Погашение с надрывом

Положение складывалось тревожное: выручка от продажи горюче-смазочных материалов часто миновала государство. Почему же?

Известно, что шоферы ведомственных машин получают бензин на талоны. Индивидуальные же владельцы транспортных средств платили за бензин наличными. И вот нечестные работники АЗС (автозаправочных станций) нередко наличные прикарманивали, а отчитывались талонами, скупленными по дешевке у недобросовестных шоферов. Бывало и так: ветреный индивидуальный владелец, спохватившись, что бензин кончился, покупал его у шофера встречной машины...

Рекомендуем почитать

Рассеянный покупатель не взял у кассирши сдачу в размере двух рублей. Когда он вновь пришел в магазин, то кассирша, узнав покупателя, сдачу ему вернула.

Дальше произошло странное. Покупатель удивленно глянул на протянутые ему деньги, схватил их, спрятал, затем вскрикнул и кинулся пожимать кассирше руку. Потом нашел директора и обнял его. После чего, отерев набежавшую слезу, промолвил: "Об этом должна узнать страна!"

И страна узнала. В газете "За культурную торговлю" появилось письмо в редакцию, озаглавленное так: "Благородный поступок". Автор письма поведал читателям об испытанном им, автором, глубоком душевном волнении при виде не утаенной кассиршей сдачи. Поделился своей радостью по поводу нечаянного, негаданного открытия: "Есть в торговле хорошие и честные люди!" И почему-то в связи с возвратом сдачи упомянул "моральный кодекс строителя коммунизма".

Многие наивно полагают, что в литературных произведениях непременно должны быть портреты людей и их характеры. Это не так. Известно, что некоторые авторы, освещающие колхозную и производственную тему, успешно заменяют портреты людей описаниями нового типа станков, сеялок, шагающих экскаваторов и молочных ферм. Эти темы, однако, требуют работы. Нужно разбираться в темпах резания металла, в составах кормов и даже, не дай господь, куда-нибудь съездить, терпя превратности пути. Тем, кому неохота этим заниматься, а печататься охота, рекомендуем воспитательную тему. Здесь можно обойтись и без станков и без людей. Этому нас учит ряд авторов, выступавших на страницах тонких журналов. Необходимо обобщить их опыт, сделав его доступным для всех.

О литературных жанрах последнее время много пишут. В частности, речь идет о произведениях на историческую тему. Среди них: а) исторические исследования, б) исторические романы и в) исторические фантазии. Одни критики считают, что авторы романов имеют право ради своих художественных целей смещать даты и сталкивать лиц, живших в разное время. Другие критики с этим не согласны. Что касается "исторических фантазий" (недавно родившийся жанр), то возможности их авторов поистине безграничны. С этим, однако, тоже спорят. Подобные дискуссии очень оживляют страницы газет и журналов.

Сначала расскажу случай из собственной практики... Горит в "Жигулях" красная лампочка и не хочет гаснуть. Это значит, что в аккумулятор не идет зарядка и налицо какая-то неисправность. Без станции технического обслуживания не обойтись. Каждый автолюбитель знает, что его ждет на СТО. Знаю и я и поступаю соответственно: встаю рано, кладу в сумку бутерброды, надолго прощаюсь с домашними и еду. Жду в очереди, пока станция откроется. Попадаю за ворота. До цеха не допускают. Говорят, что станция новая и еще не обзавелась какими-то приборами для каких-то проверок. Спокойно еду на другую станцию. Очередь, то-се, наконец все же попадаю в цех. Минут двадцать бегаю, стараясь установить, кто тут электрик. Дважды подробно рассказываю о горящей лампочке не тем: сначала мотористу, затем арматурщику. Оба выслушивают, но говорят, что помочь бессильны. Наконец мне удается выяснить, кто тут электрик. Этот суровый немолодой человек что-то делает, склонившись над открытым капотом "Жигулей", а вокруг группа людей в пальто. Вливаюсь в группу, стремясь усвоить происходящее. Усваиваю. Электрика называют "дядя Женя" и каждое его слово встречают одобрительными возгласами и искательными улыбками. Когда дядя Женя сказал седобородому автолюбителю: "Отойди, свет застишь!" – то на седобородого все накинулись и стали даже его оттаскивать, я, кажется, тоже оттаскивала, стараясь поймать взгляд дяди Жени, но не поймала. А потом дядя Женя, подняв мрачные глаза, вдруг сказал: "А, Пал Палыч! Привет!" Как просиял этот Пал Палыч, как был горд, что дядя Женя его узнал, как мы Пал Палычу завидовали, а некоторые шепотом умоляли его замолвить за них словечко дяде Жене... Поняв, что до меня дело так и не дойдет, еду на третью станцию... Там после разных испытаний удалось умолить одного из двух электриков подойти к машине. Электрик, худощавый блондин с бачками, сказал, что вышел из строя генератор, надо менять, а генераторов, кажется, нет. Бегу на склад. Подтверждают: нет. Но сегодня обещали подвезти, – может, подвезут. Жду. Познакомилась с другими ожидающими, я им рассказала про горящую лампу, они – про свое, вместе закусили, часы летели незаметно. Вдруг вижу: идет второй электрик, тоже блондин с бачками, но полный, а около бегут, заглядывая ему в лицо и искательно улыбаясь, несколько клиентов... Каждый молит подойти к его машине, но электрик останавливается у моей, надо же, какое везенье! Спрашивает: "Чего у нее?" А уж тут все знали, что у меня, отвечают хором. Электрик велел открыть капот, включить зажигание, сунул в капот руку, что-то повернул, и – бац! – лампа погасла. Дело оказалось совсем не в генераторе, а в пустяке каком-то, первый электрик ошибся! Все так смеялись! А я – громче всех, мне-то как повезло!

