушки.

Популярные книги в жанре Триллер

Резкий телефонный звонок грубо вытащил Савелия из сладкого сна в суровую действительность. Новость оказалась малоутешительной. На Набережной, недалеко от водоканала, рабочие занимались очисткой территории от листвы и наткнулись на женскую руку. По внешнему состоянию эксперт понял, что она долгое время находилась в воде.

Ранее были найдены части мужских тел. На всех верхних конечностях отсутствовали фаланги пальцев, отсеченные ручной пилой… Серийное убийство? На совещании было принято решение объединить все инциденты в одно дело.

Неужели полиции предстоит искать человека, страдающего расстройством психики? Почему он именно таким образом расправляется с жертвами? И почему сбрасывает останки в реку, а не закапывает в земле?

Комментарий Редакции: Кровожадно, пугающе, ошеломляюще – и никак не оторваться. Пожалуй, именно такие слова можно подобрать для жестокого триллера Оксюморонова, который цепляет внимание ничего не подозревающего читателя с первых минут. Дойти до финала – значит хорошенько потрепать себе нервы.

Таксист Михаил Громов – вдовец и отец-одиночка. После смерти жены и новорожденного ребенка он теряет всякую радость в жизни, а от самоубийства его спасает только необходимость присматривать за старшим ребенком-инвалидом. В своем существовании Михаил не видит смысла, но уже начинает постепенно мириться с серыми буднями и рутиной вокруг. Однако после того, как в его автомобиле очередной клиент заканчивает жизнь самоубийством, главный герой понимает, что самые страшные испытания для него еще впереди. И без того расшатанная психика окончательно дает сбой, и Михаил медленно, но верно начинает спускаться в пучину гнетущего безумия.

Комментарий Редакции:

По-правдивому мрачный современный роман, проникнутый тягучим депрессивным настроением, который показывает принципиально иную, но тем не менее довольно близко существующую сторону жизни.

Впечатляющие рассказы, которые вырваны из самых разных временных и пространственных плоскостей. Эти мистические текстовые отрывки не привязаны к конкретным условиям, что добавляет каждому из них особенное настроение и смысл.

Страшный медведь, готовый загрызть заблудшего путника до смерти, странные сны, от которых веет могильной прохладой, убитая собственным мужем жена – лишь малая часть тревожных элементов этого зловещего сборника.

Комментарий Редакции: Если храбрый читатель все же решится открыть эту жуткую книгу, его непременно настигнет неизбежная истина: придется дочитать до самой последней страницы – и никак иначе! Потому что оторваться от этих увлекательных, непростых и очень пугающих мистических историй попросту невозможно.

Софи Эпуларио никогда не задумывалась о превратностях судьбы, пока не столкнулась с ними сквозь призму времени. Блэкхоулл вступил в новую эру: оружие сменили словесные предостережения, замаскированные острыми улыбками. Всем правят чудовища, скрытые в обличии людей. Чтобы остаться, нужно принять новые условия, но как это возможно для той, что привыкла играть открыто со своим противником?

Стремительное навёрстывание упущенного времени может привести к неожиданным открытиям и горьким обидам. Софи не привыкла к хитросплетённым интригам, выдержит ли она уготованные ей испытания?

Комментарий Редакции: Третья часть романа, в котором полюбившиеся герои столкнуться с новыми вызовами жесткого мира. Останутся ли они прежними, смогут ли сохранить свои сердца целыми?

Чего не хватает людям, у которых есть деньги? Манипулировать чужими жизнями. Оставаться незаметными, но при этом ощущать себя исполинами. Вершить темные дела, быть палачом чужих жизней. Поставить все для достижения цели. И все – ради банального влечения.

Молодую красавицу и всеобщую любимицу Настю Храмцову находят мертвой среди цветущей кипрской зелени и соленых морских волн. Инфаркт? Или… нет?

Убитая горем сестра Катя чувствует, что здесь что-то не так. Чтобы найти ответы на мучительные вопросы, она обращается в частное сыскное агентство, к своей давней знакомой Лизе Бакшеевой. Может быть, она как-то поможет расставить все по своим местам в этой трагической путанице?

Комментарий Редакции: Бесподобный слог в связке с до ужаса увлекательным сюжетом – это практически стопроцентная формула ошеломительного успеха книги. Все громкие похвалы абсолютно оправданы, и остается только одно сожаление: этот самобытный роман не бесконечен.

Марина и Роман приезжают в дачный поселок, чтобы арендовать дом на новогодние каникулы. Праздники обещают быть яркими, вот только Рому внезапно вызывают к пациентке: он так и не успевает увидеть дом и его хозяйку. Марина одна знакомится с ней и узнает¸ что та – вдова, чей муж трагически погиб на охоте. Его убийство так и не было раскрыто.

Постепенно долгожданный отпуск начинает омрачаться странными событиями: заброшенное строение на участке неожиданно оказывается обитаемым, а в окно первого этажа коттеджа по ночам заглядывает страшное существо, до смерти пугая Марину. Горячее желание докопаться до истины толкает героиню как можно скорее разобраться в мистике происходящего. Но кто бы мог подумать, что именно ее муж имеет прямое отношение к жутким происшествиям, которыми кишит тихий поселок?

Комментарий Редакции: Роман-загадка, который без страха проведет своего читателя не только по мистическим лабиринтам странных событий, но и по кромешному мраку человеческой души, где прячутся существа гораздо ужаснее самых мерзких чудовищ.

Безжизненный колосс новостройки упирается в равнодушное небо – идеальное место преступления. Неподалеку от нее местные жители обнаружили тело пятнадцатилетней девочки, а ее портфель – в курилке на последнем этаже. Все указывает на самоубийство. Однако, этот случай не единственный за последнее время.

Младший следователь Атилов, его правая рука Тагир и тайно влюбленная в Атилова молодой стажер Саида проводят следствие, чтобы выяснить истинную причину, толкнувшую совсем юных подростков на этот роковой шаг.

Комментарий Редакции: Аутентичный психологический триллер, в уютных до легкой тревоги интерьерах провинциального города, о звере, который таится за ласковым взглядом.

После смерти матери Денис Чертков навсегда решает завязать с музыкой. Но творчество не оставляет главного героя, и, уехав далеко от столицы, он совершенно неожиданно находит в себе писателя.

Желание рассказать о темной стороне своего характера и попытка сублимировать горе выливаются в прозаический текст.

Однако чем ближе Денис подбирается к трагическому дню, тем яснее он понимает: перед ним – не просто драма, а настоящий психологический триллер.

Комментарий Редакции: Не только мрачная, но и фрагментами весьма фантасмагоричная книга, вскрывающая рубцы безумия и отражающая весь ужас своего названия. Разве можно предложить читателю что-то более жуткое?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Основатель и вдохновитель французской синематеки, сыгравший столь большую роль в формировании молодых кадров не только своей страны, Анри Ланглуа назвал однажды «импрессионизмом» - термином, заимствованным у живописи, - период середины и конца 20-х годов французского кино.

Термин привился, его как бы узаконил историк Жорж Садуль, впоследствии окрестивший период 30-х годов «поэтическим реализмом». Конечно, эти названия в известной мере условны и возникли как бы случайно; таково происхождение «импрессионизма», «кубизма», «фовизма» в живописи, «неореализма» и «новой волны» в кино, однако они закономерны в качестве рабочих гипотез (и, в частности, термин «импрессионизм» лучше, чем «авангард первый» и «авангард второй», характеризует основные тенденции этого периода)[ 1 ]

Написанная с юмором и легко читаемая книга эмигрировавшего в 1980 г. из СССР математика Евгения Габовича затрагивает такие фундаментальные вопросы, как сущность истории и принципиальная возможность снабдить историю четко привязанной к временной оси хронологией. Активно участвуя в жизни международного движения за пересмотр исторических и хронологических догм, автор настоящей книги держит руку на пульсе этого движения как в Германии, где он живет последние 25 лет, так и во многих других странах.

Данная его книга основывается не столько на результатах российской новой хронологии, за развитием которой он с большой симпатией следит, сколько на дискуссиях, которые в последние годы имели место в руководимых им общественных семинарах (Исторических салонах) по т. н. исторической аналитике в немецких городах Карлсруэ и Потсдаме, а также на страницах руководимого им в Интернете форума под общим заголовком «История и хронология».

Минздрав предупреждает:

приступая к чтению, ознакомься с инструкцией!

БОБРО ПОБЕДИТ КОЗЛО.

А читатель узнает, кто есть ху...

Веселые кретины и кретинки

нарисовал с приветом

художник Радна Сахалтуев

С Тарас и Мирослава Кинько,

"Попугайская сказка..."

С Радна Сахалтуев, иллюстрации

Утверждено министерством

правдивой информации

Впервые я узнал Неудачливую Розали Смит, когда ей было двадцать лет. От прежнего ребенка осталось нечто тонкое и потрепанное, и она уже хорошо познакомилась с одиночеством на дне бутылки виски. Ее волосы были хрупкими от слишком частого окрашивания: ярко-рыжий на прошлой неделе, черный как могила сегодня, пурпурный и зеленый на Марди-Гра. Черты лица у нее были тонкие и слегка хищные, глаза тщательно подведены черным, накрашенные губы приоткрывают острые мелкие зубы. Если бы я мог притронуться к Розали, ее кожа на ощупь была бы шелковистой и слегка сухой, ее волосы были бы как электричество, в темноте скользящее по моему лицу.