Поэтические сборники

Сергею Маковскому

Я верил, я думал, и свет мне блеснул наконец;
Создав, навсегда уступил меня року Создатель;
Я продан! Я больше не Божий! Ушел продавец,
И с явной насмешкой глядит на меня покупатель.
Летящей горою за мною несется Вчера,
А Завтра меня впереди ожидает, как бездна,
Иду... но когда-нибудь в Бездну сорвется Гора.
Другие книги автора Николай Степанович Гумилев

«Старый мэтр был знаменит и, точно, никто не превзошел его в дивном искусстве музыки. Владетельные герцоги, как чести, добивались знакомства с ним, поэты посвящали ему свои поэмы, и женщины, забывая его возраст, забрасывали его улыбками и цветами. Но все же за его спиной слышались перешептывания, и они умели отравить сладкое и пьяное вино славы. Говорили, что его талант не от Бога и что в безрассудной дерзости он кощунственно порывает со священными заветами прежних мастеров…»

«Правду сказать, отец его был купцом. Но никто не осмелился вспомнить об этом, когда, по возвращении из Кембриджа, он был принят самим вице-королем.

На артистических вечерах он появлялся в таких ярких одеждах, так мелодично декламировал отрывки из Махабхараты, так искренне ненавидел все европейское, что его успех в Англии был обеспечен и не одно рекомендательное письмо от престарелых лэди увез он, отправляясь во втором классе в Бомбей…»

«Было утро, а еще не все туманы покинули земные болота. Еще носились прохладные морские ветры. А круглое сверкающее солнце уже поднялось на горизонте и нежно целовало землю, чтобы измучить ее после горячей лаской полуденного зноя. Пели невиданные птицы, страшные чудовища боролись на поверхности взволнованного моря. Золотые мухи казались искрами, упавшими с уже мертвой луны.

И первый человек вышел из пещеры…»

«Это было в золотые годы рыцарства, когда веселый король Ричард Львиное Сердце в сопровождении четырехсот баронов и бесчисленного количества ратных людей переправился в Святую Землю, чтобы освободить гроб Господень и заслужить благосклонность прекрасных дам…»

Азартный путешественник, посетивший Африку тогда, когда это было смертельно опасно, бесстрашный воин, чьи действия на поле боя отмечены высшей наградой – Георгиевским Крестом, человек чести, посчитавший ниже своего достоинства отрекаться от товарищей и расстрелянный как соучастник антиправительственного заговора, блистательный поэт, произведения которого жили в памяти читателей, хотя почти семь десятилетий после его смерти не переиздавались, мистик, визионер, мыслитель – все это Николай Гумилев, один из тех редчайших в мировой литературе поэтов, чьи стихи до самых мелочей совпадают с жизнью автора.

Ярчайший представитель поэзии Серебряного века, Николай Степанович Гумилёв, ушел на фронт добровольцем в 1914 году, невзирая на то, что еще в 1907 году он был освобожден от воинской повинности. Книга «Записки кавалериста» — документальная повесть о первых годах проведенных им в рядах 1-го эскадрона Лейб-Гвардии уланского полка. Перед нами — живые картины войны, представленные глазами не столько великого поэта-акмеиста, сколько кавалериста, мужественно разделившего тяготы военной жизни вместе с рядовыми солдатами.

* * *

Генерал от кавалерии Алексей Алексеевич Брусилов вошел в историю первой мировой войны как выдающийся полководец. Его талантливо задуманный и блестяще осуществленный прорыв фронта австро-германских войск в 1916 году, получивший название Луцкого, а впоследствии Брусиловского, отразился на всем ходе мировой войны.

«Ты Имр из Кинда, кажется? Случалось

И мне слыхать о племени твоем.

Оно живет не в кесарских владеньях,

Не в золотой руке Юстиниана,

Но всё-таки достаточно известно,

Чтоб я решился выслушать тебя…»

Впервые — в «Альманахе Муз» (Петроград, изд-во «Феллана», 1916, стр 55–60). Альманах этот был выпущен Е. Г. Лисенковым при ближайшем участии Н. В. Недоброво (на это имеются указания в неопубликованных письмах Недоброво к Б. В. Анрепу). В нем в числе других приняли участие Борис Анреп, Анна Ахматова, Валерий Брюсов, Аделаида Герцык, Вячеслав Иванов, Георгий Иванов, Михаил Кузмин, Александр Кондратьев, Осип Мандельштам, Владимир Пяст, Борис Садовской, Марина Цветаева и Тихон Чурилин. В альманахе была напечатана и еще одна пьеса — «Дон Жуан», драматическая поэма в трех действиях Сергея Гедройца.

Насколько нам известно, «Игра» никогда больше не перепечатывалась. Отзывы о ней нам тоже неизвестны.