Сколько-то лет назад некая Селиверстова заняла по обмену одну из трех комнат квартиры в центре Москвы. Две другие комнаты принадлежали вдове Гавриловой. Фамилии, разумеется, вымышленные... Площадь Гавриловой делил с ней ее друг сердца, который спустя некоторое время был уличен в нечестных заработках, арестован, судим и выслан. Гаврилова и Селиверстова с первого взгляда друг другу не понравились. После отъезда гавриловского друга дамы остались наедине, но это отношений их не улучшило. Соседки стоили одна другой, и не следовало бы вмешиваться в эту квартирную склоку, если б не одна подробность. Дело в том, что несколько общественников данного дома приняли в склоке участие чрезмерно горячее... Особенную активность проявили трое немолодых людей: т. Кореневу за семьдесят, т. Павлову под семьдесят, а т. Федяевой за шестьдесят.

У меня чудный муж. Почти непьющий. Выпивает только в праздник. И очень добрый. Но к его приходу обед должен быть на столе. Иначе Сережа переходит на "вы" и смеется фальшивым смехом: "Прикажете после работы в ресторан закатываться, ха-ха-ха!", "Вас, видимо, тяготят домашние обязанности, ха-ха!"

Я молчу. Я не оправдываюсь тем, что тоже работаю и прихожу домой за полчаса до его прихода. Я знаю: стоит Сережу накормить, как он становится ангелом и переходит на "ты". Иногда даже хочет помочь мне вымыть посуду. Разумеется, я всегда отказываюсь.

На станции техобслуживания моему знакомому продали бракованную водяную помпу. Вместе с пострадавшим я поехала на станцию: мне хотелось слышать, как там будут оправдываться. Но директор станции и не думал оправдываться:

– Идите к кладовщику дяде Гоше, может, он вам другую найдет.

В кладовой толпились рабочие. Дядя Гоша сказал:

– Еще три помпы есть. Может, какая попадется без брака. Это как повезет. Сейчас принесу.

И ушел. От слова "повезет" веяло мистикой, веяло фатализмом, и слово это в применении к новым автомобильным деталям казалось странным свежему человеку. А я в те первые минуты пребывания на станции как раз и была свежим человеком... Но тут молодой рабочий задумчиво заметил:

Последний листок календаря... Подводятся итоги сделанного, пережитого, передуманного... В минувшем году возникла тема романа. Рождение темы свершилось на пароходе, где я отдыхал летом. Вообразите бескрайние волжские просторы, синеву неба, рябь воды... Полулежа в шезлонге, я наблюдал в мощный бинокль кипучую жизнь берегов. Можно было различить загорелые лица представителей трудового народа, расслышать их звонкие песни. В размышлении над прошлым и будущим этих берегов и родилась тема... Кстати, трогательно доверие народа к нам, писателям. Узнав о моей профессии, двое колхозников, случайные и кратковременные попутчики, просили меня посетить их село и разобраться в каком-то давнем споре с председателем колхоза. Или с агрономом. Не помню точно. Я был тронут, польщен, но попытался объяснить этим добрым людям, что я не газетчик, не очеркист. Ничто постороннее не должно нарушать плавное течение мыслей художника. Ведь уже тогда план романа, посвященный этим же скромным героям, складывался в моей голове. Сейчас я уточняю свой план и набрасываю проект его выполнения.

Другие книги автора Наталия Иосифовна Ильина

В творческом наследии писательницы Н. И. Ильиной (1914–1994) — пародии и сатирические миниатюры, литературно-критические статьи и завоевавшие широкую известность воспоминания и беллетристические произведения о жизни русских эмигрантов в Китае.

Н. И. Ильина прожила в Китае 27 лет, и до возвращения в СССР славу ей составили фельетоны — меткие и язвительные, проникнутые тонким юмором, горькие и точные в деталях картинки быта и нравов «русского» Харбина и Шанхая.

В 1940-х гг. в фельетонах Ильиной появилась новая нота: просоветские настроения и иллюзии в отношении советской жизни, разделявшиеся многими «русскими китайцами». И все же в них сохранился живой дух места и эпохи — тем более что, по словам автора, «рассказы эти не являются выдумкой. Каждый из них взят из жизни, каждый персонаж зарисован с натуры и почти каждый рассказ отражает наш быт».

«Очерки шанхайской жизни» были собраны в книге «Иными глазами»; напечатанная в Шанхае в 1946 г. издательством «Эпоха», книга с тех пор не переиздавалась и давно стала библиографической редкостью. Настоящая публикация восполняет данный пробел, полностью воспроизводя это ценное в культурно-историческом отношении собрание в сопровождении иллюстраций, взятых из издания 1946 г.

Мы обратились к работникам торговли с просьбой сообщить о своих достижениях, поделиться своими планами и мечтами, а также указать, что им мешает в работе. Опрошенные охотно откликнулись, пожелав, однако, остаться неизвестными. "К чему сообщать наши имена? – скромно сказали они. – Ведь таких, как мы, еще немало".

* * *

– Есть, есть у нас достижения! – радостно вскричал сотрудник Главного управления торговли (отдел – продуктовые магазины). – Есть! Можем похвастаться! Вот уже скоро полгода, как ликвидированы штучные отделы. Бывало, раньше покупатель, безответственно минуя кассу, подходил к прилавку, брал баночку горчицы или пачку дрожжей, совал продавцу деньги – и был таков! А сейчас положение исправлено. Пройдите к кассе, выстойте очередь, получите чек. Организованно и дисциплинированно. И нам хорошо: на все, знаете ли, чек, оправдательный документ, на все бумажка... И покупателю чудесно: без спешки и волнения постой сначала в одной очереди, потом в другой. Тихо, спокойно.

Этим летом мы с мужем решили побывать в одном старинном русском городе, куда давно стремились. Однажды утром мы сели в наш старый "Москвич" и двинулись в путь. Почти через двести километров пути мы увидели гостиницу, называющуюся "Березка", и ресторан, называющийся так же. Теперь принято давать магазинам и ресторанам оригинальные названия, чтобы они отличались друг от друга. Поэтому почти все рестораны и многие магазины оригинально называются "Березка".

Трудно себе представить двух людей, столь не похожих друг на друга, как мой прадед Иван Федорович Воейков и его старший брат Александр.

Иван Федорович был смолоду на военной службе, в чине полковника дрался на Отечественной войне 1812 года, затем, оправившись, после тяжелого ранения, вышел в отставку, занялся хозяйством. Хозяйствовал умело. В родовом имении Самайкино (около Сызрани) и в подмосковной усадьбе Аннино-Знаменское (около Рузы) основал суконные фабрики. Связи с правительственными кругами (Воейковы - род старинный дворянский) обеспечивали казенные заказы, и фабрики давали хорошие барыши. Был затем прадедом открыт и асфальтовый завод в местечке Батраки, там же, на Волге. Отцовское наследство Иван Федорович не промотал, приумножил. По характеру домосед, спиртного в рот не брал.

Они не верили, что Муму погибнет. Они очень за нее боялись, но надеялись: Герасим что-нибудь придумает... Когда я поднимала голову от книги, я видела эту боязнь и эту надежду в устремленных на меня глазах...

Но Герасим, привязав кирпичи к шее Муму, бросил ее в воду. Я читала:

– "Герасим ничего не слыхал, ни быстрого визга падающей Муму, ни тяжелого всплеска воды; для него самый шумный день был безмолвен и беззвучен, как ни одна самая тихая ночь не беззвучна для нас, и когда он снова раскрыл глаза, по-прежнему спешили по реке, как бы гоняясь друг за дружкой, маленькие волны, по-прежнему поплескивали они о бока лодки и только далеко назади к берегу разбегались какие-то широкие круги".

"В течение долгого времени мы с мужем пытались найти сатирическую форму, чтобы сообщить тебе, дорогой Крокодил, что в нашем городе уже давно нет ни спичек, ни папирос", – пишет читательница из Новосибирска. Сатирической формы супруги не нашли, спичек – тоже и вместо этого стали искать знакомства. Знакомства найти им удалось, и хоть втридорога, но спички и папиросы у них скоро будут.

Сразу надо было искать знакомства, не теряя времени на поиски формы. До формы ли тут, когда в доме нет спичек? Остальные наши читатели на поиски формы не отвлекаются, сообщая в своих письмах голые факты. Легко заметить, что большинство сетует на отсутствие двух предметов: спичек и посуды.

Мне предложили написать фельетон, взяв за основу читательское письмо. Это негодующее письмо: в одном уральском городе незаслуженно обидели литератора и краеведа Л. Н. С-на. Читатель просит пристыдить обидчиков.

Л. Н. С-н организовал в своем городе краеведческий музей. "Никто ему этого хлопотного дела не поручал, – пишет наш читатель. – Сам с небольшой кучкой "обращенных" собрал он богатейший материал по истории города, послал за свой счет тысячи писем во все концы страны, продумал экспозицию..."

Некто Д. Швецов написал в газету, жалуясь на литературных консультантов трех журналов, отвергших его произведения.

Украинский журнал "Пионер" прислал Д. Швецову письмо, где говорилось, что рассказ его, к сожалению, не будет опубликован, так как до конца года все места в журнале уже спланированы.

Отсутствие места – это, конечно, не причина. Для хорошего рассказа место всегда найдется. Быть может, плох сам рассказ? Но об этом умалчивается. Все дело, значит, только в месте.

Популярные книги в жанре Юмор: прочее

Сергей Чернов

"Паранойя"

Сначала была паранойя, и паранойя была Бог. Hо паранойя в чистом виде существовать не могла, и поэтому она была вынуждена создать мир. Бог подсчитала, что для создания мира необходимо шесть дней, и хотела было уже начать творить, как вдруг на неё напала паранойя, и она, испугавшись не успеть, отвела под творение дополнительные сутки. Hо все сомнения оказались напрасными, и к вечеру шестого дня мир был изготовлен. Документация к нему была написана строго по ГОСТам, мир соответствовал по всем своим характеристикам техническому заданию, правда были накладки в области эргономики и миромейкерской эстетики, но на них Бог просто закрыла глаза.Когда Бог наконец глаза открыла, подошел к концу седьмой день, так получилось, что она его просто проспала. Когда новорожденное солнце начало закатываться за горизонт, паранойя, эманировав в только что созданную вселенную, оживила собой всю природу.

Сергей Чернов

Сказка про Федю

Жил на свете маленький мальчик- Федя Крюков. Родился он в семье простых рабочих сталевареного завода "Чугунок". Мама Маша,былы добродушной толстушкой,любила пышки с сахарной пудрой и фединого папу Славу. Федька в детстве был непослушный мальчик,не слушался маму,но папу немного побаивался. Папа выписывал для Феди журнал "Мурзилка",и даже водил его несколько раз в зоопарк. В зоопарке мальчику не понравилось,от зверей пахло навозом,а маленький пони показал ему язык.

Влад Чопоров

Возвышение Тойво

Вороне где-то Бог

Послал кусочек сыра...

И.Крылов

Есть многое, мой друг Горацио,

что и не снилось нашим мудрецам...

У.Шекспир

Сырым промозглым утром Тойво снарядил телегу и отправился с хутора в город за солью и табаком. Серкас, прекрасно знавший дорогу, неспешно трусил по едва заметной среди высокой травы дороге. А Тойво, поглубже закутавшись в плащ, посасывал трубочку и дремал вполглаза. Все шло обычным порядком. Мысли хуторянина неспешно текли, в различных подробностях обрисовывая предстоящий день. Поездка в город стала для уединенно живущего Тойво Пукканена незыблемым ритуалом. Сперва он зайдет в лавку Микши, поздоровается с хозяином, обсудит погоду, урожай, последние сплетни. Затем, совершив покупки, оставит телегу во дворе лавки, пройдется по рынку и, может быть, купит себе какую-нибудь безделушку. А потом засядет в трактире и просидит до вечера. Если повезет, и городской голова заглянет на огонек, то они сыграют партию-другую в шахматы, размеренно переставляя фигуры под гомон собравшегося народа.

Петp Давыдов

Совет начинающим манимейкеpам

Доpогие дpузья!

Вы, конечно же, хотите заpаботать денег? Понимаю. Hо вы ведь хотите сделать это с минимальнымы усилием, не так ли? И чтобы пpи этом еще хоpошо пpовести вpемя? Hу конечно же... Так вот, для осуществления деpзкого плана по заpабатыванию действительно больших денег вам понадобятся $40, веpнее их pублевый эквивалент. Я, конечно, понимаю, что сейчас вы схватитесь за голову и начнете пpичитать, что и в pуках-то никогда таких денег не деpжали... Спокойно! По соседям, по дpузьям, у товаpищей под пpоценты - все окупится. Итак, у вас в коpмане лежат заветные $40. Что делать? Пpежде всего, не сходите с ума и заблаговpеменно пpимите "бонин" или любое дpугое сpедство от головокpужения. После этого, вооpужившись _большой_ хозяйственной сумкой, а лучше двумя, садитесь на метpо и езжайте (именно езжайте) на ст. Аpбатская. Pестоpан "Пpага" знаете? Вам туда. Когда швейцаp осмотpит вас с ног до головы и удивленно спpосит "вы в pестоpан?", навеpное заподозpив, что вы пеpепутали его с чем-нибудь вpоде общественного туалета, не тушуйтесь и смело паpиpуйте: "А здесь pазве есть что-нибудь дpугое?". После этого пеpед вами pаспахнутся все двеpи и из кошмаpа улицы вы как бы по моновению волшебной палочки пеpенесетесь в атмосфеpу безукоpизненного обслуживания и безгpаничной благожелательности. Главное не беспокойтесь, так и должно быть. Итак, войдя внутpь, вы начинаете восхождение по лестнице на четвеpтый этаж. Ваша цель - "бpазильский зал". Главное следите за тем, чтобы не дай бог не зайти по ошибке в какой-либо дpугой. Обед в "Пpаге" стоит в сpеднем $150 на человека и выше, а у вас ведь в коpмане только $40, веpно? Так что если пеpепутаете зал будете потом пол-года pасплачиваться (если не дольше) и жалеть всю оставшуюся жизнь. Поэтому пpоявите бдительность! Вам, повтоpяю, нужем именно "бpазильский зал". Когда вам покажут его - обязательно пеpеспpосите "это действительно он, честно-честно?". После утвеpдительного совета смело заходите внутpь, не забыв поздаpоваться с огpомным белым какаду, котоpый встpетит вас дpужеским пpиветствием. Итак, вы на месте. "Бpазильский зал" Пpаги пpедставляет собой зал шведского стола. Знаете что это значит? Если нет - pассказываю. Hесколько специальных столиков-баpов ломятся от всевозможных деликатесов. Поpядка ста видов салатов. Около двадцати pазновидностей супов. Безумное количество десеpтов и фpуктов. И, pазумеется, щедpый выбоp гоpячих мясных и куpиных блюд, пpиготовленных на откpытом огне. Так вот, все это вы можете есть безо всяких на то огpаничений. В чем суть? Суть в том, что вы можете набpать на свою таpелочку любое количество пpедставленных блюд и потом запpосто отказаться их есть, после чего они будут с бесстpастным видом попpосту _выбpошены_. Вы только вдумайтесь в это! Именно поэтому, когда на вашей таpелочке останется пpимеpно 2/3 того, что вы набpали и уже попpосту не в состоянии съесть, и к вам подойдет официант с вопpосом можно ли это уже уносить (щаз!), с невозмутимым видом задавайте наивный вопpос: "скажите, милейший, могу ли я забpать с собой то, что не даел?" (ну вы же слышали, в pестоpанах так положено). Pазумеется, он pастеpяется и начнет говоpить что-то о том, что, само собой, никто не пpотив и даже не мешает вам это сделать, однако у них пpосто некуда все положить, поскольку никто до вас еще не додумывался до того, чтобы что-то взять домой. Эти "никто", веpнее "некто", если вы еще не поняли - весьма состоятельные люди, котоpые ежедневно заходят в бpазильский зал обедать. Москву себе немного пpедставляете? Так вот, буквально pядом - кpемль, МИД, белый дом и, pазумеется, мэpия. В общем, место удобное. Hу вот, само собой, что всем этим людям, котоpые пpиходят в "Пpагу", как уже говоpилось, именно пообедать (чем и вы занимаетесь ежедневно, но только у себя дома или в студенческой столовой), даже в стpашном бpеду не пpидет в готову, что из зала шведского стола можно что-либо унести с собой, но главное они никогда не поймут зачем. Hо вы-то дело дpугое, не так ли? Hу pазумеется. Так вот, когда официант чуть ли не извиняясь станет объяснять вам, что у них попpосту некуда сложить ваши "объедки" - смело кидайте ему в лицо, что вы и сами с усами, вот она хозяйственная сумочка-то, а вот и втоpая. После чего начинайте сгpебать в заpанее пpиготовленные баночки и скляночки все их салатики, сливать супчики, ссыпать всевозможные оpешки и сметать pазнообpазные десеpты. Да, комичность ситуации состоит в том, что если вы подойдете к десеpтному столику слишком pано, то к вам подбежит официант и обязательно спpосит о том неужели же вы не хотите откушать гоpячего блюда. Утвеpдительно кивайте головой, пpодолжай смахивать со стола фpукты, ягоды и взбитые сливки... Чеpез несколько минут вам пpинесут гоpячее блюдо. К пpимеpу, если вы заказали поджаpенную свиную выpезку (именно выpезку, поскольку можно еще и на pебpышках, а можно говядину, а можно куpицу, а можно еще массу дpугих наипpиятнейших вещей в pазных ваpиациях, включая даже свиные сеpдечки), то вам пpинесут пpямо на шампуpе, с пылу с жаpу, всю огpомную кусину и деликатно спpосят сколько вам отpезать. Hу вы видали? Кpичите, что ВСЕ !!! Да, чуть не забыл. Самое смешное, что если вы попpосите отpезать вам маленький кусочек, а чеpез минуту pешите, что неплохо бы еще один "того же самого", то вам пpинесут, pазумеется, новый кусок пылающего мяса и опять спpосят сколько вам отpезать. Все же остатки попpосту выбpасываются, веpнее уже никогда и никому не будут поданы, pазве что в кулинаpию. Так вот, не стесняйтесь. Закажите сpазу все во всех возможных ваpиациях и никогда не pазменивайтесь, всегда забиpайте весь кусок, котоpый сpазу же смахивайте в заветную сумочку. После чего повтоpяйте опеpацию до полнейшего наполнения оной. Pазумеется, лучше всего пpиходить утpом. Дикость местной администpации заключается в том, что никто не запpещает вам обедать столько вpемени, сколько вам на то заблагоpассудится. Из чего следует вывод, что кушать вы можете хоть целый день. То есть пpиходите утpом, завтpакаете до отвалу, читаете книгу Маpининой, начинаете вновь испытывать голод, обедаете, после чего игpаете в свою "кенгу", "gameboy" или "тетpис" и опять едите, на этот pаз ужинаете. И пусть только попpобуют выдвоpить вас на улицу - не осмелятся! Впpочем, этот совет пpямого отношения к нашему пеpвоочеpедному вопpосу заpабатывая денег уже не имеет и служит скоpее для того, чтобы укpасить ваш тpудовой буднечный день. Самое главное наступает, когда вы pешаете уходить. С тpудом отpывая от пола наполенную до кpаев хозяйственную сумку, вы тяжелым взоpом окидываете всех вокpуг и начинаете свое нисхождение по лестнице. Знаете по вокзалам ходят такие стаpушки с огpомными сумками и напеpебой выкpикивают "чай, кофе, пиpожки" ? Так вот, выйдя из "Пpаги", вы начинаете подобный же пpоцесс, однако выкpикиваете не набившие оскомину фpазы, а несколько более оpигинальные изpечения: "салаты из омаpов, чеpепаший суп, деликатесная свинина на pебpышках, невиданные замоpские десеpты и все-все-все самое свежее и только для вас пpямо из pестоpана "Пpага" по самым низким ценам, не пpоходите мимо". В общем, дело пойдет бойко, это точно. Свои $40 вы отобьете за пеpвые полчаса тоpговли, дальше больше. Главное не забудьте зайти за угол, чтобы вас не запомнили и осталась возможность повтоpить вояж в заветную мекку легких денег и беззаботного вpемяпpепpовождения. ВСЕ HА ЗАPАБОТКИ!

Юрий Ершов

Ершинки или Правда о Критиках

Критиковать - значит объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.

К. Чапек.

ЛЕГИОНАМ КРИТИКОВ ПРОЗЫ.РУ ПОСВЯЩАЕТСЯ

1 Критиков бояться - читателя не найти.

2 Что у критика на языке, то у автора в уме.

3 Жаль, что критик не волк. А то бы жил в лесу...

4 Плохому критику даже запятые мешают.

5 Одна голова - хорошо. А если критик - ее клон?

Курю трубку, довольно долго. Это целое искусство. Часто сталкиваюсь с различными любителями и профессионалами этого искусства. И вот, родилась такая шутливая заметка.

Все совпадения с реальными лицами — чистая случайность. Автор и персонаж — разные люди.

Сцена первая.

Место действия – офис неизвестной компании, в которой работает Весли.

Хор коллег поет заздравную песнь в честь Дженис.

Весли

Когда ж они заткнутся наконец

И жрать усядутся? Их пенье

Мертвого поднимет из могилы!

Колеги прекращают петь, начинается застолье.

Весли

Заглохли. Наконец-то!

Теперь могу спокойно я подумать о том

Рассказы опубликованы в журнале "Иностранная литература" № 12, 1976

Из рубрики "Авторы этого номера"

...Сборник «Зеркала» («Lustra»), в котором были напечатаны предлагаемые читателю короткие рассказы X. Бардиевского, вышел в издательстве «Чительник» (Warszawa, Czytelnik) в 1971 году.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Предлагаем руководство, пользуясь которым можно писать очерки, никуда не выезжая и имея в руках лишь сводку данных по району или даже по колхозу. Мы попытаемся перечислить здесь наиболее распространенные приемы превращения сводки в художественное произведение.

Начинать следует так:

"Поезд, лязгая на сцеплениях, замедлил ход. Мы вышли на перрон. Откуда-то потянуло дымком. "Вам колхоз "Заря"?" – спросил коренастый мужчина, теребя велюровую шляпу. Через минуту откормленная лошадка, бодро помахивая расчесанным хвостом, мчала нас по неширокой дороге, пролегавшей среди полей. Там и сям зеленели всходы гречихи, проса, пшеницы, овса, кукурузы, картофеля (ненужное зачеркнуть). Во всем чувствовался достаток..."

Все мы видели, как голые пространства вокруг недавно построенных домов превращаются в зеленые лужайки и цветущие сады. Усилия новоселов по озеленению участков всячески поощряются. Так, заместитель председателя исполкома Первомайского района т. Филютин, выступая на страницах "Вечерней Москвы", горячо одобрил решение общественников района. Те постановили: пусть каждая семья внесет вклад в благоустройство двора – кто дерево посадит, кто цветы, а кто газоном займется.

Считать ли наволочки без пуговиц фасонным бельем или прямым? Обязана ли администрация магазина по первому требованию покупателя давать жалобную книгу? Могут ли продавцы надолго и без объяснения причин покидать рабочее место? Какие пассажиры дальнего следования имеют преимущественное право на пользование ящиком под нижней полкой, так называемым рундуком?

Население адресует эти вопросы в печать, и ответы на них дают самые авторитетные инстанции. Управляющий трестом "Московские прачечные" делает заявление относительно наволочек. Возглавляющее все химчистки объединение "Чайка" высказывается по поводу утюжки пиджаков. Касательно же поведения продавцов на работе, жалобной книги, а также рундуков исчерпывающие сведения дают Министерство торговли и Министерство путей сообщения.

Один молодой журналист, живущий на периферии, недавно прислал мне письмо. Он сообщил между прочим, что ему предложили писать театральные рецензии, но он отказался, заявив, что в театре ничего не понимает.

Я очень удивилась этой щепетильности. У меня сложилось впечатление, что для рецензирования театральных постановок совсем не обязательно понимать специфику театра. Чтобы проверить это впечатление, я целый вечер читала опубликованные в разных газетах театральные рецензии. А затем послала молодому журналисту составленное мной руководство под заголовком "Каждый может писать о театре!".