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

«Среди кровавыхъ смутъ, въ тѣ тягостные годы

Заката грустнаго величья и свободы

Народа Римскаго, когда со всѣхъ сторонъ

Порокъ нахлынулъ къ намъ и онѣмѣлъ законъ,

И поблѣднѣла власть, и зданья вѣковаго

Подъ тяжестію зла шатнулася основа,

И свѣточь истины, средь бурь гражданскихъ бѣдъ,

Уныло догоралъ – родился я на свѣтъ»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

Сборник «артуровских» стихов.

Просто сборник стихотворений под настроение

Эта книга, как и предыдущая  «Золотая нить», обращена к людям старшего поколения, идущим по жизни с достоинством и верой.

 Я сохраняю название, под которым эта книга известна в ленинградском самиздате. Помимо субъективных, оно, я надеюсь, удерживает и некоторые объективные черты эпохи последних иллюзий. Все составляющие книгу стихотворения написаны в Ленинграде. Некоторые из них, еще до моего выезда в 1984, были без моего ведома опубликованы в журналах Континент (Париж) и Кинор (Тель-Авив) и в газете Русская Мысль (Париж); некоторые — с моего согласия — в сборнике Wiener Slawistischer Almanach и ленинградском машинописном журнале Часы. Пользуясь случаем, я благодарю все эти издания.

С А М И З Д А Т

Юрий Кофф

Река

жизни

сборник стихов

1

Стихи - не автобиография.

Дорогой читатель!

Стихи пишу не регулярно, по настроению, как говорят. Раньше на лист бумаги — и

в ящик или папку, ищи потом те листочки :-). Но пришел век Интернет, и стихи

собрались на сайте стихи.ру, вот за 7 последних лет и у меня накопилось... Опять

О сердце, ты долго

меня упрекало:

Внимая, отбросил

я сна опахало.

Шипом трагаканта

ты бок мой пронзало,

Сжигало мне душу

искреньем кресала.

Как мать над погибшим

ребенком рыдала,

Неужто все ночи

сгубить ты взалкало?!

По воле Аллаха

не раз от кинжала

Несходных желаний

ты, сердце, страдало;

И я неповинен,

что путь преграждала

Судьба мне порою

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

"Дон Жуан в Египте" - первое драматическое произведение Гумилева, если не считать не дошедшей до нас пьесы "Шут короля Батиньоля", законченной в Париже в конце 1906 года. "Дон Жуан в Египте" был прочитан в ноябре 1911 года в Царском Селе у Гумилевых на заседании Кружка Случевского, в апреле 1911 года пьеса была опубликована в сборнике стихотворений "Чужое небо", а в марте 1913 года состоялась ее премьера в Троицком театре.

9.8.2000 г.

21:28:36

2000-2000

Все события,

описанные в данном произведении,

являются чистым вымыслом.

Любые совпадения с реальностью,

не преднамеренны и чисто случайны.

Селейванов не любил разъезжать по тюрьмам с самого первого дня своей работы в управлении. Он не любил, что ему постоянно надо было брать с собой кипы не нужных ему документов и в самый не подходящий момент не находить необходимый среди сотни других. И потом тратить впустую время на спутниковые звонки в центр, для получения нужной информации по факсу или через маил. Тем более, в тюрьме, не всегда были необходимые ему люди и техника, в отличие от его конторы. Где ему постоянно помогало как минимум десять человек из различных подразделений.

 2635 год.

О том, что Землю называют «Вечным Городом» Дайл узнал от своего пилота. Герда редко разговаривала с искусственным интеллектом, составляющим ядро кибернетической сис-темы штурмовика. Даже мысленно. Дайл полагал, что человек недолюбливает его...

Три десятилетия Галактической войны унесли многие миллионы жизней и превратили Землю в технократическую пустыню, где на одного живого человека приходилось до сотни кибернетических систем. Командующий объединенными силами военно-космического флота Земного Альянса адмирал Табанов накануне решительной схватки со Свободными Колониями стоит перед выбором: победить в войне, опираясь на искусственный разум, и превратить остатки человечества в рабов машин или уравнять шансы с противником, отказавшись от использования боевых кибермеханизмов...

Смутно, как в тумане, я услышал чей-то голос. Мне показалось, это был голос моей жены.

Кто же это? Я сладко спал и видел во сне свои виноградники близ поместья Арно, свой дом, скрытый в тени высоких деревьев.

Мой мозг начал медленно пробуждаться… и вдруг я сорвался… я чуть не упал с дивана; с того самого, что стоял в столовой поместья Арно.

Передо мной стояли жена и мои друзья Розье, обставленные чемоданами, и от души смеялись. Полностью я проснулся лишь тогда, когда расслышал, как жена, смиренно пожимая плечами, сказала мне: